Воспитание жены

Было три часа ночи. Холодный дождь хлестал по щекам и развивал ее волосы. Сегодня Маша впервые за существование нашего недолгого брака вспылила, и ушла хлопнув дверью.

Я как муж делал для нее все что она хотела: готовил, убирал, покупал подарки… Но сегодня я был не в духе с утра и как ей показалось нагрубил ей.

Она решила, что отныне она не будет сидеть дома и не придет вечером домой, развеется с подругами. Посидев в кафе, она поехала к Полине и только в два часа ночи с минутами выехала на такси домой. Уже по дороге домой псих абсолютно покинул ее, и она пожалела о своем поведении. Надежда была только на то, что я смолчу как обычно, и конфликт рассосется сам, как всегда.

Подойдя к двери, она осторожно всунула ключ в замок и осторожно повернула, дверь открылась, свет в квартире не горел и она облегченно вздохнула. Маша на цыпочках сделала несколько шагов к вешалке, вдруг в спальне загорелся свет, я стоял у письменного стола…

— Сюда иди, — сказал я жестко.

Она в нерешительности стояла.

— Я что не понятно выражаюсь? Сюда иди…

Она как напуганный зверек сделала несколько шагов в мою сторону.

— Раздевайся.

Она сняла плащ, туфли и нерешительно стояла у двуспальной кровати.

— Раздевайся, снимай все.

Она сняла юбку и блузку, и осталась в нижнем белье.

— Все я сказал…

Я вальяжно сидел на стуле и смотрел на нее.

Она сняла бюстгальтер и вдруг взбрыкнула: «Не буду», и бросила с силой бюстгальтер на кровать. Развернулась и сделала решительно несколько шагов к выходу из комнаты.

— Я сказал стоять, — жестко сказал я и резко встал со стула.

Кровь прилила мне в голову.

— Подойди ко мне…

Она стояла не шелохнувшись. Сделал несколько больших шагов и оказался рядом с ней.

— Я сказал снять все, или я непонятно выражаюсь, — сказал я шепотом, нависнув над ней.

Она молча попыталась выйти из комнаты.

Я схватил ее одной рукой за талию, и преклонив через бедро, резко стянул стринги. Я бросил ее — совершенно голую на кровать и прижал за шею, она барахталась, но сделать ничего не могла. Одним движением я схватил ремень, который заранее приготовил и начал сечь по ягодицам. Сначала она просто вздрагивала, потом начала плакать взахлеб. Я уже не держал ее за шею, а просто сек, а она плакала и плакала. В это время вернулись мои родители, и попытались вмешаться, я сказал: «Просто выйдете, мы сами разберемся».

Они ушли. Я продолжал ее сечь и думал: я буду ее сечь до тех пор пока она не скажет: «Я буду все делать так, как ты захочешь». Но она молчала. Я решил вмешаться в ситуацию и сказал: «Когда осознаешь, скажешь, что будешь делать так как я хочу», отныне я хочу, чтобы ты делала, так как я скажу. — Ты поняла? Она молчала, а я продолжал ее хлестать. Через минут двадцать она сквозь слезы сказала: «Я буду все делать так, как ты захочешь».

– Не слышу, — сказал я.

— Я буду тебе подчиняться, — прошептала она.

Я опустил ремень.

— На спину, — скомандовал я. Она легла на спину. — Разведи ноги. – Шире. – Шире, — я сказал. Разведи, так, чтобы я все видел. Она всхлипывала. – Прекрати, — я сказал. Иначе я буду тебя сечь снова.

Она замолчала.

Я коснулся ее лобка и клитора и начал поступательные движения. — Смотри на меня, когда я тебя ласкаю. Подними лобок. Поднимай лобок через каждые пять движений. Выше, еще выше. Отлично.

Одним движением я раздвинул полупопия, и коснулся ануса. Влагалищной смазкой хорошо смазал его и свои пальцы. Сначала я всунул указательный палец в попу.

— Не надо, — прошептала она.

— Надо…, — сказал я.

Через минуту я всунул ей в анус два пальца и она застонала. — Нужно сделать клизму, — сказал я. Она вновь стала подвывать.

— Ложись на живот, Согни ноги в коленях, подними зад, разведи руками полупопия.

Она опять начала всхлипывать.

— Быстрее, я теряю терпение, — сказал я повысив голос.

Она встала в позу «почти раком», только красивее.

— Шире ягодицы разведи, чтоб я все видел.

Я подошел и коснулся двумя пальцами промежности, больших и малых половых губ, клитора и напоследок ануса. Они были мокрые от возбуждения.

Она вздрогнула.

— Стоять я сказал, — вновь прикрикнул я, «или продолжим порку».

Я взял грелку, наполнил двумя литрами воды и прикрепил к двери шкафа, наконечник выбрал потолще.

— Расслабься, — сказал, всунул наконечник и открыл воду.

Вдруг наконечник выскочил из ануса.

– На твоем месте я очень хорошо держал наконечник иначе, это будет повторяться очень много раз, — сказал я.

Сейчас это мы проделаем трижды, а так твое дело.

Через пару минут она сказала: «У меня живот болит».

— Расслабься… Я начал массажировать ей живот, промежность, клитор.

Трижды я промыл ей кишечник. Я вновь обильно смазал вазелином анус.

— Будем разрабатывать.

От предыдущей пассии у меня осталось много сексуальных игрушек. И я воспользовался наборчиком.

— Перевернись на спину, ноги разведи как на гинекологическом кресле.

Я взял средний фаллоимитатор и пристроил к дырочке.

— Расслабься.

Я стал надавливать, анус не поддавался. Я начал ее клитор ласкать языком и вновь начал разрабатывать анус пальцами. Я чувствовал что ей очень приятно, и наконец, она кончила.

— Расслабься, в любом случае я введу его в тебя, он всего три сантиметра в диаметре. Помоги мне.

Она расслабилась и с трудом пропустила в себя его. Я взял фаллоимитатор большего диаметра. Она вновь начала плакать.

— Если не прекратишь, тебя ждет получасовая порка, и без поблажек, поняла?

— Поняла, — прошептала она.

Я пристроил ей к анусу второй фаллоимитатор и надавил, с большим трудом он вошел в нее. Лицо ее покраснело, глаза смотрели умоляюще.

— Поднимайся, я хочу чтоб он полностью в тебя вошел. Разведи ноги, я буду ласкать твою писюху языком.

Она села широко, разведя ноги, фаллоимитатор выглядывал из ануса, это очень меня возбуждало. И я начал лизать ее большие половые губы, малые, клитор, входить пальцами во влагалище, периодически толкая фаллоимитатор. Она вновь кончила клиторальным оргазмом, я пристроился к ней и вошел во влагалище, рукой держась за анус с фаллоимитатором, ее накрыл оргазм.

— Отныне ты будешь подчиняться мне и слушаться во всем. Поняла?

— Да шепотом, – ответила она.

Я отпустил ее и она легла на свою половину кровати и заснула.

Утром, как обычно я встал и начал собираться по делал. Я чувствовал, что она проснулась, но ей стыдно вставать.

— Встань, сделай мне завтрак, — сказал я.

Она нехотя встала и накинула халат.

— Погоди, наклонись и подними халат. Ее щеки стали пунцовыми, глаза налились слезами.

— Тебе что-то не понятно? – резко спросил я. И подтолкнул ее к кровати.

Она наклонилась и подняла халат, я коснулся ее синяков на ягодицах и поцеловал, рука скользнула в промежность и начала гладить по большим половым губам, до тех пор пока не появилась смазка, тогда мой палец скользнул внутрь и коснулся клитора и малых половых губ, я поцеловал ее в анус и уже через минуту пристроил туда свой член, медленно вводя его в нее. «Наконец, у меня все будет так, как я хочу» — подумал я.

Еще неделю я так воспитывал жену, из строптивой она превратилась в абсолютно не строптивую.

Эта правдивая история, помогла еще нескольким моим друзьям…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии