Семья нудистов

Через два года после внезапного одномоментного отъезда, по семейным обстоятельствам, я вернулся в свой город. Так как меня помнили на прежнем месте работы, то снова взяли на место мастера по ремонту.

Все происшедшее со мной два года назад в молодежном нудистском центре воспринималось как сон, как фантасмагория, происходившая не со мной, как нечто бредовое, изредка всплывающее в памяти. Да мне и некогда было предаваться воспоминаниям и фантазиям, я был весь погружен в хлопоты. Хотя и были случайные связи, но надолго я ни с кем не оставался.

Вскоре после устройства на работу мне поступил вызов по настройке телевизора в один многоэтажный дом довольно элитного для нашего города ТСЖ. Проехав через шлагбаум жилищного комплекса и припарковавшись на гостевой зоне, я направился к нужному подъезду. Не успел подойти к подъезду, как дверь распахнулась и оттуда вышли две симпатичные девушки-близняшки со светлыми волосами, смеясь и разговаривая между собой.

Они были как отражения друг друга, во всем повторяясь. Не только внешне, но и в цвете волос, и в причёске, и в одежде. И топики у них были одинаковые, и как мне показалось, сквозь них проглядывались молодые упругие груди с ореолами и с бугорками сосков. Проходя мимо они бросили на меня оценивающий взгляд, и одна из них толкнула локтем другую.

Уже подходя к ещё открытой двери подъезда, я услышал:

А можно вас на минутку?

Оглянувшись, и никого другого не увидев, я понял что обращаются ко мне.

Да — ответил я девушкам-близняшкам.

Одна стояла около ярко зелёной машины, другая разговаривала с кем-то по телефону, поглядывая на меня.

Вот никак не можем завести, не поможете?

Вздохнув и чертыхнувшись про себя про блондинок за рулем, я подошёл к ним и, открыв водительскую дверь, сел за руль. Повернул ключ зажигания, и мотор заурчал.

Ой, а что это у нас не получилось? Покажите ещё раз!- включила блондинку девушка и наклонилась ко мне, практически упираясь бюстом в лицо. Я ещё раз завел машину.

Ой спасибо за помощь, мы недавно купили машину, еще не разобрались!- тут подошла ее сестра.

Я ничего не сказал, вылез из машины. Девушки меня ещё раз поблагодарили и в благодарность открыли дверь подъезда своим ключом.

» Какие-то странные близняшки! Как будто тянули время и задерживали меня для чего-то.»- подумал я, входя в подъезд. Лишь потом я узнал, что в нашей «большей деревне» информация о моем приезде быстро дошла, до заинтересованных лиц и они выработали план «случайной» встречи.

В холле подъезда все было очень серьезно: сидел охранник перед монитором и был турникет, препятствующий дальнейший проход.

Вы к кому?- спросил охранник, заканчивая с кем-то разговор по телефону. Назвав номер квартиры и повод, я довольно таки долго ждал пока охранник найдет подтверждение заявки и разрешит пройти к лифту.

На мое счастье лифт уже двигался и вскоре двери открылись, выпустив стройную длинноногую девушку, в лёгком, почти прозрачном, светлом коротком платьице. Она быстро проверила свой почтовый ящик и снова вошла в лифт вместе со мной. Мне она показалась смутно знакомой. Мельком взглянув на меня и чуть задержав на мне взгляд, она нажала на кнопку этажа, ниже нужного мне и встала чуть вполоборота ко мне.

Ба, это же Вика! — вспомнил я.

Стала чуть выше, и стройнее, с тех пор как я ее помнил скромной нескладной девочкой-подростком и превратилась в полноценную девушку, уверенную и знающую себе цену. Ее светло-русые волосы спадали на плечи, бюст был примерно третьего размера, а платьице сзади обрисовывало контур задорно вздернутой попки.

«А ведь я ее лишил девственности тогда, два года назад, по ее просьбе!» — вспомнил я.

Нахлынувшие воспоминания об этом, о ее отзывчивом теле, о том как я имел Вику в разных позах, и обо всех происшедших тогда событиях нахлынули на меня с новой силой и я почувствовал как мой член в штанах встал и напрягся.

И в этот момент лифт дернулся, остановился и погас свет. Стало тихо.

Ну вот, опять! — послышался голос девушки, — второй раз за неделю!

Чтобы поддержать разговор и унять возбуждение от всплывших в памяти подробностей секса с Викой, я спросил:

И надолго это?

Где то минут 15 или полчаса ждать придётся.

Разговор прервался, повисла неловкая пауза.

«Узнала ли она меня?»- подумал я.

«И не считает ли меня виновным, что я ею тогда воспользовался?»

Пауза затянулась. В лифте было темно, лишь угадывались светлые силуэты, но никто из нас не стал доставать телефон. Так прошло несколько минут.

Моя фантазия разыгралась, я уже представлял, как касаюсь ее мягких волос, глажу шелковистую кожу, мну упругую грудь и прижимаюсь к мягкой попке. Как имею Вику в разных позах в ограниченном пространстве лифта.

И в этот момент ее рука касается сквозь штаны моего напряженного члена!

Я замер, затаив дыхание.

«Что это, случайность или нет?»

Нет, снова ее рука поползла по бугорку в штанах, вверх и вниз, поглаживая моего, и так напряженного от фантазий, дружка сквозь ткань!

Я решил продолжить «знакомство» и протянул руку в направлении ее бедер, погладил ближайшее, и пошел дальше к внутренней стороне, пока не уткнулся ладонью в промежность. Так как Вика была в платье, моей руке не составило труда задрать подол и погладить лобок.

К моему изумлению, под платьем трусиков не было и я, соскользнув с гладкой кожи женского холма, сразу нащупал половые губки девушки. Они были свежевыбритые, гладкие, как у девочки. Я стал гладить их по всей линии щелки. Девушка прерывисто задышала и подалась вперёд низом живота. Ее лобок под моей рукой начал колебаться в такт движениям, отзываясь на все мои поглаживания, поощряя продолжение.

Я протянул вторую руку к грудям и ухватился за одну из них. Холмик был приличный и даже через ткань чувствовалась его упругость. Вика убрала руку с моих штанов и что-то сделала со своим платьем и мне в руку вывалилась ее не стесненная никакими тканевыми преградами грудь. Я с ещё большим энтузиазмом стал сжимать и мять мягкую кожу ореолы, пропуская сосок между пальцев.

А между тем, рука девушки, вернувшись к моему бугорку, расстегнула ширинку и освободила мой член из плавок. Я почувствовал ее ладонь на стволе, двигавшуюся вверх-вниз.

Я издал стон, настолько это было фантастично по ситуации и феерично по ощущениям! Меня затопило чувство желания, мой член развернувшись на весь размер и даже больше, казалось, вырос на полметра, и я тогда попытался, раздвинув двумя пальцами складки половых губок, продвинуть средний палец туда, где угадывалась влажная дырочка.

Но Вика мягко отстранила мою руку и, судя по всему, в темноте плохо было видно, присела на корточки перед мной и стала расстёгивать мои штаны. Я ей помог поскорее освободить моего жеребца, и наконец мои штаны с плавками упали на пол.

Девушка, не теряя ни минуты, снова обхватила мой член руками, как бы проверяя его силу, а потом стала водить по нему ладошкой, постепенно открывая головку от шкурки крайней плоти.

Когда головка освободилась, Вика начала облизывать мой конец, начав с самого края и по всему телу головки, иногда сплевывая. Она очень нежно вылизывала, начиная с черточки уретры на конце, щёчек с уздечкой и кончая складки под основанием головки. Ее язычок порхал по всей головке, я получал от этого такой кайф, что стал постанывать.

И вот девушка взяла головку целиком в рот! Я почувствовал прилив ещё большего желания, буквально распирающего головку. А между тем Вика, не прерывая водить ладошкой, играла языком с моим членом во рту, делая сосательные движения и щекоча складку уздечки. И ещё она несколько раз подряд вставляла в плотно сжатый ротик, как в лоно любви, причмокивая и прижимая языком.

Вскоре Вика начала полноценно сосать мой член, показывая свое возросшее мастерство с последнего раза два года назад. Она водила сжатыми губками по стволу и заглатывая довольно глубоко, посасывала, отчего происходили хлюпающие звуки. Мой член скользил по смоченную слюной языку как по маслу, и как казалось мне, упирался в гланды или дальше в горло.

Все это продолжалось уже несколько минут, я испытывал невероятное наслаждение от столь энергичного массажа моего пениса ртом, тем более что у меня уже сравнительно давно не было секса. Я стал приближаться к пику, но к моему счастью, Вика прервалась, и я получил передышку.

Девушка резко поднялась и, судя по шуршанию ткани задрала или сняла платье, и я почувствовал как к моему члену пристраивалась киска Вики. Меня не надо было уговаривать, я обхватил девушку за ягодицы и стал вводить член во влагалище. Он сразу нашел заветную норку и шел как по маслу из-за выделений Викиной дырочки, показывая что девушка жаждет меня, но все равно приходилось раздвигать ткани пещерки, прямо как тогда, когда Вика была девственницей.

Вставив его во всю длину под вздох Вики, я прижал её спиной к боковой стене лифта, задрал вверх колени и почувствовал как в этом положении моя головка упёрлась во что-то, наверное в матку. Я начал иметь Вику, придерживая снизу за попку.

И да, она была полностью без одежды! Так что я ещё и щекотал и ласкал губами ее груди, когда мог до них дотянуться. Вика негромко постанывала, двигаясь бедрами в такт моим движениям, я получал удовольствие от нахождения моего дружка в тесной норке влагалища, движения лобка девушки дополнительно стимулировали его, и поэтому я был в ударе, как никогда.

Несмотря на не самую удобную стоячую позу, я самозабвенно имел Вику, не чувствуя неудобства или усталости. Девушка обхватила мою шею руками, ногами обхватила спину, а низом живота упёрлась мне в лобок. В этой позе она висела на мне и меня распирало неимоверное желание проткнуть ее насквозь членом и затопить спермой, чтобы пошла из ушей.

Лишь теперь я понял, что всегда мечтал снова вернуться именно к Вике! Ни одна девушка не могла сравниться с ней и ни одна не отдавалась мне с такой самоотдачей!

Девушка отзывалась на каждое мое движение, на каждый толчок внутрь ее и все сильнее обхватывала мою спину ногами. Ее ягодицы снизу касались моих яичек, шлепая их, что давало дополнительную стимуляцию. Она буквально сидела на моем члене, не давая простаивать ни одному сантиметру члена, периодически крепко сжимая влагалищем.

Мы целиком отдались страсти, и довольно много производили шума и я стал беспокоиться, не привлечем ли мы внимания жильцов. Впрочем, как я узнал позднее, зря беспокоился.

Не знаю сколько времени это продолжалось, время для нас остановилось, но я стал чувствовать приближение оргазма и головка налилась как никогда. Видимо и Вика это почувствовала и ещё плотнее прижалась ко мне, громко постанывая и ахая, и полностью раскрыла бедра, жадно ловя все мои движения телом.

Можешь спускать в меня, я принимаю таблетки — прошептала мне девушка и от этих слов я испытал ещё больший энтузиазм, с силой входя в нее и, казалось, мое копьё действительно протыкает ее насквозь.

Я уже не мог сдерживаться, воткнул член на всю длину и замер, извергая свое семя. В глазах, несмотря на темноту, будто взорвались всполохи фейерверка, все звуки для меня отключились, словно возник воздушный перепад в ушах. Я стоял и изливал, казалось, неимоверное количество спермы. А девушка закрутилась на моем пенисе, застонала и очень крепко обхватила меня ногами, содрогаясь в конвульсиях, а потом вытянулась на члене, как пришпиленная к стенке бабочка. Вот так вместе мы и кончили.

Я до последнего толчка судорог Вики, до последней капли спермы находился во влагалище девушки, стараясь продлить экстаз.

Где ты был так долго? Я так скучала по тебе ! — с истомой спросила девушка.

«Все таки она меня помнила» — подумал я и теплое чувство к ней затопило меня, заставляя ещё плотнее прижать Вику к стенке.

Пришлось на два года уехать. Но теперь я всегда буду рядом — ответил я, втайне надеясь на продолжение таких свиданий.

Некоторое время мы стояли так, тесно прижавшись, составляя единое целое и чувствуя заполненность в друг друге. Мы страстно целовали друг друга в губы, подбородок, лоб, шею. Когда прижимались губами, языки боролись за право проникнуть в рот другого. Мой член уменьшился и свободно плавал в озерце наших соков в Викином влагалище. Но как ни хорошо было нам, стоять прижавшись к другу другу, и целуясь, но все таки пришлось опустить Вику на ноги и выйти из нее.

Ой, как много потекло — запричитала девушка и судя по всему, начала искать в темноте свою сумочку. Я же стал одевать штаны.

А что, твоя девушка не доставляет тебе такое удовольствие, что ты так залил меня спермой? — лукаво спросила Вика в темноте.

У меня нет девушки — ответил я.

Что, бросила тебя та, ради которой ты сбежал два года назад?

Я вздохнул. Придется объясниться.

Мне пришлось все бросить и уехать в другой город из-за вызова тети, она была очень больна и я оформлял документы по наследству. Пришлось жить там, ухаживать, практически не отходить… А три месяца назад я проводил ее в последний путь — ответил я.

Вот только недавно вернулся.

Так ты уехал не из-за того, что в первый раз не все хорошо получилось… у нас! — застенчиво проговорила Вика.

Глупенькая, у нас с тобой всё было просто замечательно, даже для первого раза. Наоборот, я думал, что сделал тебе слишком больно — ответил я.

Нет, нет, нисколечко не больно было — сказала Вика и обхватив меня за шею, поцеловала меня в губы.

А сегодня тебе понравилось?- кокетливо спросила она.

А сегодня было просто космос, такой кайф! Ты многому научилась. Повезло твоему парню.

Нет у меня парня, я свободна. Ну, а если у тебя нет девушки, то я помогу тебе… избавиться от излишков спермы, вон сколько накопил за два года, до сих пор стекает — шутливо сказала Вика.

Перспектива продолжения знакомства с такой сексуальной девушкой, в какую превратилась Вика, так взбудоражила меня, что в штанах ожил мой дружок, где как раз лежала Викина рука.

Ну и он не против продолжить знакомство! — засмеялась Вика.

И тут дали свет.

Пока мы, морщась и зажмурив глаза, привыкали к освещению, кабина лифта несколько раз дернулась.

Я был практически одет, а вот Вика была голая, в углу кабины лежало скомканное платье, рядом сумочка. Вика быстро нажала кнопку этажа, лифт поехал. Девушка собрала одежду и, прижав к груди, встала у дверей лифта.

А я стоял сзади и любовался прекрасной формой ее попки. Сразу после талии была ямочка, упругие булочки ягодиц плавно переходили в под ягодичные валики, между которыми чуть виднелись призывно набухшие половые губки. Заметив мой взгляд, Вика откинулась чуть назад и начала тереться своей попой о мою ширинку, где снова вырос бугорок.

Зайдем ко мне, надо тебе брюки почистить, вон заляпали!- с хитринкой сказала девушка.

Тут дверь лифта открылась, первой выскочила голая Вика с охапкой одежды на руках и принялась искать ключ в сумочке. За ней тянулся след из капель моей спермы, стекавших по бедру девушки.

Вика довольно долго искала ключ в сумочке и открывала дверь, поэтому я хоть и любовался сзади ее попкой, но опасался, что нас застанут соседи.

Но как выяснилось позднее, мои опасения были напрасны. Вся эта ситуация с «вызовом», долгим подтверждением охранником и «случайной» встречей в лифте была тщательно подстроенной операцией. Да и соседи в этом ТСЖ селились по общим интересам.

Мы вошли в квартиру. В прихожей, повесив сумочку и рассортировав свою одежду по назначению, что в стирку, что в чистку, Вика обернулась ко мне:

Раздевайся. У нас тут здесь зона нудистов, мы ходим дома без одежды. А мне надо на минутку в ванную.

И скрылась в дверях ванной, где послышался звук льющейся воды. Делать было нечего, я разделся. Когда остались только плавки, задержался, прислушиваясь, есть ли кто в квартире. Тут выскочила Вика, ее кожа влажно блестела в районе промежности и лобка.

Это мы все постираем и очистим. Не беспокойся! — с этими словами девушка деловито стянула мою последнюю преграду, и мой член снова в боевой готовности уставился в ее лицо, как в первое наше знакомство, хотя от секса в лифте прошло максимум пятнадцать минут.

Она чмокнула головку, снова рассортировала одежду, на этот раз мою, и повела меня, рукой взяв за член, в одну из комнат.

Это была, судя по всему спальня, и там была довольно большая кровать, на которую мы и опустились.

Я наконец-то разглядел полностью Вику. Она была на самом пике девичьей красоты, когда без всякой косметики, которой на ней практически и не было, веяло свежестью и красотой молодости. Свежие с румянцем щёчки, курносый носик, голубые глаза, алые, жаждущие поцелуя, губки. Фигура была ладная, и без излишней худобы, и без полноты. Груди торчали привлекательными холмиками, и было за что подержаться, в отличии того, что было два года назад. Плоский живот, переходящий в безволосый лобок с «верблюжьей лапкой» аккуратных половых губок. Ноги соответствовали всем стандартам красоты, не говоря уж о попке, за которую я уцепился.

Мы прильнули к друг другу, наслаждаясь прикосновениями наших тел. Стали жадно покрывать друг друга поцелуями губы, лицо, шею, груди, попеременно опускаясь все ниже. Теперь мы наслаждались друг другом и визуально.

Я открывал для себя тело Вики заново, не торопясь разглядывая с разных ракурсов. Девушка лежала открытая для моего поедания глазами и от этого созерцания ей было, судя по всему, очень приятно. Она тоже во все глаза смотрела на меня, на то, что я опускаюсь все ниже и затрепетала всем телом, когда я стал покрывать поцелуями ее киску.

Вскоре мы снова слились губами. Не отрываясь от сладкого дыхания Вики, я стал одной рукой мять и тискать по очереди Викины груди, особое внимание уделяя соскам, теребя или щипая их. Другой рукой я ласкал ее чисто выбритую половую щель, сдвигая и раздвигая половые губы. От каждого прикосновения к клитору девушка вздрагивала и чуть слышно постанывала.

Вика же, прижавшись ко мне всем телом, также одной рукой гладила мои волосы на груди, а другой обхватила моего дружка и водила ладонью вверх-вниз по нему. Мой боец снова показал свою боеготовность, развернувшись во всю свою длину.

Наши рты слились, наслаждаясь губами друг друга. А языки боролись между собой внутри, проталкиваясь или не впуская!

Но вот я опустился к ее лону и стал разглядывать Викин бутон, раздвинув складки губ. Несмотря на недавнее подмывание, в створке раскрытых половых губ уже была капелька смазки. Я слизал ее языком и вдохнул запах вожделенной пещерки. Вкус и запах были изумительными, что-то мускусное и терпко-соленое!

Я начал водить языком вдоль всей киски, добираясь до клитора, и шевеля его. Выписывал круги, поддевал, посасывал, и, судя по выделенной смазке Вики, это ей очень нравилось, и она раздвигала шире бедра, раскрывая свой бутон.

Я наслаждался свежим вкусом желания девушки, ее вздрагивающим твердым бугорком, ее входом в норку, куда пытался проникнуть языком. Она лежала, прикрыв глаза и откинув голову. Ее светло-русые волосы раскинулись по подушке, а сквозь стиснутые зубы доносились стоны и вздохи. Чем дольше я ласкал ее киску, изредка доставая до грудей и нежно покусывая соски, отчего тональность стонов девушки менялась, тем сильнее Вику охватывала дрожь. И в один момент она судорожно задвигала бедрами, ее лобок несколько раз поднялся и опустился, ловя последние отклики оргазма. Я почувствовал, как мне на подбородок попало несколько брызг.

Быстро придя в себя, девушка теперь меня уложила на спину и прильнула ртом к моему молодцу. Вскоре взведя его в наивысшее боевое положение, Вика стала насаживаться на стоящий колом член.

Она со вздохом опустилась, замерла на мгновение, привыкая к ощущению, а я почувствовал как мой член снова очутился в комфортной влажной норке, и головка упиралась практически в матку. Вика начала подниматься и опускаться на моем члене, постепенно ускоряя темп. С моей стороны практически не требовалось усилий, но я все равно двигал тазом, подстраиваясь под темп девушки. Во всей этой скачке были лишь слышны чмокающие и хлюпающие звуки, стоны Вики и скрип кровати.

И тем неожиданное было для меня появление в комнате обнаженного седоватого мужчины в годах, что я остановился, не зная как на это отреагировать. Заметив это, Вика обернулась посмотреть и, не прерываясь скакать на мне сверху, сказала:

А, это ты, папа! Приветик!

Я узнал в мужчине Викиного отца, которого видел два года назад. На вид он практически не изменился. Все также волосатый по всему телу, даже на сморщенной коже мошонки, и хоть и с небольшим животом, но жилистый. Он производил впечатление самца-производителя, хоть и в возрасте, но ещё могущем дать огня многим молодым. И, вопреки моему опасению, вел себя спокойно, как будто каждый день видел свою трахающуюся дочь с незнакомым парнем.

Познакомься, папа. Это тот парень, о котором я говорила. Совершенно случайно встретились в лифте — не прерываясь скакать на моем члене, чуть с одышкой сказала Вика.

То ли от вида сношения своей дочери с парнем, то ли от вида соблазнительной попки своей дочери, когда она наклонялась ко мне, чтобы поцеловать в губы и дать поласкать себя за грудь, но я заметил как у мужчины начал вставать член.

А я думаю, что за тишина, вроде пришла домой, а ее нигде не видно. Оказывается, встретила старую любовь — шутливо сказал викин отец.

Ну пап, не надо — протянула Вика, изгибаясь спиной и наклоняясь ко мне.

Лучше помоги мне кончить!

У мужчины уже стоял не хилый член, по размерам сравнимый с моим. И не успел я глазом моргнуть, как он придвинулся сзади к Вике и начал водить своим членом у нее между ягодиц. И потом, после недолгого сопротивления, ему, видимо, удалось пройти сквозь сфинктер анального отверстия Вики, и я ощутил своим пенисом сквозь стенки влагалища продвижение другого члена.

Мы синхронно толкали пенисы внутрь девушки, ощущая сквозь тонкую преграду брюшины свои движения. Вика громко стонала, не сдерживая себя, всеми силами подмахивая двум членам. Ее влагалище временами судорожно содрогалось, сжимая мой ствол, тем не менее девушка не снижала темп. От этой немыслимой ситуации совместного секса Вики с её отцом, от непрерывных стонов девушки, от массажа сквозь стенки влагалища моего члена другим членом, было ощущение что снова головка моего дружка выросла до неимоверных размеров и скоро лопнет. Я усилил движения и, казалось, доставал до самых сокровенных глубин Вики, отчего она в эти моменты тянула сквозь стиснутые зубы воздух, сдерживая крик. И как я не старался оттянуть мгновение оргазма, я продержался всего пять минут и начал извергать свою сперму чуть ли в саму матку Вики.

Она это почувствовала и по ее телу прошла дрожь оргазма, ее стоны сменились чуть ли не криком, и тут я сам почувствовал вибрации от другого члена, находящегося в Викиной прямой кишке. Мы все почти одновременно кончили.

Вика ещё несколько раз выгнулась, ловя последние мгновения оргазма, остановилась, положила голову на мою грудь и, тяжело дыша, выдохнула:

Мои самые любимые мужчины!

Она так и застыла в этом положении, прикрыв глаза, давая нам с ее отцом насладиться ее дырочками и выдавить последние капли семени. Ее дыхание стало более спокойным, вдруг она открыла глаза, обернулась к отцу и лукаво сказала:

Ну ты, папа даешь. А говорил, старый, негодный!

Чего только не сделаешь ради любимой дочки, когда она просит! — ответил Викин отец, осторожно вынимая свой член из Викиной анальной дырочки.

Вот ты, папа, хитрец, сколько времени меня мучил без секса! — обиженно надула губки Вика, вставая с меня. Потом ойкнула, и зажав ладонями попку и влагалище с сочившейся белесой влагой, побежала в ванную.

Я в смущении лежал, не зная куда себя деть. Тут Викин папа присел на краешек кровати рядом со мной:

Как Вика повеселела от встречи с тобой! Ты не подумай ничего плохого, она у меня хорошая, добрая, отзывчивая. Она видела, как я тосковал после гибели её матери и её сестры в аварии на автомобиле, и всеми способами старалась меня утешить. Без неё и её двоюродной сестры, а также помощи тещи, я не знаю как бы пережил все это.

В этот момент в комнату вошла Вика и сказала:

Белье после стирки сушится, брюки почистила, надо немного подождать, чтоб высохли. Пока ждём, чаю попьем.

Сказав это, девушка ушла, оглядываясь на меня и призывно покачивая попкой.

Вон какая стала озорная, а то два года грустная была, никак не удавалось мне ее утешить.

Тут Викин отец, по имени, как выяснилось, Виктор, наклонился ко мне и вполголоса сказал:

У женщин первый мужчина, который лишил ее девственности, всегда на особом месте, никогда его не забывает!

Мы с Виктором сходили по очереди в ванную, а потом прошли на кухню. Там вовсю хлопотала у плиты Вика, на столе стояли остывающий чай и разные кулинарные вкусности.

Вот какая у меня дочка хозяйка, всегда порядок и всё вовремя, хоть сейчас замуж — шутливо сказал Викин отец.

Ну пап, хватит уже! — протянула Вика.

Она по-прежнему что-то делала на столешнице и на плите, стоя к нам спиной. Девушка была в переднике, не скрывавшем ее желанную попку, притягивающую мой взор.

Мы с Виктором пили чай, у него был какой-то интересный привкус, разговаривали, шутили, все как обычно у людей бывает, за исключением того, что мы все были голые, разве что Вика в переднике, и перед нами постоянно мелькала ее соблазнительно упругая попка.

Тут Викин папа схватил своей огромной пятерней одну из ягодиц стоящей к нам спиной дочери и опять в шутку сказал:

Вот смотри, какой товар, высший сорт.

Стал мять ягодицу, показывая коричневое колечко ануса и набухшие половые губы внизу. Вика в свою очередь чуть изогнулась и оттопырила попку, чтобы нам было лучше видно и стала покачивать бедрами.

Ну вот, и шутки начала понимать, а я думал, что моя дочка потеряла чувство юмора… Вместе с девственностью два года назад!- засмеялся Виктор.

Папа!- с укоризной сказала Вика и, чтобы переменить тему, спросила у меня, к кому я шёл на заявку.

60 квартира! — ответил я.

Вика с отцом переглянулись.

Так это бабушки с Ксюшей квартира — ответила Вика.

Я провожу тебя, вот только закончу готовить.

Меня уговорили выпить ещё кружку чая, говоря что это придаст мне сил, что, кстати, мне вскоре и понадобились…

Потом мы с Викой оделись, мои вещи ещё не высохли, и мне пришлось одеть трусы Викиного отца, самого меньшего размера. Вика одела другое такое же короткое платьице и снова не надела трусики.

Мы с ней поднялись на этаж выше и позвонили в квартиру. Нам открыла дверь девушка с темно-русыми волосами, ее черты лица были схожи на Вику.

Привет Вик!

Привет Ксюш!-обменялись приветствиями девушки.

Вы вызывали мастера? Вот привела к вам мастера, ты помнишь его!- указала на меня Вика.

Разглядывая вторую девушку, в домашнем халате с такой же ладненькой фигурке и чуть-чуть уступающую в росте Вике, я начал смутно припоминать, где я ее видел….

Не та ли это зеленоглазая девушка в девичьей спальне, что два года назад засунула мой член в свою попку, чтобы сравнить ощущения с членом какого-то Саши? Точно, она!

И где ты нашла свое потерянное сокровище?- спросила со смешком Ксюша.

Неважно. Где потеряла, там и нашла. В лифте! — засмеялась Вика.

Ксюша оценивающе взглянула на Вику:

Ты как-то изменилась, вся светишься. Ну проходите, не стойте у порога.

Мы прошли.

Это бабушка вызывала, у нас сбились настройки ресивера. В той комнате, проходите!- с этими словами Ксюша скинула халатик, который она, видимо, надела, чтобы открыть дверь и предстала во всей своей обнаженной красе.

Юное тело девушки, с приличными грудями, не уступающими Викиным, и интимной стрижкой на лобке в виде прямоугольной полоски вдоль щелки, было очень привлекательным. Несущая такую же печать свежести и молодости, как и Вика, Ксюша соответствовала всем стандартам красоты. У нее было миловидное личико с зелёными глазами и таким же курносым носиком, как у Вики. Вслед за ней скинула платьице и Вика.

Девушки уставились на меня, переглянулись и сказав со смехом одновременно «поможем», принялись раздевать меня. Быстро сняв мою одежду, девушки со счётом «раз, два, три, а ну-ка покажи!» стянули с меня трусы Викиного отца.

Надо ли говорить, что у меня от этой встречи снова стоял?

Смеясь и переговариваясь между собой, девушки трогали член и яички, наигранно отталкивая друг друга за лучшее место перед моим молодцом.

Я старшая, старшим надо уступать.

Ой, ой, старшая… Всего на полгода. А младших нельзя обижать!

Тут до меня дошло, что они двоюродные сестры, поэтому и такие похожие.

Они шутливо боролись за право погладить мой член и яички, а потом за право засунуть его в рот, и наконец победила дружба! Одна обхватила ствол, другая гладила яички в мошонке, перекатывая их, и вдвоем лизали язычками мой кончик, касаясь всех моих нежных мест, вылизывая по всей багровой шляпке. Вскоре они перешли к заглатыванию, сначала попробовав головку целиком во рту, а потом нанизываясь ртом как можно дальше.

Сестрички по очереди сосали мой пенис, причем одна сосала, а другая брала мое немаленькое яичко в мошонке в рот. От этого, от созерцания сцены стоящих на коленях девушек, сосущих мне, у меня снова стало распространяться какое-то движение внизу живота.

Сосали они умело, что одна, что другая, и я просто наслаждался зрелищем сосущих сестричек, от удовольствия закатывающих глаза, и с моей стороны практически не требовалось усилий.

Головка, покрытая слюной, попеременно исчезала во рту то одной, то другой девушек. Языки обеих ласково скользили по головке и щекотали уздечку, а потом нежно шли по стволу. А назад они вели сжатыми колечком губами по стволу пениса, буквально нагоняя кровь в головку. В своем заглатывании сестры доходили до основания ствола, отчего я чувствовал, что головка проскальзывала мимо гланд, что ещё больше меня подстегивало.

И вот я почувствовал, что от всей этой пикантной ситуации, от массажа яичек, от стоящих на коленях двух юных девушек, сосущих мой член, от интенсивных ласк, меня захлестнула горячая волна внизу живота и пошел какой-то комок к головке. У меня от этого даже потемнело в глазах!

В последний момент, чтобы никому не было обидно, я вынул член из рта Ксюши и направил на лица девушек-сестричек. Вскоре стал дёргаться пенис, выплескивая подошедшую жидкость, и от него полетели струи спермы, которые на лету пытались ловить ртом Вика с Ксюшей. Большей частью им это удалось, а малая часть осталась на их лицах и выглядело это очень забавно.

Сестрички поглядели друг на друга, засмеялись и начали слизывать с лица друг друга остатки спермы. Дождавшись последних капель, Вика с Ксюшей вылизали начисто головку, несмотря на то, что она уменьшилась. Поднявшись с колен, они крепко ко мне прижались крепкими упругими грудями, одновременно покрывая мои губы поцелуями, но вскоре прервались от шума на кухне.

Вся это горячая встреча проходила в прихожей, и когда засвистел чайник на кухне, Вика с Ксюшей показали где надо настроить и умчались к плите.

Я прошел в комнату, где висел телевизор. Потребовалось некоторое время, чтобы настроить и сохранить новые настройки и тут мой взгляд упал на одну общую фотографию в рамке.

Там стояла группа обнаженных женщин с детьми и с одним мужчиной. Мужчиной был Викин папа Виктор. Женщины с детьми, в которых угадывались Вика с Ксюшей, мне не были знакомы, хотя у них были общие черты. И в центре композиции стояла Оксана Юрьевна, директор молодежного досугового нудистского центра, держа в руках большую открытку с поздравлениями с юбилеем!

Тут в комнату вошли девушки пригласить меня на кухню и заметив мой взгляд на фотографии, и, слегка погрустнев, сказали:

А это наши мамы и папа на юбилее у бабушки.

Причем про папу сказали одновременно и в единственном числе! У меня голова пошла кругом. Мало того, что Оксана Юрьевна их бабушка, так и отец у них тоже общий?

Так значит у вас у обоих отец Виктор?- решил уточнить я.

Да. У нас мамы сестры, они были очень дружны, и у них было принято всем делиться — ответили почти одновременно Вика и Ксюша и засмеялись:

И мы такие же в мам. Мы всегда жили одной семьёй, и папа нас обеих любит, и живём в квартирах по очереди то у бабушки, то у папы, где удобно или надо, как сегодня.

И у нас все общее — лукаво добавила Ксюша.

Сейчас чай попьем и покажем тебе наши семейные фотографии.

Мы прошли на кухню и стали вместе пить чай с уже знакомым привкусом, как я понял, для восполнения сил. Плотно закусив, мы вскоре втроём разлеглись в обнимку на кровати. Вика и Ксюша принесли фотоальбомы и легли по обе стороны от меня.

Фотоальбом открывался фотосессией обнаженных молодоженов. Причем по бокам Виктора стояли две похожие друг на друга голые девушки, и обе в фате невесты. Он их обеих обнимал. Потом были фотографии в различных комбинациях молодых брачующихся, их близких родственников, и непосредственно самой свадьбы. После пошли фото секса с невестой в разных позах, причём менялись и позы и невесты, а потом и сразу с двумя невестами.

Было множество фотографий этого обнаженного трио, только время менялось, где-то на природе, на пляже и в других местах отдыха. Ну и секса вдвоем и втроём, тоже в разных местах, типа на каком то острове, в палатке, в гостиничном номере и так далее. Видимо кто-то очень любил фотографироваться, ставя на авто затвор фотокамеру, чтобы запечатлеть моменты секса не только вдвоем, но и втроем.

На одной из фотографий пары занимающейся сексом стояла выделенная дата.

А это мое зачатие! — со смешком сказала Вика.

Это моя мама снимала, она была профессиональным фотографом — пояснила Ксюша.

Потом были фотографии обнаженной Викиной мамы с растущим животиком.

По месяцам фотографировали — пояснила Ксюша.

Были и фотографии секса с беременной женой Виктора, где помимо их самих участвовала и Ксюшина мама.

А это мое зачатие — указала, смеясь, на одну из фотографий Ксюша, где Виктор совокуплял сзади одну из сестер, в то время как та уткнулась лицом в промежность своей сестры.

Стали попадаться и фотографии Ксюшиной мамы с растущим животиком.

Кульминацией цикла про беременность стали фотографии секса Виктора с беременной мамой Вики непосредственно перед родами, с довольно большим животом, в собачьей позе. А потом фотографии самих родов, где-то в больнице, когда во время схваток уже была видна головка младенца.

Следующий фотоальбом начинался с фотографии секса рядом с младенцами. Сначала была фотография, где Виктор с женой занимались сексом в попу, заодно качая коляску. Потом были фото, где жена Виктора одновременно кормила грудью младенца и принимала его член в свое лоно или брала в рот.

Судя по фотографиям, Виктор не забывал и беременную сестру жены, покрывая и ее. Потом снова пошли фото секса с беременной перед родами и сами роды.

Говорят, секс перед родами полезен, он даёт безболезненное раскрытие матки и сами роды проходят без проблем. Мамы говорили, что они очень легко родили нас — сказала Ксюша.

Следующие фотографии были посвящены сексу Виктора то с женой, то с сестрой жены, то с обеими сразу. Запомнились забавные фото, где Викин папа имеет жену сзади, и тут же рядом голый несмышленыш стоит на коленях и старательно поднимает свою попку, повторяя мать. В другой фотографии смеющийся ребенок сидит на спине сестры жены, как на лошадке, пока ее сзади имеют в анус.

От этих ли фотографий, или от действия чая, но мой дружок начал подавать признаки жизни, что не укрылось от внимания сестер и они начали попеременно гладить член и мошонку.

Потом пошли общие фотографии с детсада, где все, включая и воспитательниц, были голые. Были и общие фотографии детей с родителями, с названиями разных праздников. Были и фото семейного отдыха на пляжах нудистов.

Часто повторялась фотография, только годы менялись, где Виктор сидел на стуле, на коленках сидели дочки, рядом стояла обнаженная жена и сестра жены. Когда обоим детям было около десяти лет, фотографии резко изменились.

Наших мам не стало, они погибли в ДТП, когда ехали домой — печально сказала Ксюша.

Теперь фотографии были из трёх членов семьи, каждая из девочек также сидела на одной из коленок отца. Но девочки были на фото серьезные и у Виктора уже не было улыбки.

Попадались фотографии из детского нудистского центра, общие, с Оксаной Юрьевной, и с различных мероприятий. Несмотря на всеобщее веселье, Вика и Ксюша выделялись какой-то неуловимой грустью. Их фотографии с каждым годом приближались к нынешнему оригиналу, было видно как они из маленьких девочек превращались в подростков, а затем в девушек, как росли их груди, как оформлялось соблазнительное лоно внизу живота, как наливались попки.

У меня член уже давно стоял как штык и наконец девушки обратили на это внимание.

Ты погляди, как у него встал на девочек. Он девочек любит, детей! У, извращенец! — с притворным возмущением Вика легонько щёлкнула пальцем по члену.

А я ещё девочка, честное слово! — также притворно сказала Ксюша.

Поддаваясь этой игре, я заявил:

Вот сейчас мы это и проверим!

И попытался завалить Ксюшу.

Ты что, нельзя девочек обижать! — наигранно испуганно запищала по-детски девушка, не особенно рьяно отбиваясь от меня и, как бы защищая свою киску, развернулась ко мне спиной.

Мне этого и надо было! Я приподнял её ногу, прижался к теплой попке и стал направлять своего бойца в ее киску. Сначала у меня это не получилось, я проехал головкой вдоль всей щёлки и упёрся в клитор, вызвав вздох Ксюши. Мне помогла Вика, направив член туда, куда нужно. А сама занялась Ксюшиной грудью, не забывая и себя ласкать. Я почувствовал, что моя не маленькая головка члена постепенно проникает сквозь тесный вход в дырочку любви. А благодаря выступившей смазке мне даже не пришлось делать толчки, я просто давил.

Вопреки моему опасению, Ксюша не была девственница, и мне не пришлось лишать девственности девушку, как Вике. Но тем не менее, продвижение внутрь влагалища, несмотря на обилие женской смазки, было с затруднением. Хотя иногда я останавливался, давая время привыкнуть к моему члену. При этом Ксюша сама мне помогала, двигаясь со мной в едином темпе, чтобы максимально расслабить мышцы влагалища.

Вставив на всю свою длину, и немного отдохнув, я стал совершать возвратно-поступательные движения внутрь девушки, начав с медленного и постепенного проникновения. Мой член раздвигал стенки пещерки, работая как копье, я получал от этого очень сильный нажим на кончик, что ещё больше вызывало у меня желание.

Ксюша прижималась спиной и попкой, ловя импульсы толчков всем своим телом, постанывая на высокой ноте, когда я особенно глубоко проникал в нее. Мой член буквально был одет на тесный чехол, и, возможно, я в этом положении доставал пресловутую точку G, так как Ксюша как-то особенно терлась о мою головку своей дырочкой любви.

Я хорошо видел лицо Ксюши. Она то со вздохом прикрывала ресницами свои зелёные глаза, то открывала, вглядываясь в мое лицо, словно стараясь запечатлеть в памяти этот момент. Рот ее был чуть приоткрыт, выдавая звуки стонов наслаждения. А её грудями занималась Вика, лаская языком соски или теребя пальцами. После особенно сильного моего толчка Ксюша вскрикнула и руками обхватила мою шею, а я стал целовать её в шею, максимально прижав к себе и в то же время работая тазом

Я всё убыстрял темп, стараясь как можно глубже вставить член с размаха. Ксюша уже практически стонала на одной ноте, держа рукой приподнятую ногу и прижималась ягодицами к моему животу. Мы составляли с ней одно целое, двигаясь в унисон. А Вика лежала рядом с нами, помогая то мне, перебирая яички в мошонке, то своей сестре, лаская клитор или сосок, и активно мастурбировала у себя в киске, глядя на нас.

Было очень тесно, практически как при анальном сексе, но существенное отличие в том, что хотя влагалище Ксюши было как плотно одетый чулок на мой член, при этом оно содрогалось и сжимало по всей длине моего немаленького пениса. Поэтому, несмотря на все недавние семяизвержения, я вскоре снова почувствовал разбухание головки и вставание члена в боевую стойку.

Скорее всего чай помог мне быть таким неутомимым и неистощимым на семя.

Хотя я уже чувствовал приближение выброса семени, в первую очередь я старался доставить удовольствие Ксюше, и со всей силы буравил её дырочку. Девушка рядом со мной вертелась как могла, принимая мой член, и активно двигая булочками ягодиц. Она лежала вполоборота ко мне и её руки ласкали то мои плечи, то свою грудь, пощипывая соски, которые и так были твёрдыми.

Это мне придавало все больше сил для ускорения темпа проникновения и от этого Ксюша ещё больше вертелась подо мной.

Прошло ещё несколько мгновений и мой член забился в конвульсиях и стал выпускать сперму. Ксюша задрожала мышцами своей попки, прижатой к моему животу, бёдра её несколько раз вздрогнули, и я почувствовал ещё большее сжатие члена. Девушка опустила ногу, испустив сладостный протяжный вздох наслаждения, а я последними толчками излил семя. Рядом, глядя на нас, Вика одновременно мяла и грудь и киску, а потом вытянулась во весь рост и судя по ее стону, тоже довела себя до оргазма.

Выпустив всю сперму до последней капли в Ксюшу, я так и остался лежать, прижавшись к ее попке, чувствуя как становится свободно моему члену в норке Ксюши.

Говорила же я тебе, он просто замечательный, я так классно кончала от него — сказала Вика Ксюше, и та утвердительно кивнула головой, не в силах ничего сказать.

Так мы лежали некоторое время, Ксюша в изнеможении перевернулась на спину и было видно, как из её дырочки вытекает моя сперма. Вика, наоборот, доставив сама себе удовольствие, всё равно не хотела остановиться на достигнутом и играла с моим вялым членом, предварительно вылизав головку. А я просто лежал, кайфуя от осознания того факта, что поимел сегодня двух сестричек.

Полежав некоторое время, мы снова подкрепились на кухне, только сначала побывали в ванной. Когда я зашёл и стал регулировать воду нужной температуры, ко мне присоединилась Вика. И как когда-то, снова помыла мне член, головку, мошонку, не забыв и о моем анусе, вставив несколько раз туда намыленный пальчик. Я не стал отстраняться, видя какое доставляет ей удовольствие ухаживать за моими членом и попкой.

Потом сидя на кухне, мы оживленно болтали о разном, смешливые сестры обсуждали знакомых и их семейную жизнь, вспоминали прошлогодний отдых на острове на реке, о том как в детстве были на нудистских пляжах Черногории, Греции и так далее. Я рассказывал, в каких городах побывал, что делал. Нас немного разморило и мы снова перешли в спальню.

Мы опять улеглись на кровать, поглаживая друг друга. По телевизору в этот момент показывали лесбийское порно. Перехватив мой взгляд, Вика и Ксюша засмеялись и сказали, что покажут лучше, чем эти бездарные актрисы.

Они расположились перед мной и стали очень нежно касаться друг друга, то грудями, то лобками, а потом и вовсе слились в поцелуе. Их руки не знали и секунды покоя, теребя соски то свои, то сестрины. А то и проскальзывая к киске. Наслаждаясь в полной мере телами друг друга, они легли в позу шестьдесят девять, как мне показалось, для них привычную, где Вика была снизу, а Ксюша сверху.

Мне было хорошо видно, как они ласкали друг друга в промежности, постепенно добираясь до самой чувствительной точки, до клитора. Они одновременно ласкали языком и в то же время издавали стоны, в какие-то моменты вздрагивая бедрами. Скоро лица обоих сестер были вымазаны в влагалищном соке друг друга.

От этой сцены вживую, от того что мне была видна повёрнутая ко мне попка Ксюши, где снизу виднелась голова Вики, активно работающей языком, но я почувствовал как стал оживать мой боец, хотя и не в полную силу, а внизу, в яичках, возник какой то болезненный зуд.

Тем временем сестры доводили друг друга до кондиции оргазма. Иногда помогая языку пальцами, они добивались друг от друга все более интенсивных стонов. Они сжимали колени и дергались коленями и бёдрами, максимально выгибаясь низом живота навстречу ласкам, и вскоре достигли желаемого.

Сначала кончила Ксюша, без сил рухнув своей промежностью на лицо Вики, а своим лицом уткнувшись в раздвинутые половые губки сестры. Её нос попал куда-то в район ануса, что вызвало бурный всплеск эмоций Вики и она, промычав что-то под прижатой киской Ксюши, сдвинула колени, зажав той голову.

Через минуту они уже лежали рядом и обнимались.

Вот это да, такой сильный оргазм, когда рядом наблюдают!- сказала Ксюша.

И особенно если это не безразличный наблюдатель!- с намеком сказала Вика, взглянув на мой приободрившийся пенис.

Сестрички, отдохнув, сбегали по очереди в ванную. По телевизору в это время началось какое-то японское шоу, где японец искал свою жену или дочь за ширмой, по выставленным сквозь прорезь задницам.

Взглянув на телевизор, девушки вспомнили, что показали не весь фотоальбом, снова легли по бокам от меня и стали рассказывать, как они жили после трагедии, показывая фотографии, не забывая гладить мой член и яички.

Папа был очень грустный, ходил как потерянный. Потом начал выпивать. Всех сторонился, даже в наш центр не заходил — рассказывала Вика.

Нас только туда подвозил и увозил. И постоянно бормотал, что все случившееся это кара за извращения.

Раньше, в детстве, при мамах, мы любили играть с папиным членом, то сидя на коленках у него, то лёжа в кровати. Смотрели, как он становится большим, как головка то открывается, то закрывается. А теперь, как мы не старались, у папы не вставал!- добавила Ксюша.

Бабушка сказала, у папы пропало либидо. Он часто приходил домой пьяным, и засыпал где придется — продолжила рассказ Вика.

И тогда бабушка разработала план, как вернуть ему вкус к жизни!

Как-то раз папа пришел снова пьяным и прямо в одежде завалился спать. Мы с Ксюшей дождались, когда он крепко заснёт, и раздели его. Потом привязали за руки и за ноги к кровати. Взяли приготовленный бабушкой крем и втирали его в папин член, головку и мошонку всю ночь, без перерыва, сменяясь по очереди. Все это время он не просыпался, да и член его был вялым. Но под утро папин член начал оживать и вскоре был во всей красе, как раньше.

Во сне папа что-то бормотал, типа мои любимые, как я соскучился и так далее — дополнила Ксюша.

Да, как потом папа признался, во сне к нему приходили наши мамы и просили не казнить себя, и жить, чтобы вырастить нас! — согласилась Вика.

Но утром, когда папа проснулся, и увидел себя привязанным, очень рассердился и начал сильно ругаться. Но мы не обращали внимания и, как бабушка посоветовала, продолжали массажировать папин член, втирая крем. Несмотря на просьбы, угрозы и ругательства мы не отвязывали папу, а когда ему захотелось помочиться, мы помогли ему, подсунув тазик. У папы член стоял как каменный, во всей своей красе, такой огромный, что мы даже не могли протолкнуть его в свои попки, хотя пытались.

Поэтому мы позвали бабушку и она сама занялась папой. Она села на его член и начала прыгать на нём, приговаривая, что он ни в чем не виноват, а потом дала знак освободить его руки. Они с папой слились в одно целое, занимаясь сексом. А потом испытали одновременный обоюдный оргазм!

Девушки замолчали в глазах их блеск воспоминаний.

Как потом сказала бабушка, такой мощной струи спермы она никогда не ощущала, буквально фонтан! — снова добавила Ксюша.

Тут мы подбежали с Ксюшей, плача и рыдая — продолжила рассказ Вика.

Мы умоляли папу больше не пить, простить нас, обещали заменить мам, чтобы ему снимать напряжение, делать массаж каждое утро, даже приносить утку помочиться!- тут сестры захихикали, но снова посерьезнели.

— Папа после этого «массажа» наконец отошёл, хоть и был иногда грустный, и бросил пить. И с либидо у него наладилось, тут уж мы в меру своих возможностей постарались, делая ему массаж каждое утро! — сказала Вика.

Но папа взял с нас обещание больше не привязывать его и не заставлять его лишать нас девственности- продолжила Ксюша.

Но про наши попки и ротики он ничего не сказал — засмеялись сестрички.

И показали следующие фотографии, где Виктор был запечатлен в кровати, а дочери высунутыми язычками лизали его стоящий член. Или он вставлял в попку одной из дочерей, теребя промежность другой. Следующая фотография меня впечатлила больше всего: Вика и Ксюша стояли рядком на коленках попками вверх, раздвинув булочки руками, а их папа имел их по очереди в задницу.

У меня на эту картину встал мой член. От рассказа, от фотографий, а скорее всего от чая, мой боец снова распрямился во весь рост, краснея головкой.

С криком «вспомним детство, вспомним детство» Вика с Ксюшей достав смазку, смазали свои верхние дырочки и расположись рядком на коленках. Они задрали вверх свои великолепные попы, раздвинув ягодицы руками, показав колечки анусов и слегка покачивали попками.

У кого самая красивая попа? Ну-ка, выбирай! — предложили мне сестрички.

У Вики попка была как персик, ягодицы были более пухленькими, чем два года назад, да и бедра более округлились. У Ксюши более вытянутые, и пока худощавее, по сравнению с сестринским. Но моему члену вид обеих попок очень понравился, он сделал на них стойку как гончая.

Не спеша сразу приникнуть в гостеприимно распахнутые попки, я стал водить членом по щелке сверху вниз между двух половинок задниц каждой сестры. Они максимально отстранялись назад, ловя движения головки и словно пытаясь насадиться.

Затем я начал по очереди вставлять своего дружка в дырочки любви девушек, но не полностью, а вводя только головку члена, совершая толкательные движения, с одновременным массажем сосков груди. А одной рукой гладил киски, забираясь за складочку больших половых губ. Вика и Ксюша стали постанывать, неровно дышать, у них начала активно выделяться влагалищная смазка. Так я их дразнил некоторое время, распаляя желание.

Наконец я стал вгонять свой член полностью. Совершив несколько движений внутрь, я переходил к следующей сестре. Ягодицы девушек возбуждающе касались моего лобка во время этих действий, а чмокающие звуки служили эротическим аккомпанементом постаныванием сестер. Во время простоя, пока я наслаждался с одной из сестер, другая теребила и поглаживая себе клитор, соприкасаясь с моей рукой. Это продолжалась ещё довольно долгое время, я хоть и был силен своим бойцом, но чувствовал что мне для оргазма надо некоторое время и для этого надо постараться.

Но вот Вика, а затем и Ксюша выгнулись спинами и содрогнулись в оргазме, причем именно тогда, когда я у них в каждой был во влагалище. Так что когда я ощутил, как мой член сжали мышцы Викиной дырочки любви, пережил её оргазм, мягко вводя внутрь-наружу, а затем перекинул моего дружка в Ксюшину дырочку которое тоже почти сразу же тоже содрогнулось. Ксюша издала протяжный стон на выдохе:

Я уже со счета сбилась, сколько за сегодня. И мы с тобой, сестричка, вместе кончили, от его члена!

И девушки стали целоваться друг с другом, по прежнему стоя раком.

Так как я ещё не достиг удовлетворения, да и мой боец был на взводе, я стал примериваться к анусам девушек. Но сначала я их поставил в собачью позу, в два этажа, одну над другой. Сверху была Ксюша.

Благодаря смазке, я с нескольких попыток все же протолкнул головку сквозь сфинктер Вики и несколько раз потолкал внутрь членом. Ощущения были неописуемые! Я снова попал в вожделенную дырочку моей Вики! Девушка стояла в самой доступной и покорной позе, раздвигая ягодицы руками и я видел как моя головка погружается все дальше и дальше. Вика полузакрыв глаза, полностью отдалась ощущениям в своем анусе, и слегка разочарованно вздохнула, когда я вышел.

Я перешёл на Ксюшу, и также с некоторым усилием вставил ей в анус своего дружка. Она практически лежала на спине сестры, предоставив мне отличный обзор своего сморщенного колечка. Тут также было горячо и тесно, кольцо сфинктера сжимало моего дружка прямо под основанием головки, отчего я чувствовал небольшую резь. Но тем не менее я продолжил вход и стал раздвигать ткани прямой кишки, отчего у Ксюши выдавливались стоны. Но и тут я пробыл недолго.

С каждым заходом на сестричек мой член все лучше и лучше осваивался в их попках, да и они сами подавались назад, подмахивая ягодицами и выгибая спину. На этот раз моему организму приходилось изыскивать все последние резервы спермы и поэтому я довольно долго не ощущал «подкат» к головке. Но, впрочем, меня это устраивало, ведь я имел по полной программе сестер!

Мы все увеличивали темп, я вгонял свой член уже на всю длину. Обе сестры подо мной дрожали без перерыва и вскрикивали от каждого толчка моего члена, в её ли попке, или сестры, ведь импульсы передавались и той и другой. Дырочки анусов не закрывались и поэтому я уже свободно имел их в быстром темпе.

И снова первой кончила старшая сестра. Сначала Вика с особенно сильным вскрикиванием задрожала всей попкой и, убрав руку от промежности, выгнулась спиной, и несколько раз сильно сжала сфинктер. Меня это очень сильно завело и я почувствовал долгожданный комок, приближающийся к головке.

Совершив несколько толчков, я застыл в стойке, начав изливать сперму. Увидев это Ксюша тоже попросила кончить в нее. Совершив семяизвержение в Вику, я с последними толчками остатки спермы слил и в Ксюшину попу. Но ей и этого хватило, так как она уже была на пике своего оргазма и ощутив биение моего члена, догнала Вику и она кончила.

Спустя минуту мы все повалились практически без сил, меня колени совсем не держали! Сестры прижались по бокам от меня, их уже мягкие соски уткнулись в в мою волосатую грудь. Они счастливо улыбались и хихикали, вспоминая яркие моменты своего удовлетворения плоти.

Такого яркого оргазма у меня ещё не было, и меня так заводила твоя мохнатая киска на моих булочках! — сказала Вика Ксюше.

Я сама была в полной отключке, ничего не видела и слышала, как сквозь пелену!- продолжила Ксюша.

Вика с ней молча согласилась, откинувшись на подушку.

А я отдыхал, ощущая зуд в яичках после сегодняшнего секс-марафона. День, судя по освещенности, клонился к вечеру. Я тут «настраивал» уже часов шесть. Хорошо, что у меня сегодня не было больше заявок и рабочий день закончился.

И похоже я задремал, так как вскоре меня начали тормошить Вика с Ксюшей.

А ты знаешь что скоро у нашего центра юбилей основания? Будет и праздник, и конкурсы, и дискотека с карнавалом, и многое другое, мы там будем помогать бабушке. И ты приходи, ты теперь не чужой человек всем нам! — они лукаво улыбнулись.

Посмотришь, как изменилось там после ремонта. Да и бабушка тебя зовёт.

Я был вынужден дать согласие, мы обменялись номерами телефонов для согласования времени и я стал одеваться. Вика принесла мне мои высохшие трусы, и вскоре я стоял уже одетый у двери.

Девушки бросились меня обнимать, говоря какой я замечательный, и как они скучать будут без меня. Обнимая одну девушку обнаженную, а другую в лёгком платьице, почти ничего не скрывавшем, прижимаясь к крепким грудям, я поймал себя на мысли, что не хочу с ними расставаться, и мне, возможно, понравится жить такой дружной семьей…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии