Приключения Катьки Ивановой

Приключения Катьки Ивановой

Редкая девушка готова лишиться девственности вот так просто. Катька редкой не была, а тут еще и таким способом.

Было крайне неудобно сидеть в приемной большого начальника, еще эта секретарша с внимательным взглядом, явно все понимающая. Более того еще это непривычное белое платье, простые сандалики и никаких трусов. Катя отдавала себе отчет, что ее сегодня трахнут, но все же спина предательски намокла неприятным, холодным потом. Секретарша вновь покосилась на нее холодным, оценивающим взглядом.

Ее привезли уже 40 минут как и вот она сидела в ожидании своей участи в приемной. Наконец дверь открылась и в приемную вышли двое мужчин. Один большой во всех смыслах — высок, широк в плечах, с большим животом, огромными ручищами, большими ногами. Второй просто лилипут какой-то по сравнению с первым. И все же гигант чинно пожал коротышу руку и проводил до лифта.
— А вот и Катенька! — Большой облизнул губы, окинув девушку взглядом. — Ну что, Катюш, пойдем.

Катя молча встала, не смущаясь разрешила положить большую лапищу себе на попку и пройти в кабинет.

— Наташа, меня нет на ближайшие часов 5—6 — отдал он приказ секретарше.

Та что-то пробормотала в ответ.

— Давай немного тебя расслабим — он сунул затекшей Кате в руку стакан с апельсиновым соком.

Она по инерции, автоматически отпила сразу половину. На вкус было неприятное, но почти сразу в голове появилась вата.

— «Наверное отвертка» — подумала Катя.

Рядом с ее головой раздалась какая-то возня, у нее забрали стакан и сбоку появился новый обьект. Она чуть повернула голову и обнаружила толстый, мясистый член в боевом состоянии.

— И чт… ? — она не успела договорить, как член тут за занял гостеприимно приоткрытый ротик.

Большой просто ухватил ее лапищами за голову и насаживал ртом на член.

— Знаешь, с недавних пор меня возбуждают только такие как ты, а еще мне понравилось насиловать! — он продолжал засаживать Кате член в рот.

Каждый раз он заходил, стараясь протиснуться максимально глубоко. Катя ощущала как член понемногу проникает в горло и с каждым разом все дальше, и дальше. Каждый раз это вызывало тошнотные позывы, но как только член уходил, позывы исчезали. Вот уже член хорошенько так входит в горло и пользуется им будто девичьим влагалищем.

Манящие, алые, напомаженные губки распухли. Помада размазалась по уголкам рта и члену Большого. Взгляд Кати еще больше осоловел, «отвертка» пошла в кровь, затуманила мозг и восприятие. Где-то в горле член стал невыносимо большим и Катя подавилась обилием мужской сперму во рту.

На вкус как непонятно что, оно заставило Катю поперхнуться, из уголков рта показались капли, которые она не смогла проглотить. Член покинул рот, попутно оросив лицо девушки. Саму же Катю просто слегка стошнило на пол. Большой едва успел отпрыгнуть. Он стянул с нее ее белое платье, скомкал его.

— Убирай давай! — бросил платье как тряпку на пол.

Катя молча рухнула на колени и недавним гардеробом убрала неприятное окончание недавнего минета.

— На, вот! — он влил в нее еще

стакан «отвертки», вокруг все поплыло.

Дернул ее за руку, поднимая. Она встала, нетвердо шагая заплетающимися ногами.

Он подвел ее к столу и уложил на него животом.

— Паша, возьми Александа и зайдите ко мне — Большой говорил по внутреннему телефону.

Когда зашли те двое, в Катю был влит еще один стакан, она стояла раком на полу, ее живот поддерживали несколько подушек с тахты, взгляд ее блуждал, пытаясь зацепиться за ножки мебели, очертания предметов и двигающиеся вокруг мужские туфли. Туфли постоянно ходили вокруг и никак не желали останавливаться. От этого у Кати кружилась голова и она закрывала глаза, внутри моля, что бы все быстрее закончилось.

Но закрыв глаза, мир крутился еще быстрее и приходилось открывать глаза — так было проще. Ходившие вокруг нее мужчины о чем-то говорили. Наконец позади нее кто-то появился, чьи-то руки взяли ее за голенькие бедра, между ног уперся член. Сначала тупое давление, потом болезненный укол, от которого Катька на мгновение протрезвела, вскрикнула и снова упала на подушки. По ногам текло теплое и вязкое, мужчина в ней долбил от всей души и наслаждался тугостью уже недевственной дырочки.

Очередной стакан продлил Катино осоловевшее состояние, а два пальца протиснулись в попку, крутясь, растягивая попку. Вот уже не пальцы, но член уперся и начал протискиваться в Катьку. Новый укол, ощущение тепла между ягодиц, тупые толчки, что-то суют в кишку, тошнит.

Катя не помнила как долго она была там. Очнулась дома, на своей кровати. На тумбочке конверт и бутылка воды.

«За удовольствие и порванную промежность» и небольшое количество денег.

Катя сидела голой задницей на грязноватом матрасе. Между ног было мокро от собственных выделений и чужой спермы. Большая рука, обнимающая ее, поигрывала со складочками ее письки. Средний палец, несмотря на чужую сперму, порой откровенно входил в нее, стараясь погладить шейку матки. Двадцать минут назад ее трахал недавний 19-летний девственник. Сейчас Тарас стоял на коленях, привязанный к батарее и кряхтел. Кряхтел он оттого, что его от души драл в задницу уже третий взрослый дядька. Другие руки поставили Катю раком, член вошел в текущую киску, головой ткнули в промежность недавнему ласкателю. Вздохнув, Катя взяла в рот, потрахушки продолжались.

В свои 19, Тарас все еще ни разу не занимался сексом. Он мог только мечтать о том, как трахает лучших девчонок своего города и дрочить на эти несбыточные фантазии. Катя была одной из самых ярких участниц его фантазий. И вот перед ним стоит группа мужчин и спустив с Кати шорты с трусиками, демонстрируя Тарасу ее идеально гладкую промежность, предлагают его мечту в обмен на его задницу. Тарас понимал, что это сделка с дьяволом, но перебить волнение здравым смыслом не мог и согласился на любые условия, лишь бы трахнуть Катьку.

Вариантов провести вечер было немного. Перебрав все, Рома принял единое верное — собрать братанов, взять бухла и закуси, и дернуть в любимый, оборудованный подвал. Оставался вопрос девочек. На имеющиеся деньги выходило взять либо пару печальных шмар, либо одну нормальную девочку, но это по разу и все. С надеждой в душе, Рома вышел из квартиры и поднялся на три этажа выше.

Дверь открыла заспанная Катька. Рома быстро объяснил ей ситуацию, показал деньги, сказал кто будет и как долго хочется посидеть. Девушка сексуально потягиваясь и зевая, согласилась без особых промедлений и попросила пол часа на сборы. Рома отдал ей деньги, зная что Катька не кидает и с заметно поднявшимся настроением, особенно в штанах (на Катьке были соблазнительные стринги), спустился к себе на этаж.

Катьки бы без проблем хватило на всех, но тут им подвернулся этот скучающий неудачник Тарас. Банальное желание в очередной раз протролить романтика-неудачника, обернулось экстремально интересным зрелищем — парень согласился отдать свою задницу лишь бы присунуть Катьке. Девушка была вообще не против.

Тараса трахали все. Даже самые ярые противники гомосексуальных связей, не побрезговали заполнить кишечник парня и слить туда порцию спермы. Можно было бы сказать, что парень мужественно сносил издевательства, если бы не комизм сделки, на которую он пошел. Он кряхтел, просто молчал, глубоко дышал или немного скулил и ойкал, когда его трахали особенно жестко. Ему дали возможность подмыться, когда через него прошли все желающие. Он получил так же стакан водки и Катю на еще разочек, перед тем как его, глупо улыбающегося, выгнали из подвала.

Тарас был рад. Несмотря на боль в заднице и неприятное ощущение, а так же скребущие на душе кошки, что он теперь опущенный и ему это аукнется в будущем, он радовался своей недевственности во всех смыслах и тому, что его первой женщиной стала его мечта. Жизнь определенно шла на подьем. Ступая мелкими шагами и кривясь от щипающей боли в заднице, Тарас поплелся домой.

Захар, в свои 54 года, был самым обычным сантехником. зарабатывал в основном мелкими сантехническими ремонтами, состоял официально при ЖЭКе, где и получал еще небольшую официальную, «белую» зарплату. Его ничто не удивляло уже много лет и вряд ли могло удивить. Зайдя в знакомый подвал, его не увидела увидеть там уже знакомую компашку. Не удивила голая, затраханная, в бессознанке Катюшка, аппетитно валяющаяся оттопыренной кверху задницей. Его не удивило, что ему налили граненый до краев и махнули на бессознательную Катьку мол «угощайся».

Он с удовольствием замахнулся стакан беленькой, ощущая как член твердеет в штанах, потом скинул портки и встав на колени, от души трахнул Катьку. Та и не ощутила, что в ней побывал неоговоренный член. Возможно Захара удивило бы, что парень, о котором он всегда думал и откликался только хорошее, стоит подставив зад под члены местных шестерок, но момент анального надругательства над Тарасом он не застал, а присунуть Катьке было делом довольно привычным.

Тарас сидел в ванной, трогал пальцем растраханный анус, второй рукой дрочил каменный член и вспоминал как он впервые засунул в Катю. Он уже кончил так несколько раз, а член все не опадал и дрочить хотелось все больше. Он отвлекся, кажется кто-то звонил в дверь.

— А ладно, перетопчутся без меня — он решил не обращать внимание, у родителей были ключи, а до прочих ему сейчас дела не было.

Незваный гость тем не менее продолжал звонить. Это начинало надоедать.

— Ну кто там еще — Тарасу пришлось вставать из ванной, выключать воду, вытираться, обматываться полотенцем.

По пути к двери он уже заготовил парочку фраз, которыми встретит незваного гостя. Употребить фразы не вышло, зато челюсть почти отпала. На пороге стояла Катя.

— Хочешь еще? — просто спросила она, приподымая футболку и демонстрируя голый низ, где между ножек поблескивали результаты недавнего секса.

— А что взамен? — Тарас все же смог не изображать из себя рыбу.

— Ничего — Катя пихая его в живот, переступила через порог.

Полотенце упало, оголив тут же затвердевшее достоинство.

— О, так ты уже готов — она наклонилась к члену Тараса и шутливо пригрозив ему пальчиком, спросила. — Твой владелец хороший любовник?

Далее Тарас не обладал собой. Он схватил вялую, пьяную Катю на руки и потащил в ванную. Не заботясь снять с не футболку, он намочил ее душем, поставил раком и вошел. Внутри было туго, мокро и смазано. Не заботясь ничем, Тарас от души трахал Катьку, вообще наплевав как оно ей. Та лишь легла щекой на край ванны и отстраненно бормотала «как хорошо».

Тарас все же не был совсем уж опустившимся, даже после того как его трахнули в задницу. Он помыл Катю, вытер, выдал ей свою футболку, в которой она выглядела как в ночной рубашке и отнес в свою постель. Чуть позже обнаружилось, что родители решили немного отдохнуть и дома будут только завтра, после обеда. Тарас не верил, что ему так свезло, но были некоторые проблемы, омрачающие восторг.

Во-первых Катя тупо спала в своих алкогольных сновидениях. Во-вторых, вероятно, она трезвая и она пьяная — это два разных человека. В третьих Тарас не привык брать силой. Он налил себе безалкогольного пива, отмечая, что шаг к резиновой женщине не был сделан и даже наоборот. Сев за комп, он каждые пять минут оглядывался назад, на мило спящую Катю, проверяя как она, внутренне боясь что это сон или она куда-то исчезнет. Катя мирно, мило спала, иногда что-то бормоча во сне.

Заниматься чем бы то ни было на компе как обычно, не получалось. Тому было причиной трахнутое сегодня очко, тому причиной был первый секс и его продолжение с девушкой его мечты у него дома в ванной, тому причиной была сама эта девушка спавшая сейчас в его постели, да даже пиво было тому причиной. За первой банкой пошла вторая, потом третья. Понимая, что пьянеет от безалкогольное, Тарас решил остановиться.

Какие-то общие моральные принципы все больше отступали. Тарас постоянно взвешивал все за и против, вспоминал что он знает и что говорят о Катьке. В итоге он вывел формулу, что хочет наслаждаться ею сколько сможет, но романтика и остатки совести категорически протестовали делать это так, как он задумал. Четвертое безалкогольное окончательно заткнуло совесть и наивность.

По-деловому насвистывая, Тарас снял одеяло со спящей Катьки. Аккуратно, но местами грубо, стянул с нее футболку, лишний раз убеждаясь, что она спит и фиг проснется. Дальше он деловито развел ее ноги и ощупал там, принюхался, провел языком. После душа там все пахло чистотой и мятным гелем для душа. Потрогал пальцами, киска была тугенькая, губки закрылись. Покивав своим мыслям, Тарас пошел на кухню, опустошил еще одно безалкогольное, придя к окончательному решению. Сходил в спальню к родителям, взял у них смазку, взял на кухне обычные салфетки и вернулся к себе в комнату.

Начать свои грязные делишки, Тарас решил с Катиного ротика. Девушка не имела ни сил ни воли сопротивляться, потому он просто открыл ее рот и сунул туда свой член. Катя тут же засопела носом. Тарас в то время насаживал ее рот на свой член. Получалось так себе. Поняв, что в порно это все постановочное и реально спящую девушку, нормально в рот не трахнешь, Тарас оставил в покое Катькин рот.

Вкус девичьей письки был интересным. Тарас расположился между разведенных ножек Катьки и наслаждался возможностями. Он не побоялся лизнуть ниже, там где находилась маленькая темная звездочка ануса. Он смочил палец в собственной слюне и надавливая, протолкнул палец Кате в попку. Катя во сне что-то пробурчала и немного дернулась. Тарас тут же убрал палец, но Катя продолжала спать.

Он снова аккуратно ввел палец по первую фалангу, теперь Катя не шевельнулась. Он протолкнул палец еще глубже, по вторую фалангу — никакой реакции от девушки. Он ввел палец на максимум и потрогал Катин кишечник изнутри. Ощущения были потрясающи. Так и хотелось всунуть туда член, но у парня был иной волевой план. Достав палец, он принюхался — пахло так себе.

— Надо еще взять резинки — недовольно поморщился парень и брезгливо отер палец о свою же футболку, в которой недавно спала Катя.

Он снова вернулся к лизанию ее письки. Наконец член уже очень больно уперся в постель и Тарас решил приступить к действиям. Обильно смазав Катю, он не сильно церемонятся, от души продавил плоть, входя сразу на максимум. Член у него был не маленький, но вошел до упора. Катя опять что-то пробурчала и попыталась перевернуться на бок, но навалившийся сверху Тарас не давал ей этого сделать. Трахая спящую, бессознательную девушку, Тарас испытывал какое-то странное, извращенное удовольствие.

Он чувствовал как приближается его оргазм, он знал что кончит внутрь, он не собирался вынимать. И вот он кончил. Прихватив Катю за голову, последние несколько фрикций, он выполнил такими глубокими толчками, что умудрился подвинуть ее и себя немного вверх по кровати. Спускать в теплую, живую, пусть и спящую девушку было феерично. Наполнять спермой живое, теплое, немного сокращающееся влагалище было незабываемо. Тарас кончал и кончал, выплескиваясь в Катю. Наконец насытившись, он вышел, подполз вверх, ближе к ее лицу и размазал последние капли ей по лицу. Довольный содеянным, он сел рядом. Долго сидеть не вышло, другой интерес пересилить его.

Он взял девушку за ноги, затащил на себя, развернув ее к себе задницей и уложив ее ртом себе на промежность. Катя продолжала спать, а Тарас наслаждался зрелищем вытекающей из девушки спермы. Как юный исследователь, он мял припухшие половые губки, ковырялся в ее письке, бесцеремонно входил в нее пальцами как хотел, размазывал сперму ей по заднице. Наконец он сложил четыре пальца лодочкой и ввел глубоко в нее, зачерпнув все остатки, он вытащил и вальяжно шлепая ее по спине, размазал всю свою кончину по девушке.

Член обмяк. Тело приятно поламывало, яйца немного болели. Покалывало так же и трахнутое сегодня очко. Катька просто телом валялась рядом, продолжая спать и не ведая, что с ней творится. Тарас сидел на кровати, облокотившись об изголовье и курил. Сумасшествие происходящего дало ему повод и негласное разрешение утащить у отца из комода пачку хороших сигарилл, а заодно взять еще одно безалкогольное. Что будет завтра, что скажет Катя, почему он так много выпил, почему курил, почему ему так хорошо, что скажут родители, какие могут быть последствия — все это его не интересовало.

Легкие подергивания в паху и наливающийся кровью член, возвестили, что Тарасу снова хочется. Он взял заготовленный презерватив, смазку и подлез к Катьке. подумав как бы так ее, он взял одеяло и подушку, завернул подушку в одеяло и подсунул все это девушке под живот. Тут Тарас столкнулся с еще одной проблемой — Катька не хотела стоять раком. Ноги и руки девушки болтались.

Он попытался несколько раз поставить ее раком, даже придержал немного, рассчитывая что она продолжит спать в такой позе, но она не хотела. Он встал с постели и задумался. Решение пришло не сразу. Взяв два пояса от банных халатов, Тарас привязал одни концы к Катиным локтям, другие над коленями и снова поставил ее раком. И опять она сползла. Он туже подтянул пояса, уменьшив расстояние привязи и протянув пояса под свернутым одеялом — теперь Катя стояла как надо.

Руки Тараса легли на Катину попку. Для начала он решил разогреться в уже смазанной и траханной письке. Войдя туда без особых проблем, он начал медленно сношать ее. В то же время, он капнул ей немного смазки на анус и большими пальцами разминал звездочку ануса. Когда оба больших пальца уже ощутимо продавливали анус, он решил что пора. Одев резинку, он уперся членом ей в попу и надавил — не вышло. Он капнул еще смазки, капнул на член, размазал все и снова надавил — снова не вышло. Немного отчаявшись, он со всей силы надавил. Член выскользнул и Тарас по инерции рухнул на Катю, больновато согнув при этом член и как-то совсем уж непонятно как, придавив собой же свои же яйца.

Тарас поднялся с Кати, вернул ее в нужное положение и отсел. Решив все же попробовать еще раз, но взял тюбик со смазкой и жирно выдавил смазку Кате на попу, потом приставил тюбик ей к попе, продавливая ввел головку тюбика в Катю и выдавил смазку внутрь ее кишечника. Теперь пальцами жирно размазал все это и снова уперся членом. Одной рукой направляя себя, второй придерживая Катю за бедро, он умудрился протолкнуть головку. Понимая, что пан или пропал, он ухватился обеими руками за Катю, подстроил позицию и одним резким рывком вошел на пол длинны члена.

Наконец он был в ней. Катя тяжело вздохнула и крякнула во сне, почти так же как кряхтел Тарас несколько часов назад, когда его трахали, но не проснулась. Тарас начал движение. Чуть погодя, расхрабрившись, он схватил Катьку за плечи, выгнул ее дугой и наяривал в задницу что есть сил. Оргазм не заставил себя ждать. Вибрируя бедрами, сотрясаясь всем телом, тяжело дыша и жалея, что он в резинке, Тарас кончал внутри Катиной попы. Как и в прошлый раз, последние фрикции он сопровождал силовыми входами, звонко шлепая бедрами о бедра девушки. Яйца до боли ударялись о Катькину письку.

Тарас сидел на кухне и курил. Была средина ночи. После анального с Катей, он обнаружил несколько проблем. Во-первых он немного порвал ее. Ее и его промежность были в капельках и потеках ее крови. Он остановил кровь и протер ее как мог, но немного все же осталось пятнами на постели.

Придется как-то объяснить завтра это ей, а потом еще и матери. Во-вторых его член вот уже час как безжизненно болтался, а в мыслях Тарас уже отымел Катю сотней разных способов. Конфликт фантазий и организма выводил из себя. Тарас открыл холодильник, достал сок, налил себя. Ставя сок обратно, взгляд наткнулся на банан. Извращенная идея родилась сразу.

Тарас облизывал любимую горчицу с Катиных сосков. В ее попу был загнан по основание банан, снаружи торчал только хвостик. Чуточку меньший банан был в Катиной киске, снаружи тоже торчал только хвостик. Хвостики были связаны между собой тонкой веревочкой. Веревка не давала им уйти вглубь без концов. Просто вытолкнуть их, безвольная Катя не могла. Руки девушки были связаны за головой. Использовав огромное количество веревки и перепробовав кучу разных поз, Тарас наконец смог зафиксировать ее на спине с подтянутыми к животу и разведенными в сторону ножками. Облизав второй сосок, он отвалился от нее и на мгновение полюбовался проделанной работой. Член начинал вставать.

В ту ночь Тарас не был похож на того наивного романтика, которого видели все вокруг. После очередного раза, он не ощутил в себе сил на еще один заход, а извращенным фантазиям все не было конца. Он перерыл интернет. Он бегал в круглосуточную аптеку и как наркоман трясся у окошка выдачи, покупая сиалис. Вернувшись домой, он сходил под ледяной душ и выпил двойную дозу выше нормы, запив все это безалкогольным.

Через пол часа член стоял как каменный, связанная Катя лежала в подготовленной позе, дырочки были смазаны. Кончать не выходило, потому Тарас просто трахал. наплевав на предосторожности, он озверел и трахал Катю как хотел и куда хотел, не заботясь, что меняет дырки чуть ли не с каждой новой фрикцией. Катькина попа была безнадежно растрахана и порвана. Кровь подтекала, но Тарас этим не беспокоился. Он умудрился истратить 10 метров веревки, что бы фиксировать Катю в тех позах, которые ему хотелось.

В 7:20 утра, извергая как-то совершенно звериный рык, в диких фрикциях, Тарас наполнял Катину попу последней порцией спермы, которую смог из себя выдавить. Вся промежность, постель и оба любовника были в мазках крови, поту, сперме, лубриканте.

Голова болела, промежность болела еще больше. Катя проснулась у себя дома под одеялом. Прокляв себя трижды, что в очередной раз напилась до поросячьего визга, она села и откинула одеяло. Между ног картина была нелицеприятная и голова тут же возвестила об этом очередной вспышкой боли. От греха подальше, Катя тут же сползла в горизонтальное положение. Последнее, что она помнила, как парни трахали ее в подвале, потом сплошной туман. И почему между ног все так порвано и растрахано.

Вряд ли Рома и пацаны это сделали, скорее всего ее носило где-то еще. Где ее могло носить было тайной за семью замками. Это где-то, могло быть где угодно, даже банально бомжи какие-нибудь набрели на нее пьяную и изнасиловали. Верить в это не хотелось, а выяснять теперь придется очень долго, аккуратно, осторожно, не разбрасываясь репутацией и за хорошенькие такие деньги. Да и залечить все, это на пару недель покоя, а у нее пара дел на носу. Катя беспомощно ударила руками о постель. Наконец она заметила странные следы на руках.

Оказалось странные следы были по всему ее телу. Она быстро догадалась, что это следы от веревок. Осторожно двигаясь и шипя от боли, она осмотрела себя всю и насколько позволяло воображение, представила какие позы можно сотворить с человеком, фиксируя его в таких местах. Обилие поз ужасало. Она осторожно проникла в себя пальцами и ничего не произошло, внутри было пусто. Неизвестные насильники убрали после себя все до капли.

Она нащупала телефон на тумбочке, взяла кошелек, взяла второй телефон, проверила все электронные счета, кошелек — все было на месте, новых сообщений не было, новых поступлений не было. Она сбросила осторожные сообщения паре людей, которые могли бы сдать ее тело в качестве гаранта или оплаты за какие-то услуги, но все отвечали отрицательно. Кто и как, так умело изнасиловал ее ночью, оставалось загадкой. Она бы очень удивилась, узнав что это был Тарас, который вложил титанические усилия в сокрытие своих ночных дел.

Он вынес весь мусор, он докупил безалкогольного пива пополнив запасы, он купил новые сигариллы, новую смазку и презервативы. Он спрятал все там, где оно лежало раньше. Он как умел, залечил Катины раны. Он отнес Катю к ней домой. Он проследил и проверил, что бы дома у нее не было никого, кто мог бы их заметить. Он уложил ее в постель, накрыл одеялом.

Он сложил рядом с ней ее вещи и оставил бутылку воды и таблетки обезболивающего. Возможно самая большая промашка, сделанная им — это белье, которое он отнес в химчистку, объяснив приемщице, что у его девушки был замечательный первый раз и бурная ночь. Приемщица казалось не очень поверила ему, но по ее виду ей было все равно. Хотя именно она, пожалуй, могла бы дать след.

Сидеть на коленях у мужчин не всегда удобно. Сидеть на коленях у мужчины будто маленькая девочка, порой совсем не удобно. Если при этом ты еще и голая, а вокруг сидят другие пожирающие тебя глазами, то это вдвойне неудобно. Когда сидишь голая, на коленях у мужчины и в твоей заднице медленно движется его эрегированный пенис, а ты ощущаешь его будто кол в своих кишках, это втройне неудобно. И хоть тебе и нравится этот момент доминации, тебе нравится чувство заполненности, тебе нравится боль, которую он доставляет, раздвигая твой сфинктер. Все же сидеть не очень удобно. А вокруг все еще и пялятся на твой приоткрытый ротик, и припухшие в экстазе губки.

Катя не понимала, зачем от нее попросили вызывающее коктельное платье и высокие каблуки. От платья и каблуков, ее избавили в первые пять минут посиделок на коленях у мужчины. С таким же успехом она могла бы приехать голой или в халате. Впрочем, хотя бы приличия ради, до вип-зоны стоило соблюсти, что от девушки и потребовалось.

Член двигался неспешно. Придерживавший Катю за голый животик мужчина, понимал что ей никуда не деться и особо никуда не торопился. Забавностью момента было то, что в то же время он умудрялся обсуждать дела и подписывать бумаги второй рукой. Сидящие вокруг наблюдали за всем этим бешенными глазами, лишь два человека оставались холодно спокойными.

Когда Большой Босс наконец излился в нее, прижав ее к себе, выдыхая в ее волосы и мелко содрогаясь, за столом переговоров остались лишь он и те двое, хлоднокровных. Катю совсем не удивило, что ее почти перебросили на руки одному из них, чей член тут же проник по уже проторенной дорожке.

— Да, мам, было много секса — ответила Катя, позволяя матери массировать ее ступни, а тетя Юля в то время переберала ее локоны. — Триста центов я положила в «казну».

— Кать, ну ведь ты же не будешь все время так.

— Не буду, мама.

— И чем ты думаешь заниматься, моя дорогая?

— Не знаю еще. Есть несколько идей, я ведь еще так молода — Катя перевернулась на живот и получила игривый, упрекающий шлепок по попе от матери.

— Ладно, пойдем подруга — тетя Юля потянула Катину маму за руку, вставая с дивана.

— Только не трахайтесь там! — запоздало, со смехом, крикнула им вдогонку Катя.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии