...

Тренер по фитнесу. Часть 3

Вынув журнал из рук я засмотрелся на фото Элизабет. Снизу я увидел подпись «Helliz». Скорее всего это был её сценический псевдоним. Открыв первую страницу, я увидел ее, наклоненной вперёд. Она все так же в кожаных ремнях. Тяжёлая грудь свисает с острыми сосками, её ярко красные губы изображали поцелуй, я указательный палец с арким красным маникюром манил к себе. Под грудью в глубине, все так же свисал огромный черный страпон. Мне стало жарко от увиденного. Она реально была горячая на этом фото. На следующем развороте Лиз была в профиль в ярко красном ажурном белье. Перед ней стоял на коленях обнаженный мужчина с опущенной головой, а её правая нога стояла на его спине. левой рукой она держала все тот же черный большой страпон, держа левой рукой сигарету и выдыхая дым вверх. Фото было притягивающим. Дрожащими руками я перевернул страницу, не зная, что можно ещё ожидать и был вновь удивлён. Лиз стояла в полный рост в красивом черно красном корсете, в высоких сапогах, черных длинных по плечо перчатках. Она склонилась над лежащим перед ней на спине парнем с раздвинутыми ногами, а его член был заключён в металлическую клетку. Правая нога Лиз наступала на эту клетку, показывая кто здесь хозяин. Лиз вытянула руку в низ показывая насколько член мужчины мал и улыбалась. Чёрт, да уже этих фото хватило, чтобы мой член восстал и был гототв порвать джинсы. Но я перевернул разворот. Слева на странице был обнаженный мужчина в фас в маске, стоящий на коленях, а позади него улыбающаяся Элизабет, обступив его бёдра с двух сторон. Её черный страпон исчезал за бедрами партнёра. Она снова была в кожаных ремнях с обнаженной грудью. Справа была другая сцена. Поза мужчины и Лиз были те же, но фото было сделано сзади. Аппетитная задница Лиз, затянутая в кожаные шорты и свисающий между её бёдер страпон, исчезал на половину в анал ном отверстии партнёра, а его член был заключён в клетку. Я закрыл журнал, потому что ещё немного я просто схватился бы за свой твердый член и довел себя на финала. Отложив журнал, я уверенно направился в душ. Включив холодную воду я встал под воду, пытаясь усмрить свою эрекцию и не касаться члена. Яйца ломило и мне очень хотелось обхватить член рукой, вспоминая все эти фото. Неужели она была такой? Эта радостная и такая приземленнная шотенка, на фото была дьяволицей, которая возбуждала желание и воплощала фантазии других мужчин. Простояв под душем почти десять минут, я замёрз и вышел, даже не одеваясь. Зайдя в комнату, я бросил взгляд на журнал, но взяв его в руки убрал в стол, в нижний ящик. У меня завтра предстояла ответственная работа и силы мне ещё понадобятся. А о том, что я увидел, я подумаю потом. Желательно в конце следующей недели. Я уже принял для себя решиение, что то что я увидел в журнале никак не оттолкнет меня от неё. Наоборот, я хотел узнать как это? Постановка или что-то такое было у неё в жизни. Засыпал я долго, но все же уснул.

Всю неделю я грузил себя работой, да так, что заслужил похвалу от своей начальницы, которая раньше и не обращала на меня внимание. За что я буквально в следующий день поплатился двойной нагрузкой, но это было только на руку. Однако, возвращаясь домой, я не чувствовал какого-то отдыха, мои мысли вновь и вновь возвращались к Helliz. И я решил, что нам необходимо поговорить с Лиз откровенно. Дождавшись четверга я отправил ей сообщение, сообщив, что хочу пригласить её на свидание и буду ждать в пятницу в 19:00 у ресторана «Лагуна». Это азиатский ресторан, где готовили в основном море продукты. Тихая обстановка на окраине города с прекрасным видом на море и набережной, по которой можно прогуляться.

— Здравствуй, Джес, — окликнула меня Элизабет, когда я засмотрелся на красивейший закат. Солнце садилось далеко в море, освещая воду яркой жёлтой автострадой.

— Здравствуй, Лиз, — я склонился к своей девушке и поцеловал ее в губы. Она не отвернулась и приняла мой поцелуй, подавшись вперёд. Обняв её за плечи, я нежно прижал её к себе.

— Прости, — произнес я, чувствуя, что не должен был так вести себя с ней, но мне нужно было разобраться в себе. Я выдержал всю неделю не открывая тот журнал вновь, хотя очень хотелось. Но я решил, что Лиз должна сама мне все рассказать, а возможно и показать. Мы прошли в ресторан, устроились за столиком, который я зарезервировал. Молча рассматривали меню, чувствуя напряжение. Когда же официант принял наш заказ и забрал меню, мы взглянули друг на друга. Лиз перебирая руками салфетку под столом, неловко улыбнулась.

— Ты, наверное, хочешь что-то спросить? — поинтересовалась она и я молча кивнул, не отрывая взгляда.

— Helliz, — произнес я лишь одно слово и Лиз напряглясь как струна. Её лицо стало холодным, она перестала нервничать.

— Откуда ты узнал? — произнесла она ледяным голосом, не отрывая взгляда, но я почувствовал, что это уже была не та Лиз, веселая и энергичная хозяйка бара. И даже не та нежная и страстная любовница, с которой мы провели прекрасное романтичное утро на острове.

— Из журнала, — честно ответил я, а она кивнула. — Это рано или поздно должно было произойти, — с грустью ответила она и ее голос стал мягче. — И что же ты решил? — посмотрела она на меня взглядом полной безизходности, как-будто я уже все решил для себя.

— Это зависит только от тебя, — произнес я, протянув через стол руку ладонью вверх. — Если ты откроешься мне и всё расскажешь, ты, несмотря ни на что, всегда будешь для меня той Элизабет, той Лиз, которую я встретил в баре, с которой я провел два прекрасных утра, — сказал я. — Либо ты можешь ничего мне не говорить и тогда, у меня будут появляться фантазии с Helliz в главной роли, но уже без Лиз и без Элизабет, — улыбнулся я. — Лиз, не так важно, что я узнал о тебе, как важно, кем ты хочешь быть для меня. Открыться мне и быть со мной или закрыться и вновь быть одинокой, — я молча ждал ее ответа. Но моя ладонь так и осталась пустой. Понимая, что Лиз сделала свой выбор, я молча поднялся и направился к администратору. Оплатив так и не состоявшийся ужин, я вышел из ресторана, глубоко вздохнув свежий морской воздух и направился вдоль набережной вслед за закатом.

— Джес! — услышал я голос Лиз и остановился. Медленно повернувшись к ней, я видел как моя девушка медленно идёт мне навстречу. Остановившись, не дойдя пары шагов, она посмотрела мне в глаза. — Я все тебе расскажу, если ты хочешь, — произнесла она.

— А ты сама хочешь мне рассказать? — спросил я. — Я не требую, Лиз. Но то, что я увидел, это… это… Не знаю, — растерялся я, не зная как сказать.

— Ты меня презираешь? — спросила она, глядя на меня.

— Нет, Лиз, нет. — покачал я отрицательно головой. — Я не имею права презирать тебя. Это твоя жизнь. Но ты должна понимать, что если мы начнем жить вместе, появляться на людях, ходить в гости к друзьям, то наверняка найдется кто-то, кто тоже видел эти журналы, — произнес я. — И я должен быть готовым к этому, — объяснил я. — Поэтому, я хочу знать о тебе всё. Да и не только поэтому, если честно, — добавил я, признаваясь самому себе, что я рад, что она здесь, рядом со мной. И мне очень хочется обнять её и не отпускать, а возможно все же когда-нибудь увидеть ту самую Helliz.

— Да, ты прав, — Лиз сделала шаг ко мне, а я к ней. Обняв её за плечи, я придал её к себе, чувствуя как содрогается её тело. — Я расскажу тебе. Я сама хочу, чтобы ты узнал это от меня, а не от кого-то другого, — всхлипывая произнесла она.

— Тогда, давай это сделаем не здесь, — произнес я. — Поехали ко мне, — предложил я, поворачивая ее лицо к себе и нежно вытирая слёзы. Она молча кивнула. Поймав такси, уже через полчаса мы были у меня дома. Забросив в разморозку лазанью, я вернулся в зал, где сидела Лиз.

— Покажи мне его, — произнесла девушка, сидя на диване с бокалом вина в руке.

— Ты уверена? — произнес я.

— Да, я хочу этого. Это моя жизнь, и этого не изменить, — спокойным голосом ответила она. Я достал журнал из нижнего ящика стола и протянул его ей. Отставив бокал, Лиз осторожно взяла журнал и стала рассматривать обложку с ее фото.

— Мне здесь двадцать пять лет. Я мечтала стать моделью и сниматься в рекламе, — произнесла она. — Но болезнь матери и долги за дом и ферму, заставили меня согласиться на предложение хозяйки модельного агентства сниматься для мужского журнала. Сначала я снималась в красивом нижнем белье, затем я снималась обнажённой. А потом меня и ещё одну девушку пригласили в закрытый женский клуб. Там то я и увидела впервые, как развлекаются богачи, — усмехнулась она.

— И что же ты увидела? — поинтересовался я, присев рядом с ней.

— Богатые бизнес-леди, возрастные дамы и даже моего возраста девушки, приводили в этот закрытый загородный клуб своих питомцев. Так они называли своих мужчин. Вот только эти мужчины всегда были в роли нижнего, — объяснила она. — Они всегда были в масках или закрытых или полузакрытых, но у всех у них были клетки целомудрия, — Лиз открыла разворот, где парень лежал перед ней с раздвинутыми ногами, а его член был закован в клетку. Всё эти дамочки разговаривали между собой, хвастаясь как их питомец классно вылизывает их и сколько оргазмов они получают от их языка. Насколько глубокие и тугие у них задницы и какими страпонами они из имеют. Или как их любовники трахают, пока их питомец смотрит за ними или лежит под ними, а потом вылизывает сперму любовника. Эти высокомерные, заносчивые сучки бесились жиру! — с презрением произнесла она. — А из питомцы позволяли себя унижать, — она замолчала и перевернула страницу, где было фото со спины, когда её страпон был погружен на половину в зал мужчины.

— Это постановка? — поинтересовался я.

— И да и нет, — ответила она. — Мы снимали все это дома у нашей хозяйки, куда привозили нас и этих мужчин. Они изначально были в клетках. Их привозили подруги, жены, любовницы. Они платили огромные деньги, чтобы их питомец стал моделью для этого журнала. Меня просили не просто сниматься в какой-то позе, а реально иметь партнёров. При чем хозяйки были здесь же. Некоторые ласкали себя, никого не стесняясь, некоторые менялись питомцами и заставляли их ублажать себя, — пояснила она. — Постепенно я втянулась и мне это стало нравится. Я перестала видеть в мужчинах сильных и красивых, мужественных и заботливых. Я видела только их задницу, рот и язык. Я реально кончала на съёмках и за это платили ещё больше. Вот только это не спасло мою мать и отца. Пока я зарабатывала себе на машину, квартиру и оплату долгов, трахая этих сисси, моя мать сгорела от рака, — грустно усмехнулась Лиз. — Отец тоже не долго прожил, когда одна сука принесла ему такой вот журнал. Сердце не выдержало, пока я была на съёмках. Джен не смогла дозвониться до меня. А когда я узнала, было уже поздно. И тогда я оторваоась. Я сутками трахала парней, заставляя их кричать и умолять не останавливаться, пока они истекали спермой через клетку. Их женщины были в восторге. С некоторыми из них у меня был секс и я тоже их имела, заставляя стонать и кончать. Заставляла из вылизывать себя до оргазма, а потом снова и снова имела их. А они платили мне очень хорошие деньги. А потом я в один день, пошла в казино и поставило всё на зеро. Поставила и проиграла, — грустно усмехнулась она. — Осталась одна с младшей сестрой, разоренной фермой и кучей долгов. — Лиз посмотрела на меня. — Так что я ещё та тварь, — произнесла на. — Ты в праве меня презирать, но я не смогу переписать свою историю. Helliz была, есть и будет, пока будут эти журналы. — Поднявшись, она взяла бокал и вышла на веранду, глядя в ночь. Я какое-то время сидел переваривая, а затем пошел за ней. Обняв её за плечи, я прижался к её спине.

— Пообещай мне только одно, — попросил я.

— Да? — спросила она, не поворачиваясь ко мне.

— Helliz, ты будешь только со мной, — прошептал я на ушко. Лиз вздрогнула и повернулась.

— Ты серьезно? — посмотрела она на меня.

— Да, я не против, если мы будем иногда устраивать подобные игры, но только вдвоём, — произнес я. — Никаких питомцев и никаких сучек, — улыбнулся я.

— Ты хорошо подумал? — серьзно спросила она. — Ты точно этого хочешь?

— С тобой, я хочу всего, — ответил я. — А когда я листал этот журнал, то чуть не кончил, — признался я. Лиз замерла.

— Тебе понравилось? — поинтересовалась она и я кивнул.

— Это остро, жарко и это возбуждает, — признался я. — Но только с тобой в образе Helliz, — добавил я. — другим я не доверяю, — я притянул Лизик себе и страстно поцеловал. Наши руки блуждали по нашим делам срывая одежду и буквально через минуту мы уже были обнаженными, а Лиз держала меня рукой за основание моего члена вместе с яичками нежно сжимая.

— Так и было задумано, — произнесла Лиз, хищно улыбаясь. — Все делалось для того, чтобы мальчики листали журнал и желали меня. Желали оказаться на месте тех, кто изображен на снимке, — ответила она, усаживая меня на диван. Мы были уже полностью обнажённые и хотели друг друга, но она не торопилась.

— А с женщинами? — вздохнул я, чувствуя как она чуть сильнее сжимает в ладони мои яички и проводит языком по стволу от основания до головки. — С женщинами ты тоже Helliz? — завершил я свою фразу. Лиз, продолжая перебирать, мять и оттягивать мои полные спермы яички улыбалась, глядя мне в глаза.

— Да, есть серия женских журналов для домин и их сабов, — ответила она. — На съёмках я и познакомилась с Самантой, — ответила она. — Она была одной из моделей нижних, — пояснила она. — Она, руководитель одного из крупных журналов, жёсткая в обычной жизни и ей захотелось попробовать себя в роли саба. Мы долго просто общались, узнавали друг друга, пока она не призналась, что хочет этого. Хочет острых ощущений, хочет подчиняться и быть ведомой, чтобы уйти от напряжения лидера, которое каждый день давит на неё и разрывает изнутри, так как выхода не было, — добавила Лиз и облизав головку, погрузила её в рот, крепко сжав мои яички, заставив застонать. Оргазм был очень близок, но умелые действия рук и рта Лиз, не позволили мне выплеснуть накопившуюся сперму в ее горячий рот.

— А клетка?… Клетка обязательна? — спросил я, так как раньше этого никогда не пробовал, хотя в секс-шопах часто их видел в разных вариациях.

— Все зависит от того, что ты хочешь, — улыбнулась она. — Для Helliz, да, обязательна. Одевая клетку и отдавая мне единственный ключ, ты отдаешь в мои руки себя, свою свободу. Ты перестаешь думать. Думать за тебя буду я. Я буду решать когда, где и как тебе получать или только дарить своей домине удовольствие, — ответила Лиз и я почувствовал её пальчики на своем заднем отверстии, непроизвольно раздвинув и приподняв ноги. Но вдруг она остановилась, с де передо мной с серьезным выражением лица.

— Ты серьезно хочешь этого? — спросила она. — Подумай хорошенько, — не дав мне ответить добавила она. — Как только ты встретишься с Helliz, наши отношения могут бесповоротно измениться. Я никогда раньше, кроме Саманты, не позволяла появляться Helliz. Это сложно. Я не настолько сильна, чтобы подчинять близких мне людей, но однажды я поняла, что перестаю себя контролировать и Helliz стала проявляться в обычной жизни. Я испугалась. Мне пришлось забрать Джен и переехать в другой город и другой штат. Я надеялась, что Helliz больше не появится. Я сбежала от всех, бросив всё. Я надеялась, что никто больше не узнает, кто я на самом деле. Джен была расстеряна. Ей пришлось бросить учёбу и поехать со мной. Единственное, что осталось от прежней жизни, это машина. Но она мне очень нравится и я очень не хотела ее продавать, хотя было очень трудно финансово. Я садилась в неё и каталась по трассам, когда было очень плохо. Так я успокаивалась и возвращалась. Затем я закончила курсы фитнес инструкторов. Спорт я любила всегда и поэтому это было не трудно. Однако моя мечта была купить дом и жить обычной жизнью, без Helliz. — Лиз сидела безвольно опустив руки и из её глаз текли слёзы. Я опустился перед ней на колени и обняв прижал к себе. Мой член все ещё был твёрдым и делала её ласк.

— Я обещаю, что в нашей жизни Helliz никогда не встанет выше наших чувств, — произнес я, поглаживая ее по спине и голове. — Я не дам ей разрушить то, что у нас есть. Но для этого мне нужно знать, кто она такая и как ее можно контролировать, — добавил я, уверенный в себе. Отстранив Лиз, я пальцами нежно стёр её слёзы, взглянув в её красивые глаза. — Согласна? — Лиз кивнула и её руки вновь легли на мой твердый член, нежно поглаживая.

— Тогда нам придется приобрести клетку и другие аксессуары, — произнесла она, улыбнувшись. Helliz оставила все там, в прошлой жизни. А её образ и образ её подчененного должен быть безупречен, — произнесла она. Я кивнул. — И тебе придется пройти депиляцию. — Я немного задумался и вновь кивнул. — Но это будет потом, а сейчас я, Лиз, и я хочу тебя как Лиз, которую ты знаешь.

— Я тоже тебя очень хочу, — ответил я, чувствуя как она обхватывает и перебирает мои яички.

— И сегодня мы не будем торопиться. Я хочу долго долго наслаждаться и дарить удовольствие, — прошептала девушка и мы слились в поцелуе. — И да, сегодня ты не должен сдерживаться Ты можешь кончать столько сколько захочешь. Обо мне не беспокойся. Я все предусмотрела, — улыбнулась она. Усаживая меня на диван и вновь опускаясь передо мной на колени. Всё началось с минета, но то что были дальше снова открыло для меня новые горизонты. Лиз достала из сумочки какой-то бутылку и вылила себе на руки прозрачную жидкость. Пока её ладонь двигалась по моему твёрдому члену, ее губы и язык ласкали мои яички, нежно из перебирая, облизывая и оттягивая. Затем она стала облизывать шов и попросила меня откинуться на спину и поднять ноги. Я удобнее устроился на диване, подложив под поясницу две диванные подушки и моя задница оказалась выше моей головы. Я не мог видеть, но за то ощущал все ее ласки. Язык Лиз спустился вниз и коснулся моей задней дырочки, от чего моей член вздрогнул в ее ладони, а она продолжала касаться моей попки языком. Никто раньше не делал такого для меня, но это было фантастически. Проводя широкими мазками между ягодиц через мой анус и доходя до яичек, она брала из в рот, оттягивала и вновь возвращалась к моей попке. Я снова вспомнил мой первый опыт анального секса, но такой прилбдии не было. Я уже жаждал почувствовать ее пальцы в себе, как это было, когда мы принимали вместе душ, но и не хотелось терять ощущение её языка.

— Чтобы подготовить тебя к встрече с Helliz, нужно приучить твою попку принимать член, — произнесла она. — Но для этого нужно её расслабить и расстянуть. Позже мы купим анальные пробки и дилдо, а уже потом будем использовать страпон, — обьяснила Лиз, вновь возвращаясь к ласкам моей попки. Всё её слова я пропускал через себя, пытаясь представить как это будет, отчего возбуждение поднималось и в конце концов я не выдержал сладкой пытки, изливаясь спермой на свой живот, грудь. Выброс был на только мощным, что несколько капель упали мне на лицо, а Лиз не пере тавала двигать рукой по моему стволу, выжимая из меня остатки и используя мою сперму как смазку. Член и не думал опадать. Не знаю почему, но эта женщина воздействовала на меня как афродизиак. Член и яица уже ломились, но Лиз не прекращала движений, лишь сменила руку. Скользкие от спермы пальцы она приставила к моему отверстию и принялась погружать в меня, выкручивая сразу два пальца. Возбуждение постепенно стало перетекать в облась ануса и вскоре я почувствовал как ее пальцы коснулись моей чувствительной точки, а из головки вновь появилась сперма. Я удивился, так как раньше после оргазма такого не было. Склонившись надо мной, Лиз обхватила губами мои яички и втянула их в рот, не переставая двигать обеими руками и разгоняя мое возбуждение. Её пальцы свободно двигались во мне, задевая простату, а я лишь вздыхал и стонал, держа ноги на весу и принимая её ласки. Сколько это длилось я не помню, но я вновь стал кончать. Спермы уже не было так много и она вытекала вялыми струйками, но внутреннее ощущение было совершенно иное и они мне очень нравилось. Представляю, когда Лиз, нет Helliz будет иметь меня страпоном. Буду ли я кончать так же ярко и долго? Не попробуешь, не узнаешь, ответил я сам себе. Когда же Лиз полностью выдавила из меня все остатки спермы, я обессиленно опустил ноги, все ещё чувствуя ее пальцы в себе. Она была очень нежной и аккуратной.

— Черт, Лиз, это волшебно, — выдохнул я, когда она убрала из меня пальцы и направилась в душ. А я не мог двинуться из-за упадка сил, но это было классно.

Когда Лиз вернулась и села рядом со мной на диван, я взял не за руку и поцеловал ладонь, придав к лицу.

— Понравилось? — спросила она улыбаясь и я кивнул. — Для того, чтобы такое практиковать, не обязательно знакомиться с Helliz. Я с удовольствием буду дарить тебе такое удовольствие так часто, как ты захочешь, — улыбнулась девушка, не убирая свою руку от моего лица. — Или все же хочешь познакомиться Helliz? — с надеждой в голосе, что я откажусь, спросила она.

— Только если ты не хочешь этого сама. Я не буду настаивать, если тебе больно и неприятно это, — ответил я, понимая, что испытываю к этой красивой шотенке больше чем сексуальное желание. Я хочу, чтобы она все время была со мной. Хочу видеть её улыбку и весёлый смех, с небольшой хрипотцой, хочу видеть её сногсшибательную фигуру и очень хочу, принадлежать ей. Чтобы она считала меня своим мужчиной.

— Я подумаю как нам быть, — ответила она. — Я постараюсь держать себя в руках и не срываться. Я не хочу причинять тебе боль, потому что ты стал мне дорог. Helliz разрушительница, ей на все и всех плевать. Для неё имеет значение только её удовольствие, — ответила Элизабет и взяв свой бокал с вином сделала глоток.

— Я помогу тебе всем, чем ты захочешь, и Helliz провратится в Honeyliz, — улыбнулся я и сел на диване, поглаживая свой опавший член. Ощущения от анальных ласк все ещё будоражили моё воображение и член вновь стал твердеть.

— Джес! Ты ненасытный кабель! — рассмеялась Лиз стукнув меня в плечо.

— А разве это плохо? — удивился я.

— Это анальный секс тебя так завел? — поинтересовалась она.

— Ну секса анального не было, были анальные ласки, — заметил я.

— Ну хорошо, в следующий раз я подготовлюсь более основательно и твоя попка узнает, что такое быть оттраханным в зад! — пообещала Лиз и склонившись поцеловала меня.

— Ты забыла, меня уже имели и мне это понравилось, — парировал я.

— Но Я ещё не имела тебя. Поверь я умею доставлять анальное удовольствие, — заверила она.

— Не сомневаюсь и жду с нетерпением, — мы рассмеялись. — Кстати, лазанья должно быть уже готова, — вспомнил я.

— Да, пойдем, я голодная и рассчитывала, между прочим, на ужин в ресторане, — подмигнула Лиз, отправляюсь на веранду за одеждой.

— Постой, — остановил я девушку. — Давай я дам тебе свою рубашку или футболку, — предложил я, вспомнив, что Лиз пришла в вечернем платье.

— Да, было бы здорово, — согласилась она. Я быстро нашел одну из своих чистых рубашек и принес Элизабет. За это время она уже собрала свои вещи и повесила их на стул в зале. Одев мою рубашку, которая лишь частично прикрывала ее голую крепкую попку, она отправилась за мной. Я был только в шортах, чтобы не выглядеть уже совсем развратным.

Достав из духовки лазанью, я разложил ее на тарелки и подал на стол. Разлил остатки вина по бокалам и предложил Лиз сесть за стол. Мы выпили за то, что наконец смогли открыться друг другу и надеялись, что это поможет нам в будущем.

После позднего ужина мы решили посмотреть вместе какой-нибудь фильм и пошли в зал. Пока Лиз была в туалете, я сидел на диване, ожидая её и взгляд упал на тот самый журнал. Взяв его в руки, я стал перелистывать дальше. На новом развороте я увидел свою девушку в черном кружевом белье, чёрных чулках на поясе и красных туфлях. На бёдрах был неизменный черный страпон. Она сидела на стуле, а перед ней на коленях был партнёр одет в женское, нежно розовое бельё. В тонких ажурных трусиках просматривалась пластиковая тоже розовая клетка целомудрия. Партнёр стоял задницей к Helliz, а она сжимала его ягодицу, направив сторон между его ягодиц. Такая перемена ролей вновь возбудила во мне фантазии, тем более, что и ранее я засматривался на ролики в интернете, где парни одевали женское бельё. Было мило и возбуждающе, когда пара в детском белье занималась любовью. Когда партнёр стоял перед партнёршей в женском белье и чулках, а она вытаскивала из тонких женских трусиков его большой член и обхватывала губами, нежно сжимая яички ладонью.

— Тебе это нравится? — услышал я голос Лиз, вздрогнув от неожиданности. Расстерявшись я закрыл журнал, но мой твердый член говорил за меня. Я кивнул.

— Да, возбуждает, — признался я. — Я и раньше в инете часто смотрел подобные ролики.

— Ты хочешь попробовать это со мной? — поинтересовалась она, присаживаясь рядом развернувшись ко мне в полоборота.

— Если ты не против, — ответил я, смущаясь сильнее чем до этого.

— Я совсем не против. Это всего лишь сексуальная игра. Смена ролей позволяет прочувствовать новые ощущения. Поэтому, если ты реально этого хочешь, то я с радостью поиграю с тобой, — улыбнулась она. — Но нам нужно будет тогда подобрать тебе гардероб. Твои стринги, конечно милые, но ты же хочешь чего-то более женственного. Так? — спросила она и я кивнул. — Тогда предлагаю на выходных устроить шоппинг и посетить несколько салонов женского белья, — произнесла Лиз, улыбнувшись и положив свою ладонь на мою нежно сжала. — Черт, Джес, ты постоянно возбужден! — девушка заметила мой твердый член. — Что мне с тобой делать? — задала она риторический вопрос. — У тебя же будет все болеть, если ты не кончишь, — добавила она, не касаясь члена.

— Это ты во всем виновата, — засмеялся я. — Это ты меня постоянно возбуждаешь. Твои телом, глазами, голосом. Я постоянно хочу твои руки, губы, твои дырочки, — признался я. — Кстати, а как ты сама относишься к анальному сексу? — поинтересовался я попутно вытирая фильм на экране телевизора.

— В общем, положительно. Я обожаю когда партнёр лижет мою попку, проникает в меня пальцами, расстягивает её, смазывает, а потом аккуратно вводит член, — спокойно ответила Лиз. — При чём это может быть как мужчина так и женщина, — добавила она.

— И ты кончаешь от анального секса? — удивился я.

— Конечно, — ответила девушка. — Если партнёр опытный, он не будет просто натягивать мою заднюю дырочку на свой член. Есть ещё губы, руки, пальцы, голос, — добавила Лиз. — Порой несколько нежных или наоборот развратных словечек, сказанных в нужный момент, да ещё пальчик на клиторе могут сотворить такой фейерверк, что накрывает не хуже вагинального секса, — призналась она, облокотившись на мое плечо и положив голову на меня.

— А ты не против, если мы как-нибудь попробуем с тобой? — предложил я.

— Совсем не против, — спокойно ответила она. — Переоденемся и устроим с тобой анальную вечеринку, — улыбнулась она. — Только нужно запастись смазкой и презервативами. Ну и подготовить наши попки, — положив свою руку на мою, она скрестила пальцы, нежно сжав. Вот так, обыденно, сидя друг с другом за просмотром фильма, мы болтали на самые откровенные темы.

— А почему тебе нравятся женщины? — спросил я, когда фильм закончился.

— Ты имеешь ввиду секс? — уточнила Лиз и я кивнул.

— Да я с молодости была бойкой пацанкой и мне нравились красиво одетые женщины. Их высокая грудь, аппетитная попка, длинные пальцы и длинные ноги. Всё это, одетое в белье и платья возбуждало во мне желание снять, раздеть, прикоснуться, поцеловать, — ответила она. — Моей первой женщиной была учительница математики. Я влюбилась в нее в старшей школе. Постоянно ей помогала, оставалась после уроков. Она хорошо и тепло относилась ко мне. Как-то я встретила её с другой женщиной в торговом центре. Они меня не заметили, а я следила за ними. Они очень красиво смотрелись другим другом. Держались за руки, украткой целовались. А когда они зашли в бутик женского белья и выбрав какие-то комплекты скрылись в примерочной, я чуть не сошла с ума, фантазируя как они раздевают друг друга, ласкют, одевают, — Лиз улеглась спиной на диван и положила голову мне на колени. — А через несколько недель, Джулия не пришла в школу. Нам назначили другую учительницу. Я знала где она живёт и после уроков пошла к ней, думала чем-нибудь помочь. Когда она открыла мне дверь, я увидела ее опухшие глаза, трясущиеся руки. Я поняла, что что-то случилось. Она прогнала меня, нотя осталась сидеть на ее крыльце. Когда уже стемнело и зажгли на улицах свет, она открыла дверь. Спросила, что я тут делаю. Я ответила, что не уйду пока мы не поговорим. Я уже знала, что влюблена в неё и намеревалась открыться ей. Но пока она была не одна, я боялась. Джулия впустила меня. Провела на кухню, налила чай. Я стала распрашивать её, что случилось и чем помочь. Она молча взяла бутылку виски и налив в бокал залпом выпила. Я понимала, что ей больно. Я молча ждала, пока она сама не расскажет. Взглянув на меня, она произнесла, что ее предали.

— Линдси изменила мне и укатила со своей новой женщиной, — произнесла бесцветным голосом Джулия. — Я застала их здесь, в нашей спальне, в нашей постели. Линдси трахала эту сучку страпоном, называя ее детской, любимой. Я стояла и смотрела как она держала ее за задницу и вгоняла наш чёрный страпон в мокрую дырку этой шлюхи. Ноги не слушались. Я хотела уйти, но не могла. А когда Линдси довела её до оргазма, я сказала, чтобы она выметалась из моего дома. И тут они увидели меня. Я нашла в себе силы и ушла из дома. Бродила по городу всю ночь, и лишь под утро вернулась в пустой дом. Линдси уже забрала все свои вещи, оставив пустые полки шкафов. Я не знала что делать. Позвонила в школу и сослалась на болезнь. — Джулия долго молчала. Тогда я подошла к ней и просто обняла её за талию, положив голову на ее большую грудь. Я так долго мечтала прикоснуться к ней, что даже не заметила, как она стала гладить меня по голове. Я взяла её за руку и повела в спальню. Расстелив кровать, я уложила её и накрыла одеялом. Сама легла поверх и обняв её через некоторое время услышала ее намеренное дыхание. Я гладила ее по волосам, ощущая их немытость и жесткость, но они для меня были самвми прекрасными. Запах ее тела сводил меня с ума. Это был запах взрослой женщины. Он такой насыщенный, яркий, многогранный. Лёгкий оттенок геля для душа не портил общей картины. И тогда, лёжа рядом с ней и глядя на неё при свете уличных фонарей, что пробивались сквозь плотные шторы, я поняла, что влюбилась в неё, мою Джулию. Я не знала как она отреагирует на мои слова. Если честно, тотя ужастно боялась её реакции. Что назовёт меня сумасшедшей и выгонит в шею. Тихо встав, я нашла ключи от её дома. Пока она спала, я съездила к себе в общежитие, взяла некоторые вещи. Заехала в круглосуточный супермаркет и купила на последние деньги продукты. Вернувшись в дом Джулии, замариновала мясо с овощами и поставила в духовку. Прибралась на кухне и отправилась в душ. Пока я принимала душ, я мечтала, как её руки скользят по моему обнажённому телу и дарят мне наслаждение. А потом я впервые касаюсь женщины там. Эти навязчивые фантазии преследовали меня кажду ночь. После душа, я поставила готовится мясо с овощами, а сама делала уроки на следующий день. Когда же мясо приготовилось, я отправилась спать. Скинув с себя халат, я осталась полностью голой. Забравшись под одеяло, я тихо обняла её со спины, прижавшись всем телом к ней и чувствуя под руками ее большую грудь. Вновь понеслись фантазии, но я сказала себе, что сегодня ничего не будет. Но я сделаю все, чтобы было в будущем. Когда я проснулась, Джулия ещё спала. Я собралась быстро и выставив на стол тарелку с мясом и овощами, накрыла все полотенцем, как делала мама, чтобы сохранить тепло и сочность. Написала записку, что очень хочу, чтобы она скорее пришла в себя, потому что мне её очень не хватает и я скучаю. Я не писала, что люблю и хочу её. Я хотела, чтобы она поняла это сама.

— Через неделю Джулия вновь появилась в школе и все стало как раньше. Только я стала замечать, что она стала чаще задерживает на мне взгляд и улыбается, когда наши взгляды встречаются. Потом она придумала олимпиаду по школе и пригласила меня участвовать. У. Аня всегда было хорошо с точными науками, поэтому я согласилась. Да и не только по этому. Мы разбирали примеры, пили вместе чай. И однажды я настолько осмелела, что принесла ей розу, и пригласила на свидание. Она, конечно была в шоке, но я умоляла не отказывать мне и подумать. И через две недели, она, проходя мимо, взяла у меня конспект на проверку, а когда вернула, я увидела её ответ: Да. Я была счастлива тогда. Подрабатывая официанткой в баре недалеко от школы, я смогла скопить немного денег и пригласила ее в кафе, на берегу моря. Одев белую футболку, белые джинсы, белые кеды и белый пиджак, я купила одну розу и пришла в кафе. Джулия задерживалась, я сидела как на иголках, решив, что она передумала. Как я узнала потом, ей пришлось задержаться в школе, на педсовете, а мобильного у меня не было. В общем, яушла, оставив розу на столе. Провела всю ночь как дурочка, а потом уснула. Утром была разбитая и не пошла на первый урок, который вела Джулия. За что получила неуд, который мне нужно было перездать после уроков. Когда я пришла к ней. Джулия была в строгом темно зелёном костюме, а на столе в вазе стояла моя роза. Я узнала ее по двойной ленточке, красной и белой. Она закрыла кабинет на ключ и подойдя ко мне попросила прощения за то, что не с огла прийти вовремя. Но официантка передала мне розу, сказав, что её девушка долго ждала и ушла очень расстроенной. Тогда я простила ей всё. Я обняла её за талию и прижалась к ее телу, слушая быстрое биение её сердца. А когда я подняла на неё глаза, она поцеловала меня. Я была ученицей последнего класса и мне уже было шестнадцать лет, поэтому по закону ей ничего не грозило. У меня оставалось ещё полгода, чтобы закончить школу и поступить в колледж. И эти полгода были самыми счастливыми в моей жизни.

Джулия предложила мне переехать к ней домой, чтобы иметь возможность больше проводить время и я в тот же вечер стояла у ее двери с двумя сумками. Джулия приготовила лёгкий ужин и даже налила немного шампанского. Та ночь была для меня волшебной. Я не знала как и что делать, но я очень хотела почувствовать ее тело. Поэтому после душа, одела лишь халат. А когда зашла в спальню, то Джулия уже ждала меня полностью обнаженная лёжа на кровати и поглаживая свою большую грудь. Я встала как вкопанная. Она подошла ко мне и уложила на кровать, сняв с меня халат. Она покрывала поцелуями мое тело. Ее руки легко скользили по моей шее, груди, бёдрам, ягодицам, пока я сама не открылась перед ней, не в силах сдерживаться. Я уже хотела почувствовать в себе её пальцы. И она сделала это настолько нежно и страстно, что первая боль быстро сменилась удовольствием. Я тогда мало что помнила. Я просто была счастлива. Моя любимая была со мной и мы занимались любовью. — Лицо Лиз излучало радость и счастья от воспоминания того, что было с ней раньше. — И так было почти каждый день. Я училась у неё всему, что она показывала на мне. Начиная с поцелуев, ласк груди, сосков и опускаясь ниже. Но только примерно через неделю, когда мы вдвоём отправились на заброшенный пруд, она подарила мне первый и незабываемый кунни. Мы лежали недалеко от берега пруда, под сенью деревьев и просто гладили друг друга, разговаривая, а потом она потянула меня на себя. Мы целовались, оасксли друг друга, Я была в летнем платье, наверное это и послужило мотивом для неё, так как в другое время я носила джинсы. Она заставила меня сесть на её лицо, скры свое под полом моего платья. И тогда я почувствовала впервые её губы и язык на моих лепестках и клиторе. Она погружалась в меня, вылизывая мои глубины насколько могла. Она даже касалась языком моей попки и мне тогда было так классно, что через несколько минут я кончила ей в рот. С того момента я поняла, что хочу только её. Её губы, язык, пальцы, руки везде. И тогда я решила, что в тот же вечер обязательно спущусь губами к её лепесткам и попробую ее на вкус. Она, кстати, никогда не требовала, а. года отказывалась получать от меня активные ласки, говоря, что лаская меня она уже счастлива, хотя я не понимала как такое могло быть. В тот вечер, я твердо решила, что моя любимая будет стонать и кричать от моей любви. И я это сделала, — улыбнулась Лиз. — Сначало был совсеместный душ, где я попросила ее помочь мне сделать аккуратную прическу там, — Лиз положила ладонь на них живота. — И она попросила подбрить и её. Для меня это было что-то новое и интимное, даже более интимное чем секс. Я старалась как могла, чтобы моей женщине понравилось. Она никогда не сбривала там полностью, но какое бы бельё она не одела, а она носила очень красивое и дорогое бельё, тратя на это очень большие суммы, она всегда выглядела сексуально. Я вообще не понимала как можно работать учителем и иметь такие средства. Потом она рассказала, что её отец был владельцем нескольких крупных компаний по печати журналов и газет. Тогда это ещё было выгодно. Кстати, её первый подарок был именно журнал с красивым женским бельём, где мы рассматривали и делились, что нам нравится. Каково же было моё удивление, когда Джулия сдела мне подарок на день святого Валентина. Это была красивая красная коробка, в которой лежал понравившийся мне комплект из журнала. Я помнила цену в триста долларов и понимала, что ещё не скоро смогу позволить себе такое. Я прыгала от счастья увидев его. А потом я его примеряла и крутилась перед Джулией, а она с улыбкой смотрела на меня, радуясь, что мне понравилось. А потом она снимала его с меня и я попалась в ее руках, пока её пальчики расстегивали застёжку красного кружевного лифчика, целуя мою грудь и когда она опустившись на колени потянула вниз резинку моих кружевных трусиков, покрывая поцелуями низ живота. Я тогда впервые кончила очень быстро только от её поцелуев. — Лиз замолчала.

— Почему вы не вместе? — поинтересовался я, удивляясь, как можно потерять такую любовь.

— Она погибла, — на глазах Лизтнавернулись слёзы. — И меня не было рядом. Я заподозрила неладное, когда она не перезвонила мне на мои десять звонков. Я тогда уже училась в колледже, в другом городе. Это она помогла мне поступить туда на программиста, хотя я очень не хотела ее оставлять. Она приезжала каждый выходной и мы проводили его вместе и были счастливы. — Лиз вновь замолчала.

— Что произошло? — тихо спросил я, понимая, что ей может быть больно, но хотел знать её боль.

— Её сбил таксист на пешеходном переходе. — ответила Лиз бесцветным голосом. — А я узнала только когда ее уже похоронили. Я тогда простояла на коленях перед её могилой несколько часов, вымаливая прощение за то, что не была с ней, за то, что не уберегла её. — слёзы Лиз текли по щекам. — Я осталась одна. У меня была жуткая депрессия. Я забросила учёбу, заболела мама, а я не могла собраться. Пока моя соседка, Лейла не взялась за меня. Помогла мне прийти в себя. Но на других я смотреть уже не могла. Я очерствела, была зла на всех вокруг. Но взялась за учёбу. А потом Лейла пригласила меня на закрытый показ мод. Там то я и познакомилась с хозяйкой модельного агентства, в котором родилась Helliz. Сначало это все выглядело как показ мод нижнего белья, где были фотографы и журналисты, а потом остались только узкий круг людей. Нас провели в другое помещение, где был подиум и всего двадцать посадочных мест. Их занимали почти одни женщины, они были в красивых нарядах и в масках. Мы с Лейлой тоже были в масках и сидели на дальнем ряду. На подиум вышла первая модель. Её одежда состояла только из тонких ремней. Её промежность была обнажена и в клиторе виделся пирсинг. Она держала в руках стек и поводок. Повернувшись она отошла и встала в дальней части сцены. Следом вышла другая модель. Одетая в черный кожаный корсет, высокие черные сапоги и вела на поводке обсолютно обнаженного парня, с клеткой целомудрия на члене. Дойдя до края подиума, она толкнула парня и тот опустился перед ней на колени, а она поставила ногу ему на спину. Развернувшись, она потянула парня за поводок и он пополз за ней, присоединившись к первой модели. Третья модель была в красном красивом белье с черной накидкой, в черных чулках и красных туфлях. Она вела за собой на поводке обнаженную девушку, чьи руки были скованы сзади наручниками. Опустив ее на колени, модель чела на неё сверху, как на пони и нижняя повезла её к остальным моделям. Я уже тогда была возбуждена до предела и мне хотелось запустит руку в трусики. Раньше я не замечала, чтобы меня так заводил БДСМ. А после появилась взрослая очень красивая женщина, которая вела на поводке двух парней, с клеткой на члене. Она была в черном комплекте нижнего белья, высоких сапогах и на бёдрах у нее покачивался страпон. Опустив их на колени боковом к зрителям, она заставила их облизывать и сосать её страпон. Последняя модель вывела двух обнаженных парней, член одного из них был тверд, а у другого в клетке. На ней была кожаная амуниция и черный страпон. Уложив парней на подиум в позу 69, нижний погрузил твердый член верхнего в рот и принялся сосать. Верхний был расположен задом к зрителям. Модель обошла парней и присев медленно ввела страпон в анальное отверстие верхнего. Сделав несколько погружений, она вышла из него и подойдя спереди заставила парня взять в рот ее страпон, который только что побывал в его заднице. Я была в шоке, — произнесла Лиз, а мой член от ее рассказов вновь стоял колом и упирался ей в голову.

— Я вижу, тебя возбудил мой рассказ, — улыбнулась она.

— Да, неожиданно и возбуждающе, — признался я.

— Как потом оказалось, нижними моделями были питомцы тех женщин, что сидели в зале. Они переговаривались, хлопали, что-то обсуждали. Когда показ закончился, то модели ушли. Появились обнаженные официантки и стали разносить шампанское и закуски. Нас с Лейлой пригласили в кабинет хозяйки. Она соощила, что предлагает нам стать моделями верхних или нижних, на выбор. Я не раздумывая сказала, что хочу быть верхней, Лейла тут же меня поддержала. С того момента нами занимались наставники. Это были женщины, которые следили за нашим внешним видом, учили ходить по подиуму, улыбаться, правильно смотреть и обращаться с нижними. Лейла выбрала нижних женщин, я выбрала нижних мужчин. Нас обучили одеваться, и пользоваться страпонами. Шлёпать и бить нижних, унижать их словами. Как ни странно, но это помогло мне выйти из депрессии и я подтянула учебу. Когда я выпускалась из колледжа, то у меня были уже журнал с моими разворотами. Со мной считались в студии. Мне повысили гонорар. Мне нравилась такая жизнь. — призналась Лиз. — У меня даже появился мужчина, с которым я жила. Он подошёл ко мне на одном из показов и предложил контракт. Helliz по выходным должна быть его доминой. Мы это обсудили с хозяйкой агенства, Эммой и она согласилась, так как часть денег из контакта уходило ей. Но даже то, что оставалось, было огромной для меня суммой. Но за всей этой новой жизнью я совсем забыла о родных. Мать постоянно находилась в больнице. Отец вел хозяйство на ферме и воспитывал младшую дочь. В день, когда умерла моя мать, я была дома с Марком и в очередной раз имела его задницу, заставляла вылизывать меня и трахать, снимая его клетку, а затем, не дав ему кончить, вновь одевала её и трахала снова и снова, пока он не кончал, разбрызгивая свою сперму из запертого члена, — с грустью произнесла Лиз. — Лишь на следующий день, я обнаружила несколько пропущенных звонков от отца и Джен. Когда я перезвонила и узнала о смерти матери, я потерялась. Я перестала чувствовать себя сильной. Я ревела несколько часов, а на следующий день, предупредив Эмму, я отправилась домой. Похоронив мать, я вернулась обратно, как бы меня не упрашивал остаться отец. У меня были контракты, которые я не имела права нарушать. После моего выпускного меня направили на стожировку в один из университетов, где я должна была стать специалистам по базам данных, но просидев несколько часов на кампусе университета, я забрала документы и уехала, понимая, что мне это не нужно. Соответственно, меня отчислили и как не исполнившую обязательства и мое образование оказалось не оконченным. Но я вся ушла в работу модели и домины. А когда через пару месяцев позвонила сестра и проривела в трубку, что я убила отца, в моей голове что-то переключилось. Бросив всё, я вернулась домой. Джен с порога накинулась на меня тыса в меня журналом, где несколько разворотов были моими. Там я в разных позах имела парней, совершенно не скрывая лица. Джен сказала, что этот журнал передал один из соседей, который нашел его у сына. Сын рассказал отцу, что знает меня. Отец не смог пережить такого позора. Сердце остановилось. Джен со мной не разговаривала несколько дней. Похоронив отца, я все же уговорила Джен уехать со мной. До окончания контракта с Эммой оставалось два месяца, а с Марком три. Но Эмма, ещё не зная что я собираюсь уходить выпустила четыре ежемесячных журнала, главной моделью которых была я. Два посвящены нижним мужчинам и два нижним женщинам. Но когда оставалось десять дней до окончания контракта, я все же решилась поговорить с Эммой. Как ни странно, она поняла и отпустила, тем более, что мое место заняла Лейла. С Марком я встречалась ещё трижды и честно отработала все сессии. Он предпринял попытку перекупить меня, но я не поддалась. Вернувшись домой, мы все же поговорили с Джес. Она поняла и приняла мои решения. Мы продали ферму и заплатили долги за лечение мамы в больнице и по закладной банку за ферму. Оставалась не большая сумма. Я не хотела больше находиться в этом городе и мы уехали. А приехав сюда, стали искать место для моей давней мечты. Мы открыли этот бар, но нам пришлось залезть в кредит. Я могла бы продать и машину, но проблему это бы не решило, поэтому я прошла курсы фитнес тренеров и устроилась в зал, где мы с тобой встретились, — Лиз взглянула на меня снизу. — Такая моя жизнь, нравится она тебе или нет, но это моя жизнь. Тебе выбирать, примешь ли ты меня или нас придется расстаться, — закончила она. В ее рассказе я не увидел чего-то ужастного и то, какой она стала сейчас мне нравилось.

— А Саманта? Как ты познакомилась с ней? — спросил я.

— С Самантой мы познакомились уже здесь. Тяжёлый труд в баре и в зале должен назодить выход. Я не монашка и всегда любила секс, — произнесла она. — Саманта как-то раз пришла в мой бар. Потом ещё раз и ещё. А потом пригласила меня на свиданье, — спокойно произнесла она.

— А что, вот так сразу можно узнать, что женщина лесбиянка? — удивился я, а Лиз рассмеялась.

— Ну я не чистая лесбиянка, я все же бисексуалка. У меня были и женщины и мужчины. Кроме того, я все же предпочитаю чтобы в меня погружался горячий твердый член, а не только пальцы. А у девушек такая возможность отсутствует от природы. Да, можно использовать страпон и мы с Самантой очень часто его одевали. В основном, правда она. Она же научила меня получать удовольствие от анального секса, хотя мне все же нравится живой член больше, даже в попке. Я хочу ощущать как мужчина кончает в меня, заливая горячей спермой. Мне нравится делать минет, ощущая длинный, толстый и очень нежный член с бархатной головкой. Чувствовать, как он извергается горячим семенем и видеть в это время лицо партнёра. Это возбуждает, — задумчиво произнесла она. — Но и с женщинами мне приятно. Их поцелуи, посасывания, поглаживая, царапание, губы и язык внизу на лепестках и клиторе, в то время, когда её пальцы ласкают тебя изнутри. Все это непередаваемо. Поэтому я никогда не отказываюсь от секса ни панравивштмся мне мужчиной, ни с симпатичной мне женщиной, — честно ответила она.

— И давно у тебя была последний раз женщина? — поинтересовался я.

— Честно? — она посмотрела мне в глаза, я кивнул.

— Неделю назад. В тот вечер, когда вместо того, чтобы уснуть со мной в постели, ты решил разобраться в себе и в том, что ты увидел в журнале. Нет, я немвиню тебя, это твое право и, как показал случай, ты сделал всё правильно. Но в тот вечер мне хотелось секса. Я пошла в бар на Лайкед стрид и ушла оттуда с барменшей, Мэт. Мы несколько раз до этого встречались и нас устраивал классный секс без каких-либо обязательств. А утром я вернулась домой. Но признаюсь тебе, я думала о тебе. Вспоминала наше первое совместное утро. Я скучала по тебе, — Лиз повернулась и приподнявшись поцеловала.

— Я тоже скучал по тебе, милая, — ответил я на поцелуй. — Но мне нужно было принять решение, — объяснил я.

— Принял? — поинтересовалась она, глядя на меня.

— Да. Я не хочу тебя терять. Я очень ценю то, что все честно мне рассказала о своей жизни. Мне с тобой комфортно и уютно. Но в тоже время, ты всегда держишь меня возбуждённым. Я всегда хочу тебя. Не просто трахаться, нет. Я хочу знать, что я твой мужчина, для которого ты сделаешь все, а я знаю, что ты моя женщина, которую я хочу сделать счастливой, — ответил я. Лиз нежно посмотрела на меня и поцеловала.

— Но я хочу быть откровенной с тобой до конца, — произнесла она.

— Да? — я ждал продолжения фразы.

— Каким бы ты не был прекрасным любовником, но ты не сможешь стать женщиной, — произнесла она.

— А если так? — я открыл разворот журнала, где парень в женском белье принимал страпон Helliz, а рядом на соседней странице он же вылизывал ее лепестки.

— Это то, что мы с тобой обязательно попробуем, — улыбнулась она убирая, беря журнал в руки и открывая последний разворот. Там Helliz сидела над другой девушкой, которая целовала её грудь и вводила в Helliz два пальца, лаская ее клитор большим. — К сожалению или счастью, но так чувствовать тело женщины может только женщина, — как бы извиняюсь ответила она.

— Ясно, — кивнул я. — И ты хочешь, чтобы я разрешал тебе встречаться с женщинами? — уточнил я.

— Я начинаю влюбляться в тебя, Джес. Если ты согласишься лишь на это условие, я постараюсь сделать тебя самым счастливым мужчиной, — пообещала Лиз

— Ты предлагаешь шведскую семью? — удивился я.

— Ещё рано что-либо говорить. У меня нет постоянной женщины. Но как только она появится, мы обязательно все втроём сядем и всё откровенно обсудим, — ответила она. — Я, конечно же хотела, чтобы она жила с нами, — призналась Лиз, — но я понимаю, что ты можешь меня ревновать к ней и тогда наши отношения просто сойдут на нет. Мы не сможем жить в постоянных ссорах и придирках. Поэтому, кто бы ни была та женщина, для меня на первом месте будешь ты, — произнесла она. Я удивлённо посмотрел на неё.

— Ты сейчас призналась мне в любви? — уточнил я.

— Возможно, — уклончиво ответила она и засмеялась.

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.