Проводница Люба

Как-то, пришлось полетать в тогда еще молодом, независимом Казахстане. Казахи осваивали новые для них «иномарки», а мы всемерно помогали им в этом нелегком деле.

Поселили и нас и проводниц в шикарный комплекс в предгорьях. В бывшую ЦКовскую здравницу.

Мы много работали и хорошо отдыхали.

Для отдыха особенно полюбился ресторан, устроенный на берегу большого пруда. Просторные топчаны под навесами были застелены коврами и подушками, на коврах стояли низенькие столики. Подавали отличный шашлык, бешбармак, темное пиво и напитки покрепче. Причем, все было настоящее, без дурачков.

Как-то после прилета собрались одновременно два экипажа, инженеры, всего человек двадцать посидеть за кружечкой и рюмочкой, поговорить про полеты и решить все мировые проблемы. Расселись на топчане и праздник красоты, остроумия и интеллекта начался.

Моей соседкой оказалась очень бойкая и уже не очень молодая проводница Люба. Любаня отличалась острым язычком, несколько избыточно пышными формами и необузданным желанием завалить мужика и трахнуть его во всех банальных и круто извращенных формах. К числу своих побед Люба только сегодня добавила несчастного местного штурмана, который отдался ей во всех местах обширного гостиничного номера и во все мыслимые и немыслимые места. Люба цвела, пахла и открыто хвасталась, живописуя удивительный секс. Бедный штурман, приползший в ресторан позже всех, смотрел на мир мутным изможденным взглядом и был похож на сморщенное яйцо, из которого безжалостно выжали всю сперму.

После N-ной рюмочки под пивко и шашлычок народ стал говорить особенно громко. В углу попытались затянуть песню.

Смеркалось. Южные сумерки коротки. Скоро вокруг стало совсем темно. Окружающую темноту дополнительно сгустил яркий свет ламп, освещавших уставленный стол, ковры и беспечные расслабленные физиономии отдыхающих авиаторов.

Вдруг, прервав на полуслове фонтан остроумия, Люба повернулась ко мне, оценила меня своим цепким взглядом и совершенно спокойно, с интонацией, какой обычно спрашивают закурить, сказала:

— Давай я у тебя отсосу?

Я от неожиданности глупо улыбнулся и уточнил: — Здесь?

— Конечно здесь. Прямо за столом. Народу зрелище понравится!

— А отсосешь с проглотом? — снова уточнил я детали, внутренне надеясь, что Любаня откажется от проглота и мне свой хуй показывать коллегам не придется.

— Конечно с проглотом! Я так отсосу, что потом всю жизнь будешь с благодарностью вспоминать.

— Слушай, неудобно как-то. Тут на виду. Давай посидим еще немного, а потом пойдем в номер и там займемся…

— Я сейчас хочу, — просительно и кокетливо протянула нетрезвым голосом Любаня.

— Нет, только не здесь!

— Ну да-а-ай! Я хочу!

Уже изрядно подвыпившая публика отставила свои разговоры и с интересом стала смотреть в нашу сторону.

— Ладно, пошли в аллейку. Я тебя там трахну, — сдался я.

Мы с трудом выползли из-за низкого столика.

— Мы скоренько! — помахал я ручкой гаденько улыбавшимся коллегам.

Снаружи ресторана чернота ночи обступила нас сразу и со всех сторон. Я обнял мою неожиданную пассию за плотную талию и мы двинулись по едва видимой в темноте дорожке куда-то вглубь парка. Пройдя метров тридцать и опасаясь идти дальше в кромешной тьме, я предложил Любе заняться сексом прямо здесь. Все равно ни один нормальный человек в такую темень сюда не припрется.

Быстро снял с Любы майку и шорты. Белизна ее полного нежного тела слегка вырисовывала соблазнительные округлости на черном фоне ночного газона. Стянул с себя джинсы и трусы. Хуй уже был настроен решительно.

— Ах, ты мой сладенький, — проворковала Любушка, ловя мой хуй руками и направляя его себе в рот.

Она обхватила головку полными мягкими губами и начала делать языком что-то невообразимое, отчего я почувствовал, что конец близок и обещанный проглот произойдет с минуты на минуту. Я попытался вызволить хуй их Любиного рта, но она замычала что-то обидное и только ускорила обработку головки. Нечего и говорить, меньше чем через минуту я наполнил ее рот спермой. Она проглотила всю порцию не разнимая губ и не выпуская изнывающей головки. Когда наконец-то я освободился, от головки спермой даже не пахло.

— Теперь ложись, я тебя полижу, — предложил я, преисполненный благодарности за доставленный кайф.

Любаня улеглась на травку и развела полные ляжки. Выбрилась она не до конца, оставив достаточно растительности между ног. Поэтому на фоне светлых ног, я сразу обнаружил темное пятно вожделенной киски. Не долго готовясь, я присосался к влагалищу. Делая мне минет, Люба возбудилась и ее губки набухли и изрядно смочились скользким соком. Вкус ее пизды был просто обалденный. Я нашел языком отвердевший шарик клитора и стал его мучить, поддевая за его основание и теребя из стороны в сторону. Люба выгнула спину и руками прижала мою голову к промежности так, что мне пришлось даже сопротивляться, чтобы дышать ноздрями сквозь лобковые заросли.

Минут через десять бешеного куннилингуса я почувствовал, что мои яйца приготовили еще порцию спермы, а сердце накачало столько крови в ствол, что он не просто просил, а требовал сунуть его в раздроченное влагалище и хоть немного потереть головкой о влагалищные горячие влажные и упругие стенки.

— Становись раком! — скомандовал я своей пассии.

Люба, очнувшись от кайфа, вяло переменила позу и передо мной засияла большая белая попа с темным пятном внизу. Не долго думая, я взялся за нее руками и практически без усилий и прицеливания сразу вставил хуй на всю длину. Мне даже показалось, что головка уперлась в шейку матки.

Люба сладко застонала, а я задвигался быстро и широко, ударяя бедрами Любу по ягодицам.

— Только не в меня! — сквозь стоны и хрипы громко попросила Любаня.

Оргазм пришел скоро. Я едва успел вытащить хуй и устроить его в ложбинке между Любиных ягодиц. Спермы оказалось достаточно, чтобы хватило размазать по всей белой спине моей соблазнительницы…

Я отдышался, отодвинулся назад, наклонился и от всей души поцеловал Любушку между ног прямо в измочаленные губки.

— Пошли! Спасибо тебе! — сказал я.

— Понравилось?

— Еще бы!

— Еще?!!

— Не сейчас, — улыбнулся я каламбуру, — сперма кончилась. Давай другой раз.

Мы поднялись, нашли и одели валявшуюся на траве одежду.

Я оглянулся в поисках пути к ресторану и… обнаружил прямо перед собой круглую беседку, в которой не дыша от изумления, сидело и стояло человек шесть-семь парней. Оказывается, мы еблись на расстоянии вытянутой руки от них. Для них, сидевших в темноте и уже привыкших к ней, мы представляли замечательное зрелище.

— Привет, ребята! — разрядил я наэлектризованную атмосферу.

В ответ мне послышались какие-то скрипы и кашель из пересохших от волнения глоток.

Не желая вступать в полемику, мы с Любой обнялись, и оставив наших возбужденных зрителей обсуждать увиденное, удалились по аллейке в сторону ресторанчика допивать пивко и доедать подогретый шашлычок.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии