...

Поспорил с матерью

История началась с моей любви к альтернативной музыке. Мы с моим другом Толей очень любили это направление, а исполняли её мужчины с длинными волосами, и нам тоже захотелось отрастить такие же. Да и мода тогда была соответствующая, многие парни отращивали волосы и имели популярность среди девочек. Что для нас – двоих девственников – тоже было очень важно.

Моя мама, с которой я жил сначала смотрела на это равнодушно, но когда волосы стали опускаться все ниже стала просить меня подстричься

— Ты не понимаешь, сейчас так модно и все ходят. – раздраженно отвечал ей я.

— Но ты же мальчик, зачем тебе прическа как у девочки? – удивленно спрашивала она меня в ответ.

Она была довольно мягкой женщиной и многое позволяла мне, так что я особо не беспокоился насчет её возражений.

Всё изменилось, когда мама Толика пришла к нам в гости. В руках у неё была бутылка вина и, хорошенько выпив, они прогнали нас в отдельную комнату, а сами стали что-то заговорчески обсуждать. Толик уже жаловался мне, что его мать совсем замучила его и он готов был уже подстричься, лишь бы избавиться от её давления. Но наши встречи всегда приводили к тому, что мы решали не поддаваться и не стричь волосы.

Вскоре мать Толика вышла, на её лице было суровое выражение, Толик жалобно посмотрел на меня и пошел за ней. Моя мать особо не разговаривала со мной, лишь бросила на мои волосы знакомый мне осуждающий взгляд и пошла к себе.

Ложась спать, я стал гадать, о чем они разговаривали. Утро оказалось недобрым. Мать рано разбудила меня, хотя раньше никогда не позволяла себя это, позволяя мне спать сколько угодно.

— Всё, я больше не могу терпеть твое поведение. С сегодняшнего дня ты будешь следовать моим правилам! Это мой дом и либо ты будешь вести себя подобающим образом, либо найдешь себе другой.

Я никогда не видел мать такой суровой и почувствовал страх. Я учился и не мог позволить себе жить отдельно. После этого она заставила меня убрать постель, что раньше я никогда не делал и сказала, что отныне это моя обязанность.

Она объяснила мне еще некоторые мои обязанности – убирать мусор, мыть посуду и следить за чистотой в своей комнате. После этого она дала мне деньги и сказала:

— А теперь ты пойдешь в парикмахерскую и сделаешь себе нормальную прическу, с какой ходят все хорошие мальчики!

Я вышел из квартиры. Свежий воздух придал мне решимости и уверенности и вместо того, чтобы идти стричься, я пошел к Толе. Он рассказал мне, что его мать тоже угрожала ему и даже обещала одеть его девочкой, если он откажется.

Мы посмеялись над такой угрозой, пообещали друг другу ни за что не стричься и не поддаваться никаким угрозам, и я вернулся домой полный решимости не стричься. Я был не против убираться дома и выполнять другие требования матери, но прощаться со своими волосами, которые так долго отращивал не собирался!

Когда я вернулся домой, мать недовольно посмотрела на меня, но ничего не сказала. Я поужинал и пошел спать, считая это своей победой.

Утром я хорошо поспал, мать не будила меня. Я привык спать голышом и когда я поднялся с постели и собирался надеть трусы, то обнаружил, что в шкафу нет ни одной пары. А вместо них лежал маленький кусочек ткани. Я поднял его и понял, что это женские трусики! Я нацепил штаны на голое тело и пошел разбираться с матерью. Ведь никто кроме неё не мог устроить такой «сюрприз».

Она сидела на кухне и пила кофе. Когда я подошел ко мне она строго посмотрела на меня. От её взгляда вся моя смелось куда-то пропала.

— Доброе утро, а где все мои трусы? – тихонько спросил я.

— Все что вам нужно есть в шкафу, молодая леди. – спокойно и уверенно ответила она.

— Я не молодая леди! И это трусики для девочек, а не для мальчиков.

— Все правильно! Раз ты хочешь ходить как девочка с длинными волосами, то и одеваться будешь как девочка! Девочки носят маленькие трусики, а не мужские боксеры! Либо надевай то, что я тебе дала, либо идти в парикмахерскую. Либо съезжай отсюда и обеспечивай себя сам!

В отчаянии, я вернулся в свою комнату и стал размышлять над вариантами действий. Уезжать мне было не куда и не на что, так что этот вариант сразу отпал. Сдаться и идти стричься? Я посмотрел на свое отражение в зеркало, вспомнил что говорил Толик и свое обещание. Потом достал трусики и посмотрел на них.

Черт с ней! Хочет, чтобы я надел трусики — надену! Я знал свою мать, в конце концов ей надоест, и она сдастся. Я даже не стал надевать штаны и так и гордо прошел в ванную в трусиках и футболке. Она проводила меня взглядом и на её лице мелькнула тень улыбки…

Я умылся и почистил зубы. Ощущения от ношения женских трусиков немного отличались от мужских. Ткань была куда тоньше и нежнее, при каждом движении она будто ласкала мое тело.

Нет в этом ничего такого страшного, буду носить их раз ей так хочется. К тому же, Толик тоже пообещал не поддаваться угрозам. Значит и он сейчас тоже надел трусики? Я написал ему, но он не отвечал.

Я вышел из ванной и вернулся в комнату. Рядом с кроватью стояла моя мать. Когда я увидел её мое сердце екнуло. Черт, я же пообещал заправлять кровать!

— Молодая леди не исполняет обещания, поэтому мне придется наказать её. — она взяла меня за руку и подвела к кровати. – Я слишком плохо воспитывала тебя и сильно избаловала. Теперь с этим покончено!

Я чувствовал себя как провинившийся мальчишка. Пунцовый от такого унижения, я безвольно стоял, опустив голову.

— За невыполнение обязанностей я буду наказывать тебя поркой твоей задницы. За неубранную кровать наказание десять ударов ладонью.

Я не мог поверить ей, ведь она никогда раньше не применяла такие наказания. К тому же я был не каким-то малолеткой, которого можно отшлепать, а уже довольно взрослым парнем! Но что-то в её голосе лишало меня воли. Когда она села на кровать и поманила меня рукой, я покорно подошел к ней.

«Ложись попой кверху.» — сказала она и я принял нужную позу. Она подвинула меня чуть вперед, так чтобы моя промежность оказалась прямо на её мягких ляжках.

«Снимай трусики! Сейчас я покажу тебе что ждет тех, кто не слушается меня» — я стыдливо приспустил трусики, обнажив свой беззащитный зад.

Она занесла руку, и я закрыл глаза, ожидая удара.

«Избалованная девчонка!» — на задницу пришелся первый удар. Я почувствовал жжение на своей ягодице.

«Капризная негодница!» — Еще один удар, и на моих глазах выступили слезы. Скорее от унижения, чем от боли

«Задницу кверху!» — очередной шлепок, после которого я приподнял свой таз.

«Еще семь ударов, считай за мной». После каждого шлепка я отсчитывал новое число. Каждый удар немного раскачивал наши тела, заставляя меня ерзать промежностью по её горячим ляжкам, облаченным в гладкий нейлон. Я со стыдом почувствовал, как мой член от такого трения начинает возбуждаться и увеличиваться в размерах.

Я пытался приподнять зад, чтобы не касаться её ног, но она держала мою поясницу одной рукой, не давая мне оторваться. С ужасом я чувствовал, как мой член возбужденной головкой касается её ног и боялся, что она почувствует мой позорно привставший отросток.

После последнего удара она позволила мне подняться. Я был красный от стыда и унижения, задница горела. Еще немного и я бы не выдержал и кончил. Вот это был бы стыд – спустить свою сперму на мамины ляжки. Да еще и когда тебя лупят по попе! Я пристыженно встал, стараясь прикрыть свой срам.

— А теперь поблагодари меня! Скажи спасибо за то, что я тебя выпорола, и что ты этого полностью заслужила.

— Спасибо, что выпороли меня. Я этого очень заслужил. — безропотно повторил я.

— Прекрасно. Теперь я буду всегда наказывать тебя таким образом за невыполнение своих обязанностей.

Она ушла. Задница еще горела от жаркой экзекуции. Но еще больше меня смущал мой членик, который никак не хотел уменьшаться в размерах. Возбужденная трением о нейлон головка просила ласки. Я стянул мягкую ткань трусиков в сторону и член выпрыгнул вверх.

Я обхватил член и стал двигать шкурку на головке члена. По телу разлилась сладкая нега. Я пытался не думать о своей маме и её гладких ножках, но эта картина не выходила из головы. Я понимал, что это неправильно, но не мог сдерживать себя. Мне было ужасно стыдно от этого, но я дрочил представляя, как меня шлепает моя мама!

Еще несколько движений рукой, и я начал кончать. Сперма фонтаном начала брызгать на пол. Я никогда раньше так сильно не кончал от обычной дрочки.

Опомнившись, я стал корить себя. Извращенец! Развратник! Я так испугался неправильности и порочности содеянного, что пообещал больше не прикасаться к члену.

Отвлекся я тем, что заправил постель и стал убираться в комнате. Так настал вечер. Я пытался выбросить произошедшее из головы, смотреть сериалы и играть в игры, но это было тщетно. Толик все не отвечал на мои сообщения, и я пошел спать.

Утром меня разбудила мать.

— Привет засоня. Ну что, готов стричься? – спросила она.

— Нет! — ответил я. Я не хотел сдаваться до того, как поговорю с другом.

— Тогда сегодня у меня для тебя новое задание. – она протянула мне какую-то пластиковую коробку. – Каждый день ты будешь что-то менять в своем внешнем виде, становясь более женственной. Если, конечно, ты не согласишься состричь эти волосы. Вчера я заметила твои волосатые ноги, что совсем недопустимо для девочек. И сегодня тебе придется избавиться от этих волос. У тебя есть час на то, чтобы твои ноги стали идеально гладкими, или тебя ждет наказание!

Я был шокирован таким раскладом. Взяв телефон, я заметил сообщение Толика, которое пришло, когда я спал. «Все супер, встретимся в субботу» — было на экране. Значит он решил не сдаваться и еще три дня мне нужно будет терпеть до встречи.

Если бы не это сообщение, то я бы уже был готов сдаться и пойти в парикмахерскую, но оно подкрепило мое упорство. Сбрить волосы – ну и ладно! Отрастут, ничего не случится. Убрав кровать (ведь мне не хотелось опять быть отшлёпанным!), я пошел в ванную.

Распарив волосы в горячей ванной, я стал брить ножки. Это было несложно с моими светлыми и довольно редкими волосами. Когда с ногами было закончено, я нащупал волосы в промежности и у моей задней дырочки. После ощущения гладких ног было как-то странно оставлять эти волосы, и я тоже их сбрил. Ниже пояса у меня из волос остался только небольшой пушок на лобке.

Вместе с бритвой мама дала мне новые трусики. Эти были более гладкие, из тянущегося, приятного на ощупь материала. Было на удивление приятно надевать их на бритые ножки.

Когда я вышел мама пристально осмотрела меня, но придраться было не к чему

— Неплохо. Вижу, ты выполнил свои обязанности и сегодня не будет наказания. – Она вручила мне упаковку с колготками. – А это для тебя. Ходить с голыми ногами вульгарно, так что отныне ты будешь носить и колготки

— Но ведь я уже побрил ноги, значит задание на сегодня выполнено! – в отчаянии воскликнул я

— Кажется ты забыл самое главное правило – это мой дом, и я здесь командую. Так что надевай колготки или твою задницу ждет хорошая взбучка!

Мне ничего не оставалось как уйти в свою комнату. Сев на кровать я стал рассматривать упаковку. На ней была изображена девушка со стройными ногами. Надписи гласили «тонкие бесшовные колготки без шортиков».

Я достал легкую, почти невесомую ткань колготок. Когда-то давно в детстве я надевал колготки и еще помнил, как с ними управляться. Сначала я нашел небольшой шовчик, который подсказывал что это задняя сторона, потом натянул первую половину на большие пальцы. Просунув в образовавшийся носочек ступню, я стал расправлять ткань колготок по ноге.

Ощущения были необычные. Я бы даже сказал приятные и волнующие. Прохладная ткань колготок будто ласкала ножку, и я с удовольствием растянул её по ноге. За ней последовала вторая половина. Натянув колготки полностью, я стал смотрел на результат в зеркало. Между ног они чуть свисали и мне пришлось подтянуть их так, чтобы небольшая ластовица посередине плотно прилегла к трусикам.

Ножки чуть блестели в свете солнца и выглядели очень симпатично. Ничем не хуже, чем у моих одноклассниц. А ведь я так любил разглядывать их соблазнительные ножки, выглядывающие из-под юбочек.

Захотелось в туалет. Зайдя туда, я приспустил колготки с трусиками и попробовал пописать стоя, но это оказалось совсем неудобно. Пришлось спустить колготки до колен и писать сидя. Оказалось, что так даже удобнее. Ведь не нужно беспокоиться о том, что не попадешь в туалет и забрызгаешь стульчак. Я оценил удобство и решил, что теперь всегда буду так писать. Почему я раньше до этого не догадался?

Поверх колготок я надел свои джинсы. Надевать короткие шорты на колготки показалось странным и неправильным. А под джинсами были видны лишь ступни. При движении джинсы приятно скользили о колготки, вызывая мурашки удовольствия.

День прошел спокойно, я так привык к колготкам что они стали как вторая кожа и я почти не замечал их. Теперь я понял почему женщины всегда надевают их под брюки или джинсы.

Завтра должна была состояться встреча с Толей и я с нетерпением ждал её, чтобы узнать, как он справляется с давлением матери. Немного с тревогой я думал о том, что мать замышляет на завтрашний день.

Новый день начался с новых трусиков и чистых колготок. Старые мама забрала в стирку. «Белье каждый день нужно менять, как и колготки. Настоящие леди всегда должны быть чисты и опрятны». Я уже привык к таким странным фразам и обращению и не обращал особо на них внимания, считая какой-то странной шуткой.

«Значит сегодня у тебя встреча с другом? Замечательно, я как раз подготовила для тебя обновку». Она протянула мне джинсы. Но это были не такие джинсы, которые я привык носить. Они были полны мелких деталей – большая пуговица с блестящим камешком спереди. Выточки на передних карманах. А самое главное – на задних карманах на попе были золотые вышивки в форме бабочек.

«С твоими ногами носить такие джинсы как у тебя непозволительно. Я купила тебе более подходящие».

Вручив мне джинсы, мать впилась в меня ожидающим взглядом. Начав надевать джинсы, я заметил, что они сильно отличаются кроем от тех, к которым я привык. Особенно это было заметно, когда я стал натягивать их на свою попку. Тянущийся материал плотно обтянул ягодицы, скользя по гладкому нейлону колготок. Между ног тоже совсем не было места, хорошо, что всё мое хозяйство было крепко прижато к телу трусиками и колготками и не стало выпирать.

Я посмотрел в зеркало и был изумлен непривычным видом. Обтягивающие джинсы создавали соблазнительный силуэт с очень даже симпатичной попкой.

«Какая прелесть. Намного лучше, чем твои старые бесформенные джинсы, правда ведь?». Я пробормотал что-то в ответ и мать, довольная результатом ушла к себе.

Возникла новая проблема. Ведь я сегодня должен был быть у Толика, а идти к нему не меньше получаса. Вероятность того, что меня заметят знакомые и увидят в этих джинсах совсем невелика. А мне не хотелось быть посмешищем для злых языков. Или что еще хуже – прослыть каким-то извращенцем. Пришлось просить маму, которая легко согласилась, решив пообщаться со своей подругой.

Через какое-то время мы собрались и поехали в гости. Я ожидал встретить Толика примерно в таком же виде, как и я, и это как-то скрашивало мой стыд и неудобство. Но каково же было мое удивление, когда, зайдя к ним в дом, я увидел Толика свеже-подстриженным! И никаких женских джинсов, а тем более трусиков с колготками на нем не было!

Он виновато на меня посмотрел, а мне стало обидно почти до слез, я не ожидал такого предательства от друга!

Когда мы остались наедине в его комнате, он стал оправдываться, что не смог сбрить волосы на ногах, ведь он ходит в бассейн и выступает на соревнованиях. А гомосексуалом он прослыть не хотел. От негодования я хотел поколотить его.

«А тебе идут эти джинсы! И фигура у тебя не хуже, чем у наших девчонок!». Я воспринял это как насмешку и это стало последней каплей. Я накинулся на него, началась возня, но он очень легко поборол меня. Ведь он в отличие от меня ходил на плавание и бокс, отчего он имел внушительные плечи и руки, совсем не похожие на мои, которые были тоненькие и слабые. Да и по росту он почти на голову возвышался надо мной.

Успокаивая меня, он завалил меня на кровать, прижав к ней лицом вверх и крепко зажал мои руки и ноги, не давая вырваться. От бессилия и обиды, на глазах потекли слезы.

— Да что ты творишь, совсем обезумел! — в негодовании воскликнул он. — Я же правду говорю, очень хорошая из тебя получилась девушка!

Он слез с меня и наступило неловкое молчание. Я извинился, и он тоже попросил прощения. Он замолк, и я почувствовал, что он тоже смущается.

– А ты значит побрил ноги? И под джинсами у тебя женские трусики?

Я кротко кивнул.

— Покажешь? – еле слышно спросил он. От волнения сердце стало бешено колотиться в груди. Мне стало приятно от его комплиментов. Накопленное за пару дней возбуждение давало о себе знать. А если он хочет посмотреть на меня, то почему бы и нет?

— Только сзади. – смущенно ответил я. – Он облизнул губы и кивнул.

Я вспомнил как недавно смотрел фильм. В нем девушка очень сексуально спускала брюки, чуть покачивая попой в разные стороны. Стараясь повторять ее движения, я осторожно расстегнул джинсы и стал медленно спускать их, покачивая попочкой. Джинсы гладко скользили по колготкам, еще сильнее возбуждая меня.

Я видел, как он смотрит на меня восхищённым взглядом. Это немного заводило меня. Спустив джинсы, я шагнул из них. Теперь я был перед своим другом только в колготках и тоненьких трусиках!

Продолжая неожиданный сеанс стриптиза, я медленно наклонился, выпячивая попочку и провел рукой по ноге от ступни до бедра. Мой друг смотрел на меня с открытым ртом и ошалелым взглядом – такое представление ему явно нравилось. Далее в фильме девушка развернулась к парню и села ему на колени, а это в мои планы явно не входило. Поэтому я решил закончить. Тем более я заметил выпуклость в штанах моего друга, которая стала принимать пугающие размеры.

— Ну всё, представление окончено! – смущенно воскликнул я. – Теперь отвернись, я оденусь.

Молчание прервал голос за дверью – мама звала меня ехать домой.

На пути домой я думал о произошедшем. Злость опять охватила меня.

Я не такой, как этот дурак Толик! И не сдамся из-за каких-то нелепых угроз. Я приду на учебу с красивыми длинными волосами, и буду выглядеть красавчиком на его фоне, и он пожалеет, что так легко сдался! И что это за глупые, дурацкие слова про то, что я похож на девчонку!

Злость постепенно уступало меня странному незнакомому чувству, которое отзывалось сладким томлением внизу живота. Я вспомнил как он скрутил меня и навис надо мной. Свою беспомощность и беззащитность. Он был намного сильнее, но совсем не пугал меня. К тому же в его действиях чувствовалась какая-то аккуратность и даже нежность.

Вспомнил как разделся перед ним. Боже, о чем я только думал и что на меня нашло?! И к чему все эти игры могут привести? От пугающих мыслей меня спас приезд домой и домашняя рутина. Я помог матери с домашними делами и пошел спать.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.