...

Поспорил с матерью. Часть 2

Следующий день принес собой новое «испытание». Утро началось с недовольной тирады от мамы по поводу моих бровей, которые «недостойны хорошенькой леди и совсем портят её внешний вид». Я даже не успел толком проснуться, как она усадила меня за маникюрный столик, сказала закрыть глаза и стала орудовать надо мной. Сначала она что-то рисовала, я чувствовал касания каких-то карандашей, а потом началась настоящее издевательство. Мама взяла пинцет и начала выщипывать мои брови, придавая им форму.

От непривычной боли у меня на моих глазах появились слёзы. «Потерпи сладенькая, еще немного» — приговаривала мама, продолжая неприятную и немного болезненную процедуру. Еще через пятнадцать минут с выщипыванием было закончено. Она протерла брови чем-то влажным, но на этом не остановилась. Зажмурив глаза, я чувствовал, как она водит по ним кисточкой. Вскоре она позволила мне встать.

Подойдя к зеркалу, я был шокирован тем, как изменился мой внешний вид. Лицо стало выглядеть намного мягче. Мохнатым от природы бровям была придана аккуратная женственная форма. К тому же они были покрашены в чуть более темный цвет, делающий их более выразительными. Впервые я по-настоящему испугался изменений в своем внешнем виде. Одно дело побрить ноги, под джинсами этого никто не увидит. Но брови — это то, на что сразу обратят внимание! И выглядели они совсем не по-мужски!

Пока я в ужасе разглядывал свое отражение, мама довольно что-то напевала себе под нос. Её явно радовал получившийся результат. «Теперь уход за бровями — это твоя новая обязанность, ты должна ухаживать за ними также как за своими ногами. Я буду проверять их и если увижу, что ты не следишь за ними, то тебя ждет наказание».

Эти несколько дней изменили меня как внешне, так и внутренне. Маму тоже было не узнать. Теперь она носила волосы завязанными в узел сверху, что придавало ей более строгий и официальный вид. Одевалась она тоже увереннее и сексуальнее, сегодня, например, она была в обтягивающей юбке-карандаш и белой блузке. Даже во взгляде чувствовалась воля и целеустремленность, которая заставляла меня опускать взгляд и побаиваться её. Чем более мягким я становился, тем она становилась строже и требовательнее.

Умываясь, я посмотрел на свои ноги. Волоски на них еще не успели отрасти, и я решил отложить бритье на завтра.

Ложась спать, я гадал что меня ждет завтра. Мать явно не собиралась останавливаться на достигнутом. Я проснулся чуть пораньше, убрался, умылся, надел чистые трусики и колготки и натянул джинсы. В гостиной меня встретила мама, как всегда полная энергии.

— У меня для тебя подарок. – Она передала мне небольшую косметичку. – Твои ногти это полное безобразие. Садись, я покажу тебе как правильно делать маникюр.

Усадив меня рядом, она стала обрабатывать мои пальчики незнакомыми мне инструментами. Вскоре мои ногти стали ровными и ухоженными. Когда я помыл руки, она достала из косметички лак для ногтей и усадила меня рядом. Вскоре на моих руках был ярко-красный маникюр. А за руками последовали и пальчики ног.

Я не особо сопротивлялся, ведь лак всегда можно свести и обреченно смотрел как она наносит блестящий лак на мои ногти. Если уж ей так хочется, чтобы я делал маникюр и педикюр, то так тому и быть. К тому же выглядеть мои руки стали очень элегантно. Мне даже понравилось, как на аккуратных пальчиках красиво переливался яркий лак.

Пока лак засыхал мама расчесывала мои волосы. Они уже почти доставали до плеч. «Скоро уже можно будет и косички завязывать. Два хвостика очень подойдут под твой образ, можно будет и бантики завязать».

Подождав, когда лак засохнет я опять надел колготки. Теперь это потребовало куда больше умения, ведь я старался не повредить свежий лак. «Как только женщины справляются со всем этим?!» — думал я, осторожно растягивая нейлон по моим ножкам.

Мой вид становился все более женственным. Когда я смотрел в свое отражение, у меня невольно возникала мысль, что вместо футболки можно было бы надеть что-то более подходящее моему образу, так сильно простая мужская футболка выбивалась из общего вида.

Также сегодня мама впервые показала мне как готовить. «Каждая девушка выходит замуж и должна уметь вести домашнее хозяйство. В том числе готовить завтрак и ужин». Я записал рецепт, и она пообещала, что в следующий раз я уже сам буду готовить по нему.

Весь день я боролся с эрекцией и желанием сбросить напряжение. Я уже несколько дней не мастурбировал, держа данное себе слово не прикасаться к члену, но с каждым днем это было все сложнее. Я ходил сам не свой и не мог сконцентрироваться ни на чем. При каждом движении колготки ласкали ножки, заставляя член еще сильнее натягивать трусики.

День прошел в мучениях, но я всё-таки смог побороть свои низменные импульсы. Мать разбудила меня, и я увидел у неё в руках сверток. Но когда я поднялся из постели, она свела брови, в её глазах я увидел недобрую искорку и сразу понял в чем дело. Измотанный постоянным возбуждением, я забыл побрить вчера ноги! Строгим голосом произнесла.

«Вижу молодая леди решила, что ходить с небритыми ногами это нормально! Я хотела подарить ей новое платье, но очевидно, что сначала ей нужно преподать урок. Марш в ванную!». От строгого голоса мои уши загорелись, я почувствовал, как к лицу приливает кровь от стыда. Проклиная себя, я устремился в ванную. На ногах действительно успели отрасти волосики, которые портили весь вид. Избавившись от них, я пошел к маме.

«Ты очень расстроила меня! Я не так много требую от тебя, и ты не способна даже на это. Предупреждаю тебя, если еще раз увижу тебя с волосами на ногах, то мы сразу же поедем в салон, где тебе сделают настоящий шугаринг. По сравнению с этой процедурой бритье покажется тебе удовольствием!».

Я стоял, виновато опустив голову. Молча, она поманила меня к себе. Рукой она по легонько похлопала по своей коленке, приглашая меня лечь. На этот раз она сказала, что ударов будет пятнадцать и после каждого мне нужно вспоминать одну из моих обязанностей: застелить кровать, убрать свою комнату, брить ноги, сделать маникюр и педикюр, вынести мусор.

Я расположился у неё на коленках, принимая удары и вспоминая по одной свои обязанности, а мой член в это время постыдно торчал, упираясь в мамины ляжки. Попытка не мастурбировать оказалась полным провалом, и я проклинал себя за такое глупое решение. После нескольких ударов он уже хорошенько налился и расположился прямо между двух ножек. Я чувствовал приближение оргазма и всеми силами пытался избежать позора.

От трения о мамины ножки членик все больше крепчал. Каждый удар вызывал неизбежную тряску, которая все сильнее раздражала головку члена, напрямую соприкасающуюся с мягкими теплыми ляжками, затянутыми в нейлон. Чувствуя, как её сжимают её ножки, я начинал терять рассудок от возбуждения. Казалось, будто после каждого удара она специально сдвигает посильнее ноги, но я убедил себя, что это просто мое воображение.

Я старался отвлечься и думать о чем-то другом, но это не помогало. Больше всего сейчас я боялся, что она подумает, что я извращенец, которого возбуждает, как его шлепает родная мать. Она ведь не может не чувствовать, как мой стручок отчаянно упирается ей в ляжки!? От этой постыдной мысли я еще сильнее завелся. Но она не подавала виду и продолжала экзекуцию, ровно отсчитывая удары.

«Двенадцать!» — рука звонко опускается на мою ягодицу. Я уже назвал все свои обязанности и последние удары проходили в тишине.

«Тринадцать!» — членик уже невыносимо горит. Головка готова взорваться от напряжения.

«Четырнадцать!» — еще немного продержаться! Я старался как можно меньше ерзать, избегая трения члена о нейлон, боясь кончить прямо маме на ляжки. Но все было тщетно.

«Пятнадцать!» — последний удар и я чувствую, как член напрягается. Будто специально мама очень сильно сдавила мой членик, и я не смог сдержаться. Обреченно я почувствовал знакомое ощущение — когда оргазм неизбежен и подступает волна, которая сейчас захлестнет тебя. Мне не хватило совсем чуть-чуть чтобы дотерпеть до конца!

Тело вздрогнуло, и я отчаянно начал изливаться всей спермой, которая копилась несколько дней. Я не смог сдержаться и издал мучительный, жалобный стон. По телу пошли сладкие спазмы оргазма, я нелепо задрыгал ножками. Член дергался, зажатый между двух ножек, орошая мамины ляжки липкой спермой.

Опустошив свои крохотные яички, я заплакал от стыда и унижения.

— Ну все, хватит хныкать, посмотри, что ты наделала! – сказала мама, показав на ляжки, на которых блестела свежая еще теплая сперма.

— Прости я не хотел, сейчас я все уберу – в панике я стал искать что-то чтобы убрать следы своего позора.

— Не нужно ничего искать, у тебя есть все необходимое, чтобы убрать за собой! – строго произнесла она. Я глупо посмотрел на неё, но потом я понял, что она имела в виду и жалобно посмотрел на неё – Да-да, ты все правильно поняла! Настало время использовать твой сладенький ротик для чего-нибудь по-настоящему полезного.

Жестом она показала мне спускаться вниз к ей ногам. Я оказался между её коленок, прямо перед тем местом, куда излился мой член. Сперма блестела на светлых колготках. Она взяла мою голову и притянула мое лицо поближе, и я почувствовал запах похоти и разврата. Увидев, как я мешкаюсь, мама взяла меня за загривок и макнула лицом прямо во влажное пятно.

Обреченно я стал слизывать свою сперму, понемногу собирая её в рот и проглатывая. Оказалось, что в этом нет ничего такого ужасного и неприятного. Скорее в этом было что-то унизительное и позорное. Вкус был необычный, немного вяжущий, но ужасным я бы его не назвал. Я скользил язычком по нейлону, собирая липкую массу и украдкой поглядывал в место, где сходятся мамины ножки.

В тени юбки виднелись трусики, которые делил надвое шовчик колготок. Были даже немного видны очертания половых губ. Чуть ниже виднелось темное влажное пятнышко. Вид очень завораживал и волновал меня. Пару раз до этого мне повезло увидеть это сокровенное место, но никогда в такой близи. Как же мне хотелось приблизиться к нему, вдохнуть аромат её влагалища!

Я не торопился, прилежно очищая ножки от остатков спермы усердно работая язычком, чтобы еще немного посмотреть на завораживающее зрелище.

Через какое-то время, когда ножки были идеально вычищены, мама прервала меня и сказала строгим голосом:

«Я делаю это для твоего же блага. Я сама виновата в том, что избаловала тебя. Но теперь с этим покончено. Я сделаю из тебя достойную леди, хочешь ты этого или нет».

Уходя, она вручила мне белую блузку. Она совсем не походила на мужскую кофту. Большой вырез сверху открывал вид на ключицы, а сам материал был намного мягче и нежнее, почти невесомый. Вместе со светло-синими джинсами они создавали милый образ.

«Ах да, совсем забыла. У тёти Н. послезавтра день рождения, и мы приглашены. Это не избавляет тебя от обязанностей, поэтому завтра мы идем выбирать тебе праздничное платье». Я хотел было что-то возразить, но строгий взгляд мамы заставил меня проглотить слова.

Такая перспектива шокировала меня. Переодеваться дома это одно, но пойти полностью переодетым в гости, к своему другу и его маме, а тем более в платье? Мне следовало бы отказаться и согласиться подстричь волосы. Но после испытанного унижения спорить и перечить матери не было сил. Я был сломлен, моя мужская сущность раздавлена, я был полностью подконтролен матери и готов был исполнить любые её указания.

К тому же во мне зарождались и другие чувства. Я стал привыкать к женской одежде, она мне начинала нравиться. Мягкость женских трусиков, то, как ножки нежно охвачены сеточкой нейлона очень нравилось мне. Даже обтягивающие джинсы уже не вызывали дискомфорт.

Переодевание в женское сильно возбуждало меня, хоть мне и было стыдно в этом признаваться, и я старательно скрывал это от матери. Возможность одеться в настоящее женское платье волновала и манила меня. Остатки мужского эго во мне протестовали, но в итоге стрижку решено было отложить.

Утром мама проверила исполнение моих обязанностей. На этот раз я был на чеку и выполнил все безукоризненно. Убедившись, что все в порядке, она похвалила меня и сказала собираться в торговый центр. Перед выходом она лично выбрала и проверила мою одежду. Красные атласные трусики, отделанные по краям кружевом, телесные колготки и уже привычные мне джинсы с бабочками на попе. Сверху я надел новую блузку.

Я смотрел на себя в зеркало и перспектива оказаться в таком виде на улице все больше пугала меня. На меня смотрела то ли пацанковатая девочка, то ли женственный мальчик. Для завершения образа девочки не хватало груди, да и бедра могли быть чуть пышнее. Но и за мальчика меня тоже было не принять, уж очень бросались в глаза выразительные брови, накрашенные ногти на руках и ногах, не говоря уже о внешнем облачении.

Собрав в себе последние силы, я решил попробовать отговорить маму от столь унизительного для меня похода по магазинам.

— Что опять за капризы? – недовольно воскликнула она. – Я думала мы уже прошли эту стадию!

— Но мам, я ведь совсем выгляжу как девочка! Вдруг мы встретим кого-то из знакомых?

— Какое им дело до того, как ты одеваешься, будто они ни разу не видели девочек? Отрастить волосы как у девочки значит можно, а надевать юбки с колготками уже слишком? Нет уж, либо всё, либо ничего! А правила здесь создаю я. Всё, хватит капризничать, пора уже становиться взрослой девушкой, а не хныкать как малолетка!

Через час мы зашли в павильон, на вывеске которого была надпись «платья для принцесс». Я медлил и боялся заходить, тогда мама взяла меня под руку, завела в магазин и повела прямо к стоящей недалеко от входа девушке-консультантке.

— Здравствуйте! Нам нужно помочь подобрать платье. – Сказала мама, выдвинув меня вперед и покровительски приобняв ладонями за плечи. Я почувствовал, как лицо наливается краской. – На торжественное мероприятие мальчика нужно переодеть в девочку, и мы ищем что-нибудь праздничное и красочное.

— Конечно, сейчас мы что-нибудь подберем! Давайте сначала возьмем мерки. – С интересом взглянув на меня, консультантка взяла метр и стала мерить ширину моего таза, живота, груди. Иногда она бросала на мое лицо любопытный взгляд, явно не каждый день в её магазин заходят такие интересные покупатели. Когда мы встретились взглядами, она приветливо улыбнулась. – Давайте начнем с чего-нибудь классического. – Сказала она и сразу провела нас к одному из многочисленных стендов с платьями. Подобрав пару, мы пошли к примерочной.

Я стал раздеваться. Когда на мне остались лишь трусики и колготки, я стыдливо стал прикрывать свою промежность, стараясь скрыть небольшой бугор, невольно появившийся у меня между ног. Я съежился, стараясь казаться меньше, будто так меня сложнее будет заметить.

Заметив это, мама воскликнула – «Ну чего ты стушевался? Некого стесняться, здесь все свои!». А после этого и вовсе нараспашку открыла занавеску примерочной, так что меня стало видно из магазинчика. Женщина в возрасте, выбирающая платье у стенда рядом, удивленно посмотрела на меня. Мама будто специально сегодня дала мне трусики ярко-красного цвета, которые неизбежно привлекали внимание. Я хотел провалиться сквозь землю от стыда.

Я по очереди примерил два платья. Одно лавандовое классического свободного кроя, а второе стрейч, из тянущегося материала, который крепко облёк мое тело.

— Какая прелесть, вот бы моего сорванца так же одеть! Женская одежда намного лучше – красивее и разнообразнее, правда ведь? – Оживленно комментировала примерку платьев продавщица. Я что-то пробормотал в ответ, чувствуя, как мои уши горят от стыда. Кажется ей очень нравилось наряжать мальчика в женские платья.

Сначала я пытался как-то спрятать свои ногти, скрывая от продавщицы яркий маникюр, боясь, что она подумает, что я какой-то извращенец. Но во время примерки, когда мне пришлось раздеться, скрыть мой вид было затруднительно, и мне пришлось смириться с тем, что она увидит меня «во всей красе». Не удалось утаить от неё и то, что мои ножки гладко бриты, а под колготками надеты красные женские трусики.

Сначала она немного с удивлением разглядывала меня, бросая любопытный взгляд на мои трусики, маникюр и необычную для мальчика прическу. Готов поспорить, что не часто в её магазин заходят мальчики, которым нужно выбрать праздничное платье. Тем более так необычно одетые! Но она не подавала виду и обращалась со мной, как с обычной клиенткой, и я обреченно принял свое унизительное положение.

— Очень красивые платья, но нам бы хотелось чего-то более яркого и интересного. Кажется, я видела кое-что подходящее. — Мама показала в один из углов магазинчика. Продавщица сразу поняла её и засуетилась.

— Конечно, у нас как раз есть то, что вам нужно! – они устремились к платьям, а я попытался спрятаться за шторку. Вскоре мама пришла, держа в руках пышное платье небесно-голубого цвета с пышном юбкой-колокольчиком.

Платье надевалось снизу, ногами я заступил в пышные юбки, а мама помогла натянуть его вверх на грудь. Снизу платье состояло из пышного многослойного белого подъюбника, в форме колокола, расширяющегося к низу и опускающегося вниз примерно до голени.

Я был в шоке. Такое платье более подходило для детского праздника или выпускного в школе! Мне не хватало только волшебной палочки и крылышек, чтобы окончательно превратиться в маленькую фею. Но моя мать была в восторге, кажется, на её глазах даже появились слезы.

— Какая прекрасная леди! Это как раз то платье, которое я и представляла. Она попросила меня развернуться и стала зашнуровывать корсет на моей спине. Платье хорошо село на бедрах и худенькой талии, но вот выше образовалась проблема. Мать это заметила, и продавщица сразу сказала

— Не волнуйтесь, это очень легко решается! Сейчас я вернусь. – И она поторопилась за прилавок. Вскоре она вернулась с небольшой коробочкой. – Новое поступление, как раз для тех, кого природа не наградила нужными объемами. – Она достала из коробочки две силиконовые полусферы, соединенные вместе замочком как лифчик.

Мама взяла их и восхищенно стала разглядывать. «Какая замечательная вещь!» — сказала она, взяла одну из полусфер и прикрепила к моей груди, за ней последовала и вторая. Я почувствовал, как они присосались и ощутил их небольшой вес.

После этого продавщица заново сделала замеры груди и воодушевленно сказала. – Поздравляю вас, теперь вы счастливый обладатель груди второго размера! Как насчет того, чтобы подобрать подходящий бюстгалтер?

Мама с энтузиазмом встретила это предложение и вскоре на моей груди красовался кружевной лифчик, закрытая конструкция которого прикрывала силиконовые накладки, создавая иллюзию настоящей женской груди.

— Потрясающе! Теперь ты всегда будешь так ходить, пока не вырастут свои сисечки!

— Но ведь я мальчик! У меня не должна расти грудь! – запаниковал я.

— Опять ты перечишь матери и капризничаешь! У меня выросла и у тебя такая же будет! Уж я об этом позабочусь!

Когда на мне вновь зашнуровали платье, то результат был потрясающим. Моя фигура приобрела классические очертания в виде «песочных часов» — широкая юбка снизу, которая переходила в узенькую талию, а сверху красовалась довольно пышная грудь.

— Держи осанку, не сутулься! Расправь грудь, плечи назад, выше подбородок, ты же видишь, как я хожу? Вот и бери с меня пример! Теперь покрутись, дай мне на тебя посмотреть – Ей явно нравился результат. Да и я тоже не мог не согласиться, что платье очень хорошо сидит на мне. Единственная проблема была в том, что это платье для девочки-подростка, а я уже взрослый парень!

— Какая хорошенькая получилась девочка, какие бедра, какая талия, вся в мать! – восхищенно сказала продавщица.

— Вы просто ангел-спаситель! – ответила моя мама продавщице.

— Вы слишком добры ко мне! Нарядить такую куколку это настоящее удовольствие! Обязательно приходите еще!

Я заметил, как две женщины-покупательницы с интересом посматривают на нас, улыбаются и о чем-то оживленно перешептываются. Последние остатки моей мужской гордости были уничтожены в этот вечер. Хорошо, что ни одна из них не была мне знакома, иначе я бы там же и сгорел от стыда.

В подарок к платью нам предложили выбрать сережки клипсы, которые не требовали прокола ушей. Мама подобрала серебристую пару в форме звездочек, идеально подходящие к пышному девичьему платью.

Домой я пришел вымотанный и совсем без сил. В руках у меня был сверток с платьем. Маме так понравилась моя новая «грудь», что я она сказала не снимать её, и я так и надел поверх неё блузку. Стоило признать, что выглядела она довольно реалистично и вполне вписывалась в образ молодой девушки. Контуры лифчика чуть проглядывали через тонкую блузку, привлекая взгляд.

Было непривычно ощущать как при каждом шаге силикон немного подпрыгивал в лифчике. Да и держать осанку стало чуть сложнее. А ведь это всего лишь второй размер, страшно представить каково жить женщинам, у которых грудь еще больше!

Я лёг пораньше, на завтра у нас было запланировано празднование дня рождения тети. Я с волнением ждал этого – как воспримет мое преображение мой друг, не засмеет ли меня? Понравится ли платье тёте?

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.