Моя сестра учительница

Моя сестра учительница

Эта история случилось со мной, когда мне было 19 лет. Я тогда жил у своих родственников, у тети с дядей, у которых была дочка – Таня. Симпатичная девушка, всего лишь на два года старше меня. Худенькая и невысокая, она была в превосходной форме и обладала просто идеальной фигуркой. Не менее красивым было и ее личико: красивые естественные брови, что в наше время редкость, большие зелено-карие глаза, небольшой носик и слегка пухленькие губки, которые она обычно красила в темно-красную помаду.

Обладая такими данными, Таня легко могла устроится в модельное агентство, да и на многие другие работы, где требуется привлекательная внешность: стюардесса, официантка в дорогой ресторан и многое другое. Однако Таня выбрала стезю преподавателя. Работа не самая почитаемая, но всегда требуемая.

Причем преподавателем она была предметным, преподавала географию у среднего и старшего звена. И что-то мне подсказывало, что старшеклассники частенько заглядывались на нее, а может быть даже и приставали к ней. Так как смотреть на нее и не возбуждать было просто невозможно, особенно если у тебя давно не было секса.

Думаю, не стоит говорить о том, что возбуждала она и меня, хоть я и знал, что не должен чувствовать к ней ничего такого. Скорее всего это было связано с тем, что я не так часто встречался с ней, и каких-либо родственных чувств к ней не испытывал. Она для меня была в первую очередь девушкой, чертовски сексуальной и привлекательной, а уже потом сестрой.

Поэтому, хоть я и первое время старательно сдерживал свои неправильные чувства к ней, но спустя какое-то время после того, как я только приехал к дяде с тетей, я стал пытаться подглядывать за ней, а потом уже и мастурбировать по утрам, представляя ее. То, что она была еще и учительницей, добавляло ей сексуальности в моих глазах.

Когда начался сентябрь и она начала ходить на работу, я просто не мог налюбоваться ее нарядам: строгим, но в то же время будоражащим сознание. После каждого раза, когда она уходила на работу и я видел ее, я бежал в свою комнату и дрочил, представляя ее в школе в той же самой одежде, в которой она уходила. Так продолжалось достаточно долгое время, прежде чем произошло то, о чем я хочу рассказать.

В этот день все учителя отмечали свой профессиональный праздник. Лера, естественно, пошла на корпоратив, организованный в честь праздника. Она не имела привычки носить какие-то слишком откровенные наряды, да и ничего такого не было в ее гардеробе, если не считать двух-трех вечерних обтягивающих платьев, в которых я ее никогда не видел.

На корпоратив же она надела черное свободное платье с длинным, почти до самых коленок, подолом. Лично мне оно не очень понравилось, так как оно скрывали все преимущества Тани, пряча ее сексуальные изгибы тела, аппетитную попку и грудь.

Когда она ушла из дома, я, сохранив ее образ в сознании, я еще раз посетил свою спальню, чтобы передернуть на сестру, после чего засел за компьютер, на который я установил новые игры. За играми я даже не заметил, как наступила ночь. Посмотрев на часы, я обнаружил, что часовая стрелка находится на отметке в час. Тани дома все еще не было. Спустя еще пять минут, я услышал доносящиеся с прихожей звуки и Танин голос. Выйдя из комнаты, я нашел свою сестру в пьянющем состоянии. Она кое как могла стоять на ногах.

Я даже не стал спрашивать о том, нужна ли ей моя помощь. Молча подойдя к ней, я помог ей избавиться от туфель на высоком каблуке, после чего, взяв ее на руки, понес ее в ее комнату. Таня в первое мгновение захотела было запротестовать, мол я распускаю свои руки и позволяю себе многое, однако я буквально заметил, как на ее лице одна эмоция сменилась другой. Когда же я донес ее до кровати и положил на нее, по ее опущенным глазам и слегка надутым губкам было понятно, что девушке очень стыдно.

Я собирался уже уходить, когда услышал голос Тани.

— Можешь побыть со мной? – почти шепотом сказала она. — Я очень плохо себя чувствую.

— Да, конечно.

Я подошел к ее кровати и сел с краю. Какое-то время я просто сидел рядом, пока не почувствовал, как ее небольшая и теплая ладонь легла на мою большую и холодную ладонь. Я от неожиданности отдернул свою руку, но потом сразу же вернул ее назад и уже сам сжал ладонь сестры. Она молчала несколько минут, после чего снова заговорила тихим шепотом.

— Спасибо тебе, что согласился посидеть со мной. Мне очень приятно. Ты прости, что я такая… Я не хотела, это все Ира… она заставила меня выпить столько. Я не хотела, честное слово.

— Ничего страшного, все уже в прошлом.

Таня снова замолчала, однако я чувствовал, что она еще хочет мне что-то сказать. Я все продолжал держать ее за руку в то время, как она начала немного сжимать мою ладонь и играть своими пальчиками с нею. Мне было приятно чувствовать ее нежные прикосновения к моей коже, и конечно я не хотел уходить до тех пор, пока она сама не решит меня выгнать.

— Если хочешь, можешь лечь. Ты, наверное, устал сидеть.

— Нет, не устал… То есть да, я хотел сказать, что я не против, если ты не против.

Я понял, что сморозил какую-то ерунду, но Таня этого, видимо, не поняла, так как она продолжала смотреть на меня странными глазами, все также играя с моей ладонью. Я не верил своему счастью, когда ложился на кровать сестры. Да, раньше мы лежали рядом, но это было в основном в зале за просмотром телевизора, и никогда это не было ночью в столь поздний час. Как только я лег на кровать, я почувствовал, как головка Тани ложиться на мою грудь. Я ощущал ее учащенное дыхание через свою майку, ощущал, как вздымается ее грудь. Она нервно сжимала мою ладонь, видимо борясь с какими-то мыслями.

— Поцелуй меня…

Эту фразу я расслышал кое-как, и в первое мгновение мне показалось, что она мне причудилась. Однако почувствовав, как Таня начинает приближаться ко мне, как ее дыхание начинает падать на мое лицо, я понял, что она действительно сказала это. Я тяжело взглотнул, пытаясь унять волнение и бешено стучащееся сердце. В груди возникли странные ощущения, которых я до этого никогда не испытывал.

Когда ее губы оказались совсем рядом от моих, а ее дыхание буквально обжигало мою кожу, я понял, что больше не могу терпеть этого. Подавшись немного вперед, я поцеловал свою сестру, поцеловал ее в губы так, как парень целует девушку. Наш поцелуй был долгим и полным любви. Я ощущал ее мягкие, слегка припухшие губки, ощущал ее язычок, который иногда проникал в мой ротик, где встречался с моим языком. Все ее действия были полны нежности и любви, трепетной любви, запрещенной любви.

В какой-то момент я почувствовал, как рука сестры легла мне на живот и начала опускаться ниже, до самого паха. Я, недолго думая, обнял ее и легким движением заставил лечь на меня сверху. Все это мы делали, не прерывая нашего поцелуя. Теперь она находилась на мне, я обнимал ее, водя своими руками по ее спине, иногда опускаясь до ягодиц.

Ее платье мне мешало полностью наслаждаться ее телом, поэтому я, после нескольких движений, полностью убедившись в том, что сестра не против пойти дальше, начал задирать его кверху до тех пор, пока Таня не подняла свои ручки и не позволила мне снять его с нее через голову. Теперь она была обнаженной, в одном лишь нижнем белье. Когда я вернул свою руку на спину сестры, она задрожала, а по ее коже пошли мурашки.

— Я хочу тебя, — не выдержав сказал я, чувствуя, как мой орган начинает увеличиваться, находясь прямиком под промежностью моей сестры.

— Я тоже тебя хочу, — ответила сестра, начав двигать своим тазом.

Я был уверен, что она также почувствовала увеличение моего члена, так как теперь она стала действовать более уверенно. Мне же хотелось как можно скорее лишить ее последней одежды и овладеть ее телом прямо на ее кровати. От страсти и похоти, а также от странной любви, я стал чувствовать стук в висках. Тело Тани было горячим, а промежность… промежность даже через ткань заставляла мой член пылать. Сестра была возбужденной до предела, готовая сделать со мной все то же самое, что я намеревался сделать с ней.

Сдерживать свой пыл и жар становилось все сложнее и сложнее с каждым ее новым движением. На мне были лишь тонкие шорты, которые я носил в жаркие дни вместо трусов и в которых спал. На ней же были только трусики. Все, что отделяло наши гениталии друг от друга, это тонкая ткань ее трусиком и моих шорт.

Мы чувствовали теплоту друг друга очень сильно, к тому же, я был уверен, что она очень хорошо ощущала твердость и размеры моего члена в той же мере, в какой я ощущал ее влажность и готовность к совокуплению. Я немного волновался переходить к следующему, последнему этапу, поэтому просто продолжал целовать ее влажные, пухленькие и горячие губки, надеясь, что она даст мне сигнал продолжать. И она дала. Конечно, она, итак, уже терлась об меня своей мокренькой киской – чем не знак, но все же я боялся спугнуть ее и все испортить.

— Трахни меня, — прошептала она, наклонившись над моим ухом.

После этих слов все стало понятно. Я уже ничуть не сомневался. Приподняв легкое тело сестры, я перевернулся так, чтобы она оказалась подомной. Такая поза меня возбудила еще сильнее. Я чувствовал, как ее грудь поднимается и опускается, как она часто дышит. Думаю, Таня волновалась еще сильнее чем я, так как я все это время безумно хотел ее трахнуть, а она, возможно, нет. Когда я потянулся своими руками к резиночке ее трусиком и взялся за нее, я почувствовал, как все тело сестры перестало двигаться. Она замерла, видимо решаясь на последний шаг.

Я не торопился стягивать с нее ее нижнее белье, но все же понемногу тянул, тем самым давая ей понять, что я только за то, чтобы мы поимели друг друга. Она расслабилась только тогда, когда ее трусики уже были возле коленок. Тогда она помогла мне, приподняв свои ножки и позволив лишить ее последней «защиты». Теперь она была совершенно голенькой. Я быстро лишил себя своих шорт и лег на нее сверху. Мой член прижался к ее лобку, и она смогла полностью ощутить мой жар.

Я почувствовал, как она тихонько застонала и задрожала. Я стал медленно двигать своим тазом, тем самым потираясь своим членом об клитор и лобок сестры, на котором имелась небольшая поросль темненьких волосиков. Я не знал, выбривает ли она какой-то узор или просто не бреет себя там, но мне очень нравилось, то, что она не бритая. Это добавляло ей какой-то девственности и незапятнанности.

Иногда головка моего члена соскальзывала со своего пути и попадала на влажненькие половые губки сестры, отчего она сразу же вздрагивала и замирала, ожидая проникновения. Но мне хотелось возбудить ее еще сильнее, прежде чем проникнуть в ее жаркую щелку.

Я продолжал мучить и ее, и себя до тех пор, пока не почувствовал, как у меня начинают болеть яйца. Мне срочно требовалась разрядка. Остановив свои действия, я потянулся рукой к члену и обхватив его, стал примеряться к влагалищу сестры. Она, видимо почувствовав, что скоро все случится, обвила меня своими ручками. Когда же головка члена уперлась ко входу в ее киску, она потянулась ко мне и поцеловала меня в губы.

Я немного не понимал реакцию Тани ровно до того момента, пока не совершил резкое движение тазом и не проник внутрь. Проник внутрь с большим трудом, так как сестра оказалась девственницей. Я не мог поверить в это до последнего момента, даже несмотря на болезненные стоны Тани и на то, что я явно почувствовал ее девственную плеву, когда входил. Я не двигался, оставаясь внутри нее, так как не совсем понимал, что мне стоит делать. Продолжать трахать? А вдруг ей больно? Как никак она моя сестра и мне не очень хотелось брать ее силой и доставлять ей боль.

Прекратить все и выйти? Но тогда есть шанс, что сестра не согласится на повторное проникновение и все закончится одним лишь лишением девственности, хотя и этого было более чем достаточно. Черт возьми, я лишил невинности собственную сестру. Какой я… мне было одновременно и стыдно за себя и радостно. Я трахнул свою сестру – это конечно ужасно для большинства, но для меня… я не чувствовал в этом ничего плохого, если мы оба хотели этого. А лишение девственности. Опять же, если бы Таня этого не хотела, то было бы очень низко с моей стороны делать это. Но ведь она сама хотела, чтобы я овладел ею.

— Как ты? – кое-как смог спросить я, буквально выдавив из себя эти два слова.

— Мне больно… — шепотом ответила Таня, — но уже не так сильно, как в первые секунды. Думаю, это очень скоро пройдет.

— Почему ты не сказала?

— Потому что хотела тебя. И сейчас хочу. Только дай мне время, чтобы боль стала менее чувствительной.

Я поцеловал сестру, и она ответила на мой поцелуй. Мой член продолжал находиться внутри нее, ничуть не уменьшаясь в размерах пока наши уста наслаждались друг другом. Мы целовались до тех пор, пока Таня не сказала, что хочет попробовать продолжить. Я сделал неспешное движение, вытаскивая свой член из горячей киски сестры, ожидая, что она сейчас скажет, что ей больно, однако Таня промолчала. Выйдя из нее достаточно сильно, я стал снова проникать внутрь.

Сестра тихонько застонала, я слышал в этом стоне отголоски боли, однако и на этот раз она ничего не сказала о том, чтобы я прекратил свои движения внутри нее. Оперевшись руками в кровать, я стал совершать равномерные поступательные движения внутрь влагалища Тани, наслаждаясь ее тихими стонами. Тело сестры было мокрым от пота, стоило мне только начать трахать ее киску. Время от времени я целовал ее, пытаясь показать, что мне интересно не только лишь ее влагалище, но и вся она.

Прошло около двадцати минут, с моего первого проникновения, прежде чем я решился взять более быстрый темп. Я сделал несколько пробных резких движений, на которые сестра отозвалась все теми же приглушенными стонами, после чего начал двигаться более уверенно. Я почувствовал, как ногти сестры впиваются мне в спину, а ее стоны становятся все более и более приятными и громкими. Я надеялся, что теперь она испытывает одно лишь наслаждение. Я хотел ей подарить одно лишь наслаждение за то, что она отдала мне свою девственность. Ведь в какой-то степени это такой ресурс, который каждая девушка стремится отдать самому любимому ею человеку. Таня же решила сделать это со мной, чему я был очень рад.

— Уууух! Ааах! Мне хорошо… — шептала она, пока мой член проникал в ее киску. — Даа! Ааах!

Я чувствовал, насколько тугой была ее киска, и как быстро она стала приспосабливаться к размеру моего органа. Мне нравилась эта узость влагалища, нравились стоны сестры. Это было намного лучше, чем стоны моей девушки, когда я трахал ее. Здесь было больше адреналина, больше приятных ощущений. Даже нежности было больше.

— Оооох! Я чувствую… Что-то странное! Аааах! Это так приятно! Ааах! Моя киска! Аааах! Дааа! Дааааа! Ааах!

Таня кричала довольно громко, из-за чего мне пришлось закрыть ей рот своей ладонью. Когда я это сделал, я заметил непонимающий взгляд сестры за секунду до того, как ее накрыл ее первый в жизни оргазм. Ее ногти раздирали мне спину, она вся дергалась и не могла найти себе места. Ее таз содрогался от каждой новой волны наслаждения, которую ей дарил мой член.

Я чувствовал, что мой оргазм тоже не за горами. Сделав еще несколько движений внутри киски сестры, пока она испытывала свой оргазм, я резко вышел из нее как раз в тот момент, когда из головки члена ударила первая струя спермы, которая упала на животик сестры. Она сразу же прогнулась в спинке, почувствовав на своей коже теплую мужскую жидкость. Я же продолжал поливать ее шикарное тело, подрачивая член одной рукой. Всю свою сперму я спустил на тело сестры, после чего рухнул на кровать рядом с ней.

— Ты… ты что, кончил на меня?

— Прости, я не знал, куда кончать.

— Почему ты не кончил в презерватив?

— Потому… потому что я… я был без него. Я ведь не знал, что все это произойдет…

— Ооох… Хорошо, что ты успел выйти…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии