Репетитор_01

Советую внимательно ознакомиться с тегами!!! Всего перечисленного в первой главе не будет, но читателям высокой духовной культуры и строгих моральных принципов, следует избегать прочтения данного произведения, безусловно недостойного их внимания, всем участникам которого исполнилось восемнадцать лет.


— Артём, в методический кабинет! – Маргарита не попросила, а именно отдала мне команду.

Она развернулась и пошла, не дожидаясь моего согласия, не убедившись, что я пойду за ней. Конечно же, я пошёл. Староста группы, председатель учебного общества, дочь начальницы Гороно… ещё красавица, и неисправимая двоечница. Даже не собирался задуматься, зачем я ей понадобился. Молча пошёл следом, любуясь великолепной фигурой. Плечи, слишком широкие для девушки — Маргарита больше увлеклась спортом чем учёбой. Зато, тонкая талия и широкие бёдра смотрелись вполне гармонично, особенно в комплекте с восхитительными стройными ножками. Чёрная юбка, плотно обтягивающая бёдра, была достаточно короткой, чтобы почти полностью открывать ноги, но не настолько, чтобы открыть что-то больше, даже если девушка наклонялась.

Маргарита зашла в кабинет, пропустила меня и закрыла дверь, не отступив назад. Её тело, оказалось в критической близости от моего, особенно выпирающая грудь. Мог бы отступить я, но не стал этого делать. Если она хочет таким образом надавить на меня…

— Артём, у меня к тебе очень необычная просьба, — она посмотрела мне прямо в глаза, своими огромными, чуть раскосыми, карими, такими глубокими… — Ты не смог бы… заниматься со мной… дополнительно…

Заниматься? Чем? Неужели, при такой популярности ей не хватает…

— Мама сказала, что я должна получить настоящие знания, своим трудом. Чего-то добиться…

Знания? Зачем ей знания? С такой внешностью, мамой и…

— Господи! Извини. Я ошиблась в тебе. Ты, такой же как все, — она опустила глаза и шагнула в сторону, открывая мне спасительный путь к двери.

Первым желанием, было бежать от неё подальше. Но почему-то, я не мог сдвинуться с места.

— И что тебя заставило, так резко изменить твоё мнение? – спокойно поинтересовался я дрожащим голосом.

— Твоя идиотская ухмылка, — брезгливо фыркнула Маргарита.

Это было обидно. Всегда считал себя умным, выдержанным, неординарным, но оказавшись в сантиметрах от торчащих сисек, и красивых глаз… Да, я оказался такой как все.

— Все парни, в чём-то схожи… Как и все девушки… — я ответил с некоторым высокомерием, пытаясь показать насколько я выше плотских желаний. Надеюсь, это не выглядело смешно. – Я же не делаю вывод, что ты тупая блондинка, лишь потому что ты красивая, и со светлыми волосами.

Это была, наглая ложь. Именно так, всегда о ней и думал. Я не много общался с девушками, но некоторые очевидные истины, были известны даже мне. Разумеется, эта ложь сработала.

— Хорошо, если я извинюсь и повторю своё предложение? – кажется, мне удалось её смутить.

— Я обдумаю его. У меня не так много свободного времени, но если тебе действительно нужна помощь… Кстати, у вас достаточно денег, чтобы нанять в репетиторы, хоть директора.

— У мамы. Не, у меня. Мне бы не хотелось, обращаться к её помощи. Я могу тебе платить, если не очень много, или… Я понимаю, мы с тобой не друзья, вообще не так хорошо знакомы. Мы оба, достаточно одиноки, чтобы… подружиться…

. Вот это, действительно было необычной просьбой. Не очень много денег по её меркам, могло оказаться вполне достаточно по моим. С другой стороны, бескорыстная дружба, с дочерью влиятельной чиновницы… Нет, я не хочу быть настолько меркантильным, поэтому, надо поторговаться.

— Насчёт одиночества. Про себя, я согласен. Меня слабо волнуют интересы большинства одногруппников, я вполне самодостаточный человек… По крайней мере, мне хочется так думать. Назвать тебя, одинокой…

— Меня слабо волнуют изысканные наряды, спортивные тачки и айфоны, последней модели, — Маргарита поморщилась. — Понимаю, ты можешь решить, что я зажралась… Мне действительно скучно в моём круге общения, и терпеть постоянные комплименты, назойливые ухаживания, восторги подружек…

— Хорошо, у меня будет категорическое условие. Если я приму твоё предложение дружбы, это должно оказаться нашим самым важным секретом. Не хочу оказаться в центре местных сплетен.

— Сплетен? – девушка рассмеялась. – Ты плохо знаешь мою компанию. Девушки возненавидят тебя, что посмел посягнуть на их принцессу, и возненавидят меня, что я избрала какую-то серую вошь… Не обижайся, это обычная характеристика в нашем кругу. Парни, уничтожат меня за то, что отказала им и переспала, не пойми с кем. Был ли между нами секс, вообще не важно. В их понимании, это неотъемлемая часть отношений. Извини, я увлекалась… Мне, даже не с кем выговориться. Постараюсь, не использовать тебя в качестве жилетки.

Маргарита протянула мне руку.

— Дружба? – мне кажется, так скрепляются деловые сделки.

— Если, не очень часто, — я пожал плечами и пожал узкую ладонь. – Секретная дружба.

— Придёшь ко мне домой, после шести?

— Проверяя, нет ли за мной хвоста, — она рассмеялась. – Кстати, я не знаю где ты живёшь.

— Улица Готская, восемнадцать. Мне надо будет тебя сфотографировать.

— Зачем?

— Скину фотку охраннику, чтобы он тебя пропустил.

— А-а-а… Готская! Сиротский район…

Почти в центре города, на месте разваленного радиотехнического завода отстроили комплекс частных домов, в которые заселились не последние люди города. Остроумные горожане сразу окрестили элитную застройку «Сиротским районом». Конечно, где она ещё может жить?


Возвращаясь домой, я продолжал думать о необычном предложении. В каком-то смысле, я был полной противоположностью Маргариты. Совершенно небогатые, и невлиятельные родители. В элитный институт, я попал лишь потому, что моя мама работала секретаршей у директора… очень важной конторы, и попросила посодействовать. Благодаря своему личному упорству и знаниям, я быстро выбился в лучшие ученики. Если бы мамина зарплата не позволила оплатить обучение, мои заслуги меня бы не спасли. Отец, всегда работал отделочником, его зарплаты едва хватало не умереть от голода. Кажется, его это вполне устраивало. Хотя, по моей личной иерархии, ниже него, были только охранники в магазине. Понимая, что добиться уважения в группе, в любом случае не смогу, я просто дистанцировался от остальных, сосредоточившись на учёбе — единственное, что поможет мне хоть как-то пробиться выше отделочника или секретаря. Завести полезные знакомства? Не знаю, может в британских или американских кампусах такое и возможно, но у нас сословные различия соблюдались, как индийские касты. Хотелось бы помечтать, как моё репетиторство перерастёт в нечто большее, но сам факт подобного разговора уже достаточно сильно нарушал установившиеся порядки. Собственно, в «нечто большем», у меня и опыта не было, если не считать случайную близость на выпускном, с перепившейся одноклассницей. Из-за волнения, и собственного опьянения, воспоминания остались слишком сумбурными и вроде, приятными. Не настолько, чтобы срочно кидаться в поисках следующей девчонки, для осознанного секса. Когда я стану богатым, или хотя бы перспективным… пускай сами на меня кидаются…

Дома, я наскоро перекусил, сделал домашку, и отправился на своё первое преподавание, за час до намеченного срока. Заниматься чем-то не хотелось, а сидеть, глядя на часы… совсем уж тоскливо. Лучше, пройдусь пешком. Несмотря на попытки убедить себя, что это будут всего лишь занятия, и ничего больше мне не светит, сердце бешено колотилось, а в голове рисовались картины, как очарованная моим умом Маргарита срывает с себя одежды, пылко кидаясь в мои объятия… Вот что я забыл, надо было подрочить перед визитом. Неловко будет, если моя фантазия разгуляется в присутствии девушки. Естественно, и возможно лестно для неё… Но, неловко… Хорошо бы показать, насколько я выше всего этого… Может, в подъезд какой-то заглянуть? Нет, сейчас камеры везде развешаны. Или увидит, кто… Ещё обвинят в домогательствах…

Я подошёл к проходной, лучше назвать её КПП, нет, лучше фойе… Внушительное помещение, с широкой стойкой, креслами для посетителей, журнальными столиками с напитками… Ко мне обратился любезный парень в элегантном костюме.

— Добрый день. Вы, к Аксентьевым? Пожалуйста, на площадку.

Какую площадку? Я даже ответить не успел, как он вывел меня во дворик, заставленный гольф-карами. До этого, я их только в зарубежных фильмах видел.

— Здесь мы находимся, сюда вам надо попасть, — он показал на схему, закреплённую на торпеде. – Вам, выделить сопровождение?

Это он так деликатно намекает, справлюсь ли я сам?

— Нет, спасибо, — ошарашенно буркнул я.

На двух педалях были заметные знаки «плюс» и «минус», намекающие на их назначение, совсем уж дремучим людям. До указанной точки я добрался без труда. Широкие ворота, сами услужливо распахнулись. Неплохо тут живут… Маргарита вышла во двор, едва я успел покинуть иноземную повозку.

— Артём, я так волновалась, что ты передумаешь, — она протянула мне руку. – Пошли, скорее!

Девушка была в светлом платье, почти до колен. Но, его ткань была лёгкой и достаточно откровенно облегала её тело. Можно было увидеть, что на ней есть лифчик и трусики, закрывающие всю попку. Какая скромница!

Мы направились не в дом, а во двор… сад… парк… В общем, там были клумбы, деревья и дорожки, усыпанные гравием. Возле стены дома был устроен навес, или веранда… рядом с которой находился маленький бассейн или большая ванна. Всё было непривычно, непрактично, но очень красиво и удобно. Мы уселись за стол, на котором уже лежали тетради и книги. Ладно, я пришёл сюда с конкретной целью, надо её выполнить! Погрузившись в учебники, я начал старательно объяснять материал. Старательно, но безуспешно… Каким-то загадочным образом, девушка не понимала самых элементарных вещей, и чем подробней я старался всё разложить, тем больше она путалась.

— Добрый день, — раздался за спиной мелодичный голос.

Рядом с нами, стояла Ирина Анатольевна, мать Маргариты. Вживую, я увидел её впервые. Если верить слухам, в её присутствии, даже наш элитный директор трусился от страха. Выглядела она… шикарно! Можно догадаться, что ей было около сорока, но выглядела она… шикарно! То есть, моя мама, тоже выглядела великолепно. Дорогая одежда, хорошая косметика, регулярные визиты к визажисту, но… рядом с Ириной Анатольевной…

— Постараюсь, вам не мешать, — женщина отодвинула одно из кресел и уселась на диванчик, за нашей спиной.

Ага, не мешать! Грозная начальница городского образования, теперь слышала каждое моё слово! Я начал путаться, сбиваться и повторять уже сказанное. Впрочем, скоро я успокоился, и преподавание пошло, как и раньше. То есть, безрезультатно. Маргарита, всё так же не могла понять элементарное. Задав ей решить простенькое уравнение, я откинулся в кресле.

— Артём, можно вас попросить, — раздался тихий голос. – Не хочу отвлекать дочь. Снимите пожалуйста, с меня туфли.

Ещё чего! Я им что, прислугой нанимался? Я оглянулся назад, выстраивая в голове гневную тираду, и глядя на стройные ноги, в чёрных чулках… Юбка чуть сбилась, и я даже видел кружевной край этих чулок, и розовую кожу под ними… Умоляющий взгляд женщины… Округлые выпуклости на блузке, которая ритмично вздымалась… В принципе… Мне же, не трудно…

Рядом стоял небольшой пуфик, который я придвинул ближе. Вставать перед Ириной Анатольевной на колени, это было бы слишком. Расстегнул замочек элегантных туфель, аккуратно стянул их, и замер, держа на коленях тёплые ноги, затянутые в тонкий капрон. Лёгкий запах парфюма, женского пота и чего-то ещё… непонятного… Мне не хотелось так просто выпускать эти ножки…

— Можешь, немного помассировать, — в голосе был не вопрос, а дозволение.

Я начал поглаживать маленькие пальчики, узкие ступни, крепкие лодыжки… Как легко скользят руки… Как приятно ощущать изгибы… Медленно поднимая взгляд, желая ещё раз полюбоваться на голую кожу ног, я натолкнулся на край чёрного треугольника, соединяющего эти ноги. Я сейчас вижу её трусики! Мой член моментально набух, упираясь в женскую ступню. Пришлось чуть сдвинуть ногу, и отвести взгляд. Надеюсь, она не заметила? По крайней мере, ничего не сказала.

— Восхитительное ощущение, — выдохнула женщина, и я решился поднять голову.

Ирина Анатольевна по-прежнему сидела откинувшись, и прикрыв глаза.

— Вы не думайте, что я вас использую, — проговорила она, ласково посмотрев на меня. – Готова с вами расплатиться, прямо сейчас. Вы мыслите цифрами, а моя дочь, образами. Вы вроде как, говорите на разных языках. Попробуйте перейти на язык образов.

— Как я могу излагать цифры, образами? – почти обиженно спросил я.

— Откуда я знаю? Это вы у нас, талантливый репетитор, которого дочь сама нашла, — женщина снисходительно усмехнулась, и моя симпатия к ней тут же растворилась… вместе с возбуждением. За последнее, я был даже благодарен.

— Ещё один совет. Если во что-то упёрлись, не пытайтесь продавить силой. Прогуляйтесь по саду, поговорите на отвлечённые темы, расслабьтесь… Ладно, я пока приму душ.

Она вышла босиком, оставив нас одних. Последний совет, мне понравился.

— Действительно, давай, пройдёмся… — я встал, ожидая решения девушки.

Маргарита встала, взяла меня за руку, и мы пошли по дорожке. Кажется, в детском саду, я в последний раз ходил, держась так за ручку. Её тонкие длинные пальцы чуть дрожали. Почему? Девушка молчала, и я не знал, о чём с ней говорить. Я не знал её интересов, увлечений… Вообще, ничего! Хотя, можно спросить… Есть идея, получше! Я сорвал с дерева листок.

— Смотри, есть предмет, который нам нужно описать. Каждую точку, прожилку, его границу. Такое описание займёт определённое место. Условно говоря, размером с сам лист. Я могу сложить его пополам, и описание уменьшится вдвое. Просто, потом отразим вторую часть. Можно сложить ещё раз, но тогда лист окажется неправильным. Но, я могу описывать не всю плоскость, а лишь различия верхней и нижней части.

На мой взгляд, подобные примитивные пояснения, унижали Маргариту не меньше, чем просто назвать её тупой. Девушка с доверчивой улыбкой посмотрела на меня.

— Я постараюсь понять, что ты говорил, — прошептала она.

Кажется, она поняла моё отношение к ней… Ладно, если это упростит задачу… Мы вернулись за стол. Хм-м-м… В каком-то смысле, совет Ирины Анатольевны сработал! Он помог понять уровень моей ученицы и теперь, я пошагово разжёвывал элементарные вещи.

Раздалось мелодичное позвякивание. Ирина Анатольевна, подошла к нам, толкая перед собой столик с чайником, чашками, бутербродами и печеньем. Очень кстати! Только сейчас я понял, как проголодался.

— Думаю, для первого занятия достаточно! – заявила она. – Можете перекусить.

Женщина была в чёрном атласном халате, длиной почти до пола, но с вырезом почти до пупка. Когда она наклонилась, наполнить чашки, я поспешно уткнулся в учебник. Она что, издевается? С другой стороны, она у себя дома. И моя мама, носит халат. Который едва прикрывает… Нет, лучше об этом не думать! Я судорожно принялся за бутерброды.

— …Я спрашивала, куда собираетесь потом поступать? – только сейчас я услышал, что Ирина Анатольевна разговаривает со мной.

Замечательный вопрос. Наш элитный институт, по сути, был синекурой для детишек городской элиты, и нормального образования не давал. Зато, после первого курса, было гораздо проще перейти в нормальный ВУЗ. Например, в физ-тех, экзамены в который я успел завалить.

— Это… Куда? Ну-у-у… Думаю, пойти поработать, сначала, — пробормотал я, собираясь с мыслями. – Хочу посмотреть на практике, какие именно знания требуются… Да и денег, подзаработать не помешает…

— Очень мудрое решение, — женщина снисходительно кивнула головой. – Девушка, у вас есть?

— Девушка? Да… То есть, нет, — очень сбивала её манера, обращаться ко мне, на «вы».

— Что же вы? Знания, штука очень полезная, но и про себя забывать не стоит… Совсем забыла! Позвонить срочно надо. Извините, — она оставила нас одних, и я вздохнул с облегчением.

— Не переживай, — усмехнулась Маргарита. – Это, она ещё по-доброму. Если бы я привела тебя, как своего парня…

— Хорошо, что мне это не грозит… Стать твоим парнем… — только закончив фразу, я понял насколько двусмысленно она прозвучала. – То есть, я хотел сказать…

— Ладно, я поняла, — девушка насупилась, и я почувствовал себя неловко.

— Я вовсе не имел ввиду, что ты… — все варианты, что проносились в моей голове, могли прозвучать ещё более оскорбительно.

— Помнишь, мы говорили о дружбе?

— Э-э-э… Да…

— Думаю, друзья не должны обижаться на такие мелочи.

— Да, хорошая идея. Мы не так хорошо знаем друг друга, и вполне возможно разное восприятие одинаковых слов, — я выдохнул с облегчением и решил заканчивать визит, пока ещё что-то не ляпнул. – Мне пора идти, уже…

Маргарита поднялась вместе со мной, и замерла, словно собиралась что-то сказать.

— Мы договорились, не обижаться, — напомнил я, заметив её нерешительность. Мне было любопытно, что у неё на уме.

— Не знаю. Наверное, нам можно поцеловаться, на прощание, — робко улыбнулась она. – По-дружески…

— Если по-дружески… — я не успел договорить, как она коснулась губами моих губ, и тут же пошла к прихожей.

— Когда, следующее занятие? – спокойно спросила девушка, пока я вновь боролся со смущением. – Завтра?

— Да, завтра… Нет, я буду занят… Хотя, нет… Если позже, часам к семи…

— Хорошо, к семи я тебя жду, — Маргарита улыбнулась. – Помнишь, мы незнакомы!

— Наше незнакомство выжжено в моём сердце! – плоско пошутил я, на прощание.

На обратном пути, я не устоял и какое-то время катался на гольф-каре по аккуратным улочкам. Странное ощущение, словно оказался в другой стране, или каком-то другом времени. Даже мучавшее меня возбуждение, откатилось на задний план.

Отец, уже был дома и судя по звукам из комнаты, резался в «Драконов». Я прошёл на кухню и разогрел себе ужин. Обычно, я приходил домой гораздо раньше… Хлопнула входная дверь, и раздался счастливый голос мамы.

— Милый, я принесла в себе лакомство! Их было всего двое…

Отец что-то сказал, и фраза резко прервалась. Что значит «в себе»? Какое лакомство можно носить в себе?

— Сынок, ты уже дома? – мама вошла на кухню, и села передо мной.

Я поспешно опустил взгляд. Хоть вырез блузки, и мамина грудь были гораздо скромнее, чем у Ирины Анатольевны моему воспалённому воображению оказалось вполне достаточно.

— Да, я сегодня сам вёл занятия… — скромно заметил я. – Одна одноклассница попросила… позаниматься с ней…

— О, ну наконец-то! – рассмеялась мама, наклонившись ближе. – Она красивая?

От неё заметно пахло спиртным. Такое происходило чаще, чем мне бы хотелось. Несколько раз, её вообще привозили на машине, и отец возился с ней в спальне.

— Это, не совсем то, — снова смутился я. – Мы именно занимаемся. Она, дочка Аксентьевой, Ирины Анатольевны…

— Ого! Той, самой! И что, начальница городского образования не смогла найти преподавателя получше… Извини, не хотела тебя обидеть…

— Ничего страшного. Я не обиделся. Не знаю, почему она меня выбрала. Для меня, это полезный опыт.

— Помню. Ты сам хотел применить свои знания на практике, — мама кивнула головой, словно отмахиваясь от слов. – Слушай, а ты больше никуда не собирался выйти?

— Мне, ещё уроки делать… — сказав эти слова, понял, что мама хочет избавиться от меня, на какое-то время. – Думал, в ванне сначала поваляться. Если ты не собираешься…

— Что ты, сынок! – судя по маминой радости, моя догадка оказалась верна. – Я тебе воду включу набираться. Минут десять-пятнадцать полежишь, расслабишься.

— Спешить некуда, я и полчаса полежу, — мама чмокнула меня в волосы, и буквально выскочила из кухни.

Похоже, мне пора обзаводиться собственной девушкой. Конечно, я и раньше догадывался, что мои родители занимаются сексом, но это никогда меня так не волновало. Не в силах терпеть, я свалил грязную посуду в раковину и заперся в ванной. Даже, не пришлось запускать какие-то порноролики на телефоне. Воспоминаний о шикарных ножках, что недавно были в моих руках, оказалось достаточно. И мелькнувший треугольник ткани, что скрывал под собой нежные розовые губки… наверняка наголо выбритые… И роскошная грудь, что я успел увидеть… Не помню, заметил ли я сосок, но моё воображение легко его дорисовало. Конечно, эти картины были не такими развратными, как порно с тройным проникновением, но всё было по-настоящему!

Чтобы не оставлять улик, я кончил в раковину, смыл белёсые потоки и залез ванну. Вот теперь, можно расслабиться и спокойно всё обдумать. Конечно же, Маргарита девушка совсем не моего уровня, но я не собираюсь брать её в жёны. Хотя, и простое занятие сексом, в комплекте с такой матерью… Нет, такое лучше даже не планировать. Надо выбрать, кого попроще… Интересно, а что там родители делают? Сейчас, моя мама голая… Отец её… Что? Просто трахает? Или, они занимаются какими-то извращениями? Если потихоньку вылезти и посмотреть? Раньше, такая очевидная мысль мне даже в голову не приходила.

Я вылез из ванны, промокнул себя полотенцем и подошёл к плотно закрытой двери. Ни малейшей щели! Доносятся тихие стоны и невнятное бормотание. Приоткрыть дверь? Нет, слишком рискованно. Снизу подсунуть зеркальце? Бред… Вернувшись в свою комнату, я оделся и взялся за учебники.


На следующий день, Маргарита не замечала меня, как обычно. Я старался не замечать её. Хотя, когда какой-то парень положил ей руку на бедро, меня неприятно кольнуло. Что это? Неужели я решил её ревновать? Смешно! Даже наш прощальный поцелуй, не намекал на развитие отношений в сторону… развития отношений. Вот, с её матерью… Надеюсь, сегодня эти ножки будут такими же уставшими? На этот раз, я лучше подготовился к визиту, дважды подрочив в туалете.

Дверь открыла сама Ирина Анатольевна, в уже знакомом мне халате. Если в нём не наклоняться, всё выглядит достаточно пристойно. Женщина приветливо улыбнулась, пропуская меня в прихожую.

— Вечер добрый. Артём, вы не станете возражать, если я снова обращусь к вашей помощи? – спросила она одними губами.

Стал бы я возражать! Снова ощутить в руках… На ней сейчас, даже колготок нет! Неужели, она собирается меня совратить? Такая шикарная, влиятельная женщина! Что она во мне нашла?

Я прошёл на веранду, где уже сидела Маргарита, обложившись учебниками. Она подняла на меня печальный взгляд.

— Когда ты вчера объяснял, я почти всё понимала. Хотела, сама посмотреть… Ничего не понятно!

— Не переживай так, — с невольной снисходительностью заявил я, садясь рядом. – Ты думаешь, мне так просто со всем разбираться? Проще всего осознать полученные знания, когда ты их пытаешься использовать, применять. Наш мозг, не очень хорошо воспринимает какие-то абстрактные понятия…

Кажется, я слишком увлёкся отвлечёнными темами. С другой стороны, самому себе совет. Надо почаще приводить ей примеры, пусть и совершенно глупые, как со вчерашними листочками.

На улице уже совершенно стемнело, когда на веранду зашла Ирина Анатольевна, с накрытым столиком.

— Как успехи? – поинтересовалась она, разливая чай.

Я покосился на девушку, которая уткнулась в конспект и перевёл взгляд на полуоткрытую грудь, которая покачивалась в сантиметрах от моего лица. Да, сам сосок не виден, но почти всё остальное… Ирина Анатольевна взяла себе чашку, и вновь уселась на диванчик, закинув на него ноги.

— Я такая тупая, — тяжело вздохнула Маргарита.

— Не говори глупостей! – в голосе её матери было заметно раздражение. – Мозгу, как и мышцам нужна тренировка, постоянные упражнения. Если не поддерживать себя в форме, то и олимпийские чемпионы начнут проигрывать на районных соревнованиях. Возможно, ты никогда не станешь настолько умной, как Артём, но уж точно не тупая. Умение работать головой и решать различные проблемы, тебе часто пригодится в жизни. Честно говоря, приятно удивлена, таким выбором репетитора. Думала, ты пригласишь одного из тех придурков что вьются вокруг тебя.

— Мама! – кажется, девушка была готова запустить в мать чашкой.

— Насколько мне известно, она сама не в восторге от этих придурков, — на всякий случай я заступился за девушку.

— Это, тоже говорит о том, что она не глупа, — усмехнулась женщина. – Артём, если вы закончили…

Она красноречиво вытянула ноги, откинувшись на кресле. Невольно кинув взгляд на девушку, я пересел на пуфик, всё ещё не решив, как относится к подобному.

— Можешь не переживать, что я подумаю, — Маргарита подлила себе чай. — Обычно, мне приходится массировать ей ножки. Я только рада, если ты взвалишь это на себя. Кстати, мама, уже довольно поздно. Может, потом отвезёшь Артёма домой?

— Совсем необязательно! – дрожащими руками, я уже разминал маленькие пальчики и поглаживал узкие ступни. – Транспорт ещё ходит.

— Рита права, — Ирина Анатольевна, блаженно застонала. – Ты с таким волнением массируешь, что я чувствую себя богиней.

— Вы… — я чуть не ляпнул, что она и есть богиня… То есть, если бы не присутствие дочери… Неужели, она не может её куда-то отослать? Хотя… Похоже, они обе наслаждаются моим смущением. Эта мысль меня успокоила, и даже придала уверенности. Ирина Анатольевна решила, что перед ней наивный застенчивый мальчик… Вообще-то, правильно решила. Но, я прекрасно усваиваю новую информацию, и быстро учусь её использовать. И если Ирине Анатольевне, так нравится…

— От лодыжки, до пятки, — подсказала Маргарита, присев рядом со мной, на корточки и взявшись за вторую ногу.

— О-о-о!!! – вновь застонала женщина. – Так, ещё лучше!

— Нет, я только показать! – решительно заявила девушка. – Тебя не смущает, что Артём видит твои трусики?

Предательница! Я не просто их видел. Снизу, я не мог их не видеть, и считал это частью коварного замысла Ирины Анатольевны. На этот раз, они были розовыми, с белыми кружевами по краю. Вот только, ткань была слишком плотная.

— Для этого, я их и надела, — рассмеялась женщина. – В смысле, надела чтобы он не увидел… того, что под ними.

— Надеюсь, он не решит, что ты собралась его совратить? – Маргарита лукаво улыбнулась мне.

— Он уже взрослый парень. Если сам не захочет, как я смогу его совратить? – теперь, и Ирина Анатольевна посмотрела на меня.

После того, как они проговорили все мои размышления, уверенность снова начала меня оставлять.

— Ладно, поздно уже, — она поджала ноги. – Выходи во двор, машина открыта.

Вздохнув с облегчением, я выпрямился и тут меня настиг внезапный поцелуй.

— Это дружеский, на прощание, — пояснила девушка со смехом. – Если ты не собираешься гладить мои ножки…

— Я-а-а… Э-э-э… Если ты хочешь… — рано я расслабился. – Если это не выходит за рамки наших занятий…

— Ох, какие мы суровые! Иди, мама ждать не любит, — девушка наклонилась к столику, показывая, что разговор окончен.

Ну и ладно. Пуская за ней останется последнее слово. Я, не принципиальный.


Во дворе, стоял серебристый Порш-Кайен с тонированными стёклами, и женщина, уже сидела за рулём.

— У меня машинка, тут осталась, — вспомнил я, залезая на сиденье.

— Не переживай, потом охрана отгонит, — на Ирине Анатольевне было простое чёрное платье, обтягивающее великолепную фигуру.

— Вы где-то занимаетесь? — спросил я, не подумав. – В смысле… спорта…

— Странный вопрос. Конечно же. Женщина в моём возрасте, обязана следить за собой.

— Извините. Я не собирался намекать…

— Ладно, не пугайся! Твоей матери повезло, она по жизни худощавая. Я же, склонная к полноте. Диеты, фитнес… До пластики и липосакции, пока не дошло. Так что, всё что видишь – своё, натуральное! – в её голосе, прозвучала гордость. – И чего ещё не видел, тоже натуральное!

Она рассмеялась, вписываясь в поворот, не снижая скорости. Ещё не видел? Прозвучало многообещающе… Но меня заинтересовали другие слова.

— Вы знакомы с моей матерью?

— Не очень близко. Больше, с её начальником. Он о ней, очень… высокого мнения, — женщина кинула на меня странный взгляд, словно знала гораздо больше, чем могла сказать. – Вот мы и приехали. Меня, ты поцелуешь на прощание?

Вообще-то, это Маргарита меня целовала, а не я её. Думаю, нет ничего сложного в том, чтобы… Я наклонился к ней, чуть приоткрыв рот, собираясь быстро поцеловать настойчивую женщину, но твёрдая рука легла мне на плечо, горячие губы чуть приоткрылись… О-о-о! Это не было похоже на дружеское чмоканье… Влажный язычок медленно вползал в мой рот… Мысли вылетели из головы, и… и… М-м-м… Голова кружится… У меня сейчас сердце разорвётся… Или, член лопнет…

— Это было, достаточно дружески? — размыкая поцелуй прошептала Ирина Анатольевна

— Вполне, — пробормотал я, нащупывая ручку двери.

— Кажется, я тебя слишком разволновала… — узкие пальцы скользнули с моего плеча на выпирающую ширинку. – Ого! Тебе с этим помочь?

— Не надо! – вскрикнул я, вываливаясь из машины. – Сам справлюсь! До свиданья!

Раздался весёлый женский смех, и машина рванула вперёд.

Замечательно! Что я умудрился ляпнуть? Это, даже не двусмысленность!!! Кто меня за язык потянул? Что она обо мне подумает? Сделав пару шагов в сторону подъезда, я замер. Твою же мать! Этого ещё не хватало! В паху, разливалось липкое горячее пятно… Вовремя я из машины выскочил… Вот опозорился бы! Так, надо заканчивать эти неуставные отношения! Завтра, буду решительно пресекать любые… Решительно? М-м-м… Проскользнув в свою комнату, я быстро переоделся, спрятав испачканные трусы. Надо будет прополоскать их, перед тем как кинуть в стирку. Не хватало, чтобы ещё мама догадалась…

Легка на помине. Стоило мне разогреть ужин, как она появилась на кухне.

— Как твои занятия? – сразу спросила она.

— Н-нормально, — пробормотал я, с максимально возможным спокойствием.

Она рассмеялась.

— Никогда тебя таким не видела. Не хочу казаться назойливой. Если скажешь, я уйду и больше не коснусь этой темы.

Да, это было бы прекрасным вариантом! Мы никогда не вели с мамой откровенных разговоров, если не считать, что пару раз она спрашивала, не собираюсь ли я завести себе девушку. Я отшучивался и вновь возвращался к занятиям… Собственно и повода для откровенных разговоров не было.

— Мы с ней… целовались… — выдавил я, истинную правду.

— Ничего страшного. Хотя, в первый раз, это довольно волнительно, — мама понимающе улыбнулась. – Настоящий поцелуй, более увлекателен, чем гигабайты порно.

Это было… грубовато…

— Только не говори, что никогда не смотрел порнушку, — мама рассмеялась. – Даже я, её смотрела… Да и сейчас, иногда… Не обиделся? Я подумала, если у нас откровенный разговор… Ты должен понимать, что некоторые вещи, о которых не принято говорить, являются совершенно нормальными. Все люди смотрят порно, мастурбируют, занимаются сексом.

— Я больше скажу, — такие наивные рассуждения вызвали у меня улыбку. – Мне известно, откуда дети берутся.

— Может, тебе лучше с отцом поговорить?

— Ой, нет… — папа, возможно и замечательный, но не являлся для меня авторитетом ни в какой области. – Мы с ней целовались. Возможно, потом займёмся сексом. Или, нет…

Поймал себя на мысли, что представляю в этот момент Ирину Анатольевну, а не Маргариту.

— Думаю, ты была права, когда советовала мне познакомиться с девушкой. Связь с такой… влиятельной… подругой… может вылиться…

— Да, если что-то пойдёт не так. Или, она почувствует себя оскорблённой, — мама тяжело вздохнула, словно говорила о чём-то лично пережитом. – Хорошо, что ты понимаешь разницу в вашем социальном статусе. Надеюсь, не ощущаешь себя оскорблённым?

Я ощущал, что наш разговор приобрёл более… щекотливый оборот, чем обсуждение секса.

— Мам, я не собираюсь тебя обвинять, что ты не стала большой начальницей, и что мы не живём в «Сиротском районе». Кстати, когда я говорил с Ириной Анатольевной… Она сказала, что твой начальник хорошо отзывался о тебе.

Мне казалось, что я сказал комплимент, который маме будет приятен, но она неожиданно замерла.

— Что она ещё говорила? – мама смотрела на меня, напряженно ожидая ответ.

— Э-э-э… Ничего… — такая реакция меня удивила, и вспомнился странный взгляд Ирины Анатольевны.

— Хорошо, — мама вздохнула с заметным облегчением. – Сынок, хорошо, что ты понимаешь… что с этой девушкой… немногое будет зависеть от тебя. Такая близость может быть приятна, и тешить самолюбие, но… морально… очень неоднозначные ощущения…

Она продумывала и взвешивала каждое слово, стараясь сказать больше, чем я мог понять.

— Ладно, — она улыбнулась и чмокнула меня в волосы. – Надеюсь, не испортила тебе аппетит. Если вдруг захочешь со мной поговорить…

— Конечно! – я тоже широко улыбнулся. – Спасибо, что начала этот разговор. Мне хотелось, с кем-то поделиться.

— Не могу описать, насколько мне приятно, что ты был со мной откровенен. Может, я не всегда смогу понять твои переживания, но могу пообещать, что всегда буду стараться это сделать. И никогда, не стану смеяться над тобой. Ты, частичка меня.

Мой взгляд невольно скользнул за вырез платья, и проводил покачивающиеся узкие бёдра, вновь вспоминая слова Ирины Анатольевны. Да, мама точно не склонна к полноте. Она вышла из кухни, оставив меня наедине с остывшим ужином. Есть, мне совершенно не хотелось. Да уж… Не ожидал такого… Точнее сказать, никогда не задумывался. Лучше бы, и дальше не задумывался. Моя мама, спит со своим начальником! Точнее, сказать – вовсе и не спит. Только эта версия объясняет загадочную улыбку Ирины Анатольевны, напряжённость мамы, когда я передал, казалось бы, незатейливую фразу. И слова предостережения, о разном социальном статусе. Конечно, она сама согласилась на такое. Могла бы отказаться и потерять высокооплачиваемую работу… И потерять выплаты по ипотеке, престижное образование сына… Маму, вполне можно назвать проституткой. Я старался отыскать в себе жалость или презрение к ней, но вместо этого в воображении рисовались сцены из порнофильмов… Мне было известно, что начальники вытворяют со своими секретаршами… Член снова начал подниматься, но вовсе не хотелось дрочить, думая про маму.

С другой стороны, я и сам не отказался бы от секса с Ириной Анатольевной, или её дочерью. Это должно быть приятно, или… полезно в будущем… Я тоже, потенциальная проститутка? Да уж… Морально, неоднозначные ощущения… Моя мама, умнее, чем я думал. Кстати, а что отец? Он не мог не догадываться о происходящем! Мне кажется, по женщине можно догадаться, что у неё был секс… Особенно, если её привозят в бесчувственном состоянии. При этих мыслях, возбуждение прошло, вместе с аппетитом. Так ничего и не решив, я отправился спать.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии