Погостил у тёти

Меня зовут Макс, я никогда не писал таких историй и на самом деле даже мало кому о них рассказывал, но я читаю уже пару дней тут рассказы и понимаю что это, клева и не так уж и плохо. Итак я студент, и сейчас мне 22 года, ну из-за того что я качаюсь и оставляю бороду, мне иногда дают 32.

Сам я из обычной семьи, и живу как и многие простые парни, учеба, дом, тренировки, друзья.. У нашей семьи, довольно таки много родственников, и некоторые из них живут в разных регионах, из-за этого с некоторыми из них мы можем не видеться по 2-3 года и более того. В основном видимся мы по таким поводам как, свадьба/ траур или еще что-то.

Тогда мне было 19 лет, это было летом, я сдал экзамены и как раз поступал в университет, я точно знал, куда я должен поступить и этот ВУЗ находился в другом городе. Город этот мне был знаком, как раз таки там со своей семьей и жила мамина младшая сестра, моя 39 летняя тетя. Но видел в последний раз я ее еще в средних классах, и знал о ней, и о ее семье я больше из телефонных звонков, ее — маме и из маминых звонков – ей. В общем мы с мaмoй собирались ехать, подавать мои документы.

Мы с мaмoй поехали на поезде, но тете не звонили и ни о чем ее не предупреждали, так как мама рассматривала вариант пожить в гостинице, все равно едем на 3-4 дня, и не нужно, чтобы они знали, что ты поступаешь — сказала она мне. Я свою тетю не часто видел и родственные отношения из-за этого, ну как бы сказать, были формальными, и поэтому я не рвался к ним. Ехали мы двое суток, приехали утром, вещей с собой было не много, у мамы ее женская сумочка, у меня мой рюкзак, туда я положил свои документы, и еще некоторые просты вещи для себя и для мамы о них я расскажу попозже.

Так как было лето, и нам выпало солнечное утро, мы зашли перекусить и сразу же после отправились в университет, так как поступающих там было не мало нам пришлось провести там много времени, в очередях и после еще в самой приемной, но тем не менее, документы мы отдали и на следующий день нужно было еще подойти чтобы выполнить второй этап, этап вступительных испытаний.

Часам к 17 мы выходили, прошло все хорошо и у мамы заметно увеличилось настроение, да и сам я тоже был весь на кураже. Мама тут же решила позвонить тете, (ну то есть своей младшей сестре), сказала ей, что вот так приехала со мной подавать документы и по разговору еще сразу же и выяснилось что тетя сейчас с детьми а муж в рейсе, он был водитель — экспедитор в какой-то нашей компании, и возил разный товар по России и Европе.

Тетя дала маме свой адрес, сказала маме что ждет нас в течении часа, хочет нас видеть и ничего не знает, мама сказала хорошо ждите, и здесь я понял, что судя по всему гостиница отменяется. Перед тем как пойти к тете, мама решила зайти в магазин, что-нибудь купить, чтобы не идти с пустыми руками, и еще купила некоторые вещи по гигиенической части (мочалочку, гель для душа и антибактериальные салфетки). На все это ушло меньше часа и еще минут через 40, мы пришли к ним.

Нам радуясь открыла тетя:

Самое время немного по подобнее рассказать о моей тете. Ей 39 лет (было на тот момент), у нее была старшая дочь, лет 18 и сын лет 18. Живут они хорошо, лучше нас, кстати даже лучше нас не много. Тетя брюнетка, среднего роста (165-167см), сама очень стройная, грудь у нее размера примерно 2, бедра широкие подтянутые и очень стройная талия, без живота. В общем, фигурка в целом была, как у подтянутой 30 летней мамы.

Я сразу рассмотрел ее взглядом, хотя я никогда и не представлял ее в качестве сексуального объекта, но в этот раз я подумал – Дааа, с этой я бы не отказался.. так как, выглядела она идеально, на ней были джинсовые шорты, которые повыше колена, длинная майка синего цвета и тряпочные тапочки, без носочков. Я сразу обратил внимание на ее светлые ножки, по мере возможности, рассматривал ее пятки, так как я фут фетишист, меня очень сильно привлекал вид ее гладких и светлый ног. Хоть и по большей части их скрывали тапки.

В комнате было оживленно это шумели в комнате Настя и Артем, квартира у них была 4 комнатной, со всеми удобствами, комнаты были весьма большими и заставленными, везде на проходах были деревянные двери со стеклами, через которые нихера не увидеть, планировка была такая – вход, коридор, по коридору направо кухня, пряма по коридору попадаешь в зал, а из зала двери, в спальню одной стороны и дверь в комнату, из которой дверь еще в комнату, это последняя комната как раз была детская, а та которая соединяла детскую с залом была тоже по подобию детской, с расчетом, что когда дети вырастут, каждый захочет спать в своей комнате.

Мы с мaмoй помыли руки, перекусили, и переоделись, кстати, как раз тут и пригодился мой рюкзачок, в нем лежало одно ванное полотенце, для меня футболка и штаны, у мамы шаровары (домашние шорты и кофта, но больших размеров, ей навились), ну так же там был парфюм, щетки и зубная паста, носков пара и прочая дребедень. Между трапезой мы болтали с тетей, точнее мама болтала, а я иногда вставлял слова и предложения.

Пока мама говорила с ней, тетя разговорила и суетилась на кухне, вымывая тарелки, я осторожно рассмотрел ее стройную талию и большую, выпуклую попу, иногда под столом на меня накатывал стояк, не максимальный, так как ситуация была весьма и весьма стремная, и я сам думал, зачем это мне, что это за мысли.. также, я разглядел черные лямки, от ее лифчика которые были видны.

Стоя и моя посуду она порой подгибала иногда ступню, так что была видна пяточка, и когда мама что-то говорила ей, тетя быстро смотрела на меня и улыбаясь говорила- да, Макс? Я подумал, неужели она что-то заметила, я же был осторожен.. зачем она подлавливает меня.. я что уже спалился как извращенец.. мне стало не много страшно и стыдно, но смотреть на них хотелось все равно сильнее.

Перекусив я оставил маму с тетей на кухне, а сам перебрался в зал, в зале(как заходишь) справа вдоль стены стоял диван, а за ним в углу стол с компьютером и офинсым креслом, а перед диваном был столик длинный и низкий, тот же самый журнальный столик, но только почти в длину с диваном. На него можно было поставить ноги, сидя на диване.

У противоположной стены стояла мебельная стенка с книгами, вазами и прочей ерундой, телевизор висел на стене, которая находилась напротив окна, кстати, из-за этого сидя на диване голову нужно было повернуть влево, чтобы смотреть телевизор, либо сидеть на диване в полу повернутом положении, чтобы было удобнее и шея не затекла со временем.

Я, сидя в зале, слышал как мама общается с тетей, и сам общаясь и расспрашивая Настю и Артема, об учебе, интересах и всяких историях, и не заметил что настал вечер, а спустя еще не много времени и ночь. Из расспросов у Насти я узнал что папа приедет через 10 дней и он им часто звонит, а не было его уже где-то около месяца. Мдаа подумал я, моя тетя – месяц дома, не плохо.

Когда на часах был двенадцатый час, я уже переодетый сидел на диване, спать меня не тянуло, так как, я вдоволь отоспался в плацкарте пока ехал, я надел свою футболку и зауженные хлопковые летние, домашние штаны, носки отбросил, и к этому времени малой заснул на тоже с краю дивана, Настя сидела в гаджетах, у компьютера, а мама с тетей пришли в зал, и кстати они уже поубавили громкость своих речей, они сплетничали, это было и слышно и очевидно, тетя аккуратно унесла Артема в детскую и Насти сказала, чтобы шла спать, нечего до поздна сидеть со взрослыми.

Настюша медля и не хотя поволокла за тетей, которая тем временем в дальней детской укладывала малого, свет там был выключен, но в комнате рядом, которая связывала детскую с залом горели торшерные ночники, и сквозь двери в детскую проникал свет, в небольшом количестве. В зале свет также был выключен, но отсвечивала плазма на стене, и свет из прихожей бил в зал из не прикрытой двери, в то время пока тетя была в детской, мы с мaмoй обсуждали, что завтра и как сделаем, ко скольки подойдем на вступительные испытания.

Минут через 10-15 было слышно, как тетя прикрыла дверь детской, выключила торшеры в комнате рядом и вернулась в зал, также прикрыв и эту дверь. Здесь мама ей сказала, че ты взрослую девочку, так спать гонишь? Пусть посидит если хочет, Тетя сказала: да они сидят у меня итак до поздна то за компьютером постоянно, то в телефоне — нечего, надо и вовремя уметь ложится.

Я тоже вставлял речи, о том что сейчас молодежь больше в социальных сетях и интернете пропадает, а на улицу выходить и там общаться начинают отвыкать, хоть и думал только о попе своей тети и о том что она месяц одна, на мои речи, тетя говорила, Да- да, вот что им надо, больше ничего не хотят эти тоже (имея ввиду своих детей), только сидеть в компьютерах. Побеседовав не много в такой манере, я пошел на кухню, чтобы еще немного перекусить, а их уже тихие разговоры едва доносились из зала.

Не которое время спустя, я попил кофе и вернулся в зал, шёл второй час, а мама и тётя зашли в спальню, дверь была прикрыта и оттуда были слышны их голоса.

Спустя ещё некоторое время мама вышла и сказала что пойдёт сейчас искупается перед сном, я сказал хорошо, и что мне ну нужно, а сам сидел на диване, в спальне ещё горел свет и шума почти там и не было, хотя тётя была там, тут из коридора мама сказала принеси полотенце наше, и пока я его брал и вышел, думал что заглянуть смогу в спальню мельком.

Когда шёл обратно я увидел за секунду что тебя стоит в комнате и ночнушку коротенькой и что-то похожее на лифчик в руках держит, я увидил её белые, изящные ноги, ещё чуть сильнее, и меня снова начал накрывать стояк, я сел на край дивана, минут через 6-7 тётя потушила свет и вышла в зал в своей ночнушке и тапочках, че смотришь, спросила она меня, и пока я ей говорил, — да так, вот смотрю че интересного, ночью по телевизору, она упала на диван….

Откуда-то из прихожей, доносились звуки, было слабо слышно, как мама включила душ, вода зашумела. Свет в прихожей по-прежнему горел и через неприкрытую дверь бил в зал, также в зале продолжал от стены отсвечивать телевизор, других источников света в зале не было.

Я понимал, что если мама зашла помыться — это на час, как минимум час и несмотря на то, что время примерно начало второго, она была твердо убеждена в том, что тот, кто 30 минут в воде не лежал — тот не помылся. Сам я продолжал сидеть в зале, с краю дивана, с того края который был ближе к окну, оперившись рукой на подлокотник дивана, я то поглядывал на включенный телевизор, то наклонялся в свой телефон, пролистывая всякие обновления.

Я мог пойти лечь спать, но почему-то мне не хотелось идти, и я подумал подождать пока мама выйдет из ванной. Пульт от телевизора лежал на диване ближе к центру, звук у телевизора был достаточным, так как в каждую комнату была прикрыта дверь, именно из-за этого, как я подумал: звук никогда и не убавляли, и не переводили на какие-то «ночные часы». Дверь открылась, выключив свет и обратно прикрыв дверь, вышла тетя, на ней были те же мягкие домашние тапочки_

— блин, она их снимает когда-нибудь, подумал я, и четко ловил себя на мысли, что уже сильно заинтересован в этом, и в том, чтобы увидеть (как минимум увидеть), и увидеть полностью — ее шикарные ступни, в нормальном ракурсе и при этом, с максимально близкого расстояния, с которого я это смогу, но это были только мысли. На тети была ночнушка, ну и хоть она была темного цвета, и сидела на ней так, как будто больше на несколько размеров, но мне все же стало немного неловко, так как конец ее ночнушки, был выше, отпущенных рук моей тети.

Она ни капли, не просвечивала вид который таился под ней, а если бы и просвечивала, то света для того чтобы я что-то рассмотрел под ней — все равно бы не хватило. Но его оказалось более чем достаточно, чтобы я заметил, те же самые черные лямки, лямки ее лифчика. Не сняла. Ну конечно.

Я все-таки немного смутился и уткнулся в телефон, будто искал спасения смотря на экран своего Galaxy. А сам в эти секунды думал: — Пиздец, неужели тогда вечером на кухне тетя спалила что я развратник, и то что я там палился на ее попку, и что я попадался на ее «крючки», именно те, когда она высовывала одну ступню из своего тапка, и ставила ее на другой тапок, приподнимая ее на подушечки пальцев, демонстрируя мне ее, так что ножку тети можно было хорошо рассмотреть, при этом встречаясь с ее живым взглядом (когда я что-то добавлял, подтверждал или на что-то отвечал), тетя как будто с ухмылкой говорила мне: — На, вот смотри, смотри какие у меня ноги, как они тебе? Ее ступни такие оранжеватые и манящие..

Тетя все же, наверное, заподозрила в моем общение, «скрытый подвох», да и разве был ли подвох, неужели она поняла, и теперь решила что-то еще проверить, а потом все рассказать маме.. От таких мыслей сигналы моей эрекции сошли на нет.

— что смотришь? _(спросила тетя)

— да так, вот смотрю че интересного, ночью по телевизору показывают

Тетя легла на диван, ну как легла, она на него рухнула, как будто ей все 20 лет.

(На этих событиях — мы остановились в прошлый раз)

Тетя заняла почти весь диван, она легла по его длине, ровно на живот, свою голову она поставила на подлокотник, левую руку согнула и поставила под подбородок, ей так комфортнее было смотреть на экран, правая рука с пультом, повисла с дивана, тетя переключала каналы, как будто сама не знала что она там ищет.

Ноги тети, приходились на диван, за исключением ее пяточек, они свисали с дивана в бок, если бы она подняла их на диван, ей пришлось бы поставить их, пряма мне в руки, на мои бедра, ну а так свисая, они лишь иногда касались моего колена. Тапки она не сбросила, и именно эти ее тапки и касались моего колена, но присутствие ее ступней, их магическая теплота рядом с моим коленом, сделалась невыносимо близкой, я посматривал на ее ноги, мне даже казалось, я вот-вот и смогу узнать, как же они пахнут, черт они были так близка думал я, что я бы мог сейчас взять и просто положить свою руку на ее пяточки, снять уже с нее эти тапочки..

Подобные мысли и мгновения оказались достаточными, достаточными для того, чтобы член в моих штанах начал по предательски вставать, как будто в него вкачивали воздух насосом, и продолжалось такое обычно, до тех пор, пока он полностью не выпрямится и не станет конкретно твердым, и пока не оттянет мне — перед штанов. Оттянет так, как мачта оттягивает паруса. Крепко. Заметно. А мои штаны, да разве это штаны — это, скорее всего подштанники они сразу могли выдать подобный побочный эффект.

Я все еще держал в руке телефон, но уже реже заглядывал в него. Он меня не интересовал. Я чаще посматривал на телевизор, но хотя нет, я смотрел не совсем на телевизор. Я видел лежащую затылком ко мне – тетю, я смотрел на нее, тетя лежала, и ее тело было совсем рядом со мной. Ее неряшливо собранные волосы, ну и ее гладкие, светлые и очень стройные ноги, в нескольких сантиментах от моего колена, на расстоянии руки, ах блин — эта ее ночнушкаа, казалось еще чуть -чуть, я смогу занырнуть ей под край, смогу посмотреть — что же там под ней, есть ли на тети сейчас трусики и если да то какие, а прокладки?

Не прошло и 5- 7 минут как она вышла из своей комнаты и легла здесь, как у меня сидящего здесь с краю, между бедрами во всю стоял член. Я и не пытался как-то помешать стояку быть, быть здесь и сейчас. Сижу немного развел ноги, а член стоял почти горизонтально, из-за того, что я его удерживал (когда руку клал на бедро, пальцами придавливал вниз) ну и сами штаны удерживали его как могли, ну а сам он вовсю рвался в вертикальное положение, об этом мне говорило не комфортное ощущение у его основания, ощущения как будто он оттянут не в естественное положение, от вертикального положения – ну так называемого: «головкой в потолок».

Он бы сразу бросился в глаза, если бы я ему позволил выпрямиться вверх, да и как, на мне штаны, и тетя тоже рядом и никуда еще не делась. Вот дерьмо, видимо от возбуждения, я потерял страх. Сам факт, что у меня стоит возле тети тоже подстегивал меня.

Подстегивало все, но я сидел. Пару секунд спустя я заметил, что тетя не переключает каналы, она остановилась на каком-то канале, «ИндияТВ» и там шел индийский фильм.

— Мама тоже любит, эти индийские фильмы, разорвало тишину мое тупое утверждение, голос свой я попытался сделать максимально гибким и обычным

Тетя коротко засмеялась: — А тебе что не нравятся они? повернув голову в бок, именно в правую сторону, спросила она. (из-за этого она могла видеть меня, видеть все еще не прямым взглядом, но уже достаточным, так как, боковое зрение у женщин развито сильнее чем у мужчин).

Мне нравился и ее голос, он был мягким и нежным, спросив меня, тетя подогнула в коленях свои ноги (может затекли пока свисали с дивана), в таком же положение лежа на животе, но только теперь ее ноги были согнуты в коленках, и они покачиваясь отпускались, при этом теперь они касались моих бедер, иногда касались моего плеча, а поднимаясь они уходили назад, над попой тети, они не останавливались, то медленно, а иногда чуть быстрее тетя качала ногами, и с каждым разом отпуская их, она все увереннее и увереннее касалась ими моего левого бедра. Ее ступни покачивались почти перед моим лицом, вверх – вниз, вверх – вниз. Я смотрел

— Нравятся, если хорошо заканчиваются, ответил я, и сам не узнал не одной нотки в своем голосе, возбужденном и преломлённом. С каждым касанием ее ножек, до моего берда, у меня все сильнее и сильнее твердел член, и я уже без всяких испугов и сомнений смотрел на них, да и на ее попу прикрытую краем ночнушки, а ее ножки все продолжали покачиваться и в нижней точки касались моего бедра.

Я отпустил руки, ножки иногда касались левой руки, и продолжали медленно покачиваться. Я как-то больше не пытался скрыть свой стояк, не придавливал свой член и от потери подобного контроля, он приподнялся под углом — 45 градусов относительно моих бедер. Его держали только оттянутые штаны, и если бы их на мне не было, он бы полностью выпрямился и стоял вертикально.

Тут что-то упало, в полу тьме на диван, и упало почти бесшумно, это с левой ножки у тети упал, скользнул тапок. На подошве ее тапка, я увидел число обведённое в круг – 38. Я посмотрел на ее ножку, именно на ту, с которой снялась тапочка, ее ножка была совершенной формы, с идеальным подъёмом стопы, на пальцах черный лак, светленькая и пяточка такого оранжеватого цвета, ножка была немного потной.

Пока я на нее посмотрел: тетя этой ножкой сбросила тапок со второй ноги, так как будто ждала пока спадет один, чтобы снять и второй. Она несколько раз подвигала пальцами, сжимая и оттопыривая их словно киса, скрестила их, а я смотрел, и даже как мне думалось подался немного корпусом влево, чтобы потянутся к ним. Тянуться сильно не пришлось. Тетя продолжила

Тетя смотрела на экран и продолжала покачивать ножками, ступнями касаясь моего бедра, но теперь она иногда задерживала ножки у меня на бедре, как будто нашла удобную подставочку. А потом обратно поднимала и начинала покачивать, медленно и тихо. Отпуская ножки мне на бердо, она уже была уверена в себе и просто так клала их на него. Все эффекты усилились в разы, от того что теперь, она была босиком и играла ножками, у меня под носом. В очередной раз, отпуская ножки, она попала ими чуть дальше бедра и стукнула ими мой половой член, который по-прежнему стоял под 45 градусами.

Руками я его не контролировал, и он таращился из штанов сам по себе. Но он сразу отозвался на стук и тихонько дернулся. Тетя коснувшись никак не отреагировала и продолжала. Я и не подумал ужаснуться от произошедшего, наверное степень моего возбуждения была уже достаточно сильной — бессовестной, бесстрашной если хотите. Напротив, я сам хотел чтобы она еще раз его коснулась, и она как будто ничего не произошло коснулась моего члена еще раз и еще раз, я ничего не делал, никак не прикрывал и не мешал руками, тут тетя отпустила ноги, на «подставочку».

Только в этот раз подставочкой было не только мое левое бедро, но и мой член. Тетя скрестила ножки и отпустила их, часть ее ступней с пальчиками, как раз оказались на моем члене. Он по-прежнему стоял, хоть теперь и был как следует придавлен, мало этого, тетя еще и шевелила ножками, пальцами ног, как-будто аккуратно изучала местность, я тихо и еле-еле дышал, смотрел на экран, теперь уже на экран. Как будто ничего не происходит

Тетя ерзала ступнями по стояку, потом снова поднимала ноги покачивала, и снова отпускала на мой член. В очередной раз, когда она задержала ноги на моем бедре, я отпустил левую руку на ее ступню. Прикоснувшись к ее ступне, я провел по ней медленно рукой, так как будто убрал с нее слой пыли.

— что ты делаешь, тетя спросила меня мягко и не громко, при этом вторую ножку она пододвинула к той которой я коснулся, пододвинула к моим рукам, нотки ухмылки в своем голосе, она и не пыталась скрыть (ей что это понравилось? это моя первая наглость за ночь подумал я, ну если не считать — стояка)

— ничего, тупо выдавил я, и тут же понял что облажался, но на большее меня не хватило, мне стало труднее говорить, как будто рот у меня, был сшит невидимыми нитками, и опять я не узнал себя в голосе, преломлённом, видимо вся кровь из голосовых связок, убежала в закаменевший член

Я еще поставил руку на ступню тети, она ничего не сказала, потом и вторую руку, а тетя одобряюще подвигивала пальчиками, но только теперь я не убирал руки. Своими черствыми ладонями и пальцами рук, я аккуратно массировал то одну, то другую ее ступню. Тетя ничего не говорила, она смотрела индийский фильм и было ясно — она этот спонтанный, казалось бы массажик, поддерживает.

Свою вторую ногу она поставила на мое бедро, иногда ее пальчиками по прежнему дотрагиваясь до моего члена. Но с моей стороны — это вовсе и не был массаж, это не были какие-то динамичные, ритмичные и энергичные движения, нет — это были медленные и слабые, плавные и скользящие движения, я гладил и трогал ее ступни, но буквально через пару минут, возбуждение выросло еще сильнее и мне, и этого стало мало. К тому же к этому моменту я окончательно думал, не головой – а головкой.

Возбуждение было сильным, я как будто завелся и потерял контроль над стыдом, совестью и понимаем родственных связей. Тетя специально это все, или она даже и не догадывалась, что у меня сейчас стоит член на нее — этого я не знал. Хотя я помыслил, она же прикасается ступнями к нему, значит что-то давно заметила. Должна была. Невозможно ей было это при касании — не опознать. Такие примитивные и успокоительные рассуждения мелькали в секунды моей неуверенности, у меня в голове. Я твердо решил, сейчас я спущу свои штаны.

Я вытащу свой, начавший уже побаливать — член. Он стоял, почти с того момента как мама зашла в душ, прошло более чем полчаса, и почти все это время — член стоял, не удивительно что он побаливал, то ли от его переполненности, то ли от того, что я не давал принять ему положение, в которое он так рвался. Конечно, не всегда может быть, стояк этот был сто процентным, но как упал тапок тети, это точно были все 150%.

Сидя я продолжал гладить ее ступню, но член мне по любому надо вытащить – думал я. Пусть хоть как-нибудь из подтяжка, но высуну. Тетя смотрела телевизор, но не дрыхла, иногда она посмеивалась от происходящего на экране, самому мне, было совершенно плевать, что там происходило, мне было не до этого.

Одну ее ножку я аккуратно сжимал руками у своего члена, в то время как другая уже медленно покачиваясь, то опускалась и касалась то моего бедра, то иногда опять таки — моего члена. Она то поднималась медленно, то отпускалась медленно, и почти пряма перед моим лицом.

Я приподнял руками ее пяточку (не сильно), которую массировал, не прекращая массажные движения, вторая ножка продолжала плавно отпускаться и подниматься, это мне совсем не мешало. Держа левой рукой приподнятую ногу тети, правой рукой, с правой стороны, я зацепил пояс и потянул штаны вниз, потянул их, не отрывая свою задницу с дивана.

Они скользнули вниз в области бедра, но под задницей оставалась большая их часть, затем я плавно наклонился в левую сторону и наклонился не очень сильно, но уже достаточно, для того спустить из-под задницы правую часть штанов. Спустил и вернул правую руку к ножке.

Сделал все это я так — как не в чем не бывало, не сильно то и заметно, но тетя разок покрутила вправо головой, будто посмотрела на что, что стояло на стенке, а потом снова на экран. В таком положение, она могла меня видеть, только своим боковым зрением. Теперь мои штаны были стянуты по диагонали, оголена была правая сторона бедер, член по-прежнему был в штанах.

Начав все это, долго я не сидел, теперь удерживая (не высоко, не в коем случае) правой рукой ножку тети, левой рукой я также подцепил пояс, потянул штаны вниз, затем не много наклонился вправо, и стянул из-под задницы, остатки штанов. Оставалось спереди сдвинуть штаны ниже и по краям еще чуть-чуть припустить и штаны были бы, не много повыше коленок.

Лицо горело и сердце у меня заколотилось, от того что я сделаю в следующую минуту. А сделал я вот что: я как следует, оттянул переднюю часть пояса, и спустил штаны, а мой член движением катапульты, из-под них выскочил. Член был уже полон, об этом мне сказала, набухшая головка, которая сделалась тоже — необычно твердой.

Он был совсем горячим. Я и сам чувствовал от него этот жар. Он стоял почти полностью вертикально, как будто прозвучала команда — «смирно». Я припустил вниз тетина ступню, но держал ее, не давая ей коснуться моего торчавшего ствола, но второй ступней, она его все же коснулась.

Отпуская ножку мне на бедро, она коснулась оттопыренными пальцами своей прекрасной ступни, ствола моего члена. Я знал, что через одно, два или три движения, она его коснется. Коснувшись ствола, тетя не отдернула и не оторвала ступню, она держала пальцы прижавшимися к стволу члена, под головкой и уже медленно оторвала их, когда через правую сторону повернулась.

Тетя повернулась ко мне и уже посматривала на меня, не боковым зрением, а прямым взглядом. Посмотрев на меня, она задержала взгляд, на моем перетянутом жилами и венами, набухшем здоровенном члене. После пары секунд молчания, она своим мягким голосом сказала: ….

Оцените статью
( 14 оценок, среднее 3.57 из 5 )
Добавить комментарий