Любимая дочка

Я сидел на диване и попивал коньяк. Уход жены к ее маме довольно плохо сказывался на моем настроение, поэтому я решил заглушить свою тоску чем-нибудь крепким. Моя дочка Аниса должна была прийти с минуты на минуту, отучившись в университете. Не очень хотелось встречать ее в таком состоянии, но сейчас было уже поздно. Еще раз выпив целый стакан коньяка, я немного поморщился и задумался о том, как быть дальше.

«Хорошо хоть, что Аниска со мной осталось», — подумал я. «Если бы еще и она ушла с этой тварью, то…»

В голове пролетели мысли о суициде. Да уж, почувствовать приближение развода, когда тебе вот-вот исполнится 45, это такое себе. Мысли о дочери снова немного развеселили меня. Да, было очень хорошо, что она осталась со мной, я это очень ценил.

Анисе на тот момент было 22 года. Невысокая брюнетка, не худая, с приятными, даже аппетитными формами. Мы с ней проводили довольно много времени с самого ее рождения, поэтому любили друг друга почти безгранично. Даже для меня Аниса была довольно сексуальной девушкой, и нередко мне становилось ужасно неудобно, когда у меня вставал член на свою собственную дочь.

Впрочем, сама Аниса всегда весело отшучивалась, видя мое смущение, что, мол, это вполне нормально для мужчины – возбуждаться. Думаю, все ее знакомые и друзья с ума сходили, когда видели ее в коротеньком платьишке или юбочке и в черненьких колготках.

— Пап, я дома, — услышал я приятный голос дочери.

Аниса быстренько переоделась и пришла на кухню. На ней были короткие черненькие шортики, которые лишь наполовину скрывали ее ягодицы, и беленькая маечка. Лифчик дочка дома не носила, что между нами было давно обговорено. Плохо это для груди, в лифчике все время ходить.

— Снова пьешь? – спросила она, взяв меня за руку.

Я не ответил, слегка склонив голову. Всегда было стыдно, когда дочка наблюдала за тем, как я выпиваю, а уж тем более сейчас, когда я в течении недели был абсолютно разбитым. Слегка сжав мою руку в своей небольшой ладони, она продолжила:

— Пап, тебе не стоит так страдать из-за мамы. На этом твоя жизнь не заканчивается. Займись чем-нибудь, заполни свое время тем, что важно для тебя.

Я тяжело вздохнул.

— Да, я знаю, что мама была для тебя самым важным, но все же. У тебя есть я, какая-никакая работа, квартира.

Рука Анисы переместилась с моей руки на колено. Спустя еще несколько мгновений, она встала со своего стула и подошла ко мне впритык, обняв за голову.

— Все будет хорошо, папочка.

С этими словами она присела… мне на колени. Не знаю почему, но в этот момент во мне что-то щелкнуло. Подняв глаза, я встретился с дочкой взглядами и понял, что она почувствовала то же самое. В ее глазах горел какой-то шаловливый огонек, а дыхание было неровным и прерывистым. Я слегка приобнял ее, на что она ничего не сказала, сама еще сильнее прижавшись ко мне. То ли алкоголь, то ли возбуждение, которое очень быстро одолевало меня, но перед глазами замутнилось, как в первый раз, когда я поцеловал девушку почти 30 лет назад. Только теперь, теперь я приближался к губам своей родной дочери.

Я заметил, что Аниса прикрыла свои глаза и слегка приоткрыла губки. Алые и нежные, они так и манили меня, просили, чтобы я поцеловал их. И я не смог противиться, припав к ним своими губами. Ох, каким сладостным был этот поцелуй. Я почувствовал, как в висках стучит, как все ниже пояса начинает быстро подниматься и увеличиваться в размерах. Аниса это тоже почувствовала, переместив одну ручку на мой пах и слегка сжав его. Я же, в свою очередь, положил ладонь на объемную грудь, начав массажировать ее. Дочка отблагодарила меня протяжным стоном, непроизвольно сорвавшимся с ее губ.

— Ох, папочка, мне так хорошо…

От этих слов мне буквально снесло крышу. Хотелось доставить дочке как можно больше удовольствия. Я поднялся и положил Анису на стол, скинув на пол бутылку коньяка, которая сразу же разбилась. Мне, равно как и ей, было все равно на эту бутылку, мы прибывали в особом состоянии, когда ничего вокруг не замечается.

Когда она оказалась на столе, я начал целовать ее ножки, начав с самого низа. Аниса откинула головку и наслаждалась моими действиями. Довольно быстро я достиг ее бедер, на поцелуи которых дочка реагировала особенно резко, громко стоная и извиваясь. Дело оставалось за последним, и я, сквозь туман перед глазами и путанице в голове, нащупал своими пальцами резинку ее шортиков, а заодно и трусиков. Когда я ухватился за них, то понял, что дороги назад уже не будет. Если я сделаю это сейчас, то навсегда останусь извращенцем, который растлил свою собственную дочку.

«Ну и пусть, зато и мне и ей будет хорошо. Я ведь не насилую ее, а лишь доставляю удовольствие, делаю ей приятное».

Резким движением я спустил ее трусики до самых ступней, после чего она сама скинула их ножками на пол. Ее красивая писечка оказалась прямо перед моими глазами. Она была гладко выбрита и слегка блестела от вытекающих из нее девичьих соков. Сама Аниса при этом схватилась обеими ручками за свою грудь и довольно сильно сжала ее, простонав от удовольствия.

Не в силах больше сдерживать себя, я стал приближаться к ее промежности. Я почувствовал приятный запах, который исходил от ее дела. Голову продолжало кружить, но теперь я точно знал, чего хочу. Я хочу, чтобы моей дочке было приятно. Обхватив руками обе ее ножки, я немного приблизил ее к себе, после чего впился губами в ее киску. Аниса прогнулась в спинке от удовольствия, когда мой язычок в первый раз проник в ее лоно.

— Уууууууух, папочка! Ммммммм… Как хорошо! Дааа, продолжай, папочка! Еще… еще глубже… Ммммммм… Аааааах!

Дочка извивалась на столе как змея, когда я начал довольно быстро орудовать своим языком в ее пизденке. Мне нравился ее вкус, нравился ее запах, нравилось все. Но больше всего мне нравилось то, что моей дочери было очень приятно. Я видел, как она мечется со стороны в сторону, не в силах совладать с тем безумием, которое на нее напустило безграничное возбуждение. Я и сам был в таком же состоянии.

Член начинал побаливать от возбуждения и просился в киску моей дочки, но я не спешил с этим. Я хотел, чтобы она сама попросила, чтобы я трахнул ее, хотел, чтобы она молила об этом. А пока, пока я как следует отлижу ее письку, чтобы она кончила несколько раз.

И да, спустя всего минуту после того, как я припал губами к ее промежности, Аниса испытала свой первый оргазм, который чуть было не перевернул стол, на котором она лежала. Мне пришлось на некоторое время прекратить ласкать ее, так как она дергалась очень сильно и могла легко свернуть мне шею своими ногами.

— Даааа! Аааааах! Папочка, даааа! Мне хорошо! Аааах! Мне так хорошо!

Я подождал, когда оргазм отпустит Анису, после чего снова вернулся к ее девочке. Сначала я поласкал ее своими пальчиками, смотря при этом на лицо дочки, которое не выражало ничего, кроме удовольствия и похоти. После небольшой мастурбации я снова принялся вылизывать ее щелку, пока дочку не накрыл второй оргазм, почти такой же силы, как первый. На этот раз она еще громче кричала, но дергалась менее импульсивно, отчего я решил продолжать лизать ее, когда она качалась на волнах оргазма. В этот момент мне пришла идея поиграть пальчиком со второй дырочкой Анисы.

Я неспеша спустился пониже и лизнул язычком анальную дырочку дочки, на что она отреагировала долгим стоном и выгнутой спинкой. Перед тем, как идти дальше, нужно было как следует обработать ее задний проход, чтобы в него мог безболезненно проникнуть сначала мой пальчик, а уже потом что-нибудь более существенное.

На первых этапах, когда я еще ласкал попку языком, я чувствовал, насколько она тугая и плотная, что наводило только на одну мысль: Аниса была анальной девственницей. Данный факт, хоть я наверняка и не знал, так это или нет, возбуждал меня еще сильнее и заставлял действовать как можно осторожнее и тщательнее, чтобы дочке не было больно, и чтобы она не отказала мне в том, чтобы я лишил ее девственности.

Пока я лизал ее попку, Аниса никак не реагировала на то, что я ласкаю ее. Однако, стоило мне только прикоснуться своим указательным пальцем к плотненькому колечку, как дочка подалась вперед всем телом, давая тем самым понять, что она не настроена к экспериментам. Спустя какое-то время я попробовал еще раз проникнуть пальчиком в ее задницу, но результат был тот же, после чего я решил, что лучше не испытывать судьбу и отложить анальное проникновение на следующий раз. Почему-то мне казалось, что одним разом все не ограничится.

Потерпев поражение в одном «сражении», я решил сразу же приступить к другому. Так как киска дочки была порядочно увлажнена, то я не видел для себя никаких препятствий, чтобы овладеть ею как следует. Стянув с себя штаны, я быстренько плюнул на ладонь и растер слюну по члену, чтобы еще больше улучшить плавность проникновения, после чего стал примерятся членом к киске дочери. Пока я проделывал все эти процедуры, Аниса мутным взглядом следила за мной, эротично облизывая свои пересохшие от возбуждения губки.

Когда же головка моего члена коснулась ее половых губок, дочка прикусила губу и откинулась на стол, снова взявшись руками за свою грудь. Я немного поиграл с ее губками, поводив членом туда-сюда, после чего остановился у входа во влагалище и слегка подался вперед. Ее промежность была горячей и влажной, обильно смазанной ее собственными соками и моей слюной, поэтому проникновение получилось довольно легким и безболезненным, член проскочил в лоно как по маслу.

— Ооооох, папочка, как же хорошо! Ммммм! Ууууууух! Даааа, ты заполнил мою киску своим членом, папочка! Это так, так, так неправильно! И так прияятно! Даааа! Мммммм!

Оказавшись внутри на всю длину своего члена, я несколько секунд не двигался, наслаждаясь плотными и горячими стеночками влагалища своей дочери. Ох, это была самая приятная и самая красивая писька, которую я когда-либо трахал. Анисе, по всей видимости, было также приятно, как и мне, так как все ее тело дрожало и извивалось от страсти и похоти. Несколько раз я чувствовал, как она напрягает мышцы своего влагалища, стараясь сжать мой член своей киской. Получалось это у нее не очень умело, но все же я был приятно удивлен, что она знает и о таких мелочах и пытается использовать их в сексе.

Я переместил одну из рук с талии Анисы на лобок, и начал большим пальцем ласкать ее клитор. Опыта в сексуальных делах у меня было очень много, поэтому я знал о самых мельчайших деталях женского тела и знал, как доставить девушке удовольствие. От новых действий дочка кончила почти моментально. Оргазм настиг ее очень быстро, по всей видимости она и не думала о том, что может кончать так часто и сильно. В полузабытьи она потянулась ко мне своими руками, в ответ я обнял ее и поднял со стола, при этом стараясь, чтобы мой член не покинул ее.

Теперь она висела на моем члене, трясясь в конвульсиях. Я поддерживал ее двумя руками за попку, чтобы она не соскальзывала вниз, и время от времени поднимал ее тело с члена и опускал обратно, одновременно с этим двигая собственным членом внутри нее. В такой позе я не мог двигаться так быстро, как я бы это делал, если бы дочка лежала на столе, однако я мог проникать гораздо глубже, чем я с радостью пользовался. Теперь, каждый раз проникая в ее влагалище, я доставал головкой до самой матки, отчего Аниса каждый раз невольно вскрикивала и стонала.

— Да! Трахай, трахай меня сильнее! Даааа! Аааах! Глубже, папочка! Еще глубже! Мммм! Даааа! Аааааах, как хорошо! Сильнее! Даааа! Аааах! Ооооох!

Аниса сходила с ума, двигаясь на моем члене. Я уверен, еще никогда в жизни она не трахалась, так отчаянно и совершенно не сдерживая собственных эмоций. Со мной она могла быть такой, какая она есть на самом деле: страстной, горячей, похотливой сучкой. Раньше я не замечал этого, но теперь, когда она находилась на моем члене, я понял, насколько сильно она любит секс и член.

Я почувствовал, что мой собственный оргазм начинает приближаться. Мне удалось довести свою дочку еще до одного оргазма, во время которого ее чуть было не оставили силы, после чего сопротивляться собственному наслаждению было уже невозможно. Вопрос был лишь в том, куда кончать: внутрь или наружу. Кончить внутрь, конечно, было намного приятнее, но ведь она моя дочь, того и глядишь, забеременеет от меня. А наружу… наружу это слишком обыденно, просто переводить сперму.

— Ох, Анис, я скоро кончу, доченька, — простонал я, решив спросить у самой дочки о том, куда она хочет, чтобы я кончил.

После моих слов Аниса резко спрыгнула с меня и уселась на коленочки на пол. Я был приятно удивлен и сразу понял все без слов. Схватив своей ручкой мой член и прикоснувшись губками к головке, которую она плотно ими обхватила, она начала надрачивать его, каждую секунду ожидая поток мужского семени. Время от времени она поднимала на меня свои глазки, в которых я замечал своего рода вопрос «Ну когда уже, папочка? Когда ты кончишь в мой ротик?»

Она дрочила все быстрее и быстрее, и я наконец-то почувствовал, что начинаю кончать. Я глухо зарычал, когда первая струя спермы ударила из моего члена прямиком в ротик дочери. Так как я давно уже не спал с женщиной, то спермы скопилось очень много, так что дочка без «работы» не осталась.

Ей приходилось активно сглатывать каждую новую порцию семени перед тем, как в ее ротик попадала новая. По всей видимости она в этом была не очень умелой, так как уже после первых четырех-пяти струй она вытащила мой член из своего ротика, и сперма теперь орошала ее раскрасневшееся и мокрое от секса личико.

Я смотрел на все это сверху и чувствовал невероятное наслаждение. Аниса выглядела чертовски эротично и в какой-то степени шлюховато, но это ничуть не изменяло моего отношения к ней. Я знал, что обычно она ведет себя как воспитанная и скромная девочка, и только сейчас, со своим отцом, она позволила своей природе взять верх над ее воспитанием.

— Ммммм, какая у тебя вкусная сперма, пап, — улыбаясь сказала она, собирая пальчиком сперму со своего лица и отправляя ее в ротик. — Я никогда не думала, что у моего папочки такая вкусняшка хранится в члене.

Я улыбнулся дочери, поправляя штаны. Она все также продолжала сидеть на полу, только теперь села на попу. Смотря на нее, я невольно подумывал о том, как круто теперь изменится наша с ней жизнь после всего того, что между нами произошло.

Оцените статью
( 6 оценок, среднее 4.33 из 5 )
Добавить комментарий