Студенческое трио

В июне 20… года мне исполнилось 18 лет. Через месяц я уехал из родного провинциального города в Москву – сдавать вступительные экзамены в престижный вуз. Они продолжались около трёх недель. Всё это время я жил в общежитии вуза, деля комнату с ещё одним абитуриентом.

Экзамены «сдавались» довольно хорошо – практически по всем предметам получалось «отлично». Это наполняло меня воодушевлением и гордостью. Однако были и плохие «новости» — оставшись без постоянного присмотра родителей, я пристрастился к курению. По вечерам я сидел на подоконнике «своей» комнаты, куря одну за одной и разглядывая окружающий мир.

Уже на второй или третий такой вечер я заметил, что у меня есть «сестра по разуму». В том же здании общежития, этажом выше, в одной из комнат открывалось окно. Очень красивая девушка необычной внешности садилась на подоконник, доставала сигареты и закуривала. Потом, посидев ещё немного, уходила обратно в свою комнату, окно закрывалось. Иногда она делала так несколько раз за вечер. Я заметил, что у неё в комнате постоянно звучала различная музыка – видимо, какое-то рок-радио. В частности, помню доносившиеся до меня песни групп «Оазис» и «Мультфильмы».

Меня очень привлекали ноги той девушки. Поскольку было лето, на ней обычно было что-то вроде шорт, поэтому её нижние конечности были хорошо видны с моего подоконника. Ноги были длинные и красивые.

(Здание общежития по своей общей форме напоминало букву Г. Окно, в котором девушка появлялась и исчезала, находилось в одном крыле, а мой «пункт наблюдения» — в другом. Поэтому мы сидели как бы друг напротив друга.)

На следующем, последнем или предпоследнем экзамене, я заметил что таинственная особа, курильщица из общежития, кажется, промелькнула в толпе абитуриентов, таких же как я. «Ага… Значит, она тоже поступает. Надо попробовать узнать хотя бы её имя», — подумал я. Правда, я не был до конца уверен, что это та самая девушка.

Впрочем, мои собственные дела, конечно, волновали меня больше. Я сдал экзамен на «отлично» и вернулся в общагу в прекрасном настроении.

Тем вечером я, кроме сигарет, позволил себе ещё и выпить, хотя предстоял ещё минимум один экзамен. Я сидел на подоконнике, отхлёбывал из бутылки недорогое пиво, затягивался «средними» сигаретами и разглядывал Москву. Жизнь казалась прекрасной и, более того, многообещающей.

Моя «партнёрша» снова появилась в своём окошке, достала сигарету и тоже закурила. Внезапно она пристально посмотрела на меня. Потом улыбнулась.

— Мальчик! Привет! – вдруг громко сказала она. Она не кричала, а говорила, но я хорошо слышал её, хотя нас разделяло приличное расстояние.

— Привет! – ответил я. Настроение было отличным, как и оценки за мои экзамены.

— Меня Настя зовут! А тебя как?! – она обратилась ко мне снова. Её голос напоминал голос Жанны Агузаровой. Он был таким же высоким и искусственным. Впоследствии я понял, что Настя вообще, осознанно или неосознанно, но сильно «косила» под Жанну.

Я назвал своё имя.

— Мальчик! А давай дружить! – сказала Настя.

— Давай! – с полной готовностью ответил я.

Потом я назвал ей номер своей комнаты. Через несколько минут Настя пришла. Теперь мы оба сидели на моём подоконнике, одновременно курили и взахлёб общались. Хотя, конечно, больше говорила всё-таки она.

Настя оказалась девушкой довольно крупной – ростом где-то 180 сантиметров. От природы она, как и многие девушки, была склонна к полноте. Впоследствии Настя показывала мне свою фотографию, где она была реальной «кубышкой» без малейших признаков талии. Однако к моменту нашего знакомства она уже научилась держать вес под контролем – наверное, он не превышал 65-ти килограммов. (К тому же, она мало ела и много курила.) Поэтому её большая грудь и внушительная попа, «оттенённые» довольно тонкой талией, выглядели очень сексуально и привлекательно.

Волосы у Насти были светло-коричневые, стрижка короткая, почти «под мaльчика». Лицо, если смотреть в профиль, было красивое, с печатью какой-то утончённости, овальной формы. В анфас оно выглядело не очень симпатичным.

Оказалось, что Настя приехала из Петербурга – действительно, чтобы поступить в вуз. Она тоже довольно успешно сдавала экзамены и имела все шансы оказаться в числе первокурсников.

(Кстати, ей было не восемнадцать, как мне, а уже девятнадцать. Год, прошедший между окончанием шкoлы и поступлением в вуз, она провела в каких-то, по её словам, «исканиях».)

Следующим вечером уже я пришёл к Насте в гости в «её» комнату. Там оказалось очень красиво и чисто. Мы так же сидели на подоконнике, теперь на «её», курили, пили чай, очень много разговаривали.

Сказать, что Настя очаровала меня – значит, не сказать ничего. Она подействовала на меня примерно как удар кувалдой по голове. Конечно, в хорошем смысле. Спустя первые же сутки нашего знакомства я уже влюбился в неё «по самые мандарины».

Здесь совпало несколько моментов. Во-первых, я был молодым парнем со здоровым телом и высоким либидо. При этом мой сексуальный опыт был крайне скромен и беден. Настя же была тоже молодой и крайне привлекательной особой, которую, как говорится, Бог ничем не обидел. (В частности, «подарив» ей изумительные большие титьки и потрясающую жопу.)

Однако, в отличие от моего случая, на тот момент её сексуальный опыт был большим и разнообразным. В «этих» вопросах она чувствовала себя раскованно. Позднее она много рассказывала мне о своих похождениях. Я ничем таким «похвастаться» особо не мог.

Кроме того, Настя была абсолютно не провинциальной, непохожей на девушек, к которым я привык в родном городе. Она выросла в обычной семье, но почти в самом центре Питера, поэтому впитала в себя подлинный дух культуры и интеллигентности, свойственный этому городу. Настя одевалась модно, выражалась красиво, была умной, уверенной в себе, негрубой… Правда, когда речь заходила о сексе, она, опять же, не смущалась и не краснела, а как раз могла выражаться очень цинично, даже с матом, хотя и с юмором. От всего этого веяло какими-то новыми, непривычными, многообещающими «ветрами»…

Через несколько дней мы сдавали последний экзамен. Всё получилось. Фактически, мы уже могли считать себя студентами. Вечером мы с Настей отмечали это событие – опять в её комнате, уже чувствуя себя как близкие друзья.

У нас была одна бутылка вина, кое-какая закуска, пару пачек сигарет. Впрочем, я пьянел и без алкоголя – от своего успеха, Насти и всей ситуации. Юность бывает лишь раз…

Мы опять сидели друг напротив друга на подоконнике, пили, курили, смеялись. Естественно, речь зашла о сексе.

— А как у тебя в первый раз это было? – спросил я.

— Это не очень весёлая история, — болезненно улыбнулась Настя – Но я расскажу. Дело в том, что меня изнacилoвали.

— Ничего себе… — я не знал, как реагировать. – Сколько же тебе было?

— 18. Это было вскоре после моего дня рождения. Так получилось, что… В общем, мы с моими друзьями пришли на какую-то вечеринку… в обычную квартиру. Потом все, кого я знала, как-то испарились. Я осталась, продолжила пить и веселиться. В итоге там оказалась я одна и четверо незнакомых мне до этого вечера пьяных мужиков…

— Вот это жесть.

— Да… Туда-сюда… В общем, они предложили мне «групповушку». Я сначала согласилась… Мне было стыдно признаваться, что я ещё девственница. Хотела выглядеть более опытной, чем была. А потом страшно стало. Все уже разделись… Я попробовала уйти… Но куда там… — у Насти на глазах заблестели слёзы.

— Не хочешь, не рассказывай – сказал я.

— Нет… Всё нормально. Короче, уйти мне не дали, конечно. Надавали пощёчин, на колени поставили. Они уже злые, возбуждённые, неудовлетворённые, хуи торчат… Пришлось сделать всё, что они хотели. Только тогда отпустили.

— Чего же они хотели?

— Много чего, — улыбнулась Настя. – Сначала, стоя на коленях, отсосала у всех четверых по очереди. Сперму глотала до капельки. Они следили. Потом я им жопы их грязные, вонючие вылизывала. Потом поставили меня раком, стали в жопу ебать. И всё так зло, грубо, без любви совсем, как будто я какая-то дешёвая блядь. Раздолбали мне весь сральник своими членами. Потом, конечно, всё зажило. Ну а под конец нассали на меня.

— Как это нассали?

— Да вот так, опять на колени поставили и стали писать мне прямо в лицо, все четверо одновременно, а я должна была глаза и рот не закрывать, ловить их струи и пить. Иначе могли и побить, изуродовать, искалечить. Может, даже убить.

— Вот это да, — сказал я, потрясённый историей. Как же ты пережила это?

— Не знаю. Я утром вернулась домой, все спят, прокралась в свою комнату. Лежу на кровати, реву, а рот заткнула чем-то, чтобы не разбудить никого. Думаю, вот гады, всех посажу… И вдруг чувствую – кончаю. Да так бурно. Из меня просто как из крана хлещет… Я потом ещё час лежала и свою пизду дрочила.

— Что же ты, заявила на них?

— Нет. Я решила, что, если я кончила, изнacилoвания не было. Значит мне, на телесном уровне, всё понравилось. А что там мозг думает… Какая разница, — улыбнулась Настя.

Этот разговор одновременно растрогал и возбудил меня. Я увидел в Насти жертву гнусного преступления. В то же время такой откровенный разговор о сексе, конечно, распалил моё либидо.

Настя заметила это. Она серьёзно посмотрела на меня, потом сняла через голову свою футболку. Я увидел её огромную грудь с крупными сосками.

Улыбнувшись, она взяла мою руку и положила её на свою грудь. Я стал жадно тискать её титьки.

— Такая красивая… — прошептал я, глядя ей в глаза. Настя засмеялась.

Потом мы поднялись с подоконника, быстро закрыли окно и задёрнули шторы. Свет остался включён. Мы, смеясь, разделись, стали друг напротив друга…

— Хочешь попробовать меня в попку? – спросила Настя.

Я был настолько оглушён происходящим, что даже не ответил, но она, конечно, поняла и так. Порывшись в сумочке, она достала какой-то крем и протянула его мне. Потом стала на пол на локти и на колени, оттопырив свою невероятную задницу.

Следуя её инструкциям, я смазал её анальное отверстие и свой член, а затем «вошёл» в её задницу. Она приняла меня почти без сопротивления. Секс длился недолго – я перевозбудился и кончил очень быстро.

Следующие несколько дней я почти не выходил из её комнаты. С молодой, но уже очень опытной партнёршей я быстро наверстал «упущенное» и познакомился с самыми разными видами секса. Это значительно усилило мою зависимость от Насти. Если раньше я был просто очень сильно влюблён в неё, то теперь, после того, как мы «перетрахались» столько раз, в разных позах и разными способами, просто стал её домашним кобелем.

Затем примерно на три недели мы расстались – до 1 сентября, начала занятий, нужно было разъехаться по домам. В конце августа мы оба вернулись в Москву и заселились в общежитие. Вскоре стало ясно, что наши отношения перерастают во что-то серьёзное. Мы, недолго думая, решили заключить брак – как минимум для того, чтобы комендант разрешил нам, как будущим супругам, жить в одной комнате.

Препятствий мы не встретили – всё получилось. Документы на регистрацию брака мы подали по месту временной прописки, в Москве. Теперь у нас был почти что собственный дом – и некое подобие семьи.

Нам постоянно требовались деньги. Стипендия была маленькой, а брать средства у родителей мы старались по минимуму. Мне пришлось устроиться на работу. Теперь несколько вечеров в неделю я посвящал не Насте, а своей подработке. Также иногда по утрам я обходил мусорные баки, вытаскивал из них стеклянные бутылки и сдавал, зарабатывая и этим кое-какую наличность.

Настя же не работала, да и, по сути, не училась. Целыми днями она валялась в нашей комнате, то ли в депрессии, то ли просто в раздумьях. Как-то вечером она сообщила мне:

— Знаешь, я ведь была влюблена в одного парня… Его зовут Витя. Он живёт здесь, в Москве, с родителями. Ему уже 20.

Я не знал, что ответить.

— Но теперь-то ты моя девушка? Мы же собираемся пожениться — напомнил я.

— Да… Но я и его люблю… Давай он будет тоже жить тут… — предложила она.

Я был полностью сбит с толку. Конечно, я слышал о «тройственных союзах», но не предполагал, что такое может случится со мной, и не хотел этого. Мне совершенно «не улыбалось» делить Настю с кем бы то ни было.

Однако, её власть надо мной была слишком сильна. «Возможно, я всё ещё тупой и грубый провинциал, и не понимаю нюансов человеческих отношений» — подумал я.

Следующим вечером Витя был у нас в комнате. Он оказался улыбчивым и молчаливым парнем. Единственное, что мне удалось из него вытянуть – что он увлекается буддизмом. Как рассказала Настя, раньше у него была девушка, и какое-то время Витя жил со своей «кралей» и с моей Настей одновременно. Естественно, трахая их обоих.

Сначала Настя «давала» нам с Витей по отдельности. Но вскоре мы уже стали ебать её вдвоём одновременно. Использовались все три основных отверстия – рот, жопа и пизда. Иногда мы одновременно ебали Настю в пизду – два хуя там вполне помещались. Мы с Витей тёрлись членами друг об друга и об Настю – в этом было что-то явно гомосексуальное.

Засунуть два члена в жопу Насти не получалось, она всё же была не настолько безразмерной, а в рот, при одновременном проникновении, влезали только головки членов. Зато мы полюбили по очереди «ебать» её роскошные сиськи. Она стояла на коленях, а мы подходили и тёрлись членами о её междугрудие и прислоняли головки к соскам, чтобы потом кончить на её титьки или на лицо.

Так прошло около месяца. В итоге произошло парадоксальное явление — мы с Витей почти подружились, а к Насте я начал охладевать, постепенно избавляясь от одержимости её личностью и телом. Я всё ещё испытывал чувство ревности, но старался загнать его поглубже.

Однако меня раздражало, что из всей компании работал (и учился) только я. Настя и Витя целыми днями бездельничали, трахались, бродили по Москве, по гостям, мероприятиям. При этом Настя, конечно, охотно просила и брала у меня деньги.

Тем временем подходил день нашего бракосочетания – 14 ноября. Мы не планировали широко отмечать свадьбу. Однако мне становилось всё яснее, что будет гораздо лучше, если её вообще не случится.

Незадолго до даты я улучил момент, когда Витя отсутствовал, и поговорил с Настей. Я уже «хлебнул жизни» и не был наивным провинциалом, как несколько месяцев назад. Фактически, я поставил Насте условия – во-первых, разорвать любовные отношения с Витей, во-вторых, начать хотя бы учиться (о том, чтобы ещё и зарабатывать, речи, конечно, не шло). Тогда я соглашался остаться с ней и всё-таки вступить в брак.

Настя сразу же отвергла все мои претензии и выразила готовность порвать не с Витей, а со мной – конечно, «оставшись друзьями». Так мы и сделали. Вскоре мы разъехались по разным комнатам. Бракосочетание было отменено.

Ещё через месяц я узнал, что Витя перестал появляться в общаге, а Настя бросила учёбу (которую, по сути, и не начинала), забрала документы и уехала домой, в Питер. Больше мы никогда не виделись и не общались.

Насколько я знаю, Настя так и не вышла замуж не за Витю, ни за кого-либо ещё, и не стала матерью, а также не получила высшего образования. Однако в остальном её жизнь сложилась вполне успешно.

Вся эта история оставила во мне двойственный след. С одной стороны, Настя оказалась моей первой серьёзной привязанностью. Чувства, пережитые с ней, остались в душе навсегда и умрут только вместе со мной. Но сейчас я понимаю, что мы, даже если оставить за скобками «любовь втроём», совершенно не были созданы друг для друга. У наших отношений не было будущего – и от этого факта оказалось невозможно отмахнуться…

Прислано: NNN

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий