...

Выпускной. Часть 2 эротический рассказ

Эротический рассказ от портала fapchan

Женские голоса начали разноситься по первому этажу. Подойдя к краю лестницы, я услышал, как мама начала объяснять визажистке, какую прическу она хочет видеть на голове у Анюты. Вот что мне теперь делать? Надо бы вернуться в свою комнату и всё обдумать. Но только я отвернулся от лестницы, как начала открываться дверь в спальню родителей. Папа, как же ты так удачно выбрал время? В таком виде мне показываться точно не хочется. Что делать? На первый этаж нельзя. В свою комнату уже никак не успею, остаётся только ванная, поэтому сразу к ней. Хотя сестрёнка просила не заходить, но другого выбора не остаётся. Быстро забежал туда и закрыл за собой дверь, прижавшись к ней спиной. Вот сейчас бы пригодился замок, чтобы её закрыть, но мама категорически против них, поэтому у нас все двери в доме просто прикрываются. Кроме парадного входа, конечно.

— Доброе утро, сына, ты чего так быстро убежал от меня? Я и успел увидеть только твои сверкающие пятки, хаха, — вышел с хорошим настроением, как и у мамы.

— Доброе… я тут как бы… в душ хочу побыстрее сходить. Так что можешь воспользоваться ванной комнатой на первом этаже, пожалуйста?

— Я тоже хотел зайти сюда. Ну, ладно, пошёл тогда на первый.

— Спасибо, — ответил я и тут же услышал удаляющиеся шаги.

Фух, вроде бы пронеслось. Я чуть было не спалился, как и сестра. Думаю, что папа сразу догадался по следам спермы, что это не мои, так как столько спустить может только футанари, да и вряд ли мамы. Нет, так это дело тут оставить нельзя, надо всё убрать. Я решил всё-таки помочь сестрёнке, хотя она ясно дала понять, что не хочет, чтобы сюда кто-то заходил. А тряпки в ванной никакой нет, вот же зараза.

Взгляд опустился на шорты, они уже были в моей сперме, если ещё сильнее пропитаются и в её, то это ничего не изменит. Скинув их с себя, я начал вытирать следы дрочки на полу, которые оставила после себя Анюта. Запах семени футы заполнил всю ванную комнату, но оно как бы и неудивительно. Капли спермы практически повсюду: на зеркале, в раковине, под раковиной, на полу. Раз в её увесистых яйцах скопилось столько лишних запасов, то Аннушке это было действительно необходимо. Лужа, разлившись под раковиной, была даже немного теплой. Всё-таки сперма футанари отличается от мужской: гораздо гуще, а запах более стойкий и нежный.

Сам и не заметил, но меня снова возбуждают мысли о сестрёнке, её красивом теле, большом члене, сладких стонах во время мастурбации, залпах спермы. Интересно, если всё-таки мне хватило духа зайти к ней в тот момент, что она бы сделала? Зачем я вообще об этом думаю? Странный я! Надо закончить побыстрее!

Всё, пол чистый, зеркало и раковина тоже, ни одного намёка на то, что здесь фута совсем недавно сцедила излишки молока из своих огромных яиц. Теперь нужно застирать шорты, которые насквозь пропитались спермой сестрёнки, да и самому, наконец, принять душ.

Помылся, побрился, одежду прогладил, оделся, привёл волосы в порядок — всё вроде бы готово. Мама была права, этот новый синий костюм смотрится на мне очень даже хорошо. Было время отъезда, надо спускаться. Открыв дверь своей комнаты, увидел Анюту, которая стояла перед входом, явно не решаясь зайти ко мне.

Она сейчас словно эльфийская принцесса из сказки. Красивейшее приталенное синее платье без рукавов и с воротником-стойкой — подчёркивает изящество её узкой талии, шеи и спортивных женственных рук. Длина в самый пол и боковой вырез почти до самого бедра показывают красоту её мощных ног, да и визуально это делает сестрёнку ещё выше. Также новые синие туфли на высоком каблуке в этом отлично способствовали. Идеальный макияж без какого-либо ухода в пошлость, глаза подведены, губы накрашены. Её длинные волосы аккуратно уложены в крупные локоны с лёгким начёсом, а для укрепления и украшения причёски были отчётливо видны синие цветы, которые идеально сочетались с платьем.

— Ого, ты выглядишь просто потрясающе, — сказал это, не скрывая восхищения. — Просто ВАУ, честно!

— Спасибочки, ты тоже ничего, хихи. Слушай, я хотела кое-что спросить: ты же всё-таки зашёл в ванную? — спросила она с небольшим смущением.

— Эммм, да. Извини, но там папа как раз вышел из спальни, поэтому…

— Блин, мне сейчас как-то неловко стало. Там повсюду были следы моей… спермы… и…

— Слушай, мне всё понятно, тебе хотелось сбросить напряжение. И осуждать тебя уж точно не входит в мои планы, — я её перебил, так как вижу, как она смущается и говорит то, чего явно не хочет.

— Ты же всё убрал за мной, да? Хотя и не должен был, — сказала она, закрыв лицо руками. Кажется, чем больше она об этом думает, тем больше смущается. Надо бы заставить её переключиться.

— Да, но мне было не сложно, так что забудь, — от моих слов она аж воспрянула.

— Нет! Я не забуду, ты мне всё-таки помог, ведь туда могли зайти папа или мама, вот тогда было бы… Короче, подумаю над тем, как тебя отблагодарить, — закончив говорить, она сделала такое лицо, будто задумалась над каким-то величайшим вопросом во вселенной. Меня это почему-то развеселило.

— Ладно, благодарница! Нам уже пора идти, — с улыбкой на лице я схватил сестрёнку за руку и повёл на первый этаж под цокот её новых каблучков.

Подойдя к входной двери, мы увидели, что мама была полностью готова к отъезду и просто ждала нас. Абсолютно белоснежная рубашка, выглаженный тёмно-бордовый шерстяной костюм: по талии сшитый пиджак, обтягивающая юбка по колено, замшевые туфли на каблуке. Любой человек, кто сейчас увидит матушку на улице, однозначно подумает, что это дама из высшего света. В её внешнем виду просто невозможно найти ни одного недостатка. Недостижимо ровная осанка, благородная белая кожа, совершенно идеальные макияж и маникюр.

Её длинные пышные волосы заплетены в широкую косу, для украшения были использованы красные узкие матовые ленточки. Вроде бы ничего особенного, просто деловой стиль, но выглядит сейчас мама безупречно, чувство вкуса ей точно кто-то прописал в крови. Увидев нас, мама искренне улыбнулась.

— Сына, ты сейчас так похож на папу, — чуть ли не со слезами на глазах сказала мама и прижала к своей огромной мягкой груди. — Анюта, сегодня все женихи и невесты точно твои, хихи.

— Спасибо, мам, — со смехом ответила сестрёнка. — Может быть, всё-таки отпустишь Сашку? Мне кажется, что он сейчас задохнётся.

— Ой, сынаня, извини. Просто вспомнила молодость. Я раньше вот так постоянно вашего папу прижимала к себе, вот и не удержалась. Ему нравилось, а сейчас он говорит, что стесняется.

— Да ничего, мам, — сразу после глубокого вдоха я произнёс, а говорить ей, что папа настоящий везунчик не стал. — Кстати, а где он?

— Точно! Забыла сказать, его вызвали на работу по какому-то срочному вопросу. Он просил извиниться за него и добавил, что приедет сразу, как только сможет. Вы же его простите?

— Ничего, мамуль. Папа наш же спасает мир, — озвучила Анюта мои мысли.

— Вот и хорошо, тогда сегодня я вас отвезу, — кивнув в сторону двери, сказала мама.

Выпускной в школе был столько раз нами отрепетирован, что я все делаю просто на автомате: пою со всем классом, танцую вальс с сестрёнкой, получаю аттестат, слушаю речь Оксаны Павловны — нашей классной руководительницы. Кажется, что она всё-таки волнуется, выступая перед большой толпой, но старается сдерживать эмоции, хотя это у неё не всегда получается. В те моменты, когда надо провести воспитательную беседу хулиганам, то она может и немного покричать. Когда надо успокоить, то она всегда спокойно выслушает и обнимет. Лично за это она мне и нравится.

Знаю людей, которые в нашем классе в неё влюблены, благодаря красивой внешности и доброму характеру. Их даже в этом плане можно понять. Редко встретишь в нашем мире невысокую футанари. С весёлым характером и добрыми глазами, которыми она может любого к себе расположить. С красивым телом и милым лицом, которым любая может позавидовать. Никаких своих размеров наша «классная» точно не стесняется. Ни своего роста, обычно все футы под два метра, а она чуть ниже меня. Ни размера груди, у неё где-то второй. Ни своего большого члена, который она может даже выделить обтягивающими штанами. Разговаривая с ней, всегда возникает чувство безграничной теплоты, она старается тебя буквально окружить заботой. Поэтому тут будет любому трудно удержаться.

Вот и сейчас, например, она стоит просто в черной юбке-карандаш по колено и белой рубашке без рукавов, говорит про своих учеников и учениц, а большая часть зала её жадно поедает глазами. Закончив свою речь, она поблагодарила родителей за то, что доверили ей своих детей, весь зал ответил взрывом аплодисментов. Когда этот рёв стих, наконец, наша учительница попросила собраться на улице и поехать под её руководством до места отдыха.

Большая беседка под открытым небом вдали от города, громкая музыка, вкусная еда, свежий лесной воздух, радостные крики всех присутствующих. Девушка с камерой записывает происходящее на видео, которое после нам будет стыдно пересматривать. Всё идеально! Никто не остаётся в стороне, все веселятся. Возможно, что такой компанией мы уже вряд ли когда-нибудь соберёмся. И от этого немного грустно, но в данный момент весёлые эмоции гораздо сильнее и отгоняют все остальные.

Мы здесь уже несколько часов, было видно, что некоторые уходят небольшими группами в неизвестном направлении, а потом возвращаются ещё более весёлые. При этом со стола родителей пропадают бутылки с алкоголем в небытие. Удивительное совпадение! Но сейчас только одно не даёт покоя, краем глаза вижу, что Оксана Павловна часто кидает на меня странный взгляд. Когда я пытаюсь встретиться с ней глазами, то она делает вид, что смотрит мимо. Я сделал что-то не так? Но ответ найти не успел, так как она уже шла в мою сторону.

— Александр, мы можем поговорить? Но не здесь, снаружи, — указала она головой в сторону выхода.

— Можно, конечно.

Учительница вышла первой и сразу свои длинные каштановые волосы убрала в высокий хвост, чтобы не мешались. Мы с ней шли по асфальтированной дорожке в сторону леса, постепенно отдаляясь от места нашего отдыха под цокот её белых лакированных туфелек. Шагая впереди неспешным шагом, она соединила красивые длинные руки у себя за спиной. Наверное, она единственная из всех, кого я знаю, может посоперничать с мамой за первое место в конкурсе идеальных осанок. Невольно засмотрелся на её совершенную фигуру. Хорошо, что она идёт впереди и сейчас не видит, куда направлен мой взгляд. Хотя такое чувство, что она вовсе не хочет поддерживать со мной визуальный контакт.

— Я вот что хотела узнать: ты уже точно всё решил? Хочешь строить карьеру в армии? — так вот что её интересовало, а я уже подумал, что натворил что-то плохое. Наверное, не стоило ей говорить о своих планах на будущее.

— Да, решил.

— Странный ты, со своими оценками можешь выбрать любой ВУЗ страны, но ты думаешь только об армии? — развернувшись ко мне, она остановилась и позволила, наконец, встретиться нашим глазам.

— Оксана Павловна, я уже всё давно решил. И мама мне в этом поможет.

— Если тебе нужна какая-то помощь, то и я могу тебе помочь, только скажи. У меня тоже есть много разных знакомых.

— Дело не в связях, и давайте не будем об этом, пожалуйста? — надо перевести разговор в другое русло. — Вы рады, что всё закончилось? Наверное, надоели мы вам за такое долгое время.

— Это да, хихи. Но надеюсь, что смогла обучить моих маленьких ребят только всему самому хорошему, — слегка наклонившись вперёд, она погладила меня по голове с искренней улыбкой.

Казалось, что её карие глазки вот-вот наполнятся слезами. Хотя на ней сейчас был минимальный строгий макияж, но заставлять милую футанари проливать слёзки мне точно не хочется.

— Уже не таких и маленьких, — чувствовать тепло от её руки дико приятно.

— Пусть вы все и выросли, но для меня так и будете моими любимыми ребятками. И знаешь, если всё-таки передумаешь, то всегда буду рада помочь. Ты ведь для меня, как родной сын, мамочка частенько оставляла маленького тебя на попечение своей любимой подруге, когда у неё было много дел на работе, хихи. Поэтому не стесняйся, можешь зайти ко мне в любое время, я всё также живу в доме напротив вас, — не убирая свою мягкую ладонь с моей головы, она продолжала наш разговор.

— Я вам искренне благ…

— Тихо, — резко она прервала мои слова и перестала гладить. — Ты слышишь?

Мы уже далеко ушли по дорожке в лес от нашей беседки, тут была полная тишина, но я ничего слышу. А её добрые глаза тут же превратились в ледяной взгляд хищника, который высматривает свою жертву по сторонам.

— Нет, ничего такого.

— Иди за мной и не звука, — сказала она, прислонив указательный палец к губам, и указала в сторону деревьев.

Иду за ней, стараясь лишний раз не шуметь, но тут я и правда, услышал женский стон, тут же ещё один, но уже другой. А потом ещё раз первый, а за ним тут же второй. Два разных женских стона? Это уже интересно! Вместе с тем, как мы крались всё дальше, стоны становились громче, а к ним ещё прибавились хлюпающие и чавкающие звуки. Да там походу кому-то очень весело!

Звуки, доносившиеся до моих ушей, были уже совсем рядом. Оксана Павловна, которая шла впереди меня, тоже это поняла. Она тихо подошла к большому дереву, прислонилась к нему, опершись обеими ручками, и аккуратно выглянула. Затем повернулась ко мне и жестом подозвала к себе. Я подошёл к ней, стараясь не выдать ни одного лишнего звука, и легонько прижался к её спине, облокотился на дерево и тоже выглянул.

Занятная картина предстала перед нашими глазами: две мои одноклассницы решили уединиться и заняться сексом прямо в лесу. Алёна — самая развязная и несдержанная фута нашего класса, которая по слухам могла подработать всеми своими дырочками или членом, если понадобится. Загнув к дереву одну из наших девушек, она жёстко трахала её на маленькой полянке, вцепившись в широкие бёдра обеими руками. Они даже решили раздеться, но их можно в этом понять, заляпать свои красивые платья точно никому не захочется. Две красавицы полностью голые, только в одних туфлях, посреди леса занимаются сексом. Такое точно не часто увидишь.

Видимо, что мы успели только на конец представления. Судя по быстрому темпу, Алёна уже совсем близка к тому, чтобы кончить. Обе уже сильно кричали, явно не сдерживаясь. Было не понятно, в кого именно она забивала свой член, потому что стояли они к нам спиной, но было точно видно, что обе наслаждаются процессом. А я наслаждался прекрасным видом. Да и судя по тяжёлому дыханию Оксаны Павловны, которое я чувствую своей грудью, ей тоже было интересно происходящее.

Блин, я только сейчас понял, что упираюсь своим уже вставшим членом в её мягкую задницу, но при этом она меня не отталкивает. Ещё и небольшое дрожание тела учительницы добавляет кайфа. Интересно, насколько она возбуждена, что не обращает на меня внимания?

Очень хочу положить руку на её узкую талию. Такая миленькая и красивая фута, просто не могу удержаться. Аккуратно приложил, она такая тёплая и мягкая. И как же от неё приятно пахнет, опустив голову чуть вниз к её волосам и шее, я медленно вдохнул. Едва уловимый запах шампуня и цветочные нотки шикарных дорогих духов, а не дешёвого ширпотреба, которым обычно пользуются почти все мои одноклассницы.

От тепла её тела и сладкого аромата, сейчас потеряю над собой всякий контроль ясно мыслить. Нежно её поглаживая, я буквально дышу только ею и продолжаю смотреть на происходящее. Стараюсь немного сильнее вдавливать свой член в мягкую задницу учительницы.

Девочки на полянке уже были на грани и явно были намерены закончить происходящее, не подумав о последствиях. Оксана Павловна обернулась и наши с ней взгляды пересеклись, я увидел её лицо пропитанное похотью: ротик чуть приоткрыт от частого дыхания, щёчки залиты румянцем, глаза прищурены и окутаны пеленой возбуждения, а в слёзных железах уже начала собираться влага.

И тут взрослую футанари словно молнией пробило от осознания того, что ученик лапает её и трётся уже возбуждённым членом об большую мягкую задницу прямо через юбку. С неё спала волна возбуждения, а глаза сильно расширились от происходящего. Учительница схватила меня за руку, которой её гладил, и за секунду всё изменилось. Я полностью прижат к дереву, а Оксана Павловна стоит передо мной с недовольным видом.

— Жди меня тут. Чтобы ни одного лишнего слова или движения, понятно? — злобно прошептала она сквозь зубы.

Мне оставалось лишь кивнуть… Всё-таки перегнул палку. Она немного привела себя в порядок, наспех пригладила причёску, оглядела одежду и вышла из-за дерева в сторону ебли.

— Дамы, прошу минуту внимания, — обратила она на себя внимание, похлопав в ладоши. Тут же прекратились звуки стонов, остались только неровные глубокие вдохи и выдохи. — Не хочу вас отрывать от столь приятного занятия, но этим вы будете заниматься дома в свободное время, а не здесь и сейчас. Алёна, быстро вынула свой огромный член из Ксении! И наденьте уже свои платья!

— Извините, Оксана Павловна. Мы пошли прогуляться в лес, и на нас что-то нашло, — распиналась Ксюша.

Не вижу, что там сейчас происходит, но отчётливо слышу звуки одежды, которые они явно в спешке надевают. Неужели сестрёнка права, что её бывшей девушке нужен был только секс и ничего более.

— Знаю я, что на вас обеих нашло, быстро остыли и пошли обратно, — тон учительницы был такой, который явно не был рассчитан на возражения.

— Уже уходим, ещё раз извините, больше не повториться, — Алёна явно не намерена с ней спорить.

— Я очень на это надеюсь, дорогу найдёте сами.

— Конечно, найдём. Да, Ксюнь? — в ответ было лишь тихое девичье угуканье.

Девчонки быстрым шагом начали приближаться ко мне. Вот сейчас станет точно неловко. Первой показалась Алёна, увидев своего одноклассника стоящего за деревом, она лишь показала свою гордую улыбку и подмигнула мне. Чего не скажешь о Ксюше, когда наши глаза пересеклись, она смущённо опустила голову, взяла подругу за руку и повела прочь из леса.

Только когда я перестал что-либо слышать, Оксана Павловна решила снова подойти ко мне.

— Ненасытные девчонки, — сказала она, оказавшись передо мной. — Так, молодой человек, теперь ты.

— Извините меня, вы такая красивая, да и сама ситуация, я просто не смог себя удержать в руках, — оправдание ей вряд ли понравится, но это же правда.

— Это я сразу почувствовала, что мне не удержалось что-то в задницу, хихи, — опустив взгляд мне на штаны, она обратила внимание на мой стояк. — Ой, а ты всё никак не успокоишься?

— Мне и так неловко, Оксана Павловна, а вы ещё и издеваетесь? — пытаясь прикрыться руками, спросил у неё.

— Ну извини, тут уже и я не удержалась, хихи, — произнесла она, прикусив ноготок большого пальца. — Но с этим надо что-то делать, тебя нельзя вот так отпускать.

— Ничего не нужно, само пройдёт, просто чуть-чуть надо подождать.

— Нужно, времени тут засиживаться у нас нет. Да и так как это по моей вине, то…

— Не надо, правда.

— Я вроде бы не разрешала меня перебивать! Так как это по моей вине, то и мне с этим разбираться. Что же мне с тобой делать? — задала она вопрос самой себе. — Хм, есть у меня одна мысль. Закрой глаза.

— Зачем?

— Чтобы ты спросил. Быстро закрыл! — она даже немного пугает, когда становится такой. Мне остаётся только её послушаться и закрыть глаза. — И только попробуй открыть глаза или рот до того, пока я не разрешу.

Теперь я остался наедине со своей учительницей в лесу и полностью в её распоряжении. Вокруг только тишина, которую она долго не прервала. Подойдя ко мне близко, слышу ясный шорох её одежды, но не долгий. Что-то сняла с себя? Теперь она расстёгивает мой пиджак и сорочку, снимает, кладёт рядом. Расстёгивает ремень, пуговицу, ширинку, опускает штаны до земли вместе с трусами и садится на корточки. Получается, что теперь мой стояк на свободе и прямо перед лицом учительницы.

И что теперь? Горячее дыхание совсем рядом с членом, но появляется с разных сторон, наверное, просто осматривает. Странная ситуация, но она меня дико возбуждает. Вряд ли осмотр был конечной целью Оксаны Павловны, и это стало понятно, когда я почувствовал нежные кончики её пальцев на стволе моего члена. Такие тёплые и мягкие. Она нежно и медленно провела от головки до основания члена, а после обратно к головке. Потом ещё раз также медленно, и ещё раз, и ещё раз. Футанари работает только лишь одними нежными кончиками. Обхват не сильный, а лёгкий, учительница буквально еле-еле касается горячей кожи моего члена.

Это похоже на пытку, мой член напряжён до предела, а она словно издевается. Стимулирует недостаточно сильно, чтобы я кончил и не настолько слабо, чтобы стояк спал. Второй рукой взрослая фута начала также неспешно массировать мою мошонку. Сначала нежно сжимает и тут же отпускает то одно яйцо, то другое. Поместив всю мошонку себе в ладошку, она сначала взвесили пару раз мои яйца, а затем решила нежно их поперекатывать. После оттягивает их вниз, словно пытаясь медленно вырвать. Это точно пытка, случайно так не сделаешь! Я начал жалобно мычать, боясь что-то сказать, а учительница лишь властно посмеялась.

— Тише-тише, не бойся, не оторву. Но ты ведь хочешь сейчас нечто другое? Хочешь кончить, я права? Так и быть, я тебе позволю, — эта развратна футанари ещё и спрашивает, хочу, очень хочу, конечно.

Оксана Павловна обернула мой член тканью и начала мне дрочить, но всё ещё недостаточно быстро, чтобы кончить, хотя тёплая и очень нежная ткань даёт очень приятное чувство. Вторая её рука продолжает заниматься моими яйцами, держа меня на грани оргазма.

— Как тебе мои трусики? Чувствуешь тепло моего члена? Они только что обнимали мой член, а теперь и твой. Хочешь в них кончить? Думаю, что очень хочешь, верно? — своими словами учительница меня явно провоцирует.

Так вот что она сняла с себя. Мне сейчас классная руководительница дрочит своими трусиками посреди леса. Настолько приятно мне ещё точно никогда не было! Ещё и отключив один из органов чувств, все остальные ощущения обострились. Как же я хочу кончить. ОЧЕНЬ СИЛЬНО ХОЧУ! Закинув свою голову назад и замычав, я начал помогать ей бёдрами.

— Вот так, ты умница! Ты будто трахаешь мой член, да? Не останавливайся, залей мои трусики своей спермой! Давай же! Я очень хочу увидеть твою сперму. Сколько ты готов для меня вылить? — закончив говорить, Оксана Павловна начала дрочить очень быстро с жёстким хватом.

Держаться больше не было сил. Отпустив мои яйца, она сильно шлёпнула по ним ладошкой. Это она так словно даёт разрешение? С громким стоном, максимально сильно зажмурив глаза, наконец, я кончаю, но темпа учительница не сбавила, всё продолжая быстро доить меня.

— Да, ты молодец! Продолжай кончать! Кончай для меня, давай ещё! Не сдерживайся! Я хочу больше твоей спермы! Ещё больше! — шептала она для меня поддерживающие слова, что было вдвойне приятно.

Сперма начала сильно чавкать при любом её движении рукой под аккомпанемент моих громких стонов. Благодаря словам Оксаны Павловны, я точно кончил всем, что у меня было. Но, только излив все остатки, она прекратила свои фрикции.

— Ого, такая густая! И такая горячая! Ты самая настоящая умница! — произнесла она с явной улыбкой на лице, начиная вытирать мой опадающий член от остатков спермы. — Всё, теперь к труду и обороне готов! Я уйду первой, досчитаешь про себя до ста и можешь открывать глаза. Думаю, что одеться сможешь и сам.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.