Субботы в особняке мисс Торн

— Войдите! Вы, если не ошибаюсь, мисс Минди Макинтайр? – женщина лет тридцати сидела в кресле с небольшой пачкой бумаги на коленях. У нее было умное, спокойное лицо. Одета она была по-деловому, в костюм нежно-розового цвета с узкой юбкой. В ушах блестели жемчужные серьги.

— Да, мисс Торн, я присылала вам свое резюме, — девушка с темными волосами и прямой челкой переминалась, стоя рядом с приоткрытой дверью, — я недавно переехала сюда и ищу работу горничной. У меня есть отличные рекомендации от прошлой семьи, в которой я работала.

Пока мисс Торн перебирала бумаги в поисках анкеты, Минди, оглядела комнату. Видимо, хозяйка любила пастельные оттенки не только в своем гардеробе, но и в своем интерьере. Это была гостиная с мягкой мебелью бежевого оттенка и парой картин на стенах.

— Мисс Макинтайр, сразу хочу предупредить вас. В этом доме действуют определенные правила. У меня вы сможете получать такую оплату, о которой мечтают многие. Но взамен я выдвину вам несколько условий.

— Я буду рада, если подойду вам, мисс Торн.

— У нас еще будет время, чтобы проверить это, — мисс Торн задумчиво усмехнулась, — так вот, говоря об условиях, я имею в виду, во-первых, договор о неразглашении. Некоторым мои правила могут показаться несколько… нестандартными. Однако, именно они помогают мне держать на службе лучших их лучших. С двумя другими помощницами вы вскоре познакомитесь.

— А что я не должна буду «разглашать»?

— Скажем так, для меня очень важна дисциплина и неукоснительное соблюдение порядка. Молодые девушки, которые работают горничными, часто бывают ветреными и неаккуратными. Я не приемлю подобных качеств. Но гарантирую вам, что к моменту, когда вы уволитесь от меня, вы воспитаете в себе лучшие человеческие качества.

— Дисциплина? И какими способами она достигается?

— О, для этого у меня есть целый арсенал инструментов. К сожалению, до подписания договора о неразглашении я не могу сказать вам ничего, кроме того факта, что инструменты эти будут воздействовать не только на вашу душу, но и ваше тело.

— Вы хотите сказать, что вы будете меня?…

— Наказывать? О да, это вполне вероятно. Я могу понять ваше смятение и ни в коем случае не принуждаю и не тороплю вас. Если вам нужно время, чтобы все взвесить, оно у вас есть. Всего доброго, мисс Макинтайр.

С этими словами мисс Торн отложила анкету Минди и принялась изучать бумаги следующей претендентки. Минди понимала, что она должна выйти из гостиной, но что-то заставило ее оставаться там.

— Мисс Торн?

— Да, мисс Макинтайр?

— Думаю.. Думаю, мне нужно времени. Я приняла решение, и я согласна стать вашей горничной.

Когда бумаги были подписаны, Мисс Торн показала Минди ее комнату и выдала форму горничной – темно-синее платье чуть выше колена и белый фартук.

— Вы можете носить любую обувь, какую пожелаете, все дни, кроме субботы. Для суббот я прошу вас купить туфли на шпильке. Ваши расходы я возмещу при ближайшей оплате. Оставляю вас изучить более подробные правила.

С этими словами мисс Торн протянула Минди пару листов бумаги и вышла из комнаты.

Минди огляделась: тумбочка, шкаф, довольно узкая кровать, небольшое окно и зеркало, висящее на стене. Устроившись на кровати, Минди стала читать правила особняка Мисс Торн.

«Все сотрудники мисс Торн подвергаются дисциплинарным взысканиям по субботам. Форма одежды в субботу – туфли и фартук».

Минди показалось, что часть текста просто пропала из правил. Форма одежды – фартук и туфли? И это все? Минди продолжила читать: «В качестве дисциплинарных мер Мисс Торн и лица, которым она передает право осуществлять дисциплинарные меры, вправе применять: розги, паддлы, стеки, ремни и проч.». Руки Минди похолодели. То есть, наказывать ее будет не только сама мисс Торн? Боже, во что же она влипла..

Ладно, постаралась успокоить себя Минди, ведь на мисс Торн работают еще две девушки. Все не может быть так ужасно. И потом, она может уйти в любой момент.

Чуть придя в себя, Минди надела новую форму горничной, полюбовалась на себя в зеркало и направилась на поиски своих коллег. Девушек Минди обнаружила на кухне. Обе синхронно повернули головы в ее сторону и наперебой заговорили.

— Привет, ты новенькая? Я Китти!

— А я Лотти, — подхватила вторая.

Китта была улыбчивой блондинкой с пышными формами, а у Лотти была короткая стрижка, которая обрамляла лицо с идеально очерченными скулами.

— Добро пожаловать! Что – уже напугалась «правил особняка мисс Торн»?, — рассмеялась Китти, — не переживай, мисс Торн строгая, но никто не платит столько, сколько она. Ради такого богатства раз в недельку можно и потерпеть.

— Самое главное, веди себя с уважением, старайся выполнять ее поручения быстро и хорошо, тогда и она будет наказывать тебя по-доброму.

Минди не очень поняла, что означает «наказывать по-доброму», но решила не делать поспешных выводов и дождаться субботы. Она приступила к работе во вторник, а значит, у нее было время, чтобы чуть-чуть освоиться и показать мисс Торн, какая она дисциплинированная, внимательная и старательная.

Однако, по незнанию и из-за неумения Минди все равно допустила несколько промахов, поэтому в пятницу вечером места себе не находила.

За ужином она постаралась расспросить Китти и Лотти о субботних ритуалах. Девушки ответили, что до первой субботы им запрещено обсуждать с новенькими детали этого особенного дня.

— Не забудь, что завтра на тебе должны быть только фартук и туфли. Встань пораньше, Мисс Торн может попросить именно тебя принести ей кофе в постель, не заставляй ее ждать. Тогда ты сразу поймешь, в каком она настроении. И будь готова, что завтра она будет вести себя совсем не так как в остальные дни. Исполняй все, что она прикажет, еще быстрее и тщательнее.

Ложась спать, Минди с замиранием сердца взглянула на новые туфли, купленные специально для завтрашнего дня. Она завела будильник на 8 утра и погрузилась в беспокойный прерывистый сон.

В 8:15 субботы Минди уже была на кухне с Китти и Лотти. Ей было очень стыдно показаться им такой – одетой в фартук, с грудью и задницей напоказ. Обычно веселая и приветливая, в этот день Минди стояла, скованно обхватив себя руками. Садиться голой попой на стул ей тоже не хотелось, поэтому первого приказа мисс Торн она предпочла дожидаться вот так, стоя. Мисс Торн не заставила себя ждать. Вскоре девушки услышали, как мисс Торн звучным голосом позвала к себе Минди.

Девушки соорудили для мисс Торн завтрак. На красивом подносе стояли чашка кофе, поджаренный хлеб, несколько видов сыров и пара долек черного шоколада. Несмотря на то, что Минди была опытной горничной, ее руки дрожали, когда она внесла поднос с завтраком в спальню мисс Торн.

Хозяйка уже сидела в кровати, свободно облокотившись о пышные подушки.

— Доброе утро, Минди! Волнуешься? – Минди показалось, что мисс Торн произнесла это приветливо, и горничная чуть успокоилась.

— Да, мисс Торн, со мной такое будет в первый раз.

— Понимаю, но волноваться тут нечего. Китти и Лотти, наверно, рассказали тебе, что я бываю строга, но всегда стараюсь быть справедливой.

— Да, мисс Торн, — произнося это, Минди старалась не смотреть на мисс Торн, а потом она опустила глаза.

— Давай договоримся: по субботам ты будешь обращаться ко мне «госпожа» или «хозяйка». За обучение, которое ты сегодня получишь от меня, принято благодарить, а о наказании – просить. Это понятно?

— Да, мисс Торн.. то есть, я хотела сказать, да, госпожа.

— Что ж, начинай. Я изучила то, как ты работала эту неделю, и очень ценю твои усилия, но все-таки порки тебе избежать не удастся. Кроме того, я считаю, что в качестве профилактики порку следует получать каждую неделю. Это помогает в остальные дни быть лучше и стараться усерднее. Ты со мной согласна?

— Да, госпожа, — почти шепотом, сдавленным голосом ответила Минди.

— Прекрасно, тогда сразу и начнем. Поставь поднос, он тебе сейчас не понадобится.

Мисс Торн протянула руку к прикроватной тумбе и достала из одного из ящиков небольшой кожаный паддл. У Минди перехватило дыхание и она судорожно сглотнула. Ей не верилось, что очень скоро это орудие опустится на ее с детства нетронутый зад. Она была послушным ребенком, и ее попа бывала наказанной только пару раз в жизни, за самые серьезные шалости.

— Это наказание будет быстрым, — проговорила мисс Торн, — я хочу, чтобы ты легла на мою кровать, вот так, поперек, на мой колени. Руки можешь вытянуть перед собой и сцепить пальцы в крепкий замок, чтобы тебе не хотелось прикрыть зад. Ну же, я на намерена сидеть здесь с тобой целый час, кроме того, я голодна.

Голос мисс Торн стал властным, и этот тон не на шутку испугал Минди. Она поняла, какая ледяная воля и жесткая рука скрывается за милой наружностью ее хозяйки. Поспешно Минди проделала, что было велено.

— Отлично. Теперь попроси меня о науке.

— Мисс, Торн… Госпожа, пожалуйста, накажите меня, я плохо вела себя эту неделю.

— Отлично, Минди. Теперь поцелуй! — мисс Торн поднесла к губам Минди паддл, и она ощутила запах дорогой кожи, смешанный с кремом для рук Мисс Торн. Она медленно поцеловала паддл, прикрыв глаза. Минди и сама не понимала, что с ней, но она почувствовала тянущую тяжесть внизу живота.

— Как я уже сказала, это наказание будет быстрым. После него ты будешь свободна до вечера. Ровно в пять я буду ждать тебя в гостиной, как и остальных девушек. Ты готова?

— Да, госпожа..

Хрясть, шлеп, шлеп, шлеп, шлеп…

Все происходило так быстро, что Минди задохнулась от неожиданности. Жесткая рука мисс Торн очень быстро стала опускать паддл на задницу Минди, покрывая каждую клеточку ударами. Попу Минди как будто щипало и одновременно жгло. Она обрадовалась, что сцепила руки, как было приказано, потому что первым ее рефлекторным движением было закрыть попу от этих жалящих быстрых ударов.

Дыхание Минди ускорилось, ей не хотелось кричать, но после десятка горяченьких она протяжно завыла, а глаза обожгло солеными слезами. Она была о себе лучшего мнения, и думала, что продемонстрирует большую выносливость.

Все наказание длилось минуту. Как следует обработав зад Минди паддлом, мисс Торн остановилась и произнесла:

— Первая часть твоего наказания закончена. Теперь ты примерно знаешь, чего ожидать по субботам, хотя я еще смогу тебя удивить. Ты можешь встать. Подай мне поднос, поблагодари меня и оставь меня одну.

Минди встала, ее щеки горели. Боясь тронуть исполосованный зад в присутствии мисс Торн, она, глотая слезы, пробормотала:

— Спасибо за наказание, госпожа.

Затем она быстро нагнулась за подносом, аккуратно поставила его на кровать и, пожелав мисс Торн приятного аппетита, вышла за дверь.

Из ее глаз текли злые слезы. Но злилась она не на мисс Торн. Минди злилась на себя. Еще никогда она не чувствовала себя такой живой, такой цельной, такой нужной, как на кровати этой властной и жестокой женщины. Трогая вспухшую задницу, Минди поковыляла на кухню.

Остаток субботы прошел, как любой другой день в доме мисс Торн. Китти, Лотти и Минди занимались домашними делами: вытирали пыль, наводили чистоту, звонили по поручениям мисс Торн, готовили обед и ужин. Вот только все это они проделывали, будучи почти полностью обнаженными. То и дело тут и там по дому цокали каблучки, и горничные светили своими прелестями, показываясь в коридорах и комнатах.

Когда Минди вернулась в кухню после своей первой порки, Китти и Лотти поздравили ее и расспросили о впечатлениях. Минди было трудно утаить свое возбуждение, ведь девушки заметили ее пылающие щеки и такой же алеющий зад.

Лотти рассказала, что работает на мисс Торн уже почти год, и за это время привыкла к странностям своей хозяйки и даже полюбила ее.

— Да, бывает, что за неделю я провинюсь сильнее, чем обычно. Тогда и получаю больше. Но мисс Торн вообще-то справедливая и свое дело знает. Порет она очень умело, а мне есть, с чем сравнить. Меня в детстве ох как наказывали. Кстати, Минди, ты же знаешь, что иногда мисс Торн..

— Помолчи, болтушка, — резко прервала ее Лотти, – Минди, не обращай внимания, всему свое время. Да, поначалу бывает тяжело, но если ты решишь остаться, то привыкнешь. А теперь хватит болтать. Вы же не хотите добавить к сегодняшней порке добавки, м?

Китти лукаво подмигнула девушкам и выпорхнула из кухни, напоследок в шутку покрутив своей круглой розовой попкой.

Незадолго до пяти часов вечера девушки пришли к гостиную. Минди ощущала такое сильное волнение, что у нее покалывало кончики пальцев. Боль от утренней порки полностью прошла, и о внезапном наказании напоминала только россыпь красных точек на попе от ударов.

Мисс Торн еще не было, поэтому она не знала, что делать, и переминалась с ноги на ногу, разглядывая картины. Словно отвечая не незаданный вопрос Минди, Лотти сказала:

— Мисс Торн никогда не опаздывает, но мы должны быть полностью готовы, когда она войдет.

— Готовы? Разве мы уже не подготовились? – усмехнулась Минди, показывая рукой на свою обнаженную грудь.

— Ожидая мисс Торн, мы должны встать на колени, чтобы она сразу видела, что мы готовы к наказанию и покорно ожидаем его.

— Ну, давай, если она увидит, что ты не выполняешь правила, то может добавить тебе горяченьких на десерт, — сказала Китти, становясь на колени на ковер в центре гостиной.

Лотти последовала ее примеру. За ней опустилась на колени и Минди. Никогда она не чувствовала себя так глупо. Однако что-то мешало ей прямо сейчас взять и уйти. Она представила, как направляется в свою комнатушку, натягивает джинсы и футболку, кидает вещи в сумку и навсегда уходит из этого странного дома с хозяйкой-садисткой. И все же.. Любопытство и наслаждение, которое Минди внезапно ощутила утром, заставляло ее стоять на коленях в ожидании чего-то неизведанного и возбуждающего.

Оказалось, что само предвкушение наказания заводило ее. Минди ощущала, как наливается низ ее живота, и ей было трудно удержаться от того, чтобы не потрогать себя. Ее дыхание стало более частым, она приоткрыла рот и пару раз, когда фантазия унесла ее к возможному блаженству, она издала еле слышный стон.

Услышав это, Китти прыснула.

— А, ты тоже из этих, — кивнула она на Лотти, — наша маленькая коллега тоже ловит кайф от суббот. Вот увидишь, как только мисс Торн берется за розгу, она начинает течь…

— Тссс, — прошипела Лотти, — она идет!

Девушки едва успели опустить глаза, когда вошла мисс Торн.

— Добрый вечер, леди, — произнесла она, мельком оглядев три стоящие на коленях фигуры и проходя к креслу, — сегодня среди нас есть новенькая, а значит, мы все должны быть на высоте. Минди, сегодняшний день будет своего рода экскурсией для тебя. Девочки, приготовьте, пожалуйста гостиную.

— Да, хозяйка, — хором ответили Китти и Лотти.

Следующая сцена была разыграна, как по нотам. Было видно, что для девушек она не в новинку. Пока Китти подошла к шкафу и взяла оттуда разные приспособления – ремни, стеки, ротанговые прутья, паддлы – Лотти открыла дверцу, которую Минди до сих пор не замечала, и вытащила из кладовой странное деревянное приспособление.

Минди читала о таком только в учебниках истории в главах об инквизиции. В памяти всплыло название «колодки» — конструкция примерно по пояс в высоту была сделана из основания, двух вертикальных досок, к которым сверху крепилась широкая плоская доска с тремя круглыми прорезями. Минди догадалась, что прорези предназначались для рук и головы. Руки Минди похолодели.

— Ну, ну, это только выглядит так страшно, — покровительственно произнесла мисс Торн, — но это отличный способ дать молодым девушкам время поразмыслить, как следует себя вести. Кроме того, девушки бывают очень непослушны во время наказаний.

Вслед за колодками, Лотти вынесла из кладовой несколько наборов наручников и ошейников.

— Достаточно, девушки, думаю, на сегодня нам хватит. И потом, мы совсем испугаем нашу Минди, а ведь нам этого не хочется, правда?

— Да, госпожа, — произнесли Лотти и Китти и, как по команде вернулись в центр ковра на колени.

— Итак, девушки. Я всегда люблю повторять, что дисциплина и порядок – основа успешной жизни. К сожалению, многим людям соблюдение дисциплины не дается из-за недостатка воли. Но я точно знаю, что нужно делать, чтобы эту волю развить. Китти, пожалуйста, дорогая, ты готова сегодня быть первой?

— Да, госпожа, — произнесла Китти, — пожалуйста, накажите меня, я заслужила хорошую порку.

— И как же я должна наказать тебя?

— Госпожа, любое наказание, которое вы выберете для меня.

— Очень хорошо, Китти. Что ж, твои промахи на этой неделе не были слишком серьезными, поэтому наказание будет легким. Скажем…. 20 ударов ротанговой тростью?..

Мисс Торн, казалось, советовалась сама с собой, но от ее внимательного взгляда не укрылось, как зажмурилась бедная Китти при упоминании ротанга. Минди тоже заметила, как поникли плечи Китти.

— Если ты не против, Китти, встань вот сюда, — мисс Торн похлопала по креслу, с которого только что поднялась, — и упрись руками в кресло очень крепко. Ноги расставь пошире.

Китти беспрекословно выполнила приказание. Ее груди покачивались, когда она приняла указанную позу.

— Шире! – приказной тон мисс Торн, появлявшийся так неожиданно, как будто хлестал девушек без розог.

Китти поставила ноги чуть шире.

— Прекрасно. Ты знаешь, за что получаешь наказание?

— Да, госпожа, — произнесла девушка, — и прошу вас, накажите меня, чтобы я стала лучше.

— Прекрасно, Китти, ты подаешь отличный пример Минди, — в это время мисс Торн взяла не слишком толстый ротанговый прут и взмахнула им в воздухе. Зад Китти инстинктивно напрягся.

— Китти знает, как сильно жалит этот прут, — сказала мисс Торн, обернувшись к Минди, — думаю, вскоре и тебе предстоит это узнать. Поверь мне, тебе не захочется под ним оказаться. Китти, приготовься к первому удару.

Китти, чего бы ей это ни стоило, прогнула поясницу, еще больше подставив зад под готовые посыпаться на него удары.

Мисс Торн подошла к Китти сбоку, приставила прут к ее попке, чуть ниже аппетитных полукруглых булочек, размахнулась и с силой приложила прут к заднице Китти. Китти вскрикнула, но ее поза никак не поменялась. Мисс Торн придирчиво осмотрела вспыхнувшую красную полосу. Раздался еще один свист. Вспыхнула еще одна полоса. Китти издала то ли рык, то ли стон.

— Мммммм, охххх…

Свист, шлепок. Свист, шлепок. Мисс Торн делала между ударами ровно такие перерывы, чтобы боль успевала растечься по заднице Китти горячей волной.

Сделав на попе Китти 10 идеально ровных красных линий, мисс Торн обошла ее с другой стороны и продолжила наказание. Кажется, после небольшой паузы Китти стало только тяжелее воспринимать удары. Она стала приплясывать, переступая с ноги на ногу и стараясь в перерывах между ударами потрясти задницей, которая наверняка горела и ныла от боли.

— Китти, дорогая, если ты не будешь стоять смирно, ты знаешь, что случится, да? – Минди удивляла эта забота в голосе мисс Торн.

— Да, госпожа, — пробормотала Китти между коротких вздохов, — вы можете продолжить наказание, госпожа. Пожалуйста, не надо, я буду стоять смирно, госпожа, пожалуйста…

Минди увидела, как из глаз Китти на кресло упала пара горячих слезинок. Минди очень боялась, что с ней произойдет нечто подобное, тем не менее, она никак не могла помешать той бури, которая творилась внизу ее живота. Каждый свист прута как будто отзывался в ней. Как будто звал ее. Кажется, несколько раз она покачивала бедрами в такт, как будто это ее пороли.

Тем временем мисс Торн выдала заплаканной Китти оставшиеся удары.

— Можешь встать и поблагодарить меня, — произнесла порозовевшая мисс Торн.

Китти встала, но тут же снова опустилась на колени перед мисс Торн и покорно, глотая слезы, произнесла:

— Спасибо, госпожа, я постараюсь быть лучше.

Затем она потянулась к руке мисс Торн и поцеловала ее.

— Не за что, Китти, не за что. Ты можешь занять свое место и подумать о своем поведении. Попу тебе, естественно трогать запрещено.

Китти, не поднимаясь с колен, отползла на свое место. Она продолжала всхлипывать. Минди увидела ее красный исполосованный зад и яркие вспухшие полосы, которые ротанг оставил на бедрах, там, куда касался кончик загибающегося от ударов прута.

— Теперь перейдем к тебе, Лотти, — казалось, мисс Торн была в очень приподнятом настроении, — на этой неделе ты была очень нетерпелива в некоторых вопросах, и я подумала, что небольшой урок терпения тебе совсем не повредит. Поэтому я приготовила для тебя сюрприз.

С этими словами мисс Торн вытащила из кармана своих свободных домашних брюк нечто бежевого цвета и продолговатой форме. По реакции Лотти Минди поняла, что девушка сразу догадалась о назначении предмета, но наивной Минди потребовалось некоторое время, чтобы сообразить – в руках мисс Торн держала анальную пробку, сделанную из имбиря.

— Нет, мисс Торн, хозяйка, пожалуйста, пощадите, не надо, пожалуйста, — Лотти и так стояла на коленях, но сейчас опустилась еще ниже, простирая руки к ногам мисс Торн.

Минди никогда не могла бы себе вообразить Лотти – эту веселую красавицу – вот так унижающуюся перед кем-либо.

— Лотти, ты знаешь, что заслужила это, и ты знаешь, что наказания в моем доме не обсуждаются и не отменяются. Пожалуйста, займи свое место в колодках.

Лотти ничего не оставалось делать, кроме как подняться с колен, подойти к колодкам и добровольно поднять верхнюю часть крепления. После этого она наклонилась и положила голову и руки в отверстия. Мисс Торн опустила доску и привела в действие специальную задвижку. Лотти оказалась абсолютно обездвижена и беззащитна.

— Прогнись и расставь ноги шире, — услышали мы новый приказ. Лотти повиновалась.

Мисс Торн подошла к Лотти сзади, одной рукой раздвинула ягодицы девушки, а другой рукой уверенным и медленным, но неотвратимым движением ввела пробку длиной примерно 7 сантиметров в попку Лотти. Пробка вошла не сразу, поэтому мисс Торн пришлось несколько раз вынимать и вставлять ее, проворачивая. Лотти начала хныкать, хотя вряд ли пробка сразу доставила ей такую сильную боль.

— Это, Минди, называется фиггинг. Это очень древнее наказание, — мисс Торн, похоже, решила немного углубиться в историю, — всего 5 минут и Лотти ждут незабываемые и в прямом смысле слова острые ощущения. Я обычно даю такое наказание только в сочетании с ограничением подвижности. Кстати, еще лучше прочувствовать это неповторимое жжение помогает, если напрягать мышцы. Поэтому я помогу нашей Лотти.

С этими словами мисс Торн взяла со стола небольшой тонкий ремешок и сложила его вдвое. Минди догадалась, что такой ремешок вряд ли сам по себе мог причинить серьезную боль, а потому мисс Торн решила использовать его в сочетании с имбирем, чтобы заставить Лотти сжимать мышцы ягодиц.

Все это время Лотти продолжала стоять в колодках со вставленной анальной пробкой. Видно было, что имбирь начинает жечь ее анус, потому что, как ни старалась Лотти стоять не шевелясь, ее попа как будто не слушалась и Лотти то и дело подергивала ей и переступала с ноги на ногу.

Мисс Торн подошла к Лотти, похлопала ее рукой по попе, как будто перед ней стояла не Лотти, а породистая кобылка. Затем, на полшада отойдя, она прицелилась и вытянула Лотти ремешком по заднице. Лотти вскрикнула и зажмурилась.

— Прошу, мисс Торн, пожалуйста, не надо, простите меня!

Мисс Торн размахнулась и еще раз хлопнула Лотти ремешком, который оставлял на попе слабые розовые неровные полоски.

— Аййй, мисс Торн, госпожа, пожалуйста.

— Ауууу, — еще один хлесткий удар заставил Лотти рефлекторно дернуть руками, — госпожа, прошу вас, простите меня, я больше не буду! Жжется, ай, жжется…

Лотти как заведенная стала шевелить попой в разные стороны, понимая, что это заставляет имбирь жечь только сильнее и не в силах удержаться и встать смирно.

Мисс Торн всыпала ей еще несколько горяченьких, но Минди догадалась, что ремешок достался Лотти только для того, чтобы имбирь поскорее начал действовать из-за того, что Лотти стала шевелить попой.

Глядя на розовый красивый округлый зад Лотти, Минди сглотнула.

— Что, нравится? – обратилась к ней мисс Торн, — погоди, и до тебя дойдет очередь.

Все это время Лотти продолжала пританцовывать, стоя в колодках. Чтобы облегчить свои страдания, она сконцентрировалась на дыхании и теперь усиленно сопела, подвывая.

— Не могу больше, не могу больше, аааа, очень жжется, госпожа, пожалуйста, отпустите, позвольте вытащить ее.

— Еще две минуты, Лотти, — ответила мисс Торн.

И действительно, через пару минут она подошла и легко вытащила пробку полыхающей задницы Лотти. Впрочем, саму Лотти она освобождать не спешила, предоставив ей отдыхать от последствий пробки, стоя в колодках.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий