Секс на городском пляже

Секс на пляже (Вика и Витя).

— Фу, -, приподнимаясь на локтях и разомлевшим взглядом окидывая пляж городского лесопарка, фыркнула Вика, — Ну и жарища, в Шарме и то, кажется, было легче.

— Ну-у сравнила, в Шарме хоть какой-то ветер с моря дул. Опять же само море, бассейн… можно было искупаться, о тут непонятно что – болото, — Виктор, вслед за женой приподнялся и осмотрел зеленую муть водохранилища, — А еще считается городским пляжем. Болото, а не озеро… пруд, — поправил сам себя мужчина.

— Девушка, девушка, а где у вас тут пруд? А где поймают там и прут, — Вика автоматом произнесла старый детский анекдот, — Не-е ну ты вот только посмотри на нее, — Вика кивнула головой в сторону молодой женщины в голубом раздельном купальнике, которая, наклонившись, пыталась мокнуть в зеленую жижу верещавшее на весь пляж тельце голенькой девочки.

— Обалдеть! Вот это у нее выпирает! — посмотрев в направлении, указанном женой, восхищенно произнес муж, впиваясь глазами в промежье женского зада, плотно обтянутое плавками, которое при каждом наклоне женщины, выпячивало канавку объемных половых губ.

— Что выпирает? – не поняла жена, — Действительно какая крупненькая… Фу, дурак, я не про это! Тебе лишь бы на баб поглазеть! Тебе что меня мало… На Галку свою глазей! Она тебе все показывает, — жена беззлобно попеняла мужу.

— А зачем же еще на пляж ходить? Посмотреть и себя показать. Вы показываете, мы смотрим. Скажи еще, что тебе самой не приятно, когда чужие мужики на тебя глазеют. А что касается Гали, мы с тобой уже обсудили все. Не начинай снова. Каюсь, был не прав. Бутылка в тебе смотрится намного привлекательнее.

— Нет, ну ты только посмотри, что она творит, — пропуская мимо ушей бурчание мужа, прокомментировала Вика действия женщины, которой все-таки удалось макнуть малышку в воду.

— А тебе то что? Ребенок ее, пусть что хочет то и делает. Не убивает же она её.

— Ага, вам мужчина все пофиг, лишь бы вас не касалось. А она потом к нам прибежит и ее притащит. Спасите помогите. Ты знаешь сколько инфекции в этой воде? Миллиарды! И все они сейчас через письку в ребенка заползут. Страшно представить… И собаки еще. Совсем дуры обалдели! Видят же, что ребенка купают.

— Подумаешь собака. Одной инфекцией больше, одной меньше. Да и какая это собака, так… жертва генной инженерии, мутант.

— Матильда, фу- фу, ко мне… сейчас же выйди из этой гадости, — на весь пляж взвизгнула длинноволосая белокурая нимфа в купальничке ярко кораллового цвета, который не скрывал, а скорее выпячивал все ее загоревшие достоинства.

— Матильда, сейчас же вылезай, — поддержала первую нимфу, вторая, как две капли похожая на первую, но только в купальничке вызывающего канареечного цвета.

Нимфы, за поводок, вытянули на берег мокрого карманного мутанта с розовым бантиком между ушек. Отчитали его и виляя практически голыми попами удались в сторону асфальтовой дорожки, ведущей в глубь парка.

— Эх, и где же вас таких только делают, — пожирая глазами стройные девичьи фигуры, выдохнул Виктор.

— Проститутки! – категорично оценила нимф Вика.

— Проститутки, — не стал спорить с женой муж, — Но зато какие! Виденье из потустороннего мира.

— Вот и летели бы куда ни будь в свою потустороннюю Испанию, нечего тут чужих мужей поражать.

— А таких в Испанию не пускают, — вздохнул муж, переводя взгляд с удалившихся разноцветных нимф, на голубую промежность.

— Чегой-т? – заинтересованно отозвалась жена.

— А что бы смуглых испанок не смущать. Они же там тогда совсем без мужиков останутся… хотя они там и так уже остались.

— А ты сам бы их хотел трахнуть? У тебя встал на них? – неожиданно поинтересовалась Вика, многозначительно облизнув губки и посмотрев на мужа.

— Ну как встал… так — проснулся, — муж дернул плечами и оттянул плавки в сторону, — Сама смотри.

— Дурак, закрой немедленно… увидят же, — вспыхнула жена, чувствуя, как приятная истома лизнула своим язычком ее, внезапно намокшую щель.

— Ну и пусть смотрят, мне скрывать нечего! Да тут и смотреть то не кому, — мужнины пальцы приподняли член и оттянув кожицу продемонстрировали супруге набухающую розовую головку.

Вика, обвела глазами пляж. Действительно, редкие, полуобнаженные тела, сонно таяли под палящим солнцем, ни на что и ни на кого не обращая внимания, за исключением разве что, женщины с кричащим ребенком, но и ей, ни до кого не было дела.

Убедившись в правоте мужа, жена протянула руку и кончиками пальцев нежно потеребила соблазнительно открывшийся мужской орган, — Ой какой он у тебя горяченький… Смотри по сторонам! – скомандовала супруга и повинуясь внезапно налетевшему наваждению, она, высоко выпятив в воздух свой зад обтянутый красным треугольничком смачно чмокнув обхватила губами сморщенную головку.

— Ох, — не ожидавшее внезапной женской атаки мужское тело дернулась.

— Не ох, а по сторонам смотри или я не буду его сосать, — выпуская головку изо рта безапелляционно заявила жена.

— Да смотрю я, смотрю, не бойся… соси, — внезапно севшим голосом прошептал Виктор.

Женский язычок приятно защекотал сморщенную розовую головку, и она, наклонившись старательно всосала в рот уже весь целиком начавший распускаться член. Сначала не глубоко, но с каждым разом она, все сильнее и глубже засасывала его, пока разбухший набалдашник не уперся в её горло. И тогда Вика принялась сосать!

Ее губы хищно заскользили по упругому, перламутровому с голубыми прожилками стволу в захлеб обсасывая лиловую блестящую на солнце глянцем сладкую головку, частыми движениями язычка слизывая густой сок из дырочки на ее вершине.

Вика, погрузившись в состояние сладкого экстаза сосала жадно, самозабвенно распыляясь от мысли, что она это делает днём, на городском пляже, да еще и в окружении отдыхающих.

Виктор помутневшим взглядом удостоверился в том, что редкие отдыхающие совершенно не обращают на них, внимание вновь вперился взглядом в аппетитную женскую промежность, обтянутую голубыми плавками.

Незаметно, под влажные звуки, издаваемые женой, его глаза сами собой прикрылись, и он незаметно для себя погрузился в мир грез и фантазий размечтавшись о неимоверно развитых половых губах этой женщины. Увлеченный своими фантазиями Витя не заметил, как женщина вышла из воды, как неся на руках переставшее верещать чадо она поравнялась с ними, и как она, заливаясь краской, выпучив глаза уставилась на его член, торчащий глубоко в горле жены.

Пребывая в собственных грезах, мужчина не видел, как голубой треугольник ткани остановился совсем рядом с его носом, как он, промокнув изнутри, плотно облепил выпирающий лобок и как массивные губы женского полового органа, раскрывшись на две половинки всосали в себя мокрую ткань, демонстрируя глубокий рубец в женском междуножье и как редкие курчавые волосинки, вылезшие из-под плавок, дрожат под дыханием жаркого ветерка.

Ничего этого мужчина не видел, но закрыв глаза, он все эти сладкие женские прелести рисовал себе сам в своей возбужденной голове. Его рука легла на затылок жене, слегка надавила, его бедра задвигались, разбухшая головка, невероятно приятно уперлась во что-то в горле жены, уздечка натянулась, в яичках блаженно защекотало, мгновенно наполняя ствол члена спермой, тело напряглось и…

Голубые плавки оттопырились, пропуская под влажную ткань ритмично забившиеся пальчики, бедра раскрылись, женщина инстинктивно вжала в себя держащее на руке детское тельце…

Тельце взвизгнуло, женщина ахнула, мужчина охнул, Вика, давясь фонтаном спермы — фыркнула.

По мошонке, потекли струйки белой жидкости.

Витя распахнул глаза, уставившись в оттопыренные голубые плавки у себя под носом. Женщина выдернула руку из плавок, на мгновение засветив сморщенный бант выпирающих половых губ, подхватив вновь завизжавшее чадо резво устремилась прочь в сторону своей подруги в ослепительно белом раздельном купальнике, лениво развалившийся на полотенце в метрах десяти от семейной пары.

Голова Вики дернулась и попыталась вывернуться из-под припечатавшей ее носик к выбритому лобку крепкой мужской ладони.

— Абр, абры… абырвалг, — пытаясь повторить классическую фразу, давясь слюной и спермой забормотала Вика.

Виктор, убедившись, что голубые плавки удалились на безопасное расстояние, отпустил голову жены.

— Дурак, я чуть не захлебнулась, ты мне в нос наспускал – гад! — Вика пружинно выпрямилась и попыталась прочистить носик от заполнившей его спермы, — Дурак!

— Прости Вик, но ты сосала так обалденно. Днем, на пляже… да еще в окружении посторонних женщин. Я просто улетел… Ты такая умница, обожаю тебя. Хочешь, на попей водички…

— Все равно дурак, — Вика сглотнула остатки спермы и взяв протянутую бутылку с водой сделала несколько глубоких глотков. Отдышалась. Выдохнула.

— Нас никто не видел? – жена осмотрелась по сторонам.

— Жаль, конечно, но никто. Надо было бы на видео снять как ты сосешь, а потом в инете выложить, пусть твои знакомцы посмотрят и подрочат, — Витя с сожалением посмотрел в сторону женщины с ребенком.

Голубенькая сидела и что-то решительно рассказывала приподнявшейся на локтях беленькой. Обе женщины были напряжены и поочередно бросали взгляды то на Витю, то на Вику.

Виктор улыбнулся. Женщины, моментально потупив взгляды отвернулись.

— Дурак! – огрызнулась жена, расслабившись и осознав, что процесс прошел никем не замеченным, Вика животом опустилась на покрывало, — Офигеть…

— В смысле офигеть? – муж посмотрел на жену.

— Ты представляешь, я сама не представляю, как я смогла сейчас тебе отсосать. Это было какое-то минутное помутнение рассудка. Дикое желание почувствовать его у себя во рту. Если не отсосу -умру. Может меня те проститутки сглазили, может они колдуньи?

— Колдуньи? Не знаю, может и колдуньи. Эти могут, они все что угодно могут — профессионалки! – уважительно отозвался муж, и поколебавшись продолжил, — Я вот что тут придумал…

— Что? — не дав договорить перебила мужа жена, поворачивая половинку мордашки под палящие лучики солнца и томно прикрывая глазки.

— Может быть нам попробовать эксгибиционизм? – муж с надеждой посмотрел на тело жены, довольной кошкой, растекшейся под солнцем.

— Экгсби…би блин, язык заплелся, слово то какое мудреное придумал – это что такое?

— Ну как тебе сказать…

— Ну так и скажи…

— Это… ну в общем секс в публичных местах, письки показывать, трахаться, а еще можно все это снимать на фото или видео. Для себя, для истории! Согласись, прикольно же, — нерешительно произнес муж, замолкая и ожидая реакции супружницы.

— Засветы что ли? – не открывая глаз вяло поинтересовалась женщина.

— Ну да, что-то типа того… Ты как?

— Не знаю, можно попробовать, — Вика неопределённо повела раскрасневшимися под солнцем плечами, — развяжи мне лифчик на спине. Не хочу быть полосатой как зебра.

Муж тяжело вздохнул — бесполезно. Сейчас, она даже в голову не взяла его предложение. Белая полоска на спине от завязок, в данный момент важнее для нее, чем какое-то не понятное слово. Дернув за красный хвостик, он распустил бантик на загорелой спине жены. Член в плавках тревожно зашевелился.

— Натри мне спинку, печет. Пожалуйста-а! – просяще простонала Вика.

Оторвав взгляд от практически голого тела любимой женщины, лежащей перед ним, Виктор, пошуршав пакетом фыркнул желтым пластмассовым флакончиком, невольно хихикнул.

— Ты чего там? — заинтересовался женский голосок.

— Да ничего, нажал на бутылек, а он брызнул. Вот теперь любуюсь твоей спинкой… как будто тебя об кончали, — хмыкнул муж.

— Дурак, — лениво отозвалась жена.

— Почему сразу дурак то? Очень эротично и сексуально. Хочешь сфоткаю и покажу?

— Не хочу. Три давай.

— Три, три… скучная ты у меня Вик.

— Зато ты весельчак, никак не угомонишься. Три – кому я сказала. Сгорю же.

Муж вздохнул и принялся нежно растирать по разгоряченному телу жены жирные, спермо-сливочные капли крема, бросая мечтательные взгляды в сторону бело-голубых купальников.

«А беленькая то очень даже ничего! Ножки, сиськи. Животик правда, но в меру. Одиночка? Точно одиночка. Даже очки не скрывают как она хочет. Хочет, и еще как хочет, чтобы ее тело сейчас так же растерли мужские руки, проникли в ее укромные местечки. Да и голубенькая то же ничего… сидит скрестила ножки по-турецки и что-то втирает подруге, а сама то сама, так и смотрит за руками. Блин, хочу вас обеих сразу и можно без хлеба. Прямо тут на пляже на глазах Вики. Одну на член, вторую на лицо. Кого куда? Голубую конечно же на рот, у нее же такое сладкое вымя выпирает.

Вот бы вылизать и отсосать ее губы. Интересно, а какой у нее клитор? Может быть такой же огромный? Вот бы его пососать. Наверное, то же одиночка, иначе не смотрела бы так жадно на мою сосущую Вику. Хочет, сто пудов хочет. Блин Вика…, а может ее домой отправить, а самому найти предлог и зависнуть?», — Виктор мечтательно заулыбался, и сам поразившись собственной смелости – осторожно помахал рукой подружкам.

Неожиданно подружки ответили ему тем же.

Виктор довольно заулыбался и распрямив спину принялся, как заправский массажист, втирать крем в распростертое женское тело. Его руки уверенно заскользили по спине жены, скатились к ее бокам, нырнули в чашечки расстёгнутого лифчика, и нежно сжав сисички принялись их нежно мять.

Муж бросил взгляд в сторону подружек. Женщины, внимательно смотрели. Голубенькая даже что-то попыталась изобразить рукой в воздухе, но ее хотелку мужчина не смог разобрать.

Виктор, оставшись довольным огляделся по сторонам. Лежали, для данной ситуации они очень выгодно. Его спина загораживала их от всего остального пляжа, а перед ними были только заросли кустарника и восседающие на полотенцах подружки. Правда немного в стороне и ниже, как раз на уровне раскинутых ножек Вики разместился мужчина в годах, но он сонно лежал на животе, совершенно не интересуясь происходящим вокруг.

Пальцы Виктора нырнули поглубже под грудь жены в поисках ее сосков. Нащупали. Сдавили две набухшие упругие шишечки.

— Вить ну что ты делаешь, прекрати, – заругалась жена, но при этом ее тельце слегка прогнулось и ее грудки более выгодно расположились в ладонях мужа. Замечание жены, муж полностью проигнорировал. Наоборот, осмелев, он принялся сладострастно разминать ее груди, стараясь как можно более откровеннее показать этот процесс внезапно объявившимся зрительницам.

Голубенькая заулыбалась. Показав мужчине свой влажный розовый язычок, она демонстративно облизнула им кончики своих пальчиков, затем не отводя своих лукавых глаз от уставившегося на нее мужчины, женщина оттянула резинку плавок и воткнула под нее влажно блеснувшие пальчики. Сладкая истома молнией прожгла мозг Вити, пробежала по спине, спустилась к пояснице и отразившись в паху взорвалась тягучей карамелью в мошонке.

Его член дернулся и оттопыривая плавки – встал! Игра с женщинами в гляделки ему все больше и больше начинала нравится. Витя выпрямился над телом жены и откровенно выпятив низ живота продемонстрировал женщинам оттопырившуюся палатку плавок. Подружки хихикнули, а беленькая беззвучно захлопала в ладошки.

— Вить, ну хватит уже… у меня сейчас соски лопнут… помажь мне лучше ножки, — сладко промурлыкала жена, вновь прижимаясь грудью к покрывалу.

— С удовольствием любимая!

Фыркнув кремом себе на руки, Витя принялся растирать женские лодыжки, медленно скользя руками, поднимаясь все выше и выше. Ухватив жену за коленку, он оттянул ее в сторону. Распахнувшаяся промежность жены вывалилась наружу, всасав в щель промеж бархатистых губок, узенький красный мостик, соединяющий между собой два красных треугольничка.

Женщины, ожидая продолжения — зашептались.

Голубенькая, все так же, одной рукой активно шевеля у себя в трусиках, второй помогла строить замок из песка возившейся рядом малышке.

Беленькая же, подтянув согнутые в коленях ножки развела их в стороны, приоткрывая Витиному взору промежность, с еле заметной канавкой по которой она маняще водила указательным пальчиком.

Член Вити затрепетал, залупившаяся головка уперлась в эластичную ткань плавок, уздечка натянулась, моментально вскипевшая сперма устремилась к выходу и если бы не реакция мужчины, то Витя бы бесславно спустил себе в плавки, но Витя успел. Резво сдернув с надувшегося органа плавки, он закатал их себе под яички, максимально передавив резинкой проток в мошонке. Выпяченный член несколько раз дернулся в воздухе, но так и не сумев извергнуть сперму – выжидающе замер.

В воздухе растеклось тревожное напряжение, и только не разумная малышка что-то попискивая, требовала от мамы насыпать песочка ей в ведерко. Мама же, завороженно смотря на пульсирующий член энергично работала пальчиками в своих трусиках, и даже беленькая, не выдержав напряжения, отодвинув немного в сторону свои плавочки, откровенно теребила себе пальчиком верх начисто выбритых губок. От бесстыжести женщин у Вити перехватило дыхание. Его член, вновь пытаясь извергнуть из своих недр сгустки кипящей спермы затрепетал, но… но тугая резинка плавок вновь спасла Витю.

На лбу мужчина проступила испарина. Подруги довольно заулыбались.

Переведя дух, Витя вновь принялся нежно растирать внутреннюю поверхность бедер жены, водя руками в опасной близости от ее набухшей промежности.

Вика попыталась что-то произнести, но ее губы только влажно неразборчиво зачмокали.

Виктор, был доволен собою. Ему удалось ввести жену в состояние экстаза на глазах незнакомых женщин, и при этом не спустить самому. Его, перетянутый член напрягся, головка приобрела форму грибка. Половой орган вытянулся набух, пульсировал, но не кончал. Мужчина выпрямился и стоя на коленях с гордостью продемонстрировал свое орудие женщинам.

Голубенькая вновь высунула язычок, похотливо облизнув им свои губки, а беленькая, опустив обе ручки себе между ножек, резко раздвинув сомкнула половые губки. Сверкнув ярко розовой влажной щелью.

У Виктора тягуче заныли переполненные спермой яички. Обхватив ствол члена ладонью, он несколько раз резко вздрочнул. Попеременно направляя головку то на одну, то на другую женщину. Подружки расплылись в довольных улыбках. Он еще бы с удовольствием подрочил для женщин, если бы не его неугомонная сперма, которой ну никак не сиделось в яичках, и которая постоянно пыталась вырваться наружу. Собрав волю, Витя с трудом оторвал руку от своего пульсирующего органа.

До считав до десяти, Витя тяжело выдохнул – отлегло.

Бросив плотоядный взгляд на женщин, муж склонился над беззащитным телом своей жены, и запустив пальцы под резинку ее трусиков, резким движением сдвинул их до середины попы. Красная тряпочка, приспущенных трусиков, вялым флагом обвисла над промежностью жены, открывая взору ее набухшие выбритые губы и сопливую щель между ними.

— Вить ну что ты делаешь… прекрати, — не довольно вильнув бедрами, выдохнула Вика,

Выказав таким образом свое неудовольствие, жена шире раздвинула свои ноги, намекая мужу о том, что было бы не плохо смазать кремом у нее и там, в междуножье.

Женщины в ожидании продолжения спектакля, напряженно зашушукались.

Виктор, расправив плечи и гордо выпятив член, торжественно указал руками на распахнувшиеся лоно супруги.

Беленька повела загоревшими плечиками и развела свои руки в стороны, всем своим видом показывая, что она бы возможно и не прочь присоединиться, но в данный момент вынуждена отказаться. Ее голубенькая подружка, самозабвенно работая пальчиками в своих трусиках, призыв мужчины проигнорировала.

Виктор понимающе вздохнул и подобрав с покрывала изнасилованную им пластиковую бутылочку, фыркнул остатками крема, тщательно смазывая им свои пальцы. Затем, запустив одну руку между аппетитных булочек, он медленно принялся массировать пальцами попу жены, пальцами же второй руки он принялся массировать пирожок поменьше, но еще более желанный и сладкий. Поджаренный на солнце пирожок моментально расползся и из него потекла, обволакивающая мужские пальцы густая женская глазурь.

Вика, ойкнула и теряя контроль над своим телом – растеклась. Ее бедра машинально прогнулись, и она, подставляя свои самые сладкие местечки под ласки мужа тихонько заскулила.

Виктор самозабвенно дрочил двумя руками свою жену, надеясь, что как минимум трое зрителей сейчас наблюдают за ним получая от этого удовольствие.

Его член пылал как факел, сердце билось как пламенный мотор, отдаваясь ритмичными толчками в паху. Время остановилось для него, мир вокруг перестал существовать. Сладострастие и неистовая похоть овладели мужчиной. Потеряв контроль над собой, он не заметил, когда и как его палец проник в тугое колечко ануса Вики и растягивая, ритмично дрочил его изнутри. Пальцы второй руки смачно хлюпая драли женское влагалище, а оттопыренный большой палец натирал разбухшую косточку клитора.

Тело супруги, натянутое как струна вибрировало у него в руках готовое в любой момент лопнуть острыми искрами оргазма. Руки усилили натиск, женское тельце выгнулось и…

Откуда-то со стороны, словно легкое дуновение ветерка, донесся сладкий женский стон. Муж переметнул взгляд от раздроченных прелестей жены, в сторону зрительниц.

Голубенькая, под недовольные писки своей дочурки, завалилась на бок, своим плечом разрушив одну из построенных ею башен песочного замка.

Беленькая же, бесстыдно разведя согнутые в коленях ноги, и уже совершенно не стесняясь, агрессивно натирала свою голую письку, направленную в сторону пляжа.

— Ох…, — вид развратной беленькой пудовой гирей отозвался в переполненных спермой яйцах.

— Ах…, — эхом отозвалась жена и ее тело несколько раз резко дернулось. Пульсирующие стенки влагалища, сочной мякотью обволокли воткнутые в него пальцы, косточка вишенки лопнула, и маленькая дырочка брызнула струйкой влаги, что говорило о наивысшем наслаждении супруги.

— Блаженство…, — простонала Вика и под звуки чавкнувших мужских пальцев, покинувших ее тело, растянулась на горячем покрывале.

— Ой…, — ветерок донес до ушей Вити очередной женский стон.

Страсть жены, на какое-то время отвлекла Виктора от созерцания распутной беленькой подружки, и он пропустил момент ее оргазма. Теперь же, свернувшись клубочком, беленькое тело, тихонько подрагивало лежа на полотенце.

Виктор посмотрел в сторону мужчины, тот напряженно замерев все так же продолжал лежать на животе.

— Вить, Вить… спасибо тебе! Это было обалденно! А главное днем, на пляже. Я сначала боялась, а потом, когда ты вошел в меня… ну не ты, твои пальцы… так стало обалденно, что я решила, а пофиг… пусть смотрят. И знаешь я почувствовала себя порно актрисой в порно театре. Знаешь, а давай попробуем этот твой экг… эбп… бизм, — Эксгибиционизм, — поправил все еще пребывающую в возбужденном помутнении жену, — Да, да его самый. Если это будет так же прикольно, то давай попробуем. Мне понравилось! Я до сих пор еще теку, — Вика, приподнялась, и обвив рукой шею мужа, прижалась губами в поцелуе.

— Ой, Вить… как он у тебя стоит… горячий какой, — пальцы жены нащупали торчащий орган мужа и обвили его ствол, — Хочешь я его еще раз пососу? Или хочешь, пойдем в кустики, и ты меня трахнешь куда захочешь…, — блудливо растягивая губы в улыбке предложила жена, — Вот пощупай как из меня течет, — Вика, схватила ладонь мужа и бесстыдна потерлась об нее своей щелью.

Щель раскрылась и пальцы мужа вновь погрузились в ее лоно, — Вот чувствуешь какая она у меня горяченькая и скользенькая — потрахушечки хочет. Пойдем…, а? — и Вика, попытавшись встать потянула за собой мужа, держа его за член.

— Вик, Вик подожди… не сейчас, — вот если бы отрахать жену на глазах незнакомок, а потом незнакомок по очереди на глазах у Вики… Вот это было бы потрясно! От нахлынувших фантазий у него вновь сладко заныло в паху, — но трахаться в кустах, да еще с собственной женой – было уже через чур скучно. Муж с надеждой, сквозь жену, посмотрел на оживающих подружек.

Женщины приходили в себя. Голубенькая возилась с дочуркой, успокаивая ее она пыталась восстановить порушенный замок. Беленькая же, что-то писала на клочке бумажки, прижав ее к своему загоревшему бедру. Продолжения шоу, женщины явно не планировали. Витя разочарованно вздохнул. Гляделки закончились, театр прикрылся. Занавес!

— Ой, дурак, ты чего не скажешь то, — Вика, проследив за взглядом мужа встрепенулась, резво натянув спущенные трусишки на свой зад, — Ты чего мне не скажешь то. Я думала мы самые крайние, а там еще же люди. Ты что это ВСЕ делал у них на глазах? И хер свой еще выставил! А ну, быстро убрал!

— Вик, Вик…да тише ты. Да никто на нас не смотрел. Вон видишь, — муж, засовывая не послушный орган в плавки, мотнул головой в сторону женщин, — Одна с ребенком в песке ковыряется, а другая постоянно что-то пишет. Им не до нас… Мужик то же лежит как бревно. Неужели ты думаешь, что он смог бы спокойно бы лежать, если бы смотрел как ты кончаешь… А потом ты сама сказала, что…

— Что я сказала? — Вика недобро сверкнула глазами.

— Ты сама сказала, что тебе пофиг… пусть смотрят. Тебе же понравилось…, -муж сладко заулыбался и обняв жену, мягко привлек ее к себе, — Ну иди ко мне, Викусь, ты у меня сама милая, самая красивая, самая похотливая… зачем мне нужен еще кто-то кроме тебя. Вика, я тебя обожаю! – муж привлек к себе горячее тело жены целуя ее губы, продолжая наблюдение за соседками.

Женщины, похоже засобирались. Посмотрев на часы, они, стряхнув песок с полотенец и высыпав его остатки из детского ведерка, начали складывать свои вещички в ярко желтый полиэтиленовый пакет. Женщины уходили и их потеря, тоской отозвалась в переполненных спермой мужских яичках. Оторвав одну руку от жены, он сделал печальный, прощальный жест в сторону женщин. Они ответили ему тем же.

Голубенькая просто помахала в ответ ладошкой.

Беленькая с сожалением пожав загоревшими плечиками указала рукой на малышку, давая понять, что они бы и не против еще задержаться, но мелюзге уже пора. Затем, она неожиданно показала клочок бумажки, который демонстративно закопала в песок и сверху придавила камнем.

Послав на прощание поцелуй и взяв малышку за руки, женщины растворились в зарослях кустов. Мужчина печально вздохнул.

— Фу-у- у… Вить отпусти… больше не могу. Я сейчас задохнусь, — жена оторвалась от мужских губ, — Пить хочу. У нас вода осталась?

— Осталась, только она, наверное, теплая. Солнце печет, может быть, домой пойдем? – муж протянул жене выловленную в холщовой сумке полупустую бутылку.

— Пофиг, хочу пить, — Вика буквально вырвала, протянутую бутылку из рук мужа и сорвав с нее крышку присосалась к горлышку. Пила она жадно и очень соблазнительно. Из уголков ее рта потекли ручейки воды, спадая маленькими водопадиками на загорелую женскую грудь, они растеклись по ней и впитавшись в красную ткань купальника высветили темные пятна набухших сосков. Виктор не вольно засмотрелся на свою жену. Член встрепенулся и вновь уперся головкой в ткань плавок.

— Ладно Вик, пойдем в кусты, – муж попытался взять жену за руку.

— Ага, нравлюсь! – оторвавшись от источника, Вика задорно хихикнула, приподняла бутылку и полила себе на сиськи, затем, зачем-то оттопырив резинку трусиков она вылила остатки воды себе на лобок, — Не-е, я уже не хочу в кусты. Я вот что решила. Давай еще немного полежим, потом домой и там ты меня уже отымеешь по полной программе, – жена заговорщицки подмигнула мужу, — Сколько сейчас время?

— Наверное где- то час или почти час, — хмыкнул муж, сориентировавшись на солнце.

— Вот, позагораем до двух, и домой. Быстренько в душ и я чистенькая вся твоя. Можешь делать все что захочешь. Любые фантазии. Любые! – многозначительно выделив последнее слово, жена хитрюще заулыбалась, — Согласен?

Трахаться хотелось нещадно, член буквально уже варился в собственном соку, но много лет зная свою жену, ее обещание могло значить только одно – многочасовое выполнение ее тельцем всех его похотливых и даже извращенных фантазии.

— Ну если ты так хочешь, — Витя недовольно растянул слова, — Но точно любые?

— Точно, точно. Я же сказала – ЛЮБЫЕ! Что захочешь то и будешь делать со мной. Так, что сейчас лежи и придумывая свои фантазии. У тебя есть час!

Вика сунула в руки мужу опустевшую пластиковую емкость, плюхнулась спиной на покрывало и широко разбросав в стороны стройные ножки, бесстыже выставила на просушку свои мокрые, влипшие в половую щель плавки. Сосед с низу зашевелился.

— Какая же ты у меня… — муж не договорил. Бросив пустую бутылку в сумку, он плюхнулся рядом с женой на покрывало, буравя своим напряженным органом песок в поисках нефти.

— Вить, а Вить…ну очнись же ты. ..

— А? Что? – муж не заметно для себя, размечтавшись об ушедших соседках, задремал, но пинок острого кулачка жены в бок заставил его встрепенуться.

— Что — что, да ничего. .. писать я хочу вот что, — поднимаясь с покрывала, заявила Вика.

— Здорово! Ну, а я чем могу тебе помочь? Ты же видела синею кабинку утром, когда мы шли сюда, — муж, пребывая в нирване, никак не желая впускать в себя жестокую реальность.

— Нее, — жалобно протянула жена, — Это далеко идти, не хочу.

— Ну тогда прям здесь, — заворчал муж.

— Здесь люди смотрят. Я не могу так…

— Вик блин, либо иди в туалет, либо прям здесь на песок… я тебя прикрою, — высказался муж, не много смягчая свое отношение к женской проблеме.

— Дурак! Я тебе это припомню… как я могу тут? Это вам, мужикам, легко… достал писнул и убрал, а вот намммм! – многозначительно простонала жена, — Целая проблема!

— Вик, проблема у тебя… хочешь ссы здесь, не хочешь иди в туалет, — пустой разговор начинал доставать мужчину.

— Ага… а потом в мокрых трусах ехать домой?

— Так сдвинь и писни.

— Дурак, а если увидят?

— Если увидят – побьют! Вика, ты достала уже. Ссы тут или иди в туалет там, — рассвирепел муж.

— Ну ладно тебе – ладно! Иду я уже – иду! Дурак! Вот попросишь меня с тобой куда-нибудь сходить – фиг тебе! – Вика сунула перед носом мужа два кукиша, покрутив ими.

— Господи, да иди же уже, описаешься же!

— Да иду я иду!

Вика поднялась, и виляя попой пошла в направлении входа на пляж, где должны были располагаться туалеты.

Муж, облегченно вздохнув опустился на покрывало, но тут же вскочил и оглянувшись бросился к месту, занимаемому женщинами. Откинув ногой камень, и сунув руку в песок раскопал клочек оберточной бумаги свернутый в трубочку. С дрожью в руках кладоискатель развернул и прочел заветный манускрипт.

«Алина и Арина. Звони!»

Под лаконичной запиской имелись два номера телефона, с отличием в одну последнюю цифру.

Волна многообещающих мурашек пробежала по мужской спине осев в паху. Мужчина дернулся, решив незамедлительно созвониться с переставшими быть незнакомками — Алиной и Ариной. Он, метнулся к сумке, где лежали телефоны, но в этот момент увидел свою, недовольную возвращающуюся жену.

— Блять… Вить… я там не сяду! Вот лучше я поссу перед всем пляжем и пусть меня потом поколотят, но ни в этих туалетах, — Вика изобразила кавычки пальчиками в воздухе, — Я еще даже не дошла, там такая вонища…, — жена сморщила носик.

— Офигеть, а со стороны виделось все пристойно, — Витя задергался, пряча заветную записку в кармашек сумки, — Вик, ну не знаю тогда… иди в кусты. Я уже вот и покрывало скатал. Домой?

— Домой я не дотерплю, — жена вздохнула и направилась в сторону зарослей, — Я в кусты. Жди.

— Иди. Жду, — Витя, проследив за скрывшейся в кустах женой, принялся собирать вещички.

— Вить, Вить, — из-за спины долетел возбужденный возглас жены.

— Ну что еще? Как же мне это надоело, — муж развернулся в сторону летящей к нему жены.

— Вить, меня там чуть не изнасиловали, — возбужденная жена упала на грудь Виктора, ища в ней защиту.

— Да ладно, — зная экспрессивность своей жены, отозвался муж, прижимая ее взволнованное тельце к себе.

— Вот тебе и ладно… и все благодаря тебе, — муж хмыкнул, — «Ну конечно, а кто же еще виноват?» — Я только присела, а там смотрю, из кустов на меня кто-то смотрит… мужчина или зверь какой…

— Вик, ну и что? Ну и показала бы ему.

— Вить, ты дурак что ли, ты представляешь, как я испугалась… Я сажусь, а тут глаза… я чуть не об писалась!

— Вик, дорогая, а разве не за этим самым ты и шла в кусты? – подколол жену муж.

— Вить, ну хватит уже! Ну в самом то деле то сколько можно? Я к тебе как к мужу, а ты…

— Ну ладно, ладно… прости, — Виктор привлек к себе жену, поцеловал ее пахнущие солнцем и песком волосы, — Пойдем. Я покараулю, а ты пописаешь. А если вдруг какой зверь, то я его палкой…

— Дурак, — огрызнулась жена, — Вещи забери, сюда мы уже не вернемся.

— Ого, какое здесь укромное местечко, — муж осмотрелся по сторонам, — Я бы никогда и не подумал. Прям рай для онанистов… подсматривай за бабами и дрочи!

— Вить, ну в самом то деле, хватит уже! – Вика осмотрелась вокруг небольшого пятачка, образовавшегося в середине зарослей кустарника, — Я вот тут присела, а на против глаза… я чуть не обоссалась…

— Вот прямо тут? – муж наклонился над заскорузлым покровом опавшей листвы, — Значит ты тут присела, а вот там, — муж показал рукой на кусты напротив, — Глаза горят! Теперь мне понятно, помнишь, как в мультике с Машей – «Да-да… Это был Дед Мороз!» – засмеялся Витя, — Ну или оборотень какой залетный решил посмотреть на твою письку. Я его понимаю, сам ни как насмотреться не могу.

— Дурак! Как же я устала от твоих шуток! – Вика тяжело вздохнула, — И за что мне такое наказание? Все я писаю, а ты бди по сторонам. Отвернись! — Стой…, на подержи не хочу в мокрых идти потом, — Вика, вильнув бедрами, стащила плавки и протянула их мужу, — На держи.

Муж, принимая кусочек ткани, уставился на стройное, практически голое тело жены. Непроизвольно сглотнул и зацепив пальцем свои плавки, стянул их под мошонку, направляя на соблазнительное женское тельце головку вздыбившегося полового органа.

— Фу, Витя… фу-фу! Нельзя! – звонко рассмеялась супруга, — Я тебе предлагала. Ты отказался. Теперь дорогой, терпи до дома! Ты сделал свой выбор.

Вика, смотря мужу в глаза, присела на корточки. Затем, широко разведя коленочки, она намного откинулась назад, вульгарно выпятив набухшие половые губы.

— Нравиться? – томно проворковала жена, забыв о том, что еще минуту назад, она сама просила мужа отвернуться, — Смотри Витя, смотри любимый, от чего ты отказался, — положив пальцы на лобок жена раздвинула щелку, приоткрывая влажный вход в свою вагину, — Нравиться моя малышка? А ведь сейчас в ней мог быть твой член! Но теперь вот он стоит, и в воздух слюни пускает. Но, что поделать, выбор есть выбор, — входя в положение мужчины, посочувствовала женщина, — Лучше журавль в руках, чем синица в небе, — Вика задорно рассмеялась, — Ладно уж так и быть – смотри. Потом, может быть, разрешу тебе на себя подрочить.

Женские бедра дернулись и извергли из своих недр, прямо на ноги ошеломлённого мужа, могучую струю скопившейся жидкости.

Виктор, подпрыгнул и отскакивая в сторону едва не воткнулся своим торчащим колом в лоб блаженно писающей супруги.

Вика, попыталась защититься от торчащей мужней дубинки, оторвала свою руку от лобка, вскинула ее вверх и вцепившись в напряженный половой орган мужа, повисла на нем.

Сперма, моментально вскипев в яйцах, рванула на выход. Но в очередной раз застряла где-то в канале, пережатом пальцами жены. Прислушиваясь к ощущениям в члене, муж замер в тревожном ожидании. Пальчики жены сейчас вершили судьбу его напряженного органа: спускать или не спускать.

Но Вика, намертво вцепившись в так услужливо подставленный мужской сучок, самозабвенно писала. Струя сначала била как из брандспойта, затем как из шланга, и перейдя в ранг как из-под крана, постепенно превратившись в капель — иссякла. Вика, с наслаждением выдохнула.

— Как же мне хорошо! Обалденно! Вот как нужно мало женщине. Просто пописать и уже балдеешь, — жена повернула свою сладко улыбающуюся мордашку в сторону мужа, — Вау! А этот то, как у меня в руке оказался? – Вика изумленными глазами взирала на торчащую из ее кулачка багровую головку.

— Да вот пока ваше сиятельство изволило ссать – залетела!

— Да-а? А я и не помню. Мне так хорошо было, — Вика потянула член на себя, — А вообще Витя, ты не воспитанный мужлан. Что это за слово такое – ссать? Как вульгарно право. Тебя нужно наказать!

Перекатившись, Вика встала на колени перед мужем и внезапно, ладошкой, хлопнула по торчащей из ее кулачка багровой головке.

— Вииииииика… ты сдурела? – Витя, не ожидавший такой жениной проказы, резко дернулся и попытался выдернуть член из цепких пальчиков жены, но как раз и благодаря их цепкости, они повторно не позволили Вите разрядиться в воздух.

— Будем учить вас с ним хорошим манерам, — создавшаяся ситуация веселила и приятно возбуждала Вику, — Вить, ну да ладно тебе. Ты что обиделся? Ну и зря. Я же играю. Ты же любишь, когда я с тобой играю, — сладко промурлыкала жена, теперь уже нежно поглаживая подушечками пальцев пылающую головку, — Нравиться? А так, — жена потерлась носиком об дырочку на кончике головки, — А может быть вот так? – Вика, сложив губки трубочкой медленно натянула их на головку.

Муж застонал, — Вика, что ты делаешь, я же сейчас кончу!

— Терпи, терпи… а то накажу и оставлю без сладкого дома! — приторно сладким голоском предупредила жена мужа, медленно засасывая головку, а вслед за ней и весь разбухший орган себе в рот.

Тело мужа выгнулось, сжалось и член затрепетал во рту жены.

— Вииика, что ты делаешь…, — стон, дрожащего в оргазме мужского тела заглушили густые заросли, — Я кончаю…

Но долгожданной разрядки вновь не наступило. Вика, тонко уловив момент оргазма мужа, на этот раз уже сознательно, передавила пальцами основание полового органа.

— Ммм…кончаю, — запыхтел, дрожа в преддверии оргазма муж, его пережатый член задергался в женской ручке и из его напряженной головки непроизвольно выплеснулись несколько капель мутноватой жидкости, но сам член продолжил оставаться напряженным.

Вика, добившись своего, немного расслабила пальчики, и в тот же момент, импульсивно дернувшись, член сплюнул ей в лицо маленький комочек белой слизи.

— Ах ты гаденыш! Вить, он у тебя плюётся, — Вика, скривив обиженную мордашу пожаловалась мужу на его член размазав ладонью плевок по щеке.

— Вик, а что я могу поделать. Это все ты… это ты с ним творишь…

— Ах я? Он у тебя плюётся, а я же еще и виновата, – обиделась жена, вновь сдавливая пальцами член мужа, — Не хочешь сам, тогда я его накажу!

Супруга, высунув язычок, шустрой змейкой принялась жалить орган мужа в самые его уязвимые места. Муж взвыл, заплясал на месте, пытаясь вырвать свой орган из рук жены, но тщетно. Жена, радуясь, как ребенок конфетке, вновь и вновь продолжала жалить ставшим чрезмерно чувствительным орган.

— Вик…Вик…Ну Вик…, — муж вцепился рукой в женскую голову пытаясь оторвать ее от своего паха.

— Ну что еще… Фи, какие же вы мужчины нежные, — Вика вздохнула, и не выпуская член сменила острую пытку на более изысканную.

Теперь губы жены, невесомой бабочкой, порхали по пульсирующему голубыми венками стволу полового органа, тщательно избегая чувствительных зон на нем.

Муж немного расслабился, но ненадолго. Волны оргазма начали одна за другой накатывать на его трепещущее тело, но управляемые женой, волны не выплескивались наружу, они разбивались об ее уверенные пальчики. Словно профессиональный музыкант, она творила на флейте мужа сладкую изнуряющую симфонию минета.

Внезапно мелодия прервалась.

— Вить, а Вить… ау тело, очнись! – словно из другого мира, в пульсирующем сознании мужа возник женский голос, — Ну очнись же ты, глаза опять смотрят! Блин да очнись же ты наконец, — острые зубки сдавили багряную шапочку члена.

Муж дернулся и распахнул глаза, остекленело смотря на жену.

— Ну наконец-то очнулось! Глаза… опять глаза… Да тихо ты, не крутись. Слева от тебя в кустах, —одними губами прошептала жена, вновь присасываясь губами к члену.

Виктор, осторожно повернул голову в направлении, указанном женой. Действительно, заросли кустов в том направлении как-то неестественно колыхались, муж присмотрелся. С высоты своего роста он разглядел согнувшуюся мужскую спину, ритмично дергающую плечом.

— Вижу, и никакой это совсем не зверь. Мужик… смотрит и дрочит на нас с тобой.

— Фруммм, — заговорщицки фыркнула слюнями жена, — Что будем делать?

— Не знаю, ты соси пока… не отвлекайся, а то спугнем его, — шепотом на шепот ответил муж, и вдруг, сам не зная зачем и почему, повинуясь какому-то сиюминутному желанию выдал в голос, — Эй там в кустах, да-да вы, мы видим вас!

Жена от неожиданности поперхнулась. Дрожание кустов прекратилось.

— Мужчина, ну что вы как маленький по кустам шаритесь, подсматриваете – не хорошо это. Вы уже взрослый мальчик. Подошли бы, да и спросили. Может быть мы и сами не против. А мы не против, да Вик? – муж посмотрел на ошарашено смотрящую на него жену, — Мы же не против правда Вик, — Муж заулыбался, жена что-то не раздельно фыркнула, — Вот, видите жена не против. Давайте уж выходите из своих кустов, хватит прятаться. Смотрите и дрочите сколько вам будет угодно, так и вам приятнее и нам интереснее будет. Правда дорогая? – муж сверху вниз посмотрел на жену.

Вика недовольно сверкнула глазами, но при этом заинтересованно посмотрела на заросли. Муж с облегчением выдохнул, жена принимала правила игры.

Кусты раздвинулись и выпустили на пятачок давешнего, загорающего незнакомца.

Незнакомец оказался совершенно заурядным мужчиной уже в годах, хотя и не плохо сохранившимся, но то, что у него торчало из паха, заставило жену с мужем, ошарашенно сглотнуть, а мужа еще и усомниться в правильности принятия своего решения.

У мужчин между ног может быть: пенис, член, елда или даже хер. Вот у этого мужчины между ног был как раз хер, от слова херня. И вот именно эта самая херня, размером с Викино предплечье, своей совершенно не выразительной бледной головкой, качнувшись, уткнулось в лицо Вики.

«Офигеть… шланг!» — икнула про себя Вика, как зайчишка, завороженно смотря на змея, гипнотизирующе покачивающего своей головкой.

«Охрененть… шланг, » — ругнулся про себя Виктор, с отвращение смотря на мотыляющийся перед лицом жены, громадный батон колбасы из мужской плоти.

«Ладно головки нет, но там и яички то голубиные. И что? Этот кусок любительской колбасы может понравиться женщине?» — мужчина, злорадно улыбнувшись, посмотрел на свой, пусть и среднестатистический, но такой красивый член.

— Вить, Вить, я только потрогаю и все, ладно? – вопрос жены, вернул мужа в реальность. Жена, спрашивая, не спрашивала разрешения. Своим вопросом, она просто извещала мужа, чтобы в случае чего, можно было бы потом заявить – «Ну я же тебя спрашивала!».

Виктор, сжал волю в кулак и посмотрел — в понимании жены, потрогать, значило двумя руками вцепиться в этот торчащий батон мужской колбасы.

— Вика! – дернулся муж, — Мы же договорились, что он только смотреть и дрочить!

— Да помню я помню, — не довольно фыркнула Вика. Ребенку только что дали в ручки заветную игрушку и уже отбирают. А поиграть?

— Вика, да? Вика…, ну право же я не хочу усугублять ситуацию. Я бы, конечно, не прочь на большее, но готов довольствоваться и малым. Я наблюдал за вами еще на пляже. Вы очаровательны! Я, конечно, хотел бы большего, но в сложившейся ситуации я полностью солидарен с вашим э…? – незнакомец посмотрел на Виктора.

— Мужем, — уточнил свой статус Виктор.

— Вот, вот… Мужем. Мы мало знакомы или не знакомы вовсе. Я вполне разделяю опасения вашего мужа, хотя они более чем без почвенные, но ваш муж имеет право на это. Но я готов любоваться близостью и совершенством вашего бесподобного тела, и я буду очень польщен если вы позволите насладиться созерцанием вашего бутона… ммм… скажем так вблизи. На большее я и не рассчитывал. Тем боле Ваш муж абсолютно прав, смотреть и дрочить вблизи, значительно приятнее чем из кустов.

«Вот же дамский угодник чертов! Как излагает то. Да чтоб у тебя член на пятке вырос, как поссать так разуваться.», — муж посмотрел на свой, начавший опадать член. В голове пропели голоса – «Какая боль, какая боль – Аргентина – Ямайка – 5:0», — Тьфу, — муж сплюнул, — «Какие уж тут 5:0, тут целые 7:1» — и муж почему-то со злостью посмотрел на разомлевшую жену.

Жена цвела и пахла. Стоя на коленях, она словно парила над землей вцепившись двумя ладошками в торчащую херню незнакомого мужчины, изучающими пальчиками, самозабвенно подрачивая ее. Смотреть мужу на такое непотребство жены было мерзко и отвратно. Виктор напрягся и тяжело задышал, чувствуя, как внутри него начинает закипать скандал. И неизвестно, чем бы это все закончилось, если бы не женское чутье. Женские пальчики нежно оплели его член и голосок жены проворковал, — Милый, дай мне в рот, я хочу сосать твой член!

Викин голос, вывел мужа из ступора. Он посмотрел своими, начавшими наливаться злобой глазами, в глаза жены, излучающие безмерную любовь и нежность, и не позволяющие усомниться в ее преданности и верности.

Вика, мягко подтянула одной рукой член мужа к губам, и мило улыбнувшись незнакомцу, целиком всосала его рот, продолжая пальцами другой руки изучающе елозить по залупе незнакомца.

Сладкая волна вновь закипела в мошонке мужа, вытесняя недавнюю злобу, и неземным блаженством растекаясь по всему напряженному телу мужчины.

Виктор глубоко вздохнул и с любовью посмотрел на пускающую слюни, сладострастно сосущую его член, такую милую и любимую жену.

«Дурак, воистину дурак! Как можно было злиться на это вот чудо!» — необыкновенная волна нежности и любви к жене захватила Виктора. Он заботливо погладил растрепанные женские волосы, и мягко надавив ладонью на затылок до самого лобка вогнал свой член в фыркнувший ротик супруги.

Вика всхлипнула и пружинно стекла губами обратно к кончику головки. Она даже никогда не подразумевала, что заниматься сексом на глазах у людей будет столь возбуждающе. Бросая лукавые взгляды на незнакомца, она показушно принялась обсасывать пульсирующий ствол члена мужа, скользя по нему губами. Вспорхнув губами по напряженному стволу, она принялась играться ротиком с головкой.

Причмокивая, она всасывала ее в рот и пожевав губами сочно выплевывала ее наружу. Ее шустрый язычок, выскакивая розовой змейкой тут же принимался вылизывать уздечку вздыбленной мужской плоти, а ее слюнявые губки начинали порхать по бордовому мужскому бутону, высасывая из его раскрывшейся дырочки сладенький нектар.

Играя ротиком с членом любимого мужа, она страстно надрачивала ладошкой в нескольких сантиметрах от своих полыхающих щечек, торчащий орган незнакомого мужчины.

Член незнакомца, Вики не понравился сразу, впрочем, как и сам незнакомец. Да, его размеры поразили ее в первый момент, но его совершенно ровный ствол, напоминавший действительно батончик любительской колбасы, с миниатюрной, невыразительной, бледной головкой — которая немного сейчас порозовела- совершенно ее не впечатлил, но это был ДРУГОЙ член.

Член чужого, постороннего мужчины, который она не видела вот уже несколько лет, сначала став невестой, а затем и примерной женой. И окажись на месте монстра незнакомца, любой другой член, пусть даже со значительно скромными размерами, она бы сейчас точно так же самозабвенно лапала бы его свой ладошкой. Вставить в себя, потрахаться с чужим – нет, такой мысли в ее головке даже не возникло.

Взять в рот, пососать – возможно, если бы на месте невзрачной шишечки, была бы выразительная головка как у мужа. Но вот лапать, тискать пальчиками трепещущуюся плоть чужого члена было необычайно приятно, но еще больше этого, Вику возбуждало, что она лапает член незнакомца на глазах собственного мужа, и сосет член мужа на глазах незнакомца. Эта невозможная ситуация заставляла сладко кружится ее головку и бешено биться сердечко отзываясь тягучим желанием в раскрывшейся расщелине между ножек.

— Вик, Вика… я сейчас кончу, — сквозь розовый туман помутненного разума, супруга услышала томный стон супруга.

Распахнув свои горящие глазки и одарив незнакомца блудливой улыбкой жена вывалив слюнявый язычок, широко раскрыв свой ротик — приготовилась.

Виктор взвыл, обхватив пальцами скользкий ствол своего пылающего органа, он яростно принялся его дрочить. Его тело выгнулось, его пальцы с силой натянули нежную кожицу, вдавив ее в выбритый лобок. Напряжение достигло предела. Член выгнулся, натянулся.

Муж охнул, и густая струя спермы вырвавшись наконец то на свободу заполнила рот жены. Супруг стонал, охал, кряхтел, выплескивая порции теплой спермы в гостеприимно открытый ротик супруги. Наконец его фонтан иссяк. Муж встряхнул член, и последняя капля спермы кувыркнувшись в лучах, пробивающегося сквозь листву солнца, растекаясь, упала на грудь Вики.

— Я все…, — тяжело дыша констатировал факт своего оргазма муж, самодовольно смотря на количество заполнившей рот жены спермы и соизмеряя ее с голубиными яичками незнакомца, которые сейчас втянулись в мужскую промежность и практически были не заметны.

— Умничка, — смачно сглотнув и облизнув губки язычком произнесла довольная Вика.

И в этот самый момент мощнейший поток спермы ударил ее в алеющую щечку. Струя врезалась, и разбиваясь на сотни жирных капель разлетелась по всему лицу и волосам Вики. Не ожидавшая атаки женское тело дернулось, ее ротик растерянно приоткрылся, она автоматически повернула голову в сторону нападения и вторая мощная струя спермы ворвалась ей в рот.

Вика растерянно сглотнула, поперхнулась и тут же ее рот вновь наполнился мужской ароматной жидкостью, которая, переполнив женский рот, потекла через край, закапав с подбородка на набухшие женские сисечки густыми белыми каплями. Незнакомец замычал, напрягся и обхватив своей ладонью пальчики Вики, принялся ими неистово дрочить свой хер продолжающего извергать из своих недр все новые и новые потоки спермы.

Пораженный Виктор во все глаза смотрел как прямо у него глазах, тело его жены, покрывается белесыми волнами мужской глазури. Мужчина, словно шлангом, водя из стороны в сторону заливал стоявшее на коленях перед ним растерявшиеся тельце жены.

Сперма пропитала волосы Вики, вытекала ручейками из ее переполненного ротика, густыми каплями свисала с ее носика и подбородка, капала ей на грудь, и стекая волнами с ее груди, образуя мутные селевые потоки, струилась к лобку, ныряла в открытый женский желобок и образовав капель, срывалась на землю между ног жены. Создавалось впечатление, что пропитанное спермой женское тело, уже само из себя извергает сперму.

Ничего подобного растерявшийся муж не видел даже в порно. Пораженный, раскрыв рот, он смотрел на свою жены, которая, тяжело дыша, надувала носиком белесые пузыри. Это было так невероятно, что у него встал. Не замечая, на автомате, он принялся вновь дрочить. Он даже не почувствовал оргазма, его член просто в какой-то момент принялся выплевывать сперму на уже и без того обспусканную супругу.

Ошарашенная Вика, ошеломленно, выпученными глазами смотрела на два кончающие на нее члена. Это было уже выше ее предела. Она сунула свободную руку себе в расщелину и размазывая по ней сперму принялась яростно дрочить свой разбухший клитор.

Ее перевозбуждение было столь велико, что, к сожалению, она даже не смогла насладиться сладостью оргазмом. Острая молния, практически моментально, пронзила и испепелила дергающиеся в конвульсиях женское тельце. Вика взвыла, и захлебываясь терпкой спермой, теряя сознание, упала под ноги извергающих сперму мужчин.

— Вика, Вика… очнись. Ты как? – прорвался в ее забытье голос мужа, и сознание толчками начало возвращать женщину в реальность.

— Вить… что со мной было? – Вика приподнялась на локтях и осмотрела свое перепачканное спермой с прилипшим лесным мусором тело.

— Ты кончила! Ты очень сильно кончила. Просто взрыв, фейерверк и ты на мгновение отключилась. Это было обалденно.

— Как на мгновение? – жена удивленно посмотрела на склонившегося над ее телом мужа, — Мне показалось, что я была в отключке вечность, — Вика передернула блестящими слизью плечиками, — А где этот, с хером?

— Этот хер с горы, едва ты повалилась рванул через кусты как северный олень, — муж недобро посмотрел в сторону поломанных веток.

— Да ну его, — женщина загадочно улыбнулась, — Вить помоги мне встать… Я хочу домой, устала я… в душ хочу, горячую ванну хочу.

— Да-да, конечно, — муж обхватил руками скользкое женское тельце, приподнял и поставил его на все еще дрожащие ножки.

— Ну надо же, я даже представить себе такое не могла… фонтан, — женщина осматривала свое тело, и уже подсыхающие, беленькие корочки спермы на нем, — Вить, подай мне сарафан…

— Вик, какой сарафан… держи полотенце или уж покрывалом, — муж начал копаться в сумке.

— Нет, дай мне сарафан… его стирать проще, — Вика упрямо посмотрела на мужа.

Виктор, немного от став, восхищенно смотрел на идущую впереди него жену. На ее аккуратные пяточки в легких, открытых сандалиях, на ее стройные лодыжки и ямочки под коленями, на ее стройные бедра, и на ее обнаженную, под накрахмаленным спермой платьицем, фигурку.

Он восхищался, приклонялся и боготворил это тельце. Он обожал свою жену и благодарил судьбу за такой подарок. Он хотел ее всегда и везде, но сейчас, после всего произошедшего особенно. Его член, уже давно встал на голые лодыжки жены, и теперь, нестерпимо терся об грубую ткань шорт своей раскрывшейся головкой. Муж осмотрелся по сторонам…

— Вик, Вик… подожди минутку…

— Что? – женщина остановилась, и тут же была снесена ураганом воспылавших мужниных чувств.

Ураган, оторвал ее от земли. Закрутил, завертел и она не успев опомниться, оказалась зажатой, с задранным подолом сарафана, между двух березок. Муж крякнул, и резко воткнул член в ее измазанное собственными соками и спермой незнакомца лоно. Вика взвизгнула и расставляя поудобнее ножки, моментально застонала…

— Дурак, ну что ты наделал…, — Вика, сидя верхом на только что спустившим в ее лоно члене мужа, рассматривала подол задранного сарафана, — Ну вот что, ты не мог подождать до дома… Ты вот только посмотри, — жена сунула под нос мужа кусок светлой ткани измазюканой в зелене травы, — И как мне теперь это отстирать? Вот только попробуй не отстирать, — жена моментально приняла решение, — Купишь новый!

— Куплю, куплю… иди ко мне, — муж потянул, незаметно, когда оказавшуюся сверху, жену на себя, — Куплю, куплю… весь мир куплю для тебя… Я обожаю тебя! – и муж, наклонив голову жены, и задыхаясь от исходящего аромата разгоряченного женского тела, солнца, песка, крема, спермы – долгим поцелуем впился в обветренные губы жены.

— Лгунишка, на весь мир у тебя денежек не хватит…, да он и не нужен мне. Я люблю тебя любимый, — жена, растаяв в мужских объятиях, стекла мужу на грудь, плотно прижавшись тканью пропитанного спермой сарафана к мужской груди. Обмякший член, чмокнув вывалился из ее раскрывшегося влагалища.

— Дзинь, дзинь, — где-то совсем рядом с расслабленной парочкой раздался звоночек детского велосипеда.

— Вить, а Вить, а помнишь, что ты мне обещал? – встрепенулась жена, и оттолкнувшись от груди мужа, села… очумело смотря на мамашу, выгуливающую свое чадо, и с интересом рассматривающую парочку, устроившуюся в кустах под березкой, — Вить, вставай уже… чего разлегся то. Вся, секс окончен… Домой пора.

— Что, что я обещал? – шевелиться, а тем более вставать мужу совершенно не хотелось.

— Как что? – Вика вспыхнула, — Какая же у вас, мужчин короткая память… Кто обещал жене, отрахать ее с фантазией. А-а? – жена воткнула кулачки в бока своего тельца.

— А что ты еще не натрахалась? – муж с надеждой посмотрел на свою жену.

— Как я могу натрахаться? Разве меня кто-то трахал? Это вы дрочили, а я только смотрела. А сейчас в березке это не считово, да и не известно еще кто кого трахал. Так что? Наш договор еще в силе? – супруга с вызовом посмотрела на лежащего под ней мужа.

— Ах не считово? – мужская честь была задета.

— Конечно не считово! – в женском голосе прозвучал вызов.

— Ну тогда берегись!

— Берегусь, — жена ехидно улыбнулась, — Берегусь, но все еще лежу на тебе.

— А почему мы еще в таком случае лежим?

— Ты лежишь, и я лежу.

— Тогда побежали?

— Конечно любимый!

Вика резво вскочила с травы, а в след за ней и муж, под заинтересованные взгляды мамаши, заправляющий свое мужское хозяйство в расстегнутые шорты.

— Вик, Вик…смотри наш троллейбус! Побежали! Успеем!

И семейная пара, дружно взявшись за руки, со всех ног рванула к новым, неудержимым, но очень приятным фантазиям.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии