...

The Palmer Legacy / Наследие Палмеров. Глава 4

Ной и его друзья начинают подозревать, что в Кловер Фоллс что-то не так.

— Входи — Хейли посмотрела в сторону двери своей спальни, когда вошел ее брат. Она безмятежно улыбнулась ему и вернулась к расчесыванию волос перед зеркалом — ты опоздаешь в школу.

— Время ещё есть, успею — Ной сел на ее кровать. Он посмотрел на нее через зеркало — ты не замечала ничего странного в маме в последнее время?

— Нет, а что? — Хейли задалась вопросом, знает ли Ной что-нибудь о болезни их матери. Она перестала расчесываться и затаила дыхание.

— Это картина, которую мама купила. Та, что в ее кабинете. Мне кажется, она делает что-то… странное. Не знаю даже как сказать — слова Ноя вылились из него потоком — у меня были странные сны еще лунатизм появился. Мама также ходит во сне. И женщина на картине выглядит почти так же, как мама. И мама моей подруги, Саманты, купила картину. И на ней женщина похожа на ее маму. И парень, похожий на ее брата. И эта картина пугает ее. И… — он остановился, увидев, что сестра смеется над ним – что смешного?

— Я думала, ты собираешься говорить о чем-то другом — Хейли вернулась к расчесыванию волос — ты никогда не найдешь себе девушку, если будешь жить в мире фантазий — она смотрела на свое отражение, пока говорила — ты когда-нибудь думал о том, чтобы встречаться с Самантой? Или Эллой? Вы двое практически не отходите друг от друга. У меня теперь есть парень, знаешь? И он самый лучший. Он водит меня на свидания, угощает меня… — она оглянулась и увидела, что ее брата нет. Он выскользнул, пока она говорила — как обычно — она пожала плечами, закрыла дверь и достала из шкафа свой бульбулятор.

Ной был расстроен. Но реакция сестры его ничуть не удивила. Он спустился вниз и застал отца за завтраком.

— Где мама?

— Доброе утро, сынок — Эндрю остановил ложку с грейпфрутом на пути ко рту — твоя мама плохо спала последние несколько дней. Она все еще в постели.

— О, хорошо — Ной кивнул — может, мне пойти проведать ее?

— Лучше дать ей отдохнуть. У нее сегодня важная встреча с клиентом — Эндрю услужливо улыбнулся.

— Верно — Ной пожал плечами. Он достал свой телефон и написал Саманте — хорошо, возьму немного тостов и побегу в школу.

— Хорошая идея, Чемпион — Эндрю улыбнулся сыну, наблюдая, как тот возится с телефоном и готовится к школе. Он не понимал, как Ною удается что-то делать, постоянно смотря на свой телефон.

***

Саманта собрала свои светлые волосы в хвост и взяла в руки жужжащий телефон. Ной посылал шквал сообщений о картинах. Она ответила:

— Да, здесь все странно. Сейчас нет времени. Поговорим в школе.

Она подошла к комоду и достала бюстгальтер. Он был слишком тесным. Она попробовала другой с тем же результатом. И еще один. После того как четвертый бюстгальтер не подошел, она решила, что дело в ней, а не в одежде. Она рассеянно подержала грудь в руках. Она уже много лет назад отказалась от мысли об увеличении груди. Но, возможно, тогда ее тело было еще не созревшим. Сейчас они определенно были больше. Она примерила спортивный бюстгальтер, и он подошел лучше. Она закончила одеваться, почистила зубы и спустилась вниз.

— Привет всем — Саманта остановилась на пороге. Ее брат и мама были в середине затянувшегося объятия. Она энергично поглаживала его по спине. Ее отец сидел за кухонным столом с пустым выражением лица, перед ним дымилась кружка с кофе.

— О… э… привет, Сэми — Линдси оттолкнулась от сына, все еще держа его за плечи. Во время объятий она почувствовала, как его эрекция упирается ей в живот, поэтому она отодвинула его от Саманты. Она не хотела смущать своего милого сына — Готова к школе?

— Эм… да — Саманте не понравилось выражение лица ее мамы. Она выглядела так, будто ее только что поймали за руку в банке с печеньем. Еще меньше ей нравилось потное лицо брата. Он улыбнулся ей через плечо. В воздухе пахло чем-то сладким и тошнотворным — кто-нибудь еще… чувствует этот запах? — она подняла свой рюкзак. Ее сердце вдруг забилось со скоростью света, а в животе стало тепло и тошно от волнения по непонятной причине — папа… ты чувствуешь этот запах?

— Мелвин… Мелвин? — Линдси попыталась привлечь внимание мужа, но он уставился в пространство, не подавая никаких признаков того, что слышит их. Линдси посмотрела на свою дочь — он отдыхает, солнышко.

— Хочешь обнять его, сестренка? — Эдди смотрел на нее как маньяк.

— Мне нужно подышать свежим воздухом. Я пойду в школу пешком — Саманта не могла мыслить здраво. Она повернулась, схватила куртку, надела туфли и помчалась на улицу. Прохладный утренний воздух выветрился из ее легких. Выйдя на улицу, она сделала несколько глубоких вдохов, наблюдая, как улетучивается запах. Ее разум прояснился. Она достала телефон из заднего кармана и написала Ною сообщение:

— У меня было странное утро. Нам срочно нужно поговорить.

***

Когда Джессика наконец поднялась с постели, ее мутило. Ей снились самые откровенные и неподобающие сны. Ее трусики были насквозь мокрыми. Она потащилась в ванную, разделась и включила холодный душ. Посмотрев на себя в зеркало, она вздрогнула. Она выглядела уставшей и измученной. Затем она посмотрела вниз и вскрикнула. Рядом с раковиной лежал огромный фаллоимитатор. Он был черного цвета, с невероятными огромными венами и длиной одиннадцать или двенадцать дюймов. Джессика перестала кричать и заставила свой разум осмыслить ситуацию.

— Хейли не оставила бы эту ужасную вещь здесь. Ной, конечно, тоже — прошептала она про себя — либо Эндрю… либо… я снова сплю — она ткнула в него пальцем. На ощупь пористая масса казалась вполне реальной.

— Мама? Ты в порядке? — обеспокоенная криком, Хейли вошла в мамину комнату и заглянула в ванную. Она увидела обнаженную мать, которая быстро двигалась.

При первых звуках, издаваемых дочерью, Джессика подняла фаллос и выбросила его в мусорное ведро — я в порядке, милая. Просто увидела паука. Дай мне побыть одной, пожалуйста.

— Да, хорошо — Хейли покачала головой, когда изгибы ее матери исчезли за закрывающейся дверью ванной. Она вернулась в свою комнату.

Джессика дрожала, думая о том, каково это — обхватить большую вещь. Почти как тогда, когда она держала пенис Томаса. Ее колени задрожали, когда она вошла в душ. Задыхаясь, она позволила холодной воде пронизать ее кожу. Она явно не спала. Может быть, Эндрю прислушался к ее словам о том, что нужно разнообразить отношения? Вполне возможно, но это не в его характере. Во всяком случае, она решила спросить его об этом после работы. Она быстро вымылась и вышла из душа.

Когда она проверила мусорное ведро, фалос все еще был там. Она спрячет ее в шкаф, чтобы показать мужу. Когда она увидела часы, она поспешно вытерлась. У нее был напряженный день, и она рисковала опоздать.

***

На биологии все четверо друзей сидели за столом в задней части комнаты. Саманта и Ной прижались друг к другу, о чем-то оживленно перешептываясь.

Элла сидела, положив подбородок на руки, и почти не слушала учителя.

Кэти наклонила свою длинную раму в сторону, пытаясь слушать своих друзей. Саманта говорила о том, что ее брат был жутким в то утро. Для Кэти это не было сюрпризом, он был таким каждое утро. Пришло время Кэти вмешаться в разговор.

— У меня есть кое-что, что может заинтересовать вас, двоих чудаков.

— Что? — Ной посмотрел на озорную ухмылку Кэти.

— Потише там — Учитель посмотрел на них.

— Извините, мистер Спеллман — — невинно улыбаясь, произнесла Саманта. Она помешивала мензурку перед ними. Похоже, это было правильным решением, потому что мистер Спеллман продолжил свою лекцию.

— Моя мама купила одну из этих картин. Вчера вечером она повесила ее в гостиной — Кэти подняла свои черные брови, как будто это была очень хорошая сплетня.

— И? — Ной поднял свои песочные брови еще выше.

— И?- Кэти хмыкнула.

— Кто-нибудь на картине похож на члена семьи? — Шепот Саманты был резким от нетерпения — твоя семья ведет себя. .. странно?

— Нет по обоим пунктам — Кэти пожала широкими плечами — это просто картина. Хотя… — она посмотрела на учителя и наклонилась ближе к своим друзьям. Она чувствовала запах мятной жвачки, которую Саманта тайком жевала — сама картина немного жутковата. Она на тему Хэллоуина или что-то в этом роде. Там изображена одичавшая женщина в рваной одежде, воющая на луну. На заднем плане едва видны какие-то люди, бегущие на четвереньках в лес. Я не знаю, почему моей маме это нравится. Или почему папа позволил ей повесить эту картину — Кэти снова замысловато пожала плечами — так что не ходите с ума с этим, это обычные жутковатые картины.

— Ты уверена, что это из «The Belle Dame»? — Ной не знал, как картина Кэти вписывается в головоломку, которую они с Самантой пытались разгадать.

Кэти кивнула и снова уставилась на класс.

— Я думаю, мы все должны увидеть ее. Мы должны увидеть и твою, Сэм. Я не… — Ной замолчал, когда мистер Спеллман посмотрел на него. Он попытался обратить внимание на остальную часть урока, но его мысли неслись вскачь. Что-то происходило.

***

— Я не знаю, что еще вам сказать, миссис Ридер. Вы выглядите совершенно здоровой — Нэнси Коммис сняла свои защитные перчатки и бросила их в мусорную корзину. Ее улыбка была немного скупой. Это был не первый раз, когда женщина приходила с подобными вопросами, и это не переставало ее удивлять.

— Но что насчет… что насчет… моих симптомов, доктор Коммис? У меня много. .. мокроты — веснушчатые щеки Джессики приобрели глубокий алый оттенок. Это было уже третье ужасно неловкое событие за неделю. Это было ужасно, но поскольку такие вещи происходят тройками, по крайней мере, она знала, что все это уже позади.

— Это не редкость, когда женщина в вашем возрасте начинает испытывать подобные чувства. Не знаю, известно ли вам это, но пик сексуальности мужчины приходится на подростковый возраст. А у женщины пик приходится на ваш возраст — Нэнси достала чистый лист бумаги и нарисовала две кривые, похожие на дуэли американских горок. Одна рано набирала обороты, а затем падала к концу. Другая медленно нарастала и достигла пика гораздо позже. Она протянула диаграмму Джессике — первая здесь — это мужчины. А вот это – вы — она указала на американские горки с поздним подъемом — я могу дать вам брошюру о здоровой сексуальности. У нас тут есть такие для подростков, так… давайте посмотрим — она открыла ящик и порылась там.

— Без брошюр, спасибо — Джессика отвела глаза — что мне сделать, чтобы… чтобы это прекратилось?

Нэнси закрыла ящик и снова посмотрела на свою пациентку, приподняв бровь.

— У вас трое детей, миссис Ридер. Вы и ваш муж знаете, что делать. Я предлагаю вам регулярно строить с ним романтические планы. Все ли… все еще работает с его стороны? Если нет, его врач может прописать…

— О, он вполне в состоянии. Это не проблема — Джессика встала и нервно разгладила платье — пожалуйста, не говорите никому об этом.

— Я ваш врач, Джессика. Даже если бы я хотела, мне запрещено…

— Спасибо, доктор Коммис — Джессика быстро подошла к двери и открыла ее. Ей отчаянно нужно было покинуть этот кабинет — хорошего дня — она повернулась и вышла из здания. Это было совершенно естественно — протекать из влагалища? Она подозревала, что это не болезнь, но надеялась, что ее состояние может быть излечимо современной медициной. Похоже, в ее будущем будет еще много холодных душей.

***

Отзвуки множества баскетбольных мячей рикошетом разносились по залу. Элла и Ной шли бок о бок, делая круги, и не участвуя в разминке. Они помахали Кэти, когда она бросила мяч в прыжке, и на ее лице расплылась широкая улыбка. Кэти ткнула пальцем в мальчика, который пытался ее защитить.

— Тебе не кажется странным, что самый большой спортсмен, которого мы знаем, — девочка? — Ной вздохнул.

— Нет. А что? А тебе? — Элла ухмыльнулась. Ей нравилось заставлять своего друга чувствовать себя неловко.

— Нет. Я просто… эм. .. — он искал способ быстро сменить тему. Его мысли вернулись к картинам — тебе не покажется странным, если я вдруг обнаружу, что мне нравятся фигуристые рыжеволосые женщины с веснушками?

Элла посмотрела на него косо и хмыкнула.

— Я где-то читала, что большинство мальчиков хотят «встречаться» со своими мамами. В этом нет ничего странного, Ной.

— Нет… это не… я… — Ной пригнулся, когда мимо его головы пролетел баскетбольный мяч. Он выпрямился и продолжил бодрую ходьбу — я ничего не говорил о своей маме. Я встретил кое-кого. Ну, не совсем встретил. Но… я не знаю… она вызывает у меня иные чувства. Когда я с ней, мой разум пустеет… и мои колени начинают дрожать… и мой желудок скручивается в узел.

— Влюблен ли интровертный Ной Ридер? — Элла выпятила нижнюю губу, как будто была очень впечатлена — кто эта счастливица? Я не могу вспомнить никого в школе, кто был бы похож на твою маму.

— Она не похожа на мою маму — Ной знал, что это неправда. Элоиза даже предложила ему называть ее «мама».

— Зачем ты вообще спросил меня? Ты сказал: «Тебе не кажется странным…» — теперь Элла была искренне любопытна — это потому, что она похожа на твою маму, ты поэтому спросил, да?

— Я не знаю. Есть некоторые сходства — Ной пожал плечами — так вот, я извращенец или нет?

— Самый извращенистый извращенец, Ридер — Джимми Роннинг подслушал их разговор и бросил в Ноя баскетбольный мяч.

Ной не успел вовремя увернуться, и мяч попал ему в лицо, повалив его на пол. Кэти подбежала и влепила Джимми такую пощечину, что он пошатнулся. До него оставалось несколько сантиметров, и она в ярости сжала кулаки. Джимми повернулся и быстро пошел прочь. Кэти и Элла помогли Ною подняться на ноги.

— Ай — Ной видел беспокойство на их лицах — сильно меня? — его улыбка ужалила его разбитую нижнюю губу.

— Жить будешь — Элла похлопала его по спине. Тренер дал свисток, и люди повернулись в сторону раздевалок — Джимми такой засранец — она посмотрела на Кэти — я рада, что ты его отлупила.

— Я тоже — Кэти потрясла рукой — пора идти в душ. Держись подальше от Джимми, Ной.

— Есть сэр! — он отдал ей честь, и они пошли в свои раздевалки.

***

Джессика пришла на встречу в «The Belle Dame» в час дня. Она припарковалась на задней площадке. Заглушив машину, она села и задумалась над схемой, которую нарисовал для нее врач. Дуга Джессики поднималась, в то время как дуга ее мужа опускалась. Она достигла пика. Это была не ее вина. Она огляделась. Никого не было. Здесь почти никто не парковался. Уличная парковка была намного удобнее.

— Если я буду ласкать себя раз в неделю, это не так уж плохо — ее ничто не останавливало. Воспоминания об ощущении и тяжести фаллоимитатора вспыхнули в ее сознании. Она медленно задрала подол платья. Она вспомнила, какой хрупкой и маленькой она чувствовала себя из-за огромного члена Томаса, когда дрожащие пальцы пытались обхватить его. Ее рука пробралась между ног – оооооох — она была так близка к тому, чтобы испытать еще один оргазм. Так было хорошо. Она ничего не могла поделать. Она достигла пика!

На стоянку въехала машина, и Джессика в испуге стянула платье по бедрам. Ее грудь вздымалась и опадала. Она наблюдала за парковкой. Они ничего не заметили, но это было глупо с ее стороны. Такое желание было для нее в новинку. Она избегала его всю свою жизнь… до этого момента. Но она понимала, что ей придется научиться жить с этим. Она должна быть мудрой в этом вопросе. Она вышла из машины. Она не стала кутаться, так как в магазине было очень жарко. Она улыбнулась водителю машины через окно.

— Ладно, давай сделаем клиента довольным — прошептала она про себя.

***

Несмотря на то, что мистер Люци убедил Лорен Кейтаро оставить картину у себя, он не смог убедить ее наслаждаться ею. Она медленно убиралась в гостиной, стараясь не смотреть на портрет с женщиной, разглядывающей себя в зеркале. Подумав об этом, Лорен не знала, как мистер Люци уговорил ее оставить эту чертову картину. У нее мурашки бегали по коже, когда она находилась рядом с ней. Воспоминания о ее снах нахлынули на нее, когда она вытирала пыль с журнального столика.

— Ему не потребовалось убеждать тебя, робкая женщина — Звучные слова Эрато текли по комнате, как бегущая вода — ты была в напряжении, и тебе нужно расслабиться. Сама твоя сущность взывает к наслаждению [к кутежу и пирушке].

— Я не понимаю — Лорен выпрямилась и медленно повернулась к картине — я же ведь не сплю. Как я могу видеть сон? — ее глаза расширились от удивления, когда в поле зрения попало произведение искусства. Женщина, смотрящая в зеркало, не изменилась. Но ее отражением была дочь Лорен, на ее лице была зловещая ухмылка.

Голубые волосы Мелани были собраны в хвост, а на ней было платье с низким вырезом, доходившее до середины бедра. Лорен никогда бы не позволила своей настоящей дочери надеть такое.

— Ты не Мелани.

— Может, и нет, но я ее отражение — отраженная в зеркале Мелани танцевала под неслышимую музыку, соблазнительно покачивая бедрами и держа руки над головой — что скажешь, мама? Я видела, как ты смотришь на меня, когда думаешь, что я не смотрю — она повернула свою задницу к Лорен и покачивала ею в такт воображаемым ритмам — я чувствовала, как крепко ты схватила меня за задницу, когда долбила меня во сне. Что скажешь? Давай развлечемся? — она потянулась за спину и расстегнула молнию на платье.

— Я смотрю на тебя только потому, что завидую твоей молодости. Твоей красоте. Тебе двадцать, а… мне уже нет — почему она вовлекла картину в разговор? Почему она не могла уйти? Пока Мелани соблазнительно раздевалась, Лорен почувствовала странное покалывание между ног. Опустив взгляд, она увидела, что платье спереди задралось — о… нет.

— Если я тебя не возбуждаю, то что это, глупышка? — Мелани указала на скрытую эрекцию своей матери. На молодой женщине теперь были только лифчик и трусики. Она продолжала танцевать, снимая лифчик — вытащи его. Ты знаешь, что хочешь этого.

— О, Боже — Лорен медленно подняла подол платья. Она могла видеть, что грудь ее дочери была большой, как у нее самой, но в двадцать лет она бросала вызов гравитации. Темные соски и ареолы зигзагообразно танцевали, когда Мелани покачивала грудью и смеялась — вот что чувствует мой муж, когда видит женщину? — придерживая платье одной рукой, она спустила трусики. Длинный член выскочил наружу. Руны на его стволе ярко светились, соревнуясь с полуденным солнечным светом, падающим через окна гостиной.

— Да, мужчины по природе своей более приспособлены к участию в Вакханалии. Они не могут не услышать зов. Именно это чувствует мой глупый отец. Но папа никогда не увидит меня такой — мало-помалу Мелани спускала трусики вниз по бедрам, обнажив темный треугольник волос между ног. У нее появилась ухмылка Чеширского кота, когда она увидела, как ранее замкнутая и осторожная Лорен щупает свой член и экспериментирует с новыми ощущениями.

— О… нет… о… нет… — нервы Лорен вибрировали. Она накачала волшебный член, и молнии удовольствия пронеслись по ее телу. Сначала неуклюже, но через несколько минут ее движения стали более плавными. Обе руки манипулировали длинной штуковиной. Она обнаружила, что внимание к бугристой головке увеличивает удовольствие в десять раз — это чудесно… я не хочу просыпаться — она уставилась на то, что притворялось ее дочерью, ее глаза были прикованы к чудесно покачивающимся грудям — да… потанцуй для меня… Мелани. Такая… красивая… ты такая… красивая… ааааааааааааааа — она не была готова к взрыву экстаза и спермы, которая вырвалась из ее члена. Ее крик был громким и звериным.

Лорен проснулась на диване от толчка. Она тяжело дышала и была вся в поту. Сразу же она потянулась к своему новому члену, чтобы продолжить экстаз, но обнаружила между ног только свое влагалище.

— Нет… нет, нет, нет — она упала в разочаровании, глядя на картину. Все было так же, как и всегда. Ее дочь нигде не отражалась. В голове у нее завертелись мысли о том, что она увидела и сделала. Оглядевшись по сторонам, она медленно встала. Должно быть, она заснула во время уборки. Она подняла тряпку, но тут же уронила ее. Она помчалась наверх. Дом был в ее распоряжении. Пусть у нее нет пениса, но ее вагина вполне справится с этой задачей. Она отчаянно нуждалась в мастурбации.

***

Встреча в «The Belle Dame» прошла очень хорошо. Миссис Витова хотела купить две картины, но мистер Люци сказал, что его политика — одна картина на семью. Джессика прекрасно понимала эту тактику. Предложение было ограничено, и мистер Люци явно хотел, чтобы его картины попали в как можно большее количество домов. Искусство сделало бы рекламу за него. Во всяком случае, они выбрали прекрасную картину с изображением двух одинаковых королев в медных коронах. Миссис Витова раскраснелась от радости, когда они положили картину в машину.

Джессика сидела в своем кабинете и рассматривала свою картину. Она была так занята своим клиентом, что не нашла времени расспросить мистера Люци о миссис Палмер или ее семье.

— Я не буду спрашивать вас, потому что я вам не доверяю. Но я доверяю ему — Джессика игриво указала пальцем на картину. Выполнив все свои неотложные дела, она наконец-то могла запереться в ванной и избавиться от того, что, как она поняла, было естественной сексуальной фрустрацией. Она встала.

— Привет, мам. Я дома — Ной просунул голову в дверь кабинета.

Все мысли о предстоящей кульминации рассеялись, когда Джессика увидела своего сына.

— О, господи, Ной. Что случилось с твоим лицом? — она пронеслась через всю комнату, подтащила его к свету и осмотрела его черный, опухший глаз.

— Ничего страшного, просто баскетбольный мяч попал мне на физкультуре — Ной отпрянул от нее, когда она попыталась дотронуться до его нежной щеки.

— Это опять был Джимми Роннинг, да? — она увидела, как он медленно кивнул, и прижала его хорошенькую щечку к своей груди – мне надо будет поговорить с миссис Роннинг. Это зашло слишком далеко — она ласково погладила его песочные волосы.

— Все в порядке, мама — Ной теперь смотрел прямо на картину. Его внимание привлекло движение. Элоиза подняла одну бровь и широко открыла рот в притворном шоке. Она обхватила свою грудь, слегка покачала ею, а затем кивнула в сторону мягких подушек, поддерживающих щеку Ноя. Он моргнул, и картина снова стала нормальной. Он отстранился от мамы — Кэти дала ему сильную пощечину. Не думаю, что он снова что-нибудь сделает.

— О. Что ж… эм… это было мило с ее стороны — Джессика была немного напугана размерами Кэти Блай. Она могла только догадываться, что чувствовал Джимми, когда на него надвигалась эта высокая девушка – но мне все равно стоит поговорить с миссис Роннинг.

— Не надо, мама. От этого будет только хуже — Ной разделил свое внимание между обеспокоенным лицом матери и картиной.

— О, у тебя еще и губа рассечена — она осторожно коснулась его нижней губы. У него были такие полные, красивые губы. Ее палец начал проникать в его рот.

— Боже! Что ты делаешь? — Ной вытащил ее палец изо рта и рассмеялся — я пойду возьму пакет со льдом и сделаю домашнее задание. Не беспокойся обо мне

— Хорошо, милый — Джессика проводила его взглядом, но ее мысли уже устремились к другим вещам. По дороге она ткнула пальцем в картину — посмотри, что ты наделала — прошептала она ей. Джессика направилась к своему шкафу. Но таинственного фаллоимитатора там не оказалось. Она хотела снова взять его в руки, почувствовать его толщину. Но теперь его нигде не было. Может быть, он приснился ей тем утром? Появление и исчезновение фаллоса было совершенно бессмысленным. Она покачала головой, бросила поиски и заперлась в ванной.

— Я буду делать это только тогда, когда мне действительно нужно выпустить пар — она аккуратно разделась, села на крышку унитаза и раздвинула ноги. Она уже собиралась начать, когда поняла, что может наделать шума. Хейли и Ной были дома и могли услышать ее, если бы забрели в ее спальню. Она встала, включила шумный вентилятор в ванной и вернулась в исходное положение. Ее живот скручивало снова и снова, а нервы покалывало. Когда она осторожно исследовала свои нижние губы, ей вспомнился подъем на американских горках, медленно клонящихся к гребню рельсов. Предвкушение было лучше самого процесса. Она собрала влагу на кончиках пальцев и игриво переместилась к клитору. Другой рукой она медленно ввела палец внутрь. Нет, это было лучше, чем предвкушение. Это был настоящий рай на земле.

Мысли пронеслись в ее голове. У нее никогда не было фантазий, и она не могла придумать ничего возбуждающего. Джессика закрыла глаза и мысленно представила себе Эндрю. Он был в форме и все еще красив в свои годы. Но ее экстаз отступал, когда она представляла его. Она ускорила движение рук и мужественно попыталась думать сексуальные мысли о муже, но возбуждение исчезало. Следующий образ не был неожиданностью. Холодная поверхность пениса Томаса прокралась в ее сознание. Высокий ноющий звук поднялся глубоко внутри нее. Ее бедра задрожали, и удовольствие нарастало.

— Ты выглядишь… оооооххх… ты так похож на меня… Томас — прошептала она.

Мысль, возникшая следом, застала Джессику врасплох. Ощущение головы Ноя, прижатой к ее груди. Что если… что если… он был бы с ней в этот момент, прижав голову к ее груди, пока она манипулировала собой? Что если… она манипулировала им? Это были не те мысли, которые должны возникать у матери. Но самоосуждение только подстегнуло ее вышедшее из-под контроля либидо.

— Ииииииииии-аааааггх — Джессика закричала, когда ее настигла кульминация. Ее бедра вздрагивали, груди тряслись, а ноги шлепали по полу с каждой содрогающейся волной экстаза. В этот момент ее сознание полностью отключилось.

Когда она пришла в себя, она была мокрой и потной. Джессика испытывала сильное желание начать все сначала. Но она знала, что не успеет закончить ужин вовремя, если пойдет по этому пути. Ее семья зависела от нее. Она выпустила давление, и теперь ее призывали обязанности. Она встала на шаткие ноги и включила холодный душ. Она задыхалась под ледяной водой, позволяя ей смыть все эти грязные мысли. Доктор сказал, что большинство женщин достигают пика в этот период жизни. Может быть, она как-нибудь поговорит об этом с Марой. Ее подруга была такой практичной. Может быть, Мара нашла способ превратить пик сексуальности в супружеский козырь, а не в то, что встало между ней и мужем.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.