То ли фазер, то ли гренд

Жена была в шоке, когда услышала от дочери планы на ближайшую жизнь, вернее планы на учёбу. Кира хотела уйти из школы после девятого класса и поступить в строительный колледж, а попросту технарь.

Отучившихся в этом колледже три года, то есть закончивших его, принимали учиться в строительный институт сразу на третий курс, а закончивших с хорошими оценками, принимали автоматом, без всяких дополнительных экзаменов, которые назывались собеседованиями, а по сути те же экзамены.

В отличии от жены, я поддержал дочь, ведь аргументы у неё были реальными, она экономила год на обучении. А это целый год жизни.

Училась Кира неплохо, была на хорошем счету у учителей и когда в школе узнали, что она собирается уходить из школы и поступать в колледж, то стали уговаривать, в том числе воздействуя на мать. Но фокус не удался, я поддержал дочь и она стала учиться в колледже.

Годы учёбы в колледже пролетели почти незаметно, по крайней мере для меня. Дочь за это время превратилась из бутона в красивую розу. Расцвела, бёдра округлились, грудь, как два больших, спелых персика, стройные ножки, упругий животик. Меня как мужчину так и не воспринимает, я для неё Мурёнок. И как раньше ходила по квартире в трусиках и маечке без лифчика, так и ходит.

А после ванной оденет свой халатик на голое тело и шастает в нём. Только трусики стали стрингами, а маечки топиками, а из своего старого и любимого халатика, она уже давно выросла. Когда садится в нём, то я вижу буквально все её прелести, а если ногти на ногах пилит или красит, то вижу её прелестный бритый бутончик уже ничем не отличающийся от взрослых женщин.

Как то сидела на кухне, после ванной, что то с ногами делала. Разложила свои дамские причиндалы, лаки всякие, пилинги, скрабы или как их правильно называют, я в этом полный ноль. В общем сидит, одна нога на стуле загнута, как в позе лотоса, вторая коленкой в сторону сдвинута и всё нараспашку.

— Смотри продует — говорю, намекая, что всё вижу. А она посмотрела и дальше своим делом занимается — Не нравится, не смотри — говорит.

— Кир, я же вроде тоже мужчина — говорю.

— Какой ты мужчина, ты мой Мурёночек. Мур-мур — промурлыкала она — Да и что ты там нового увидишь если с детства меня голой видишь.

— Ну в детстве у тебя не всё так было, кое что всётаки изменилось.

— Всё, как у мамы, не видел что ли? — отвечает мне она и спокойно продолжает своими ногами заниматься.

Я из принципа встал и смотрю, специально делаю так. А Она засранка вторую ногу на стул поставила, коленки в стороны развела и чуть назад откинулась, показывая мне свой цветик семицветик и спокойно смотрит на меня. Я стою смотрю и она продолжает сидеть с раздвинутыми ногами, показывая мне свои прелести. Ещё и халат на груди распахнула, показав пыную грудь с небольшими сосочками.

И тоже смотрит на меня и молчит, потом говорит — Мурёныш, ну не стыдно мне перед тобой, ты же меня до двенадцати лет в ванной купал и всё это мне сам мыл — и смеётся сидит. Вот честное слово, это как у нудистов, не стесняются своих и себеподобных, так и она меня совсем за мужчину не воспринимает.

А недавно пришла и показывает мне цветную татушку на лобке — Зацени — говорит.

— И нафига тебе эта бабочка тут? — поинтересовался я.

— Ничего Мурёныш ты не понимаешь, это символ, что бабочки порхают по цветочкам, а пчела была бы на муху похожа, а мухи сам знаешь на что садятся — просветила она меня. При матери так не делает, только когда с ней вдвоём остаёмся — говорит мазер неправильно поймёт, ревновать начнёт, фигню всякую думать. А мне с тобой комфортно.

Парень у неё появился, лоботряс, Пашкой зовут. На дискачи разные стали ходить, тусуются они, понимаешь ли.

Я её конечно воспитываю, один раз даже ремня всыпал. Не больно конечно, а так, для острастки. Кира поплакала, насупилась, а вечером приходит — Мур-мур-мур — и трётся носиком о мой нос — Папуль, ну не буду я больше так, можно я с Пашей на танцульки схожу? Ну мне же хочется попкой повертеть, она же у меня классная. Потом стану толстой и страшной и никто смотреть не будет. А папуль, можно?

И что ей сказать? Учится хорошо, табаком и спиртным от неё не пахнет, на руках и ногах следов от уколов нет. Можно конечно и на другую какую гадость подсесть, но ведёт то она себя адекватно, то есть, как всегда. И лет то ей уже больше восемнадцати.

И однажды радость случилась, закончила Кира колледж, с красным дипломом и была принята автоматом на третий курс института. Её бывшие одноклассницы на второй перешли, а она на третьем курсе института уже учиться будет.

Ну мы отметили это дело шампанским в кругу семьи, а потом я сам это дело водочкой залакировал, когда дочь со своим Пашкой ушли на ночную гулянку. А что, мне можно, у меня завтра выходной, можно в себя прийти.

На следующий день проснулся, дома нет никого, дочь не знаю где, а жена на работу должна была с утречка уйти. Я на кухню, здоровье поправить то надо. Закусил я значит это дело и к себе вернулся. У меня так организм устроен, что когда я употребляю огненную воду, будь она неладна, то на следующий день, независимо от состояния, секса хочется очень сильно. Ну ежели жены нет, то включаю интернет и запускаю порнушку разную, смотрю какая зацепит, чтобы душевненько так пар спустить.

А что такого то? Думаете только молодые парни затвор себе передёргивают? Нифига вот. Иногда даже и баба рядом, а вот хочется свой мозг поднапрячь и руку потренировать. Однажды струю спермы, после такой тренировки, метров на пять выстрелил. Как раз с бодунища был, а жены или какой другой подруги рядом не оказалось.

А подруги у меня имеются, ну как же, что я, хуже других что ли. Там тела такие, все эти звёзды шоу бизнеса отдыхают, не хуже чем у дочери моей, правда с лицами казус есть, но и ротик то там не менее ласковый.

Дураки люди, красавиц себе ищут, а тут такие девки пропадают, мама не горюй. Когда сзади то пристроишься, полный абздец. Такие попки и фигуры, а свою мышцу внутреннюю так натренируют, что заканчиваешь быстрее, чем если бы в попец присовывал. Ну и что, что не красавицы?

Ну да ладно. Включил я значит нотик, порыскал в интернете синематограф для всплеска эмоций и выплеска их потом, через что то. Только настроился, тут звонок в дверь. Ну не пойду же я без подштанников двери открывать. Пока штаны надел, то да сё, открываю двери, нет никого. Выглянул в подъезд и ахнул, сидит моя Кира на лестнице, боком к стене прислонилась, на плече, которым к стене прислонилась, сумочка болтается. Присел я перед ней, за подбородок взял, гляжу глаза стеклянные и тихо бормочет что то.

Я её в охапку и домой. Хоть она и стройная, и молодая, но какашек в ней тоже полно, всё равно тяжёлая. В комнату к себе принёс, на диван посадил, рассматривать стал, может недоглядел когда то и следов инъекций не увидел. Раздел полностью и распластал на диване, животом вниз, сначала со спины, то есть сзади осматривать начал. И под волосами сзади, на шее даже посмотрел, ничего.

Перевернул на спину, тоже везде осмотрел, и ножки раздвинул и у щиколоток, не говоря уж про вены на руках. Тоже ничего. Но дитё то невменяемое, то ли нанюхалась чего, то ли наглоталась или какие нибудь смеси накурились. Сейчас этого добра видимо невидимо, особенно где молодёжь тусуется.

И вот сижу я у тела дочери, наблюдаю, как она в потолок своим взглядом уставилась и бормочет что то. Прям как тот Шариков в фильме про профессора Преображенского, когда собаку в человека стала превращаться, после операции. Тот Абырвалг говорил, а эта что то мычит и похрюкивает.

Чувствую, как мой детородный орган напрягаться стал, от вида моей ненаглядной Кирочки. От греха подальше, пошел я на кухню, принял ещё горячительного, как лекарство. Лучше бы не делал этого, как виагра подействовала. И тогда раздвинул я ножки стройные, у доченьки своей, примостился и стал буковки на её клитор язычком писать и бабочку разглядывать, занимаясь этим делом. Решил я ещё проверить, будет ли сквирт в таком состоянии у лапочки-дочки.

Засунул пальцы в её мокрую дырочку, ладошку другой руки на животик положил, всё грамотно делал и стал трахать пальцами свою девочку, чуть придавливая ладонью низ животика. Честно, не ожидал такого эффекта, затряслась вся, а из цветика столько вылилось, моему кол колычу только позавидовать останется.

Гладил я доченьку по груди, по животику, бабочку на лобочке поглаживал и не удержался, скинул штаны залез на свою красавицу и вошёл в её глубины притягательные по самый корешок своего члена. А потом поднял её ножки длинные, согнул и так отодрал плоть от плоти моей, что она опять сотрясаться начала. И с таким удовольствием я выплеснул плоть в плоть свою, выдавливая её до последней капельки, глубоко в пещерку её.

— Мужчина я — понимаешь! — прошептал я Кире на ухо, закончив дело своё мерзопакостное.

А потом лежал рядом с ней, расслабленный и слушал бормормотание, пытаясь разобрать хоть слово, но тщетно.

Незаметно для себя уснул я, а когда проснулся, Киры рядом не оказалось. Вскочил я, как ужаленный и пошел искать. Увидел её одетую в спортивные штаны и футболку, лежащей на диване в своей комнате. Она лежала свернувшись калачиком и вздрагивала. Я вернулся к себе, штаны надел и пошел выяснять, что и как.

Кира лежала и плакала. Я погладил её по плечу.

— Прости меня папуль — говорит — не повторится больше такого. Обещаю.

— А что это было? — спрашиваю.

— Не знаю, колёса какие то. Нам с Пашкой дали по одному, запили мы коктейлем и больше ничего не помню — говорит.

— Совсем ничего?

— Совсем ничего. Очнулась, с тобой рядом лежу, голая. Ты тоже голый и спишь, похрапывая. Я встала и пришла сюда, оделась вот.

— Отдыхай, пойду сварю тебе куриного бульончика, покрепче, выпьешь, полегчает.

Так и сделал, сварил ей бульон и поил из пиалочки. Жене вечером сказал, что приболела девочка, чтобы не трогала её.

И после этого случая Киру как подменили. На ночные гулянки ходить перестала, по дому одетая шастает, никаких стриптизов. Задумчивая какая то стала.

А в начале октября, жена как то говорит мне — Что то неладно с дочкой нашей. И не ест ничего толком, а живот вроде растёт. Уж не беременна ли она?

Пришла Кира с учёбы, ну мы и стали с женой выспрашивать, что да как. И опасения жены подтвердились.

Жена дочь хаять начала, нагуляла, дескать, а та смеётся

— Хватит жить в прошлом веке, на дворе век двадцать первый. Испоеон веком женщины для этого и нужны были, чтобы коконами для детей быть. Ну беременна я и что теперь? Какая разница, кто отец, главное я знаю, что он мой. И учиться я не брошу, на дистанционное обучение перейду, сейчас так можно. А как рожу, так опять обычно учиться продолжу. Вы разве мне не поможете? У меня больше нет никого, кроме вас!

— Да куда же мы денемся — вздохнула жена.

Пашка, узнав, что Кира в положении, отказался от неё и уехал куда то. Год его не было ни видно, ни слышно.

Родила Кира парня, крепыш, пять килограмм весил и ростом пятьдесят два сантиметра. Всё таки это чудо, рождение дитя.

Жена, после рождения Киры, потом ещё семь абортов от меня сделала. А когда захотели ещё маленького, то врачи отсоветовали, сказали, что не потянет организм вынашивания. Болезнь какую то нашли, так и осталась у нас Кира единственным ребёнком.

Встретили мы дочку из роддома, как полагается. Подарки медсёстрам и всё такое. Кира вручила мне одеяльце, когда вышла — Держи, фазер-гренд — улыбнулась она.

— Ты такая красивая стала, молодая женщина — любуясь дочерью, сказал я.

— Спасибо. Я тебе припомню эти слова — опять засмеялась она.

— Припоминай. Ты все равно самая красивая.

Жена плакала, обнимая дочь, а потом взяла ребёнка на руки, посмотрела на лицо, вздохнула и понесла его к машине.

Хлопот у нас сильно прибавилось. Кира, как сказала, так и сделала, обучалась дистанционно и с ребёнком нянчилась. А мы очень помогали, ведь больше некому.

Потом беда пришла, откуда не ждали. Шесть месяцев пацанёнку исполнилось, порадовались, а через два дня жене плохо стало, в больницу забрали. Сказали тромб что то закупорил, будем растворять. Не успели, сердце остановилось во время операции. Похоронили мы с Кирой ворчунью нашу. Никогда больше она на нас ворчать больше не будет. Если бы не Юрка, пацанёнок наш, мы бы с дочерью сума сошли, наверное.

Потом, после сорока дней, пару дней спустя, пришла Кира ко мне в комнату.

— Прости меня папуля — говорит — обманула я тебя. Не могу больше.

Легла со мной рядом, гладит меня ладошкой по груди, в плечо целует.

— Что же ты меня всё время обмануть пытаешься? — усмехнулся я — ведь не выходит ничего, всё равно приходишь и каешься.

— Это ведь не от Пашки ребёнок. У меня с ним только до месячных было. А после месячных я с ним не была, в плане секса.

— Какая разница мне, ведь ребёнок всё равно твой, хоть от Пашки, хоть не от Пашки — отвечаю я ей.

— Помнишь тот день, когда ты меня в подъезде забрал и на руках домой занёс? — спрашивает она.

У меня в груди похолодело всё — Ты же говорила, что не помнишь ничего.

— Вот это я и обманула. Я всё помню. Это колесо такой кайф давало, т что ты вроде в отключке, вялый весь, но всё понимаешь. Я же с тобой разговаривала даже, только ты не понимал, хотя и слушал, я помню. Не вини себя, ты мужчина и мне тогда было очень хорошо. Я поэтому и пришла к тебе, чтобы поговорить об этом. Это ведь твой сын.

Я не зря назвала тебя фазер грендом, а не наоборот. Формально ты дед, а реально ты его отец и я родила себе братика. Глупость какая то, но это факт. Не перебивай меня пожалуйста, сначала я всё скажу, а потом подумай и ответь мне, ладно?! — но ответить мне не дала, приложив палец к губам моим.

— Мои доводы, насчёт от кого ребёнок ты услышал, а посл е тебя у меня никого не было. Я тогда обиделась на Пашку, что он мне такую дрянь подсунул, а потом месячные не пришли. Ну да ладно, ведь всё равно это мой ребёнок, а отец ты или дед, тоже без разницы, Юра всё равно твой.

Я хотела сказать тебе — вздохнула Кира — в общем заменить тебе маму.

Ну быть вместо мамы. И тебе, как мужчине будет хорошо и мне, как женщине и наш сын-внук-братик. И мне никто больше тогда не нужен будет. А если появится ещё один или несколько, будем растить. Не отвечай пожалуйста не подумав, ладно?

— Я готов написать много новых книг для одной красивой бабочки — тихо сказал я

— Тогда начни прямо сейчас, пока наш Юрочка спит. Мурёночек ты мой — попросила Кира.

С тех пор мы стали жить с дочерью, как муж с женой, конечно скрывая это. Она родила нам ещё двух девочек, погодок и на этом решили остановиться, в плане детей. Просто любили друг друга. Моя любимая стала принимать таблетки и всё было прекрасно. Я работал, она закончила институт и работала дома, иногда выезжая на объекты. Да и закончила она институт с красным дипломом.

А Пашка появился через год, на коленях просил прощения и чтобы вернуть всё назад. Говорил, что такой как Кира никогда больше не встретит. Тут я с ним полностью согласен, но она отказала Пашке — Посмотри мне в глаза и ты всё поймёшь. У меня глаза счастливые — сказала ему Кира.

Вот такая у нас история приключилась, так я стал фазер грендом, а не наоборот и брехня это всё, что дети неполноценными рождаются в таких случаях, наши дети это полностью опровергают. И думаю, что таких детей очень много, здоровых и рождённых от отцов или родных братьев, главное, чтобы по любви и в любви.

Не осуждайте нас, у счастья только одно лицо — счастливое!

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий