Дедушка и внучка

» Добрый вечер, дедуль! » — поздоровалась я с дедом Витей, когда шла с речки. Вечерело, искупавшись после дневных забот, я торопилась домой к бабушке.

На речке я скинула мокрый купальник, и теперь летний ветерок ласково обдувал волосы, теребил платье и то, что было под ним.

Я собиралась пройти мимо, но дед Витя, седой сосед по деревне, живший на окраине, поманил меня рукой.

— Егоза, на теленочка посмотреть не хочешь? У нас корова отелилась.

Имея слабость к животным, о чем он прекрасно знал, я конечно не могла отказаться. А у деда в сарае был целый зоопарк, когда я была маленькая, частенько бегала к нему, когда летом приезжала в гости в деревню.

И хоть детство прошло, отказать себе в удовольствии я не могла.

Зайдя в полутемный сарай, в углу, в загоне я увидела теленочка, такого мягкого, с большими, влажными глазами.

Подойдя поближе, я протянула руку, он сразу схватил губами, начал посасывать, думая, что это сосок матери.

Дедушка стоял рядом, потом приобнял меня рукой.

— Ну что, миленький? Помнишь, как в детстве приходила?

Я кивнула, не в силах оторвать взгляда от теленочка.

— Это телочка, вон видишь, сисечки у нее маленькие.

И вдруг его рука охватила мою грудь.

— у тебя тоже вон сисечек совсем не было, а теперь приятно потрогать. Какой размер?

— третий…. промямлила я

А он все поглаживал мне грудь, которая действительно, за год, который он меня не видел, округлилась, выросла, и конусом выдавалась вперед. После купания, да еще от того, что купальник я сняла, соски твердыми бугорками топорщили платье, и от прикосновений его руки только становились тверже.

А он все продолжал неторопливо поглаживать, то одну грудь сожмет, то вторую.

— Да, внучка, еще совсем недавно плоская бегала. У мамы твоей тоже такая грудь была, в молодости. Да и попка похожа.

Его рука, до этого обнимавшая меня за плечи, сползла на ягодицы.

— А пойдем кого еще покажу.

Он подвел меня к соседней загородке, и о боже — ослик!

— не ослик, а два ослика, точнее, ослик и ослица! На лето привезли, пока в их стойле не закончат ремонт.

— А кто из них кто?

— Ну ты даешь, дочка! Вон видишь, писька торчит — это мальчик, а там где вагина — девочка!)

Рука дедушки, до этого по прежнему гладившая мне грудь, как ни в чем ни бывало, приподняла платье, и легла на лобок.

Он нежно его поглаживал, потом рука спустилась ниже, на клитор, погладил половые губки. Я непроизвольно чуть расставила ноги. Было как то стыдно, что он гладит меня по письке, но сколько лет я ходила к нему в баню, и он мнея, голенькую, и даже мыслей стесняться не было.

— Все как у тебя, внучка. А ты чего без трусиков?

— На речке была, купалась, мокрое белье сняла.

— Это ты молодец, внучка, в мокром ходить не нужно.

А ослик, будто решив мне продемонстрировать, кто из них кто, начал напрыгивать на ослицу, на моих глазах член у него увеличился, стал как дубина.

А дедушка все гладил мне киску. Спускался к дырочке, уже изрядно мокрой, и смазывал пальцами клитор, потом уже его пощипывал, от чего мурашки от удовольствия бежали по всему телу.

— Дочка, да ты вроде мокрая? Потекла? Чай уже ебешься помаленьку? Есть хахаль то?

— Есть хахаль, встречаемся.

— А чего не весело? Плохо ебет? Или хуй маленький?

А я не могу глаз оторвать от члена осла, который пытался покрыть ослицу.

И вязкая волна желания накрывает меня с головой. И дедушкины настойчивые руки, продолжавшие теребить мою и без того мокрую вагину. Понимаю, что он уже приподнял платье, я стою с огололенной попкой и писькой, уже сама под его давлением чуть прогнулась, выпячивая попку и открывая для ласк мокрую от желания киску.

Чувствую, как дедушка присаживается на корточки:

— Давай дочка, посмотрю поближе, как там у тебя дела обстоят. Да, пиздой вся в мать, такие же губки, я и у матери твоей пизду ласкал, она ни разу не жаловалась, наведовалась, даже когда уже за муж за отца твоего вышла.

И он прижался губами к моей дырочке, стал лизать, вагину, дырочку ануса…… Я только охнула, когда его толстые пальцы вошли в мою пещерку.

Услышала, как подала голос ослица, это осел наконец пристроил свою дубину.

Не успела я за нее порадоваться, как почувствовала давление на свою вагину, дедушка от осла не отставал.

Он стоял за спиной, и его толстый конец, совсем не гармонировавший с его дедушкиным видом, залупой уверенно упирался в мою вагину.

Я наблюдала, как осел трахает ослицу, как его здоровый член проникает в ее вагину, заходит глубже, глубже…

И одновременно чувствовала, как толстая, фиолетовая залупа деда по смазке легко проскочила половые губы, войдя в мою дырочку.

Не торопясь глубоко зайти, он дразнил меня, проникая кончиком, то выходя, то снова раздвигал половые губки залупой, и каждый раз вагина, открываясь ему навстречу, крепко охватывала его, получая от трения непередаваемое удовольствие.

Судя по учащенному дыханию, дед тоже получал немалое удовольствие, Перестав играться с моей киской, он начал все глубже и глубже проникать в меня, мне казалась, что я раскалена внутри, настолько остро я чувствовала каждое его движение, а он все глубже и глубже входил, толстая головка уже раздвигает вагину внутри, а половые губки трутся о его грубый, перевитый синими венами ствол.

Каждый бугорок его члена, каждая венка волнами удовольствия отдавались в киске, от нетерпения я сама подалась на него, вгоняя член по самые яйца, и начал активно двигать своей круглой попкой, стараясь почаще и поглубже насаживаться на этот ствол.

Он прижал меня к себе, одно рукой сжимая грудь, теребя сосок, вторая рука настойчиво, уже без всякой ласки, от чего возбуждение только нарастало, теребил мой мокрый клитор., продолжая при этом трахать сзади.

Рука опускалась к вагине, где от смазки было все мокро, и уже мокрыми пальцами щипал клитор, шлепал по нему, потом начал активно тереть, от чего тот только сильнее напрягался, набухал, становясь уже похожим на маленький стоячий членик, а он все теребил и теребил его.

Сильная волна возбуждения накатила на меня, и, застонав, я кончила, буквально повиснув на его руках и члене, сильно прижав его пальцы к клиртору, не давай больше тереть, а волны удовольствия все продолжали трясти мое тело в конвульсиях страсти, ноги не держали, и я сползла на пол, на колени, став раком, и практически без сознания так и стояла, оттопырив и подняв попку и свою мокрую киску, которую дедушка все продолжал трахать своим членом.

Как он кончил, я даже не поняла, паря на волнах удовольствия, только почувствовала, как сокращается его ствол, а по промежности и ляжкам потекла сперма.

С мокрым звуком вытащив из меня залупу, он как по телке, похлопал по моей заднице.

— Ну, ты это, внучка, заходи завтра в баньку. Попарю. Старый конь борозды не испортит.

Если конечно понравилось)

А из загона на меня с участием, а может и с завистью, смотрела ослица.

Оцените статью
( 10 оценок, среднее 4.4 из 5 )
Добавить комментарий