Переодевание

В пору гиперсексуальности я искал любое место, где можно увидеть голых женщин. Летом вполне хватало кабинок для переодевания, когда можно было лечь таким образом, чтобы видеть, что там происходит через неплотно закрытые дверцы. Видно было мало, но возбужденные фантази дорисовывали оставшееся. Ещё была отличная возможность подсмотреть в пляжном душе. Там видно, кто-то специально разворачивал двери таким образом, что бы принимающие душ девушки и женщины не видели, что за ними подсматривают, чувствовали себя естественно. И как результат литры спермы сливались в кабинках напротив. Но этот аттракцион был ограничен во времени, потому что засидевшемуся пляжнику кассир (душ был платным) через время напоминала, что пора и освобождать душ для желающих помыться.

А ещё были общественные туалеты. Но таких туалетов было мало и застать там кого-то считалось удачей. А в нормальных туалетах, которые на вокзалах, в кинотеатрах ничего увидеть не получалось. И хотелось именно туда, потому что ненароком, проходя мимо открывающейся двери, очень хотелось заглянуть подальше и даже зайти.

И мысль о невозможности это сделать делала абсолютно несчастным и сидела в голове. Я пытался придумать разные планы, начиная от посещения технического помещения, заканчивая переодеванием с целью посещения женского туалета. Хотя я и понимал невозможность реализации всех планов, но мечтать не возбранялось. И я досконально продумывал, как я заплачу уборщице за то, что она меня оставит в своей коморке и я буду беспрепятственно наблюдать за женщинами. Но потом я обратил внимание на дверь уборщицы, выходящую в мужское отделение и понял, что ничего из коморки не увидишь.

Тогда мои мысли сосредоточились на переодевании с целью посещения женского туалета. Эти мечты возбуждали ужасно, даже при понимании, что осуществить их не удастся. Но когда я оставался один, то делал робкие попытки приготовиться к такому посещению и пробовал надевать мамину одежду. Сам процесс переодевания меня не особо возбуждал. Кроме, разве что женских трусов. Трусы, прижимали мой член и я осознавал, что недавно эта ткань прижималась к женской промежности и это вызывало моментальную эррекцию. Мамина одежда была не по размеру и явиться в такой одежде в женский туалет было бы сродни самоубийству. Поэтому мои попытки надевать мамины вещи, как бы замещали мои фантазии. Но с другой стороны и делали их более реальными.

Однажды, проходя мимо туалета я увидел, что туда заходит какой-то пацан. Я офигел и ждал, делая вид, что кто-то знакомый зашёл в туалет, когда этот парень выйдет. Эти парнем оказалась женщина средних лет, одетая в широкую футболку и такие же безразмерные джинсы. Подстрижена она была очень коротко, поэтому я принял её за мужчину.

После этого при очередном эксперименте с переодеванием, я выбрал мамину шорты и папину футболку. Когда я надел панаму и очки, то мог сойти за женщину, если не обращать внимания на плоскую грудь и волосатые ноги. Волосы на ногах я закрыл лосинами. А для того чтобы грудь хоть чуть-чуть напоминала женскую надел под футболку мамин лифчик, засунув в него какую-то ветошь.

И когда посмотрел на себя в зеркало, то у меняя перехватило дыхание. Выглядел я так себе, но из женского туалета меня бы точно не выгнали. Для полноты ощущений я одной рукой завёл член и яйца назад, а другой приспустил шорты и трусы. Над спущенной резинкой показался волосатый женский лобок. Член стало трудно держать, так быстро он налился.

Всё это показало, что мои фантазии можно осуществить. Я всё ещё успокаивал себя тем, что я просто фантазирую, а не планирую, но уже начал искать туалет, в который можно было бы зайти в женской одежде и при неудаче легко смотаться. А так же нужно было выбрать тот туалет куда заходили по большей части молодые женщины, хотя, по большому счёту мне было всё равно на чью вагину посмотреть. Но всё же хотелось чтобы это были молодые девушки в лёгких платьях. Это потом я понял, что платья почти всё скрывают, когда женщина писает в туалете и лучше всего, если она в штанах или джинсах. Но в мечтах были картинки девушек, поднимающих подол платья, открывающий сначала трусы, а потом и лобок.

Но все указанные детали плана никак не позволяли ему осуществиться, потому что мне нужно было бы где-то переодеться. Дома сделать это не представлялось возможным, поскольку дома кто-то был. Но потом настали каникулы и часть дня я оставался дома, пока родители были на работе. И один раз я взял в спортивную сумку лосины, лифчик, парик и женские очки и ушёл из дома. В парке я переоделся и решил просто походить возле туалета, что в парке. Из него было легко дать дёру, если застукают.

Первый раз я просидел в кустах напротив в хода и, когда одна женщина, выходя красила губы, я понял, что нужно брать ещё и помаду. Следующий раз я уже с некрашеными губами решился прогуляться возле туалета и даже подошёл к входу и заглянул вовнутрь. Там никого не было и я решился войти. Даже безлюдный женский туалет вызывал у меня возбуждение, но когда я услышал чьи-то шаги, то быстро покинул помещение. Погуляв ещё немного, я опять подошёл к туалету и открыл дверь посмотреть, если никого не будет, то ещё раз зайти. Но как только я открыл дверь яркий солнечный свет высветил крайний унитаз, на котором сидела женщина средних лет. Солнце хорошо высветило её промежность с рыжими волосами. Я замер в онемении, женщина же громко гаркнула:

— Ты, что дура? Что в дверях застряла? Или вошла, или вышла.

Обращение ко мне в женском роде меня успокоило, в той части, что меня не раскололи, но возбуждение было столь велико, что я выскочил из туалета и побежал прочь. Перед глазами стояли картинка рыжих волос на женской промежности.

«Дурак, дурак. Зачем убежал?!», — ругал я себя, представляя, что мог бы ещё увидеть.

Но в дневное время в туалет мало, кто приходил, а после обеда, мне нужно было уже идти домой, чтобы не застукали отсутствие маминых вещей.

Но в конце недели родители решили съездить в деревню, а меня оставили потому что утром должен был прийти сантехник проверить счётчик. Я обрадовался, что у меня будет весь день в распоряжении. Так и получилось. Я уже спокойно заходил и туалет мыл руки и сквозь очки посматривал на женщин, которые присели над вделанными в бетон унитазами. Так мне ничего не было видно, но даже сам факт, что рядом со мной сидели женщины, девушки и девочки без трусов дико возбуждало.

Я уже набрался смелости присесть на унитаз, но вовремя сообразил, что как только спущу шорты сразу спалюсь. И в состоянии сильного возбуждения я побежал домой и нашёл мамино платье и сунул его в сумку. Следующий раз я заходил в туалет в сильнейшем возбуждении, потому что на мне была настоящая женская одежда и поскольку я не стал одевать лосины, ноги обдувало воздухом отчего от кончиков пальцев до промежности и меня были мурашки. Я думал, что ели сейчас увижу женщину, то кончу сразу.

Но в туалете никого не было, поэтому я прошёл к последнему от входа толчку и спустив трусы до колен присел над унитазом. Но, когда я осмотрел вниз, то увидел, что на мне мужские трусы. Я с ужасом быстро поднялся и натянул трусы. В этот момент дверь открылась и я опять присел над унитазом, полагая, что не будет видно в трусах я или без. В туалет вошла эффектная женщина. Одета она была в белые брюки в обтяжку и белую же сорочку. Через плечо висела небольшая сумочка. Войдя она подняла очки на лоб и внимательно на меня смотрела довольно долго.

Я уже приготовился к бегству, но дама прошла к крайнему толчку напротив меня. Перед тем, как присесть, она опустила брюки. Ни трусов, ни стрингов под ними не было. Женщина внимательно разглядывала какое-то время свой лобок, погладила его кончиками пальцев, потом опять посмотрела на меня и присела. Солнечный свет из высокого окна падал, как и в мой первый визит в этот туалет прямо на её промежность. Только в этот раз у женщины были не заросли, а очень короткие волосики, которые совсем не скрывали пухлые губы.

Женщина посидела какое-то время и, не пописав, стала тщательно вытирать свои губы салфеткой, которую она достала из своей сумочки. Всё это делая, она смотрела мне в глаза, хотя смотрю ли я на неё она не могла видеть, поскольку я был в солнцезащитных очках. У меня член уже рвал трусы. Я просунул руку под платье сзади и развернул его удобней. Женщина увидела манипуляции моей руки и улыбнулась. После этого она поднялась и осторожно сняла свои штаны и осталась только в сорочке, которая едва прикрывала её лобок. Потом она повернулась к сумочке, которая висела сзади неё на крючке. Сзади сорочка прикрывала попу, но когда она подняла руки, я увидел её идеальную задницу.

После того, как штаны оказались в сумочке, она повернулась и, внимательно глядя на меня медленно пошла в мою сторону. Я затаил дыхание. Женщина подошла почти вплотную и положила одну руку на стенку, а другую на перегородку разделяющую толчки. В результате сорочка поднялась и у меня перед глазами оказалась аккуратный женский лобок. Я молчал и не шевелился. Незнакомка очень медленно подняла ногу и поставила её на сливной бачок, который был у меня за спиной. Прямо перед моим лицом в нескольких сантиметрах была женская вагина. Аккуратные внешние губы разошлись в стороны. Внутренние губы были влажными и подрагивали. Присмотревшись я видел очень аккуратную дырочку.

— Чего боимся милая? — сказали хриплым голосом женщина, — Я же вижу, что у тебя во рту пересохло от возбуждения. Твоя дырочка тоже мокрая, как и моя. Я не сомневаюсь. Ты же хочешь лизнуть. Ну, что такая пугливая? Первый раз? Вот какая удача. Ну, лизни. Высунула язычок и лизнула. Это не страшно. Давай, детка, я научу.

У меня действительно пересохло в горле и я высунул язык. Женщина сняла мои очки и положила в карман своей сорочки. Она взяла меня за голову и нежно надавила на мой затылок. Я поддался и коснулся языком лобка. Женщина присела и на языке оказался её клитор, похожий на маленький член. Женщина замерла, а потом сделала несколько движением тазом, как делают мужчины, когда ебутся.

После она попросила сильней высунуть язык и стала насаживаться на него своей дырочкой. Одновременно она взяла мою руку и прижала к своей промежности. Я не знал, что делать и она несколько раз двинула попой так, что пальцы мои попали на её анус. Она взяла мою руку и наслюнила мой палец и поставила руку опять на свою промежность. И стала насаживаться очком на палец. Потом большой палец ввела во влагалище, а под язык она подставила клитор, который налился и вибрировал, как обычно мой член вибрировал в состоянии возбуждения.

В этот момент начала открываться дверь и незнакомка громко гаркнула:

— Санитарный перерыв, — и дверь закрылась, а женщина добавила мне, — Не бойся, моя девочка, тебя никто не обидит. Я же вижу, как ты ебаться хочешь. Ноготочки подстригла, чтобы мою писю не царапать. Присела на очко, а трусики не сняла. Хочешь, хочешь отлизать мокрую пизду. Мокрую женскую пизду.

Она говорила низким хриплым голосом, и потихоньку насаживалась на лицо, так что всё мое лицо стало мокрым от её выделений. Сколько времени прошло я не знаю перед тем, как дама прижалась ко мне сильно и начала трястись. После этого я увидел на растянувшемся отверстии, что было у меня перед глазами, белые непрозрачные выделения похожие на сперму.

Женщина замерла, держа моё лицо не давая пошевелиться. Потом немного напряглась и очень лёгкая струя ударила мне в лицо. Это было очень недолго.

— Умница, — сказала она и поцеловала в губы.

Потом достала прозрачный и ароматный носовой платок и протёрла мне лицо. После этого она вернулась к своей сумочке, достала штаны и надела их. Её попа, которую я видел, когда она поднимала ноги, чтобы надеть штаны, возбуждала ещё больше, чем её промежность в сантиметрах от моих глаз.

Одевшись, женщина подошла ко мне и сунула в мою руку купюру. Потом на стенке вывела круг.

— Когда опять буду в вашем городе, здесь напишу день и время. Надеюсь, это будет в конце месяца.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии