Новогоднее приключение

Поздравляю всех с наступающим Новым годом и желаю всего самого лучшего! Надеюсь, мой рассказ подарит вам хотя бы несколько волнительных минут!

В этом году, учитывая опыт прошедших лет, к праздничным приготовлениям супруги Григорьевы – Марина и Владимир — приступили заранее. Тем более, что в этот раз к приятной суете подключили Галину Романовну – овдовевшую пару лет назад тещу.

— Слушай, давай ее пригласим? Ну чего она одна будет праздновать, в самом деле? – спросила Марина мужа, когда они планировали распорядок праздничных дней. В этом году решили праздновать дома, в семейном кругу, поскольку немногочисленные друзья либо решили поступить так же, либо уезжали из города на Новый год.

— Да я не против, пусть празднует с нами, — легко согласился Владимир. С тещей он, вопреки бесконечным анекдотам, отношения имел теплые, чему поспособствовало то, что Галина Романовна не проявляла чрезмерного рвения врываться в семейные дела супругов. Так что провести праздник втроем согласился не из уважения к чувствам жены, которая не хотела оставлять мать в одиночестве под бой курантов, а потому, что действительно был не против этому обстоятельству.

Был, правда, всего один недостаток в этой ситуации, о котором парень благоразумно умолчал: теща может помешать молодой паре заняться страстным сексом – первым в новом году. Однако не прогонять же из-за этого тещу из квартиры, правда? Тем более, что всегда оставался шанс, что перебравшая шампанского женщина тихо ляжет спать вскоре после наступления полуночи.

— Отлично! Я тогда ее предупрежу, — Марина обняла мужа, — Ты у меня самый лучший!

Девушка поцеловала супруга, и как-то само собой так получилось, что его руки оказались на ее упругой попке. Владимир понял, что под домашним платьем не было трусиков, и этот факт его очень сильно возбудил. Марина не успела понять, как же вышло, что она уже стоит раком, а муж языком подготавливает ее узенькую дырочку.

— Вова! – с небольшим возбуждением воскликнула девушка, — Ты что это придумал?!

Парень отстранился от сладкой, гладенькой писечки и ответил с задором:

— Сейчас покажу! – и вставил во влагалище пару пальцев.

Марина шумно выдохнула и прогнулась, сильнее насаживаясь писей на пальцы супруга.

— Бесстыдник, — прошептала прикрывшая от наслаждения глаза девушка и стала двигать бедрами. Владимир же тем временем свободной рукой приспустил домашние треники, выпустив торчащий член наружу, и выпрямился.

Вытащив из лона супруги пальцы, полностью покрытые прозрачной смазкой, парень приставил раскрасневшуюся головку между половых губ Марины. Провел ее вверх-вниз, чтобы собрать залупой обильно выделяющуюся смазку, и резко вставил член на всю длину.

— Ай! – тут же выкрикнула девушка, и ее лицо исказилось от боли. Член у Владимира был практически двадцать сантиметров в длину и пять в толщину, так что, хоть ее влагалище и успело привыкнуть за три года супружества к этому мастодонту, всякий раз, когда он входил в Марину, та испытывала болезненные ощущения.

Впрочем, их с лихвой компенсировало удовольствие от заполняющей ее лоно твердой и горячей плоти. Вот уже больше года, как Владимир перестал трахать ее, загоняя свою дубину только наполовину, и теперь девушка могла ощутить мощь проникновения на максимум.

Парню же нравилось резко вставлять из-за того ощущения, как нежная плоть супруги не успевает поддаться под резким твердого хуя, и появляется чувство, будто он снова рвет жене целку. Несмотря на то, что внешне Владимир производил впечатление человека тихого и добропорядочного, а в супружеской жизни служил Марине любящим и заботливым мужем, что касается постельной темы, то парень любил жесткий секс.

Вот и сейчас, грубо схватив девушку одной рукой за волосы, Володя начал жестко вгонять член в миниатюрную Марину, отчего та стала то кричать, то повизгивать одновременно от боли и удовольствия. Не отказывал себе парень и в удовольствии использовать во время секса грязные слова:

— Что, шлюха, нравится, когда тебя ебут здоровенным членом? – прорычал Владимир, наматывая волосы Марины на кулак.

В ответ та только дернулась и закричала от боли, так что пришлось парню повторить свой вопрос, только теперь подкрепить его крепким ударом ладони по ягодице.

— ДА! Ай, блядь, больно! ДА! – кричала девушка, и, запустив руку себе под платье, стала больно выкручивать себе сосок. А ведь еще пару лет назад, до того, как Владимиру начал приедаться банальный секс, она бы тут же послала бы мужа куда подальше, предложи он ей подобное.

Но парень не стал брать девушку нахрапом, предпочтя постепенно увеличивать градус накала, и это принесло свои плоды. Следующей частью его программы был анальный секс, помехой которому пока что был большой размер его члена.

Марина была не против того, чтобы муж познал ее со всех сторон, и согласилась разработать попку. Правда, дело шло не скоро, и пока что они остановились на том, что Владимир засовывал супруге в попку, хоть и без особых усилий, но только два пальца.

Вот и сейчас парень вставил жене пару пальцев в рот, чтобы та их хорошенько приготовила к проникновению. Сейчас девушке не хотелось подставлять попку, но она знала, что в этой ситуации с мужем спорить бесполезно, а потому стала активно облизывать пальцы. Марина знала, что если она пожадничает слюны, то Володя начнут засовывать пальцы насухую, а этого ей хотелось меньше всего.

За те секунды, что прошли между тем, как Владимир вынул пальцы изо рта девушки и засунул их в ее попочку, Марина успела только попросить:

— Пожалуйста, давай в другой раз.

— Заткнись, грязная шлюха, — зло ответил парень, и его пальцы резко вошли в прямую кишку.

Марина заорала от боли и попыталась отстраниться, но Владимир тут же притянул ее к себе за волосы, и тут уже девушка закричала от боли в вырываемом скальпе. Из глаз бедняжки брызнули слезы, но в разрываемом членом и пальцами лоне согревающее тепло стало растекаться с новой силой.

Иногда девушка думала, что в глубине дыши действительно является той самой грязной шлюхой, которую воображает себе ее муж во время секса. По-другому она не могла объяснить, почему ее так заводят оскорбления и грубая, животная сила, с которой ей причиняют боль.

Владимир понял, что жена готова в скором времени кончить, и ускорился, наращивая амплитуду движений.

— Кончай, проститутка! Кончай, блядь подзаборная! – зарычал парень, когда извивающаяся под ним Марина завизжала на тон выше.

Девушку накрыла волна оргазма, и она, закатив глаза, как бесноватая, заголосила на высокой ноте, и через три секунды замолкла, так как тело ей уже не принадлежало. Но Владимир и не думал останавливаться – он был готов еще ебать и ебать супругу, так что ему было плевать на то, что каждая новая фрикция вызывала ядерный взрыв в стройном теле его молоденькой жены.

Прежде чем парень разрядил яйца, его жена кончила еще дважды: второй оргазм последовал практически сразу за первым, а третий еще через пять минут. Но это не значит, что на этом все закончилось. Просто на этом Марину окончательно покинули силы, и она обмякла, так что пришлось парню бросить ее, как тряпичную куклу на диван и дотрахивать уже там.

Кончил Владимир внутрь, наполняя Марину своей спермой в несколько толчков – его спермы всегда было так много, что он без труда мог наполнить ею стопку наполовину за один заход.

Навалившись на девушку, парень полминуты лежал, восстанавливая дыхание, после чего прошептал жене ласково на ушко.

— Люблю тебя, дорогая.

— И я тебя люблю, дорогой, — обессиленно отозвалась Марина.

— Давай быстренько сходим в душ и примемся за список покупок.

***

Поначалу Галина Романовна сопротивлялась. Ей, конечно, не хотелось встречать праздник в одиночестве (в прошлый Новый год, когда она впервые в жизни встречала его одна, настроение у женщины было, мягко говоря, далеко не праздничное), но она не хотела портить его дочке и зятю. Мать Марины думала, что они из жалости к ней отказываются от празднования с веселой компанией друзей.

— Мариночка, ну что я буду сидеть у вас над душой? Вы молодые, вам веселиться надо.

— Мам, ну что ты такое говоришь? Тебе всего сорок пять лет, ты еще молодая! И потом, праздновать будем втроем, в тесном семейном кругу.

В общем итоге, немного посопротивлявшись, женщина все-таки согласилась, взяв с дочери обещание, что если она, Галина Романовна, каким-то образом может помешать празднику, то Марина должна ей сразу об этом сказать.

Под встречу Нового года мать и дочь решили прикупить красивые праздничные платья, под выбор которых был потрачен практически весь выходной день, во время которого девушка и женщина объездили десяток магазинов.

За неделю до празднования уже все было готово: все необходимые покупки совершены, праздничное меню составлено, квартира украшена по новогоднему, а в комнате поставили и нарядили пусть маленькую, но все же настоящую елочку.

Владимир и Марина, обнявшись, смотрели телевизор, когда смартфон девушки начал звонить. Нахмурив брови, жена Володи посмотрела на экран и сказала:

— Это с работы. Странно.

Ответив на вызов, Марина вышла из комнаты, чтобы звук работающего телевизора не мешал разговору. Парень обеспокоено посмотрел на дверь, за которую вышла супруга: Марина работала медсестрой в больнице и иногда ее вызывали на дополнительные дежурства, но обычно это происходило на несколько часов раньше.

Нехорошие подозрения Володи оказались не напрасны, когда Мариночка вернулась мрачнее тучи.

— Что случилось? – с тревогой спросил парень.

— Звонила старшая медсестра. Катька заболела, так что дежурить в новогоднюю ночь придется мне, — убитым голосом ответила Марина.

— А отказаться нельзя?

— Нет.

— А если с кем-нибудь поменяться?

— Ты серьезно думаешь, что кто-то захочет работать в новогоднюю ночь?

— Да уж…

***

— Да как же так, Мариночка!? – огорчилась Галина Романовна, когда дочь позвонила и сообщила ей неприятную новость. – Мы же и платья новые купили…

— Мам, ничего страшного.

— Что же ты, в одиночестве будешь Новый год встречать? Может, мы с Володей к тебе приедем?

— Мама, не говори ерунды! Я с медсестрами из других отделений отпраздную. А вы с Вовой дома отмечайте, нечего ночью по городу шататься. Тем более, что таксисты такие цены задерут, что закачаешься!

— Может, тогда Володя к друзьям поедет? Что он со мной делать-то будет?

— Как что? Праздновать! Мам, не переживай, все будет хорошо! Выпьете шампанское, посмотрите «голубой огонек». Тем более, сама сказала, что платье купили? Что оно без дела пылиться будет? Или ты в нем в супермаркет ходить собралась? К тому же вспомни, с каким трудом удалось записаться в парикмахерскую.

Чувствуя себя не в своей тарелке от того, что праздновать придется в компании одного только зятя, Галина Романовна все же согласилась. Больше даже из-за Володи, чтобы он не скучал в одиночестве, поскольку женщина на своем опыте знала, каково это.

— Хорошо, дочка.

***

Проводив Марину на работу, Володя и Галина Романовна начали накрывать на стол. Был уже вечер, но, чтобы не усугублять тоску девушки по поводу смены в новогоднюю ночь, ставить праздничный стол решили после ее ухода. К тому же, учитывая, что их будет всего двое, особого труда это не составило.

Теща выглядела сногсшибательно: красное вечернее платье, роскошная прическа и макияж мигом омолодили и без того нестарую женщину лет на десять. Встречать Новый год рядом с такой эффектной дамой в джинсах было верхом неприличия, так что Владимир достал из шкафа свадебный костюм и приоделся.

Поначалу оба – и парень, и женщина – чувствовали легкую неловкость, но только потому, что вот так сходу найти тему для разговора не смогли. Тогда Володя предложил выпить немного алкоголя. Бутылочку шампанского решено было приберечь до полуночи, вино – слишком долго ждать результата, так что выбор остановился на элитном коньяке, который подарили Владимиру на День Рождения на работе.

Выпив в короткий промежуток по паре бокалов, тесть и теща быстро сбросили оковы неловкости, быстро перейдя к обсуждению транслируемой по телевизору передачи. Потом заиграла музыка, которая как раз позволила перекрыть вновь образовывающуюся паузу, и Владимир пригласил Галину Романовну на танец.

Женщина согласилась, и пара стала медленно покачиваться в такт легкой мелодии. Положив руки на плечи зятя, мать Марины, сама того не заметив, прижалась плечом к плечу Владимира. Ох, как же ей не хватало этого самого чувства присутствия рядом с собой сильного мужчины!

Женщина жадно вдохнула идущий от зятя аромат туалетной воды и пены для бритья – такой знакомый и желанный запах. На душе у нее сразу потеплело, и теща плотнее прижалась к Володе.

Парень же, вдруг ощутивший, как жаркое тело Галины Романовны припало к нему, ошарашенно почувствовал, что на плотное прикосновение полной груди и небольшого животика к его телу член отреагировал оживленным шевелением. Засмущавшись, Владимир попытался легонько отстраниться от тещи, но этим только усугубил ситуацию, так как потревоженная Галина Романовна тут же вынырнула из мира грез и почувствовала, как в ее живот что-то упирается.

Оба испытали жуткую неловкость, как будто застуканные за чем-то непотребным малые детишки. Резко отступив на шаг от зятя, мать Марины густо покраснела и стыдливо отвела взгляд, делая вид, что ее жутко заинтересовало происходящее на экране. Владимир же немного ссутулился и попытался быстро и незаметно одернуть брюки, но скрыть член таких размеров, какой был у него, было просто невозможно.

Смущенно кашлянув, парень тут же решил отвлечь внимание тещи от произошедшего, но за секунду не придумал ничего лучше, чем предложить:

— Давайте еще выпьем.

Чувствующая себя неловко женщина тут же согласилась, хоть пить и не хотела. Зато это позволило ей занять место за столом напротив зятя – то есть максимально далеко в сложившейся ситуации. А там уже можно будет спрятать лицо, делая вид, что увлеченно кушает салатик.

Разливая коньяк, Владимир с удивлением обнаружил, что его руки немного подрагивают от волнения.

— С наступающим, — парень протянул бокал, старательно избегавшей смотреть на него теще, и та машинально подняла на него взгляд. Всего на секунду, но этого вполне хватило Владимиру, чтобы прочесть в них явную неловкость, а еще невыносимую тоску по мужской компании и – легкую тень возбуждения.

— С наступающим, — поздравила в ответ Галина Романовна и залпом осушила бокал, хотя предыдущие, как и положено, цедила небольшими глотками.

Оба сделали вид, что голодны и стали занимать рты оливье, теперь полностью потерявшие нить разговора.

Несмотря на то, что Владимир чувствовал себя не в своей тарелке из-за внезапной эрекции, он вдруг понял, что не может переключить мысли с Галины Романовны на что-то другое. Как бы парень не старался отвлечься, он раз за разом возвращался к одной и той же непристойной мысли. Грудь у Марины была такого же третьего размера, как и у матери, и сейчас Володю почему-то очень сильно мучал вопрос: такие же у тещи соски, как и у дочки – большие, с коричневыми ореолами? Прямо, как он любит.

Естественно, что от таких мыслей, его эрекция не только не пропала, а наоборот усиливалась.

У Галины Романовны в это время в голове тоже бурлили мысли, за которые она себя, как любящая мать, не могла не поругать. Естественно, как женщина, которая о твердом члене только мечтала несколько последних лет, мама Марины просто не могла быть потрясена тем, что почувствовала.

Если она не ошиблась, то в штанах ее зятя пряталось настоящее сокровище, так что Галина Романовна не могла не порадоваться за дочку. Но вслед за этой, в принципе, невинной мыслью, женщина вдруг задумалась: «Каково быть оттраханной членом такого размера?»

У ее покойного мужа член был скромнее, но ей вполне его хватало, пока у супруга не начались проблемы по мужской части. Это уже потом Галина Романовна невольно открыла для себя мир фалоимитаторов, и вскорости так углубилась в мир секс игрушек, что спокойно могла бы принять такой член, как у зятя.

Но то все были безжизненные игрушки, а вот ощутить внутри себя горячий, пульсирующий член молодого человека – это ведь совершенно другие переживания!

Вот так бедная Галина Романовна дошла до того, что невольно стала возбуждаться. Женщина с нарастающей яростью на саму себя за то, что испытывает похоть по отношению к своему зятю – мужу собственно дочери -, а стало быть, предает Марину, одновременно чувствовала, как внизу живота все становится твердым и горячим.

«Мне нужно успокоиться», — подумала Галина Романовна: «Нужно срочно освежиться!»

Ей понравилась эта идея, и мать Марины встала из-за стола.

— Я на минутку, — скороговоркой проговорила женщина, не глядя на Владимира, будто боялась, что, встретившись с ним глазами, разом потеряет остатки воли. Она быстро прошмыгнула в ванную комнату, желая как можно скорее ополоснуть лицо холодной водой.

Теща так торопилась, что обдала Володю волной воздуха, и он только сейчас заметил одно волнующее обстоятельство: видимо, Марина дала матери попользоваться ее парфюмом, так как сейчас женщина пахла точь-в-точь, как ее дочь. И как назло, супруга предложила Галине Романовне те самые духи, которые так сильно нравились парню, что их аромат буквально пьянил Владимира.

Еще сам не понимая зачем, парень встал из-за стола и последовал вслед за вышедшей женщиной.

Склонившись над умывальником, Галина Романовна набирала воду из-под холодного крана в ладони, сложенные лодочкой, и аккуратно промачивала лицо. Периодически женщина забывала, что современная косметика очень хорошо себя чувствует при контакте с водой, не то, что во времена ее молодости.

— Галя, успокойся, — сказала она сама себе тихим шепотом, — Он муж твоей дочери, помни об этом.

Разогнувшись, чтобы оценить в зеркале масштаб нанесенного макияжу ущерба и оперативно его исправить, Галина Романовна увидела в отражении стоящего за ее спиной зятя. От неожиданности женщина испугалась и, коротко ойкнув, подпрыгнула на месте. Повернувшись к Владимиру, она от неловкости коротко хохотнула и, прижав ладонь к груди, сказала:

— Володя, ты меня напугал. Что ты тут делаешь?

Вопрос женщина задала «для галочки», так как за то короткое время, которое видела зятя в отражении, прекрасно разглядела, с какой жадностью парень пожирал глазами ее выставленную попку. Она и сама невольно опустила взгляд на брюки Владимира и увидела на них выпирающий бугор. Галина Романовна тут же подняла глаза, но уже было поздно – от увиденного ее внутренности резко скрутило спазмом, так что разом перестало хватать воздуха.

Владимир, до этого тихо наблюдавший за женщиной, действительно любовался широкими, аппетитными бедрами, обтянутыми тканью платья. Его очень взбудоражил тот факт, что от натяжения из-под праздничного наряда проступил контур трусиков.

Парня никогда не интересовал этот вопрос, так что он и не задумывался, какие трусики носит его теща. В этот новогодний вечер – в честь праздника, не иначе – женщина надела нечто кружевное и прикрывающее ягодицы только наполовину.

Член парня предпринял очередной рывок, чтобы порвать ткань брюк – до того Владимиру захотелось посмотреть, какие трусики сейчас на Галине Романовне. И его уже было не остановить.

— Хотел убедиться, что с вами все в порядке, — ответил Володя и улыбнулся. И тут же стал медленно приближаться к застывшей возле умывальника женщине.

— Что ты делаешь? – испуганно прошептала теща Владимира, глядя в его похотливые глаза, но парень ничего не ответил.

Когда между ними оставался всего лишь шаг, Володя вдруг рывком сократил это расстояние и прильнул к Галине Романовне. Одной рукой он приобнял ее за плечи, а другу запустил под талию – и одновременно с этим крепким поцелуем закрыл женщине рот.

Мать Марины широко раскрыла глаза, возмущенная дерзкой выходкой, но тут рука зятя скользнула с талии ниже и крепко сжала ее ягодицу. Последний бастион пал – Галина Романовна закрыла глаза и, пав в пучину страсти, ответила на поцелуй.

От сомнений и стыда не осталось и следа, поэтому, когда Владимир подхватил подол ее платья и рванул вверх, женщина не остановила его, а даже наоборот, помогла избавиться от одежды.

Теща Владимира действительно в этот день решила побаловать себя и надела сексуальное белье, даже не предполагая, что кому-то его продемонстрирует. Комплект черного кружевного белья без дела хранился уже несколько лет, так ни разу и не опробованный в деле, но женщине удалось отлично сохранить фигуру, так что в лифчик и трусики она влезла без труда.

Парень отступил от женщины и нагло стал рассматривать ее тело: поджатые лифчиком сиськи, небольшое животик, выпирающий над резинкой трусиков и торчащие из-под белья лобковые волосики. Тяжело дышащая женщина никак не противилась этому бесцеремонному разглядыванию и с надеждой ждала некоего вердикта.

Десяти секунд вполне хватило, чтобы Владимир утолил любопытство. После этого он зарылся лицом в груди Галины Романовны и стал осыпать их поцелуями. Женщина обняла зятя, сильнее прижимая его к себе и жарко зашептала:

— Да, Володенька, да…

Парень стал опускаться ниже, лаская губами животик, и одновременно взялся за резинку трусиков тещи. Та одновременно задыхалась и хохотала от ласк, чувствуя, как ее влагалище стало пускать соки.

Вскоре Владимир оказался стоящим на коленях перед матерью своей жены, спустив ей трусики до колен. На уровне его лица оказалась заросшая манда, так давно не знавшая мужских ласк, и ее терпкий запах манил парня к этой мохнатке.

Женщина, пристально глядя на изучающего ее промежность молодого человека, опустила правую ладонь на пухленький лобок. Двумя пальцами она раздвинула половые губы и чуть натянула кверху ладонью прикрывавшую клитор плоть. Среди густых зарослей показалась розовая ложбина, увенчанная маленьким, пока еще практически незаметным клитором.

Галине Романовне не понадобилось ничего говорить – Владимир без слов принял приглашение и тут же припал к влагалищу, как к ключевому источнику. Женщина только сладострастно ахнула и запрокинула голову, закрыв глаза от блаженства, когда опытный язык стал ее ласкать между ног.

Ныне покойный супруг Галины Романовны при жизни практически не радовал ее орально, даже когда его постигла эректильная дисфункция, называя это развратом. А настаивать женщина, хоть и обожала этот вид стимуляции, стеснялась, чтобы не показаться мужу извращенкой.

И теперь, поддавшись сиюминутному порыву страсти, теща Владимира пребывала на седьмом небе от получаемого удовольствия. Ее зять не только любил ублажать женские письки языком, но и делал это очень профессионально.

— Володенька! – Галина Романовна хотела сказать супругу дочки, как же ей хорошо, но дыхания хватало только на то, чтобы тихонько повторять его имя. Опершись одной рукой об умывальник, вторую женщина положила зятю на голову и принялась гладить короткие волосы, иногда пытаясь безуспешно ухватить их пятерней.

Владимир жадно глотал выделения тещи, восторгаясь тем, какими обильными и терпкими они были. Его язык уверенно и умело обследовал каждый закоулок промежности матери его жены, парень поочередно и сразу обе обсосал малые половые губы и расцеловал большие. Он нарочно уделял мало внимания, лишь иногда дразнил его легкими касания кончиком языка, чтобы сильнее разжечь в теще страсть, но при этом оттягивая момент оргазма.

Но в итоге не удержался сам Владимир. Галина Романовна была бы не прочь испытывать эти волшебные, пьянящие чувства хоть бесконечно, а вот парень уже хотел перейти к следующей стадии. Имей он сейчас дело со своей женой, он бы без проблем прервал оральные ласки, но поступать так с тещей было рискованно – любая остановка могла привести к тому, что разум возобладает над похотливой плотью, и женщина даст заднюю.

Поэтому, доведя тещу до края эмоционального выброса, Владимир припал губами к распухшему клитору и начал его посасывать, одновременно лаская языком.

— Ох, блядь!!! – закричала Галина Романовна, от которой Володя ни разу до этого не слышал ни одного бранного слова, и перешла на гортанный звук. Женщина начала кончать, как не кончала уже очень долгое время – если в ее жизни, конечно, было что-то похожее.

«Кончай, сучка, кончай», — с задором думал парень, крепко удерживая брыкающуюся тещу, за бедра. «Теперь ты моя с головы до пят!» — с этой мыслью Володя окончательно спустил с Галины Романовны трусики.

Не давая женщине опомниться, Владимир резко вскочил на ноги, долю секунды полюбовался на искаженное лицо матери жены и грубо схватил ее за волосы. Несильно потянул, сгибая тещу пополам, и потащил за собой в комнату, следя за тем, чтобы женщина не билась об углы.

Плохо соображающая Галина Романовна, в чьей голове разрывались фейерверки, послушно перебирала ногами, совершенно не понимая, что происходит, и только изредка, когда Владимир тянул за волосы особенно сильно, вскрикивала от боли.

Парень привел практически голую – из одежды на ней оставался один лишь бюстгальтер – женщину в спальню и толкнул в сторону кровати, на которую она и упала, вниз лицом. Владимир остался стоять в паре шагов от нее, выжидающе уперев руки в бока, и с довольной улыбкой, блестящей от вагинальных выделений, смотрел на Галину Романовну.

Та медленно, будто оттягивая до последнего тот момент, когда придется посмотреть на зятя, повернулась на кровати, чуть подобралась и, полусидя-полулежа, подняла глаза на Владимира. Конечно же, сперва в ее поле зрения попал выпирающий из-под брюк член, а уже потом она посмотрела в глаза зятя.

Тот был одновременно и возбужден от вида обнаженной женщины и того, что между ними происходило, и спокоен за то, что сейчас теща не даст задний ход. И парень только в лишний раз убедился, что прав, когда Галина Романовна хищно зыркнула зятю в глаза и перевела жадный взгляд на его промежность. А затем, не говоря не слова – лишь тяжело дыша — завела руки за спину и расстегнула крючки, удерживающие лифчик.

Женщина повела плечами, и бюстгальтер скользнул вниз, открывая немного обвисшие, но все еще аппетитные, молочные сиськи третьего размера. Владимир не ошибся: сосками его любимая жена Марина полностью пошла в мать.

Небрежным движением отбросив лифчик в сторону, Галина Романовна согнула ноги в коленях и развела их в сторону, приглашая зятя к себе. Издеваясь над женщиной, Владимир, взирая на нее с похотливой улыбкой, принялся неспешно расстегивать пуговицы на рубашке, двигаясь сверху вниз.

Когда обнажились рельефные мышцы его груди, теща не вытерпела и стала ласкать свою письку пальцами. После недавнего оргазма прикосновения были особенно чувствительными и яркими.

Наконец, брюки упали на пол, а вслед за ними Владимир избавился от трусов. Здоровенный, торчащий член уставился на Галину Романовну огромной залупой, от которой тянулась тонкая ниточка выступившей смазки.

Когда зять навис над ней, женщина на какое-то мгновение почувствовала себя маленькой девочкой, впервые вкушающей прелести секса. А когда член Владимира вдруг проник в ее лоно, нещадно раздвигая стенки влагалища, чувство это только усилилось.

— О-оо… — громко протянула Галина Романовка, чувствуя, как прибор зятя заполняет ее и в прямом, и переносном смыслах внутреннюю пустоту. Ее ноги сами собой скрестились на пояснице парня, а пальцы нещадно впились в его плечи. – Как глубоко!

Владимир сначала решил пожалеть тещу и, пусть вставил член до упора, двигаться стал медленно, давая женщине привыкнуть к большому размеру. Однако, он быстро понял, что пизда тещи без проблем выдерживает его напор и тут же ускорился, поймав свой любимый ритм. Парню нравилось смотреть, как сиськи матери его жены, будто сбесившиеся, скачут вверх-вниз, из стороны в сторону.

Галина Романовна от дикой ебли тут же громко закричала, и стала бить руками по сторонам, хватаясь за покрывало и подушки, сминая и стягивая их. Будто дикий зверь с ревом ворвался в ее влагалище и терзал ее чувствительные струны, как беззащитную жертву. Внутри у женщины все распухло и сжалось, прямо как у юной девочки, и теща Владимира поняла, что сейчас снова кончит.

Пока тело Галины Романовны билось в конвульсиях от оргазма, парень и не собирался останавливаться, продолжая яростную долбежку. Женщина пыталась оттолкнуть его, колотила кулачками в грудь и по плечам, но Владимир был непреклонен в своей необузданной страсти оттрахать тещу до потери пульса.

После второго третий оргазм нахлынул практически тут же, чуть не выбив последний дух из груди матери Марины. Ей даже не хватило воздуха на полноценный крик, который оборвался на полпути. На долю секунды Галине Романовне даже показалась, что она сейчас умрет – сердце просто не выдержит такого накала страсти. Но эта мысль ее не испугала – если она сейчас и покинет этот мир, то только будучи на самой вершине блаженства!

Владимир пощадил тещу и, совершив еще пару фрикций, встал с обессиленно обмякшей женщины. Но парень все еще был твердого намерения кончить, поэтому он схватил Галину Романовну за руку и повернул ее тело на сто восемьдесят градусов.

— Настало время проверить, как хорошо ты умеешь сосать, — часто дыша, сказал Володя и заправил залупу женщине за щеку.

Однако теща была в полуобморочном состоянии, так что прыти в сосании члена проявить не могла. Парень коротко ругнулся и взял инициативу в свои руки – начал ебать мать супруги в рот.

Галине Романовне очень повезло, что Владимир и так был на волосок от оргазма, поскольку его здоровый хуище больно бил ей в глотку, стремясь пробиться в горло. И пусть, пока что это ему не удавалось, когда зять начал обильно кончать, он сильно схватил женщину за волосы и попытался максимально глубоко натянуть ее губы на свой член.

И пусть большой ствол залез не на всю длину, этого оказалось более, чем достаточно, что бы вызвать рвотный рефлекс, который, впрочем, Галина Романовна сумела поглотить. А следом ей в глотку стала сливаться густая, горячая сперма мужа ее дочери, и женщина, не имея другого пути (да и в случае наличия альтернативы, все равно поступила бы так же) стала судорожно глотать.

Спуская сперму теще в глотку, Владимир утробно рычал, как дикарь, а после, почувствовав, что последние капли вытекли из головки, грубо оттолкнул тещу от себя на кровать и сам рухнул рядом, головой к ее ногам.

Несколько минут Владимир и Галина Романовна пролежали в тишине, нарушаемой лишь тихими отзвуками работающего в соседней комнате телевизора, да их постепенно успокаивающимся дыханием.

Первым поднялся и сел парень. Он без всякого стеснения взглянул на обнаженную теще, и та, густо покраснев, скрестила и поджала ноги, прикрывая промежность, а руками спрятав сиськи. В ее глазах, полных отчаяния от осознания произошедшего, стояли слезы за ту вину, которую она испытывала перед собственной дочерью.

— Что же я наделала, Володя? – с мольбой спросила Галина Романовна.

Владимир подался к ней, положил свою ладонь на прикрывающие грудь руки женщины, и, приблизив свое лицо вплотную к ее лицу, уверенно ответил:

— Ничего такого, за что следовало бы раскаиваться.

И тут он стал жарко целовать ее губы, которые с радостью и облегчением приняли мужскую ласку и стали целовать парня в ответ.

После долгого поцелуя Владимир привстал и сказал, глядя в глаза теще:

— Пойдемте, выпьем. Все-таки нужно проводить старый год. Да и поговорить не мешает.

Он встал и вышел из комнаты, даже не взглянув на свою одежду, валяющуюся на полу.

Галина Романовна хоть и чувствовала себя виноватой, но боялась признаться сама себе, что действительно не испытывает никакого раскаяния за содеянное. Впервые за очень долгое время ей было хорошо – и душой, и телом -, и женщина считала, что достойна этого мимолетного, развратного приключения, подарившего ей столько восхитительных ощущений.

Решив, что пускай жалеть она будет потом, а сейчас стоит как следует порадоваться, женщина встала с кровати, чувствуя, что внутри все теплое и невесомое. Она хотела прикрыться, но, увидев только бюстгальтер, сразу вспомнила, что платье так и осталось валяться в ванной комнате.

Секунду поколебавшись, Галина Романовна махнула на одежду рукой и отправилась за праздничный стол совершенно голой.

В конце концов, Владимир прав: нужно проводить старый год, а одежда пускай подождет.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии