Семейный круиз. Карантин. Часть 3

Вера отошла от окна и уселась в кресло, пристально наблюдая за мамой. Карла все больше увлекалась чтением «Леди Чаттерлей». Она вскоре непроизвольно согнула ноги в коленях. Полы банного халата теперь уже не прикрывали ее промежность и было видно, что она после душа не надела трусики. Спустя пару перелистываний страниц рука Карлы плотно легла на промежность и средний палец чуть пошевелился. Вера усмехнулась про себя и продолжила наблюдать. С каждой новой страницей эротического романа Карла все больше дразнила себя пальчиком средним пальцем, пока вдруг не заметила пристальный взгляд дочери.

— Ну что бы на меня так смотришь? Я тоже всего ли женщина, я устала от ваших скандалов и мне нужно расслабиться, чтобы не сойти тут с вами с ума совсем, — несколько раздраженно сказала она Вере.

— Мама, извини. Все в порядке. Просто никаких событий и ничего не происходит. И все это так тяжело. Я читала о сенсорном голоде, но никогда не думала, что сама столкнусь с этим так остро. В душе пустота и апатия. Кажется, что этот чертов карантин никогда не кончится. Как будто наступил конец жизни. Монотонный конец монотонной жизни. Даже ссориться с Дэниелем уже нет никаких сил. Чувствую себя какой-то распластанной амебой.

Карла тяжело вздохнула и отложила электронную книжку в сторону. Наступило долгое молчание.

— Вера, скажи мне вот какую деликатную вещь: а тебе мастурбация хоть как-то помогает?

Девушка с удивлением посмотрела на маму.

— Я даже не знаю. Физическое напряжение на какое-то время сбрасывается, но потом приходит тяжелое осознание, что все это был самообман своего тела. Остаешься потом в себе как в опостылевшей оболочке, из которой не вырваться также, как из этой тесной каюты. Да еще мой парень вчера перестал со мной общаться. Написал СМСку, что у него нет сил продолжать наши отношения из-за всего этого ковида. Жизнь иссякает и ничего с этим не поделаешь. Ловушка, из которой, кажется, никогда не выбраться.

Карла встала с постели и обняла дочку. Они стояли у иллюминатора под истошные крики чаек и едва сдерживали слезы.

— Знаешь, Вера, о чем я сейчас подумала? – вдруг приободрившимся  голосом спросила Карла.

— О чем?

— Я подумала о том, что у нас есть способ борьбы с этим сенсорным голодом. Но он, как бы это помягче сказать, не очень соответствует принятой в обществе морали.

— Что за способ? – немного оживилась Вера.

— Эротические отношения между нами тремя на время оставшееся до конца карантина.

— Инцест? – удивленнно воскликнула дочка.

— Я бы не назвала это инцестом. Потому что я не хочу проникновений члена Дэниеля. Будем для себя считать, что если не проникновений в тебя или в меня, то нет и инцеста. А когда карантин закончится, то мы все это забудем как кошмарный сон.

— Странное предложение…

— У тебя есть идея лучше этой?

— Нет.

— Я когда-то давно читала эротический роман, в котором события происходили во время французской революции. Там дворянская семья с двумя детьми после казни Людовика XVI была вынуждена месяц тайно скрываться от преследования в тесной комнатушке на задворках своего дома, в котором уже хозяйничали новые власти. Пищу и воду им раз в сутки приносил верный слуга. Им нужно было переждать, пока не будет подготовлен скрытый побег в Англию. Словом, они вчетвером оказались в таком же карантине, что и мы. И у них взаперти начались такие же психологические проблемы, как и у нас.

— И, как я понимаю, выход для себя на этот месяц они нашли в инцесте? – спросила Вера.

— Да. Это же был эротический роман. Вот я вспомнила о прочитанном и подумала, что это может быть сейчас выходом и для нас. Временным выходом. А после карантина мы вернемся к обычным отношениям.

Вера задумалась.

— Это очень необычно. Мне такое и в голову бы никогда не пришло. Ну допустим. Но я совсем не понимаю, как Дэниэлю все это предложить. Просто сказать ему, что мы обе для него как женщины доступны и все? Это как-то неправильно, потому что унижает.

— Думаю, что нам с тобою нужно повести себя тоньше и постепенно соблазнить его, чтобы он завелся на нас обеих. Будем раздвигать границы дозволенного ему не сразу. Но и позволять еще абсолютно все вплоть до проникновения в нас членом не будем.

— Словом, по ходу соблазнения ему будет позволен с нашей стороны минет и с его стороны куни?

— Да, но карты будем раскрывать не сразу. Иначе игра не будет захватывающе интересной.

— Слово «игра» в данном контексте мне уже начинает нравиться… — совсем оживилась Вера. — А с чего начнем?

— Думаю, стоит подразнить его тайным подглядыванием за нашей с тобой ласковой игрой в постели ночью. В том романе именно так основные события и начались. Там родители заметили, что сын подглядывает за их ночным сексом.

— Мама, ты предлагаешь нам с тобой ночью ласкаться? Знаешь, Дэниэль вчера ночь специально не спал, чтобы подглядеть как я мастурбирую.

— Да? Тогда я думаю, что мы немного изменим начало нашего коварного сценария. Чтобы ему было интереснее. А сегодня, пока не наступила ночь, ведем себя тихо как мышки. Договорились?

— Договорились, мама… Мне уже становится гораздо веселее.

— Вот и отлично.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *