Мать и соседка. Запредельный кайф тайны

Вспоминаю, как однажды пришла к нам вечером в гости соседка снизу, мамина подруга. Посидели, выпили игристого вина, поболтали. Зашел разговор о безобидных сексуальных моментах. Соседка начала шутить, что уже забыла что это такое — секс. Затем зашел разговор о размерах членов. И тут мать говорит:

— А у нашего мальчика (показывая глазами на меня) будь здоров пиписька, пару раз я видела, — поскромничала мать, если учесть все, что между нами происходило ночами.

— Ну, ты подруга заинтриговала, — ответила соседка, улыбнувшись и окинув меня взглядом.

— Вы меня прям засмущали, — сказал я.

— Ой, Таня, ну чего вот… Люди взрослые! Толстенький он у него! Как эта вот палка колбасы сухой! — сказал мать, указывая на нарезку на столе.

— Так пусть покажет! Господи, делов то! Мы же тут одни. Кто видит-то? — добавила соседка.

— Ты действительно хочешь посмотреть, Таня? — спросила мать.

— Ну, конечно, хочу! Скрываешь от меня самое интересное вечно! — улыбаясь ответила Татьяна.

— Зайчик, покажи ей! Не стесняйся! Пусть увидит, что я не вру, — сказала мне мама.

Я уселся на диван между двумя дамами в домашних халатах.

— Так ты его погладь хотя бы через шорты, чтобы он встал, а то как ты оценишь-то, — сказала мать подруге.

— Ишь ты! Еще скажи в ротик его взять, — ответила женщина.

— Шустрая ты, однако. Если он не против, то. .. Ты не против, если тетя Таня его поласкает ротиком? Она же своя можно сказать. Она никому не расскажет. Время хотя бы приятно проведем.

— Я не против, когда такие милые дамы просят, — ответил я им.

Тетя Таня положила руку на член через шорты и начала гладить его, обжимая пальцами ствол.

— Хороший! У моего мужа был раза в два меньше, а то и три.

— Достань его из шорт уже! — приказала мать.

Тетя Таня аккуратно засунула руку в шорты и освободила упитанного питона наружу. Пухлая, уже разбухшая от предвкушения головка, искрилась от света люстры в зале.

— Слушай, ну искушает, ничего не скажу. Я с вашего позволения. .. — сказала женщина, намекая на минет характерной мимикой, упершись языком в щеку изнутри.

Она наклонилась, придерживая рукой халат, и открытым кольцом губ сделала первый влажный присос, от которого головка заблестела мокрым блеском. Затем она с полузакрытыми глазами начала водить кончиком языка вокруг головки.

— Насоси его хорошенько, чтобы он встал как кол, — сказала мать тете Тане.

— Милая, головка у него большая, тут и тебе места хватит! Так что не филонь подруга, а давай пристраивайся и помогай мне. Мальчику сделаем приятно, — улыбаясь сказала Татьяна матери и снова вцепилась ртом в ствол.

Мать легла с ногами на диван и расположилась таким образом, что ее лицо было напротив лица соседки.

— Ты тогда с той стороны ласкай, а я со своего боку.

— Угу, — ответила Татьяна, не убирая губ от головки.

Мать прильнула ротиком к головке и две дамы начали делить жирный член. Их язычки порхали по головке в полусвете комнаты. Я только наблюдал как эти два языка, как мотыльки мелькают поверх крупной лиловой шляпы. Так приятно было осознавать, что с одной стороны мать, а с другой с самого детства знакомая мне женщина. А сейчас, расслабившись и провалившись в мягкий диван, я испытываю колоссальное наслаждение.

Этот вечер, лето, ветер треплет шторы… И мы втроем тут одни, предаемся похоти, претворяя в жизнь желания, пресыщая тела удовольствием. Мои руки лежали на спинке дивана, а внизу два ротика аппетитно и голодно услаждали ствол, то одновременно кушая распухшую шляпу, то передавая друг другу дабы забить ротик до краев. Я ощущал их горячие ротики и их страсть уносила меня в рай. Как же все таки сладко они это делали.

— Не торопись только, милая. Медленнее соси, хорошо? А то он напоит тебя спермой раньше времени. Нашим пиздам ведь тоже хочется кончить сегодня, — прошептала мать тете Тане.

— Я чувствую у меня пизда взорвется от оргазма. Я уже горю прям вся там. Пиздец какой-то, я вся мокрая между ног… Теку, как шлюшка малолетняя. Тетя совсем с ума сошла, — сказала в ответ Татьяна.

— Зато как приятно тебе будет сейчас, когда сядешь на него. Прям мокрой щелью своей натянешься, — произнесла мать.

— Да я бы с такого не слазила бы. Красавец такой! Жирненький хуй. Сосать так нравится его.

Я положил одну руку на голову матери, а вторую на голову Татьяне, а они, обхватив ствол ротиками начали туда-сюда скользить по нему, безустанно елозя и встречаясь друг с другом языками.

— Я хочу ваши дырочки уже. Кому первой заполнить щелку?

— Таня, ляг на него, попой ко мне, а я вставлю в твою пизду.

Соседка уселась на меня, а затем склонилась надо мной, явив перед моим лицом, выскользнувшие из халата зрелые сиськи, ореолы и соски которых я тут же принялся ловить языком.

— Сейчас, блядь ты старая получишь хуй в волосатую свою пиздень! — шутя воскликнула мать.

Она постучала моим стволом по выпяченной промежности Татьяны, подметив, что та реально вся мокрая, и как стропальщица направила толстую головку точно в пизду.

— Тсссс! Ай какой кайф! Какой… кааайф! Боже! Подожди! Постой немного в пизде! Попульсируй в ней! Сука, как классно!

— Ну, все, милый, она твоя вся, на хуй прямо потекла. Ну, ты негодница! Постоять она просит в ней. Мне же тоже хочется, — сказала мать, дразня нас, а затем наклонилась к члену в киске и чмокнула в область фаллоса, не находящуюся в киске.

— Я вас сегодня как из пулемета спермой расстреляю! — сказал я, поебывая Татьяну в ее вулканическую алую щель между бурными зарослями.

Пару раз мать доставала член из соседки и в дымке наслаждения запихивала его в рот, да так плотно, что губы сжав мякоть члена и начав натягиваться на него, делали из него шарпея))

— Мне теперь! Очередь мамы! — воскликнула мать, взяв подушку и подложив ее под таз, чтобы приподнять попу относительно остального тела.

Я же, оставив в покое тетю Таню, которая распласталась в ахуе на диване, заполз на мать и втиснул уже наёбанный и разгоряченный член в ее выпяченную по-кошачьи вверх пизду. Татьяна же лежала, лаская свой клитор пальчиком, повернув взгляд к промежности матери.

— Пиздец красиво входит он в тебя… Мякотно так прям… плотненько… Раздвинул он тебя широко, что розовеет изнутри пизда аж, втягиваясь и вытягиваясь вместе с членом, — комментировала тетя.

Мать ничего не отвечала. Она лежала с закрытыми глазами, тихо скуля, с приоткрытым ротиком, из которого капала слюна на подушку.

— Дай я помогу вам! — предложила Татьяна и подползла сзади к промежности матери с членом в ней. Приблизив голову к влагалищу матери, она самым кончиком языка принялась водить по ее клитору вдоль и круговыми движениями.

— Та-та-та-тань… Кааааайф… Я кончу сейчас, — в истоме произносила мать.

Тогда я начал делать более глубокие толчки, пряча хуй в пизде. И когда мать сжала простыню и завопила от оргазма, Татьяна обжала область пизды кольцом рта, ускорив ласки языком. Я же в свою очередь, закрыл матери рот ладонью, чтобы она своим неконтролируемым оргазмом не дала знать соседям, что в квартире происходит известное только нам событие.

Между тем, я высунул член из матери, в агонии возбуждения, взяв тетю Таню игриво за волосы и поставив раком, сказав прогнуться в спине.

— Мам, принеси лубрикант! Мне ее задняя дырочка не дает покоя. Так хочу туда.

— Ты хочешь меня в попу? Но я не подмытая там!

— Плевать! Смотрится все ахуенно! Позволь мне засунуть в нее, иначе я не могу. Искушает мои член до умопомрачения. Сейчас я заполню твою задницу!

— Держи, милый, — подала лубрикант мать.

Я выдавил лубриканта на дырку тети Тани и отбросил тюбик на диван.

— Готова?

— Да, втисни его!

Я одной рукой ухватил жопу тети Тани, а второй нацелил ствол прямо в задницу. Вошло с легким сопротивлением, но легко. Соседка нахмурила бровки и продолжила догоняться пальчиком на клиторе. Мать же просто лежала рядом и наблюдала.

— Задница у тебя райская, тетя Таня!

— Еби меня в нее! Так по-блядски! — ответила Татьяна.

Мой хуй плотно заполнял ее заднее отверстие, раздвигая ее края, заставляя анус двигаться туда-сюда вместе с хуем. Это великолепное сжатие! Что может быть прекраснее большого члена в зрелой красивой широкой заднице!

— Я сейчас вас залью! — закричал я, достав член из попы и приказав встать передо мной.

Мать и тетя Таня быстренько расположились одна рядом с другой, оперев головы о спику дивана, а я выставив перед их лицами пылающую головку, оперся рукой о стену. И вот я развергся. Я не видел куда и как я кончаю, ибо перед глазами у меня была тупо пелена. Я только оргазмировал, рычал и ощущал, как сперма покидает мои яйца.

Я только осознавал, что спермы реально много и она бьет упругими струями. А звуки их чваканья и захлебывания от не успевания сплевывать струи меня еще больше заводили. Они обе были с ног до головы в сперме и блестели как наряженные.

— Ну, все, белье в стирку. Таня, твой халат тоже постираем. Ночуй у нас. Втроем тут ляжем.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий