Отрастил…

Я — мужчина, высокий брюнет. В браке 5 лет. У жены есть родная (старшая) сестра, а у той сестры — дочь с редким именем Мальвина, и ей 35 лет. Ростом по мои плечи, сама — ширококостная, крутобедрая, с большой попой, а сиськи третьего размера. Она развелась с мужем, а детей не нажили.

Такая длинная лиричная цепочка, подводящая к моей похоти, которую я сейчас и продекларирую.

Мальвина была не совсем в моем мужском вкусе, так как у меня в мозгу другой типаж женского идеала. Но меня очень возбуждали её сиськи, я даже знал, какой они формы, — видел её несколько раз без лифчика, в майке. Также меня возбуждала Её большая попа, — я часто представлял, как деру Её раком на кровати, раздвигая половую щель на всю длину, а она орёт в голос от удовольствия.

 

* * *

Мы с Мальвиной были на уровне «Привет», иногда я ей помогал мелкие дела делать, типа поменять резину на машине. Мне кажется, она меня сама хотела, иногда ловил Её взгляды и движения тела, — как бы намекающие мне о Её секс-интересе. Нас даже родственниками можно было считать с натяжкой. Желательно, конечно, с натяжкой по самые-самые… — так грезилось мне.

Однако. В то же время Мальвина меня стеснялась, никогда не позволяла и не давала надежд.

 

«Мальвина не трахалась лет 5, с тех пор как развелась. Невероятно, но факт».

 

Мальвину я знал эти 5 лет. И все эти 5 лет я ходил вокруг да около, облизывая её похотливыми слюнями. Адские мучения! Впрочем, видел я Мальвину не часто. Раз в месяц примерно. Иногда — реже. Ну, выше присказка, а сказка…

 

 

* * *

Однажды глубоким вечерком, сестра жены забыла телефон в квартире Мальвины (она жила отдельно от всех) и попросила меня подняться к ней. Благо, мы втроём приезжали в гости.

Во время визита вежливости — мама и дочь поругались сильно. Я поднялся на лифте и позвонил. Мальвина открыла дверь, стоя в ночной сорочке, отступила назад от двери, явно молча приглашая войти. Телефон родственницы лежал на тумбе в прихожей, здесь же. Я вошел, хотя не ожидал, что меня пригласят. Подразумевалось, что мне подадут телефон через порог. Мальвина выглядела одинокой, расстроенной и ей, видимо, хотелось выговориться. Она начала что-то с обидой лопотать про маму.

Я не слушал, елико мои яйца неиллюзорно распирало. Член сильно оттопырил штаны.

— Иди ко мне, — вдруг сказал я, послав свою всегдашнюю скромность. – Пожалею.

— Ой! Что ты, я голая после душа! – воскликнула Мальвина, инстинктивно отступая.

— Да?.. Ну, если раздета, то не надо… – теперь уже заблеял я. – Хотя, блин, какого хрена ты меня пригласила за порог… — скорее всего, я так подумал.

Я поднял глаза и увидел, что Мальвина смотрит на мой бугор, что так и топырил брюки. В глазах – восторг, мне так показалось.

— Ну, я пойду, — подмигнул я, беря с тумбы телефон. И повернулся.

— Погоди… А… — Мальвина осеклась.

Я начал толкать входную дверь, а Мальвина сунулась её закрыть за мной. И так получилось, что я шагнуть за порог не успел, а Мальвина налетела на меня сзади, и её рука – коснулась моего бугра. Типа нечаянно, а может правда случайно.

— Ой, прости!.. – сказала Она.

Я всё понял. Она была уже мокрая. Странно, что это случилось лишь спустя пять лет.

Я развернулся, подхватил Её в охапку, и притянул к себе. Аромат перезревшего женского тела, только что из-под воды, — давным-давно не знавшего мужчину – ударил мне в пах. Была осень, и через мою тонкую курточку – сиськи 3-го размера хорошо чувствовались. Два мягких объёмных шарика, ткнувшиеся мне в грудь. Я погладил Мальвину по голове, неловко чмокнул в волосы.

— Аах… — она вздохнула с тоской. Но прижиматься ко мне не спешила, по сути обнимашки – это была моя инициатива, Мальвина стояла как кукла.

В моих объятиях была недохтраханная баба, сердце гулко пульсировало. Я много раз представлял, как обнимаю Мальвину, кладу ей руки на попу и лезу между ног, к заветной дырочке… мне почему-то всегда казалось, что у неё очень узенькая половая щель, несмотря на, в целом, не миниатюрное строение…

— Ты супер! – забормотал я, пытаясь лицо Мальвины приблизить к своему лицу, но тщетно. Она отворачивалась, елозая щекой у меня на плече. Может, она просто не любила или не умела целоваться? Рот был маленьким, и мой ствол вряд ли бы туда даже пролез, если мерять такими категориями…. Впрочем, в фантазиях я её почти не минетил.

Тогда я хозяйски взял её руку и положил на бугор брюк.

— Как, нравится?

Пальцы Мальвины судорожно стиснули ствол, и послышался надрывный стон.

— Ясно, – я перехватил Мальвину и поднял на руки. И понёс в спальню, на кровать.

— Ах! – вздохнула Мальвина и крепко вцепилась в мою шею. Весила она килограммов 65, при моей конституции в 75 килограммов – это был вес.

— Отпусти! – прошептала она, уже на пороге спальни. – Я не хочу.

Хочешь – не хочешь, теперь уже поздно. Мы оба это понимали.

 

 

* * *

Я опустил Мальвину на кровать, сдёрнул с себя куртку и рубаху, и упал на неё сверху. Прямо между Её расставленных ног. Поцеловал в шею, и сорвал сорочку через плечи. И впервые увидел в натуральном виде Её сиськи 3-го размера. Хорошо их помял, как мнут тесто, от души. Кажется, даже рычал!

— Да-да, класс, — забормотала Мальвина, а глаза были как у полоумной. Мне показалось, что она сейчас громко заорёт матом от избытка чувств.

— Сейчас я тебя трахну, наконец, — сказал я в ответ громко и зло. Мой 20-сантиметровый член готов был лопнуть вместе с яйцами.

Я рывком встал на колени, и, расстегнув замок на брюках, — вывалил пред её очи свой агрегат. Внушительное зрелище для любой женщины.

— Отрастил…. – пробормотала Мальвина, а её взгляд наполнился то ли ужасом, то ли трепетом.

Солидная головка чуть покачивалась, радостно ухмыляясь от предвкушения полового удовольствия.

— Слушай, может как-то… — пришла в себя Мальвина. – Ну, реально отрастил как у коня!..

— Боишься? – усмехнулся я.

Обеими руками я рванул никчемную сорочку вверх с бедер, и тут же лёг сверху плотно на Мальвину, тем самым отсекая возможность девушке заявить отказ в натуре. Приглушив в себе соблазн полюбоваться её писькой взглядом, но успев мельком уловить гладкий лобок, без трусиков. Отлично! А торчащий кол отправил в свободный поиск половой щели.

— Аааа…. – застонала Мальвина, а кол куда-то всунулся. Это были большие половые губки. Было мокро и очень тесно, но…. Я не представлял всей тесноты, когда мой член раздвинул вход в саму писю, погрузив головку во влагалище.

— Аааа! – просто заорала Мальвина, а потом вздохнула: — Как долго я не ощущала в себе большущий хер….

Прямо поэтесса.

— Пять лет без мужика даром не прошли! – шепнул я Мальвине, проталкивая член в неё по сантиметру. – Ты как девочка.

— Вибратор маленький, — ответила она между стонами.

Было влажно. Примерно на 2/3 член застопорился, куда-то упершись. Узко было невероятно, я почти кончал от сжатия члена стенками писи, но мешала Мальвина, которой тоже надо было кончить.

Сделав усилие, я дотолкал член почти до упора.

— Ой, отрастил! – вновь захныкала Мальвина, от боли отталкивая меня.

— Секунду! – пропыхтел я, и, сделав последнее усилие, вставил строго по яйца. Одновременно я подложил свою руку Мальвине под объёмную попу, чтобы лучше Её ощущать.

— Ай! – заскулила Мальвина.

— Теперь я весь в тебе, до упора, — шепнул я Ей. Чуточку полежал, чтобы девушка привыкла… И начал потихоньку двигаться, сильно не выходя, а долбя Её в самую глубину, в матку. Теснота немножко разработалась, но всё равно дрын с напряжением шоркал по стенкам где-то на глубине 15 сантиметров (остальное, по ходу просто растянул). Щелка была ровно такой, как я её и представлял.

— Аа… аа.… ааа… — как-то «рвано» закричала Мальвина, вцепившись мне в плечи. – Аа… Аа…

Я не ускорялся, а медленно её раздвигал и раздвигал… дыша ей в ушко. Целовать не пытался.

— А! – издала короткий стон Мальвина и замерла. После обмякла. Я всё понял и одним резким рывком спустил в неё пол-литра. Молча. Потом еще 4-5 движений, не таких энергичных… и сполз с неё, положив руку на добрую сиську. К слову, титьки были совсем не как у девочки, немножко рыхлые, с «размазанными» сосками, но очень нежные.

Почему Мальвина не хотела целоваться – я так и не узнал. Больше с ней не трахались.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий