Репетитор_03

Как? Издевательства ещё не закончились?


— Придётся тебе одеться! Хватит смущать невинную девушку! — Ирина Анатольевна стянула с себя колготки, вместе с трусами. – Надевай!

Она протянула мне смятые трусики. Неловко путаясь в тонких тесёмках, я натянул их на себя. Бёдра Ирины Анатольевны были покрупнее моих, и трусики нелепо отвисли. Женщина резко подтянула их вверх, так что ткань больно врезалась между ягодиц, а яйца вывалились из маленького треугольника. Она протянула мне колготки. Прыгая на одной ноге, я с трудом натянул прозрачный капрон, который плотно прижал всё моё хозяйство. Закончив расправлять непривычную часть одежды, я поднял взгляд. Голая женщина, передала мне лифчик. Перед моими глазами покачивались два отвисших розовых полушария, которые Ирина Анатольевна даже не пыталась прикрыть. Не открывая взгляда, надел и лифчик, застёжка которого оказалась спереди. Голова кружилась, а руки и колени дрожали. Происходящее со мной, было слишком странным и необычным, чтобы как-то всё осознавать или оценивать.

— Достаточно унизительно? – заботливо поинтересовалась Ирина Анатольевна.

В зеркале отражалось сутулое тельце, в нелепом белье, с отвисшими чашками лифчика. Оно выглядело слишком смешно и неуклюже, чтобы воспринимать его, как себя. На всякий случай, я кивнул головой и отвернулся. Скорее бы, всё закончилось. От непривычного трения к члену приливала кровь… Не хватало ещё, демонстрировать стояк в женских колготках.

— Идите, занимайтесь. Я, в душ.

Предложение показалось мне таким же нелепым, как мой внешний вид, однако девушка направилась на веранду. Она морщилась и отворачивалась, когда садилась, но не попросила у матери поменять трусы, и не сняла их незаметно. Наверное, она знает, что это не закончится ничем хорошим. Какое-то время мы смотрели в учебник, я пытался что-то объяснять, а Маргарита что-то лепетала в ответ. Постепенно, мы свыклись с состоянием нашей одежды, и действительно начали заниматься.

— Дети, можете сделать перерыв, перекусить… — Ирина Анатольевна подкатила столик с бутербродами и чаем, и уселась на диванчик. Она только вышла из душа, на ногах ещё оставались капли воды. — Теперь, вы обе выглядите, как девочки!

— Мама! – ого, Маргарита даже повысила голос.

— Надеюсь, ты понимаешь, что мне пришлось так поступить? – женщина обернулась ко мне, никак не отреагировав на реплику дочери. — Не откажешься сделать мне массаж?

— Хорошо, — пробормотал я. – Понимаю. Хочу, ещё раз извиниться…

— Нет необходимости. Могу понять твой юношеский максимализм, поэтому не стала тебя строго наказывать. Не могу об этом просить, но буду счастлива, если между нами восстановятся доверительные отношения.

Я кивнул головой.

— Рита говорила о вашей дружбе…

Мне она тоже об этом говорила… когда-то…

— Дружба, это не всегда полное взаимопонимание. Особенно поначалу, когда вы не так хорошо друг друга знаете. Дружба, это умение понимать другого человека, прощать его слабости, принимать таким, как он есть.

Я снова кивнул. Подходящее время, для лекций о дружбе.

— Идите, прогуляйтесь. Артём, как освободитесь, найдёшь меня в спальне. Заодно, и переоденешься…


Женщина поднялась и вышла, покачивая бёдрами. Маргарита почти сразу схватила меня за локоть, и потащила по садовым дорожкам.

— Так здорово, что ты не испугался! – зашептала она мне в ухо. – Я так боялась, что ты струсишь, и не придёшь! Можно тебя попросить… Именно попросить! Если не захочешь, можешь отказаться!

— Попросить? Конечно можно, — я немного ошалел от такого напора и доверительного тона. Словно, её трусики не были пропитаны моей спермой, а я не шёл рядом, в белье её матери.

— Только маме, ничего не говори, пожалуйста! Даже если откажешься, не говори! – девушка замерла и вновь зашептала. – Можно тебя немножко пошлёпать? Не так, как я тогда… Я злая была… Немножко… Легонько… Ладошкой…

Она выговаривала каждое слово, выкладывая как гирьку на чашу весов. Это шутка такая? После того, что было! Одно дело, когда я сам ляпнул глупость и был наказан, совсем другое…

— Тебе же, не очень больно было? – она снова заглядывала мне в глаза. – Уже завтра всё пройдёт! Вот, если бы мама своей…

Она заколебалась.

— Если согласишься, я тебе свою попку покажу. Увидишь, как тебе повезло!

Ни малейшего желания менять собственную задницу на просмотр чужой, у меня не было. Но, последняя фраза… Я вспомнил, как изменилось лицо девушки, когда Ирина Анатольевна вытащила свой пруток. Неужели, она правда её… Не успел я додумать мысль, как член снова начал шевелиться. Подонок! Как он смеет!

— Хорошо, — почему-то, мне захотелось снова испытать… Нет, эту мысль тоже лучше не додумывать. – Если ты разрешишь, тоже шлёпнуть тебя. Хоть, пару раз.

— Конечно! – девушка так обрадовалась, словно я… даже не знаю, что ещё её могло так обрадовать. – Тут как раз, ниоткуда не видно! У меня тут, секретное место было! Пожалуйста, доставай свою попку! Наклонись!

Её бурный восторг убедил меня в мысли, что я снова делаю какую-то глупость, но отступать было поздно. Повернулся спиной, стянул узкие колготки и освобождённый член упёрся в живот.

— Такие красненькие ягодки! Уже, почти прошло! Прогни ещё спинку! – умоляющим голосом бормотала девушка. – Такая красивая! Я её так украсила! И ножки расставь, как тогда!

Только сейчас, мне пришло в голову оглядеться. Забор, кусты с двух сторон и ветки дерева закрывают проход. Действительно, место уединённое, насколько это возможно. Лёгкий шлепок, заставил вздрогнуть меня, скорее от неожиданности. Ещё несколько, я едва ощутил. Маргарита была права, боль от дневного наказания почти прошла.

— Хочу, немножко сильнее? И спинку, ещё прогни! О-о-о, она так восхитительно! – следующие удары, были заметно ощутимее, но я едва поморщился. На этот раз, меня больше возбуждала сама ситуация. Я понимал, что мои ягодицы раскрылись настолько, что был виден анус. И девушка на этот раз, стояла точно за мной.

— Дырочка, так забавно сжимается, каждый раз, — с радостным смехом, ещё несколько ударов, более ощутимых. – Яички, так раскачиваются…

Зачем она это говорит? Эти восторженные реплики, казались более унизительными, чем моя поза и голая красная задница. Но, именно они придавали какое-то острое, пикантное наслаждение происходящему. Я старался расслабиться, чтобы анус не дёргался при каждом шлепке, но тот словно жил своей жизнью.

— Всё, хватит! Сама сейчас кончу! Одевайся, смотри!

Маргарита повернулась спиной и задрала платье почти до лопаток. Узкая полоска трусиков исчезала в попке, почти ничего не скрывая… В том числе, и несколько красных полос, пересекающих тело.

— После зачёта, неделю назад, — пояснила девушка. – Только начало проходить. Мама запретила учителям, завышать мне оценки. Сказала, я сама должна добиваться. Обычно, она несильно наказывала, а тут – разозлилась. Сказала, если не найду, кто мне поможет, она ещё сильней выпорет! Можешь потрогать…

Я провёл пальцами по тёплой бархатистой коже, и выпрямился. Ещё немного, и я кончу прямо в колготки.

Девушка поправила платье, и мы вновь направились к веранде. Лифчик Ирины Анатольевны прикрывал не очень много, и девушка прижималась прямо к моему голому телу.

— Ты правду говорил, что я не такая глупая, или хотел маме понравится?

— Правду, — мне самому не было понятно, насколько я соврал.

Завтра, как раз суббота. Факультативный день. Отстающие ученики занимаются по тем предметам, в которых отстают. Если желают улучшить итоговую оценку, могут сдать дополнительный зачёт. Такие же уроки, только в сокращённом составе, и учитель может каждому уделить больше времени. Иногда я ходил на подобные занятия, но не в качестве ученика. Помогал раздавать материалы, сортировал и просматривал полученные задания. А Маргарита, получала за них пластиковой палкой. Наверное порка, это перебор. Такие наказания, не добавляли знаний… Хотя, они заставили проявить девушку изобретательность в поисках бесплатного репетитора.

В спальню я зашёл с замирающим сердцем и дрожащими коленями, стараясь не смотреть в зеркало.


— Надеюсь, ты зайдёшь к нам завтра, — утверждающим тоном произнесла Ирина Анатольевна, которая сидела перед макияжным столиком.

Надеюсь, она не собирается…

— Артём, ты уже догадался, что я наказываю свою… дочь. Может показаться немного странно, для моей должности, но кнут всегда был эффективней пряника. И пряником, не так удобно бить, — она усмехнулась. — После того, что я сделала, ты будешь тщательно обдумывать каждое слово, чем если тебя очень-очень попросили больше так не делать.

— Я и без того понял, какую ошибку совершил, и постарался бы её не повторить, — только договорив фразу, я понял, что вновь повторяю ошибку. Не просто противоречу влиятельной женщине, а делаю это, не обдумав последствия.

— Раз ты такой разумный, — Ирина Анатольевна усмехнулась. – Если Рита провалит завтрашний зачёт, наказывать буду тебя, а не её. Ты же, поручился за её знания…

Слова, что девушка не так глупа, едва ли тянули на поручительство, но попытки объяснить разницу, слишком похожи на оправдания.

— Вам сделать массаж? — я решил сменить тему разговора.

— Хотелось бы, пока ты в таком виде… Кажется, тебе достаточно впечатлений на сегодня. Переодевайся, поедем.

Со вздохом облегчения, я стянул дурацкий наряд, и вернулся в свою одежду. По дороге, мы молчали и лишь остановившись у дома, Ирина Анатольевна повернулась ко мне.

— Артём, хочешь, чтобы я тебе отсосала?

На этот раз, я не стал отвечать сразу, подбирая ответ.

— Думаю, моё послушание доказывает, вы можете… пользоваться мной, когда захотите.

Я намеренно использовал настолько откровенно выражение.

— И, как захочу, — уточнила женщина. — Тебе это нравится?

Меня, это устраивало… Пока что…

— Необычные ощущения, — коротко ответил я. – Чем-то… нравится…

Лично я, не был так уверен. Никогда не был бунтарём, но моё послушание не требовало от меня каких-то усилий.

— Хотелось бы тебе открыться, — женщина тяжело вздохнула. – У меня есть проблемы, которые ты помог бы решить. Если ты оправдаешь моё доверие, ты получишь вознаграждение… Достойное вознаграждение… Больше, чем просто секс…

— Постараюсь, — я потянулся к двери.

— Ты получил разрешение выйти? – неожиданно резко спросила она.

— Нет! Извините!

— Доставай член! Мамочке хочется ужинать!

Стоило мне расстегнуть ширинку, как торчащий стержень вырвался наружу и тут же был захвачен мокрым, горячим ртом. Я в ужасе смотрел, как за самым стеклом проходила парочка. К счастью, на машину не попадал прямой свет от фонарей, и тонировка надёжно скрывала нас. Утробное урчание женщины, перекрывало доносящийся звук двигателя, и когда я понял, что кончаю, позволил себе блаженный стон.

Оторвавшись от опавшего члена, Ирина Анатольевна уже не спрашивала разрешения. Она спокойно впилась мне в губы наполненным спермой ртом. Это было неприятно, но я послушно принял настойчивый язык и старательно его обсасывал.

— Всё, можешь идти! – коротко приказала она. – Да, и ещё… Мне нравится с тобой проводить время. Возможно, я захочу пригласить тебя на свидание…

Она снова спрашивает моё согласие?

— Моё согласие, у вас уже есть – я убедился, что возле машины никого, и вылез на улицу.

Интересно, как это выглядит со стороны? Молодого парня привозят поздно вечером домой, на шикарной машине. Примерно, как мою маму… после того, как её использовали… Я сам применил это слово, чтобы уточнить наши отношения. Ирина Анатольевна, не возразила. Теперь, я мог спокойно признать, кем являлась моя мама, потому что и сам становился таким. Почему-то, эти мысли не повергали в ужас, словно передо мной открывался огромный, разноцветный, многогранный мир и пока… мне казалось, что я могу на что-то повлиять… Если задуматься, Ирина Анатольевна сама подсказывала мои действия.

Завтра, надо идти на занятия. Просто приходить, не имеет смысла. Кто завтра будет методистом? Настя Семёнова и Демичев. С кем-то из них, надо поменяться… в последний момент… Настя… Настя была уникальной девушкой – дочь богатых родителей, и очень умная одновременно. Прекрасный вариант, потому что проявляла ко мне симпатию… Разумеется, незамеченную мной, потому что с внешностью ей очень не повезло. Худая, нескладная, миниатюрная… Очень выдающийся тонкий нос, узкие губы, большой рот, впалые щёки… Пожалуй, только огромные карие глаза удерживали от того, чтобы назвать девушку страшненькой. И, ещё роскошная копна чёрных волос, которая прикрывала торчащие треугольные ушки. Популярностью у парней она не пользовалась, разумеется. Наше с ней общение ограничивалось совместным участием в олимпиадах и методической работой.

Надо продумать лучше, как с ней поменяться… позже… Сейчас, стояла более важная задача. Встреча с мамой… Необходимо вызвать её на взаимную откровенность, и вовсе не потому, что мне интересно, что с ней вытворяют… Наверное, мне будет даже неприятно выслушивать такие подробности. Но, её знания и опыт могли быть очень полезны, особенно если я начну к ним прислушиваться. Надо как-то сообщить ей, что всё описанное мною, происходило с самой Ириной Анатольевной, а не с дочерью. Надо решить, что из сегодняшнего, можно будет рассказать… Слишком бурно, началась моя интимная жизнь.


Мама, уже ждала меня на кухне. Было заметно, что ей не терпится узнать продолжение истории. Надеюсь, она искренне переживала за меня, а не скучала по пикантным подробностям… В следующий момент, мне стало стыдно за собственные мысли. Слишком быстро я начал превращаться в циничную скотину.

— Добрый вечер, — улыбнулся я, принимаясь за еду. – Мне приятно, что ты начала меня встречать.

Мама широко улыбнулась и скромно потупилась. Кажется, её халат расстёгнут на одну пуговицу больше, и видна соблазнительна ложбинка между грудей. Никогда не обращал на это внимание.

— Постараюсь оказаться рядом, если тебе будет трудно, — пробормотала она.

— У меня, не будет трудностей, пока ты рядом. Твои советы, очень помогают, — я почти не соврал. – Сегодня… было очень странно… Пожалуй, так же странно, что рассказываю о таких вещах маме.

— Когда ты рассказывал о своих успехах в учёбе, я хлопала глазами, и делала вид, что хоть что-то понимаю, — мы вместе рассмеялись. – В этих вещах я, к сожалению, неплохо разбираюсь. Есть некоторое преимущество, когда тебя считают тупой…

— Шлюхой, — подсказал я.

Мама вздрогнула, и поджала губы.

— Ты… ты, считаешь меня… шлюхой?

— Разумеется, — спокойно ответил я, пряча под столом дрожащие пальцы. – Только, я не считаю, что это плохо. Если ты умелая и старательная шлюха, я могу гордиться тобой. Ты же сама говорила, что добилась много, именно благодаря своему уму и деловым качествам. Без секса, тебе не удалось бы остаться на своей работе. Так сложились жизненные обстоятельства, и глупо винить в чём-то тебя. Иначе, мы бы жили в однушке на окраине, а я блистал бы своими знаниями, перед местной гопотой.

— Спасибо, что всё понимаешь… — кажется, мама была готова расплакаться.

— Понимаю, потому что… в некотором роде…

— Ладно, выкладывай, что там у тебя, странного.

— Ирина Анатольевна, сняла с себя трусики, и попросила в них…

— Подрочить, — теперь, мама подсказывала мне слово. – Думаю, будет правильно, если мы не станем стесняться таких слов… Разумеется, только при таких кухонных беседах.

— Хорошо, — я кивнул головой и заранее опустил взгляд. – Потом… Потом она сказала, что я не должен, делать это сам…

— Она, запретила тебе дрочить?

Опять это слово – «запретила»!

— Потом, она сказала, надеть её колготки. И во время занятий… я сидел в них…

Мама задумчиво откинулась на стуле.

— Возможно, тебе будет сложнее чем, мне. В нашем обществе, сколько бы не говорили про равноправие, у женщины всегда подчинённое положение. Когда меня заставляли делать… некоторые вещи… Было неприятно, но не вызывало внутреннего протеста. Я – женщина, удовлетворяю мужчину. В твоём случае… Я говорила, от подобного лучше отказаться сразу, если не готов идти до конца… И, не тебе определять, чем это всё закончится.

— У меня нет каких-то предубеждений… мне кажется. Моя мотивация, похожа на твою. Вполне возможно, что я многого добьюсь своей головой, но подобные отношения помогут добиться большего, хоть и могут вызвать осложнения. Напоминает игру в рулетку. Если я окажусь достаточно умён, шансы выиграть увеличиваются.

— Хорошо, что ты всё понимаешь. Вот только в рулетке, умность не помогает. Выигрывает всегда казино. Как ты себя ощущал… в женском белье?

— Непривычно… Ноги чесались… Забавно… Нелепо… Она смотрела, скорее с восхищением…

— Ты никогда не играл, с моим… бельём?

Я не собирался признаваться, но покраснел прежде, чем ответил.

— Года два-три назад… — почему-то говорить о тех событиях оказалось трудней, хотя они казались мне достаточно невинными. — Ты оставила в ванной… трусики… Меня это… возбудило…

— И, всё? – кажется, мама была разочарованна.

— Мне показалось это… неправильным.

— Ты никогда не думал обо мне, как о женщине? Не представлял меня… обнажённой?

— Пре-пре-представлял… — я едва выдавил это слово.

— Артём, для каждого мальчика, мама – самая близкая женщина. Когда начинается его формирование как мужчины, вполне естественно, что в его фантазиях…

— Понимаю, — перебил я. – Тут, другое. Я понимал, чем ты занимаешься, и считал это неправильным. Теперь, когда я оказался на твоём месте… Оказывается, гадкие вещи могут быть… привлекательными… приятными… Она… она захотела меня отшлёпать… и…

Я не собирался такое говорить, но и носить в себе постыдную историю, оказалось невозможно. Если мама поймёт, и не станет осуждать…

— Ты подставил ей попку, и тебе понравилось, — она понимающе кивнула головой. – Она рассматривала твою попку?

— Да, и описывала, как дёргается…

— Анус? Ты ещё больше возбудился? – мама не стала дожидаться ответа. — Могу сказать, что тебе повезло. Твой склад характера прекрасно подходит для этого пути. Хочешь, я тебе помогу?

— Чем? – удивился я. Надеюсь, она не собирается сама меня отшлёпать.

Мама опустила вниз руки, с улыбкой покачиваясь из стороны в сторону, и протянула мне смятый комочек ткани.

— Люблю носить дома обычные трусики. Возьми, они ещё тёплые.

Я накрыл её руку своей, и не смог сдвинуться. Такая нежная, шелковистая кожа… Глядя мне в глаза, она расстегнула ещё одну пуговицу халата, и теперь была видна не только ложбинка, но и плавный изгиб…

— Не против, моей помощи?

— Нет-нет! Что ты! – я схватил комочек, испугавшись что мама передумает.

— Насколько я поняла, запрет был наложен только на самостоятельную дрочку?

О чём она? Я не сразу вспомнил свои собственные слова и кивнул головой. Мама сказала «дрочка»? Даже я сам, старался называть мастурбацией.

— Я приду к тебе утром. Не переживай, я не раз такое делала. У нас, всё получится, — она поцеловала меня в волосы и вышла из кухни.

Оставаясь в каком-то странном оцепенении, я помыл посуду, вытер стол, почистил зубы и закрылся в своей комнате. Вот теперь, я могу свободно насладиться своим приобретением. Аккуратно расправил комочек простой ткани, вывернул его, полюбовался влажным расплывшимся пятнышком. Маме очень понравилось разговаривать со мной по вечерам. Без малейших колебаний, поднёс к лицу выдавленную складку, вдыхая аромат и ощущая губами пряную влагу. Хорошо, что мне нельзя мастурбировать. Я не смогу осквернить мамины трусики своей спермой… Теперь, их можно надеть…

Я специально натянул их так, чтобы тесёмка врезалась в попку, а торчащий член прижался к животу. Передняя часть, была гораздо шире, чем у трусиков Ирины Анатольевны и я ощущал себя совершенно уютно. В моей комнате не было зеркала, пришлось накинуть рубашку и пробежать в ванну. Первым делом, я повернулся спиной. Узкая полоска, очерчивала ягодицы и на них были заметны красные полосы, как у Маргариты. Это, возбудило меня ещё больше. Мысль, что моя попка похожа на девичью, мне почему-то понравилась. Спереди, если бы член так не торчал… Как мне повезло с мамой! Как она поняла, что именно мне надо! Я потёр торчащий стержень через мягкую ткань, но резко отдёрнул руку. Соблазн, слишком велик… Лучше, снять трусики и отправиться спать…

Мне казалось, что я настолько взволнован, что не смогу уснуть, но отрубился, едва залез под одеяло.


— Так приятно, что ты их оставил, — ласковый голос разбудил меня, но открывать глаза не хотелось.

Горячие скользкие пальцы ласкали ноющий от напряжения член, и я побоялся спугнуть их. Сначала, движение были неравномерные, резкие, но очень быстро пальцы успокоились и подобрали идеальный темп. Мои бёдра выгибались навстречу движениям, а из груди вырвался сдавленный стон.

— Папа, уже ушёл. Можешь не сдерживаться, — проговорил ласковый голос, не прекращая ласки.

Ладонью второй руки, она накрыла мне глаза. Зачем? Они и так закрыты… Неожиданно, горячее упругое кольцо сжало самую головку члена. Что это? У неё же, обе руки заня… ты-ы-ы-…Теперь, я взвыл в полный голос, выталкивая сперму в дрожащее кольцо маминых губ.

— Не вздумай уходить в моих трусах! – послышался привычно-строгий мамин голос. – Такие развлечения, только для дома!

— Как скажешь, — я потянулся и открыл глаза.

Мама уже вышла из комнаты и шумела на кухне. Лучшее утро в моей жизни! Чуть не забыл! Я схватил телефон, глянув на время.

— Настя, доброе утро! Можно сегодня с тобой встретиться? В полдень… Нет, позже я не могу… Я могу подменить тебя. Успеешь отдохнуть… Да, очень важный вопрос! Извини, что в последний момент!

Ничего умнее, мне в голову не пришло. Хочу с тобой встретиться, когда ты на занятиях, поэтому я подменю тебя на занятиях. Логично! С сожалением расставшись с мамиными трусиками, я быстро оделся и выскочил на кухню. Вчера, я не успел сделать ещё одно важное дело-о-о!!! Мамин халатик, вообще не был застёгнут, только перетянут поясом. Её полные груди, нагло раздвигали вырез, почти полностью выглядывая наружу.

— Мама, ты у меня очень красивая, — пробормотал я.

— Так сразу «у меня»? – усмехнулась мама, садясь напротив.

— Тебе понравилось… то, что сделала?

— Я тебе подрочила. Да, мне очень понравилось. Готова делать это каждое утро.

— Там было, кое-что ещё, — продолжал я настаивать, вызывая маму на откровенность и не сводя глаз с её груди.

— Хочешь, чтобы я призналась? – мама рассмеялась и её халатик разошёлся чуть больше, едва прикрывая соски. – Ты спустил мне в ротик. На полноценный минет, это не тянет. Всё же, я не настолько распущенная, чтобы отсасывать своему сыну… Очень хотелось попробовать на вкус твою сперму, извини. Ты просто так решил уточнить, или мне ещё в чём-то придётся признаться?

Не думал, что она так быстро догадается. Для вида, я немного помялся.

— Мам, расскажи, как началось… с начальником…

— Ну-у-у… Неловко тебе такое рассказывать, — теперь уже, мама замялась. – Думаю, такие знания, могут тебе пригодиться. Секретарша ушла в декрет, по официальной версии, от мужа. Меня, как самую опытную и способную вытянуть, посадили на её место. Сейчас понимаю, что остальные женщины знали, чем всё закончится. Почти неделю разгребала её завалы, сортировала документы… Её начальник держал только ради секса, и я наивно полагала что, доказав свои деловые качества, чего-то добьюсь. На вторую неделю, начальник меня вызвал, и сказал какая я молодец, но если не начну выполнять дополнительные обязанности, со мной придётся расстаться. Началось, разумеется, с минета. У меня это не очень хорошо получалось… тогда… Я боялась, что испачкаю ему одежду… Когда он предложил кончить по-другому, я с облегчением предложила ему в попку. Мы с мужем уже пробовали такое. Как оказалось, одно дело, с любящим мужем, который старается сделать мне приятно, и совсем другое… Самая большая глупость, которую я поняла позже — желая показать себя опытной, бывалой женщиной, показала себя шлюхой… Переменить это мнение, уже не смогла. Вот поэтому, я вчера и говорила тебе…

— Спасибо, тот совет мне очень помог, — если бы я им воспользовался. – Поэтому, я и захотел узнать твой опыт.

— Возможно, в твоих отношениях с женщинами будет иначе. Если Ирина Анатольевна проявит к тебе интерес, возможно в ней сыграют материнские чувства. Ей будет приятней совращать сыночка, чем молодой парень попытается совратить её. Насколько я знаю, начало её карьеры не сильно отличалось от моего. Только, она оказалась гораздо умнее.

— Она уже проявила, — признался я. – Называла себя «мамочкой».

— Вот видишь, — усмехнулась мама. – Всё довольно очевидно и предсказуемо. Если её дочке понравилось тебя шлёпать, она сама тоже захочет тебя наказать. Очень советую расплакаться и просить пощады, даже если тебе захочется быть наказанным. Такое поведение, скорее потешит её самолюбие, чем увидеть в своём сыночке, грязного извращенца.

— Мама, ты у меня знаток психологии! – искренне восхитился я.

— Когда смотришь на человека с уровня гениталий, его можно очень хорошо изучить. Никогда не раскрывайся перед посторонними. Если хочешь испытать какие-то новые ощущения, лучше обращайся ко мне.

— Спасибо! Мне твой утренний визит, очень помог… Не только, в сексуальной разрядке. И, за трусики, спасибо…

— Ты уже понимаешь, чем может закончиться твоё переодевание?

— Понимаю, — я опустил взгляд. Обсуждать такое, я ещё точно не был готов. – В интернете посмотрел. Если ты, и с этим… поможешь…

— Если ты уверен, что этого хочешь… — мама тяжело вздохнула.

— Ладно, я побежал! У меня, лучшая мама! – я вскочил, наклонился к ней чмокнуть в щёку, но… или она чуть повернулась, или я чуть качнулся… наши губы встретились… Мой взгляд упал на открывшуюся грудь, с торчащим соском… Её губы шевельнулись, раскрываясь, а мой язык скользнул между ними… Аромат её духов, пряный привкус слюны… В следующий момент, я резко выпрямился и выскочил за дверь.

Вот этого, я совсем не ожидал! Одно дело, вести откровенные разговоры, и спать в её трусиках… даже, кончить ей в рот! Но, такой поцелуй… Это… Это… Это слишком… интимно… Надо отложить переживания на потом! Надо как-то помочь Маргарите. Надо придумать что-то важное, для встречи с Настей. Вечером, встреча с Ириной Анатольевной. Если я ещё раз ошибусь, как вчера… обещанная порка, будет заслуженной!


Раскладывая материалы и раздавая задания, я совершенно не обращал внимание на Маргариту, и отвергал в голове разные хитроумные планы. Помочь ей напрямую, или что-то подсказать, я никак не мог. Оставался последний вариант. Просматривая сданные работы, я наклонился к преподавательнице.

— Людмила Александровна. Работа Аксентьевой. Тут, полно ошибок, как обычно. Но, мне кажется, она начала понимать, что делает. Может, как-то отметить её старание?

Я начал перебирать другие работы, изображая глубокое равнодушие к реакции на мои слова. У меня появилась мысль, я её высказал. Что там решит преподаватель, меня никак не касается. Даже с занятий, я ушёл чуть раньше, не дожидаясь оглашения оценок. Кафе, для встречи с Настей, я выбрал предусмотрительно, поблизости. Встречи… Может, лучше назвать это свиданием…

Девушка уже ждала меня сидя за столиком. Если раньше, я не смог бы назвать её «страшненькой», то теперь она сумела перекрыть этот критерий. Короткое красное платье и чёрные чулки прекрасно подчёркивали всю нелепость её фигуры, а яркая косметика выделала недостатки лица. Прекрасные глаза были густо покрыты тенями, а волосы собраны в пучок, демонстрируя торчащие эльфийские ушки. Все комплименты, которые я с великой натяжкой смог бы из себя выдавить, вылетели из головы.

— Артём! Добрый день! Я так удивилась твоему звонку! – она радостно улыбнулась пунцовыми губками. – Я уже заказала кофе. Может, ещё что-то…

Да, литр водки!

— Может, возьмём какого-то вина, — любезно предложил я. – Приглашающая сторона, угощает.

Девушка покачала узкими плечиками и кивнула острым подбородком. Нельзя подмечать в ней недостатки! Мне предстоит нелёгкая задача, флиртовать с ней… хотя бы, попытаться… Вспоминаем мамины наставления – я глупый, наивный, неопытный. Кстати, мамины наставления… можно, с них и начать.

— Настя, я долго не решался тебе позвонить, — смущаться и прятать взгляд, у меня уже неплохо получалось. – Это очень деликатный и личный вопрос… Если ты сможешь помочь мне… я был бы тебе очень благодарен… Секундочку!

Какой молодец! Предложил вино, получил согласие, и тут же забыл о нём. Я сбегал к барной стойке и вернулся с бокалами.

— Извини! Слишком волнуюсь! Сначала – огромное спасибо, что отозвалась на мою просьбу и согласилась меня выслушать, — мы с девушкой отпили по глотку. Теперь, надо найти, что нас объединяет. – Мы оба с тобой… не очень водим дружбу с остальными…

— Это уж, точно, — грустно усмехнулась девушка.

— Дело в том, что у нас с мамой недавно был разговор… что мне надо познакомиться с девушкой…

— Ты выбрал самую некрасивую, которая наверняка, не откажет… — она посмотрела на меня… Нет, не с презрением… Скорее, с сочувствием…

— Извини, может я неправильно построил фразу, — я смущённо потупился.

— Нет, это ты извини. Кажется, я сказала слишком оскорбительно, — девушка, тоже смутилась.

— Кажется, мы оба должны друг другу помочь, — прекрасный момент объединить наши усилия. – Мы обменялись парой фраз, и уже приходиться извиняться.

— Действительно! – Настя рассмеялась. – Давай, договоримся не обижаться, раз уж мы оба такие нелепые.

— Удачное слово, — я тоже улыбнулся. – И, мы оба достаточно умные, чтобы понимать некоторые условности… обычного общения, между парнем и девушкой.

— Попробую догадаться, ты хочешь потренироваться на мне, в общении с девушкой.

— А-а-а… Наверное, не надо показывать парню, что ты видишь все его гнусные замыслы. Такое, вдвойне обидно.

— Это, было слишком очевидно! — девушка снова рассмеялась и отпила вино.

— Я и не пытаюсь оправдываться. Если заметила, за мной девушки, не вьются толпой.

— У меня, хуже. Некоторые пытаются ухаживать, ради моих родителей… с гримасой брезгливости и презрения на лице. Кстати, когда ты зашёл, у тебя такая же появилась.

— Вот тут, у меня есть оправдание. Мои… чувства, касались скорее твоего наряда, чем тебя лично. Думаю, для дневного наряда, слишком ярко… и откровенно…

— Я тоже, так подумала. Надеялась, отвлечь внимание от своей фигуры.

Кажется, не туда меня понесло. Собирался показать свою наивность и глупость, а уже начинаю её поучать.

— Думаю, говорить про душевную красоту, и насколько она важнее внешней… — я снова замялся.

— Можно пропустить. Я от родителей такого наслушалась. Выбила из отца согласие, если через три года не найду достаточно слепого или беспринципного, что возьмёт меня жёны, он оплатит пластическую операцию.

— Слепого, можешь вычеркнуть. Если он услышит твои едкие, правдивые замечания…

Мы рассмеялись, допили вино… И, повисла неловкая пауза. Я решил немного укрепить свою легенду.

— Насть, та встреча, ради которой мы встретились так рано, отменилась. Предлагаю нам… с тобой… устроить свидание… раз уж мы оба такие циничные, а ты ещё и видишь меня насквозь.

— Знаешь… — она откинулась на спинку стула. – Мне кажется, я так привыкла к определённому общению, что рефлекторно… отпугиваю людей… обороняюсь… Интересно будет просто поболтать… прогуляться под ручку… Не переживай, у меня есть плащ, вон на вешалке. Я не так глупа, чтобы разгуливать по улице в таком виде.

Гулять по улицам, чтобы нас увидели однокурсники, желания не было у обоих. Поэтому, мы направились в небольшой сквер, который ещё не успели застроить. Сначала обсуждали общих знакомых, потом тема сменилась на… даже не запомнил, на что. Никогда не разговаривал о каких-то глупостях, которые тут же вылетают из головы.

— Теперь, ты должен проводить меня до дома, а я приглашу тебя на чашку чая, — предложила Настя.

— От которой, я буду вежливо отказываться, — продолжил я наш сценарий.

— Я буду настаивать. Потому что, мне очень понравилось с тобой, — девушка говорила совершенно равнодушным тоном, отрешённо глядя вдаль.

— Тогда… тогда, мне придётся согласится… Потому что… мой цинизм не срабатывает, если девушка оказалась симпатичной…

Если девушка идёт рядом, и ты её не видишь, такие слова говорить очень легко. Куда мы направились? Надеюсь, она живёт не в «Сиротском» районе? Не успел я придумать какое-то срочное дело, как мы зашли в подъезд обычной пятиэтажки.

— Мне купили квартиру, рядом. Можешь, не переживать. Знакомиться с родителями, не придётся, — Настя заметила моё волнение, и поняла его по-своему. – И в постель я тебя не собираюсь затаскивать, не переживай.

— Вот этим, меня не испугать! – задорно произнёс я и тут же поправился. – То есть, вот этим, как раз испугать можно. У меня не очень богатый опыт… в таких делах…

Мы зашли в тесную прихожую, и девушка закрыла дверь, отсекая нас, от остального мира. Я оказался настолько сообразителен, что помог снять ей плащ, и мы прошли на кухню.

— У нас так много общего? – спросила девушка, включая чайник. – Мы ещё, и оба девственники?

— Ну-у-у… Технически… не совсем… — сейчас, я по-настоящему растерялся.

— Технически и я, не совсем…

Так, надо срочно менять тему.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии