...

Порочное желание

Лучи солнца падали сквозь французское окно спальни на обнаженное тело молодой полногрудой блондинки. Ее длинные светлые волосы рассыпались каскадом по атласной подушке. И когда лучи солнца коснулись ее лица, девушка открыла свои глаза.

Энн Декстер, проснувшись, потянулась своим молодым гибким телом. Потягиваясь и зевая, она заставила свою полную грудь высоко подняться и затем опуститься. Энн мельком взглянула на часы и про себя отметила, что проспала дольше обычного. И ее вовсе это не обеспокоило.

Яркое весеннее солнце приятно ласкало ее коже, было дразнящим и успокаивающим одновременно… Энн ощущала тепло его лучей и ей это было очень приятно…

Она посмотрела на половину мужа…

Как обычно… Дорогой мой супруг уже работает… Последнее время он просто одержим своей работой…Оставляя мои естественные сексуальные потребности довольно острыми… Я совсем не могу его понять… Не уже ли я так плоха?

Энн пожала плечами, встала с кровати и пристально посмотрела на себя в зеркало…

Натуральная блондинка… Ярко-голубые глаза… Нос идеальной формы… Слегка пухленькие губки… Безупречная белая кожа… Пышная грудь… Тонкая талия… Плоский живот… Лобок с аккуратной полоской короткостриженых волос цвета соломы… Упругая попка… Широкие бедра… Стройные ноги… Конечно не модель, но все же… Мужчинам я всегда нравилась… Почему тогда Карл мало обращает на меня внимание?

Вновь потянувшись, она распушила свои волнистые волосы…

Карл был без ума от моих волос… Это было первое, как он говорит, на что он обращал внимание… И он был без ума и от моего великолепно сложенного тела… Мои изгибы… Перед которыми не мог устоять ни один мужчина… Что изменилось после того, когда я стала его женой?

Энн улыбнулась, вспомнив приятные моменты ее жизни… Она провела пальцами по своим грудям, зажав оба выпуклых розовых соска между большими и указательными пальцами… Мягко поиграла с ними, пока они не затвердели, вызвав у нее приятные ощущения в ее набухших сосках и соответствующее покалывание внизу живота…

Последнее время я просыпаюсь… Слегка возбужденной… Но Карл этого не замечает… Последнее время он мало, что замечает… Да он много работает… У него новый проект под эгидой Медицинского центра… Но…

Энн отпустила соски, а затем вновь запустила руки в свои длинные волосы, поднимая их наверх и затем позволяя им затем плавно на ее плечи.

— Энн, ты не видела зажим для галстука? — раздался позади нее сердитый голос мужа.

Молодая женщина повернулась на голос. Перед ней стоял ее муж, теребя галстук. Его копна, начавших седеть, волос спадала на лоб. Он был одет только в нижнее белье и рубашку. Глаза Энн остановились на его паху, но…

Как обычно… Там нет никакой характерной выпуклости… Чтобы понять, что кроме поцелуя в щечку сегодня мне больше нечего ожидать на прощание. Как и вчера… Как и позавчера… И…

— Нет, дорогой, я не видела, — разочаровано вздохнула Энн.

Она попыталась помочь ему, обведя взглядом спальню…

— Думаю, тебе, Карл, просто придется довольствоваться галстуком-бабочкой…

Пока муж менял галстук, Энн накинула домашний халат на свое тело и направилась на кухню готовить завтрак. Разбивая яйца на сковородку рядом с беконом, она не могла не задаваться вопросом, была ли это та жизнь, которую она выбрала… Или это была просто ее судьба. На мгновение Энн прислушалась к тому, как ее муж в своем кабинете шумно собирает свой портфель. Переворачивая бекон вилкой, она поморщилась, когда на ее руку попала небольшая капля горящего жира. Энн ощущала в груди нарастающее негодование… Ей совершенно не нравилась ее жизнь…

Люблю ли я его? Да, несомненно… Все началось… Как простые отношения профессора и студентки… Пока он не предложил мне выйти за него замуж… Вначале все было хорошо… Но… Сексуальные разочарования быстро погасили надежду на идеальный брак… И теперь… На втором году брака… Я спрашиваю себя… Почему я вообще вышла за него замуж? Наш роман вызвал переполох в колледже… Мне пришлось бросить колледж и стать его ассистентом… Помогая ему в лаборатории, печатая отчеты и другие документы… Большинство из которых были историями болезни, в рамках подготовки окончательного отчета, который спонсоры наверняка потребуют после двух лет финансирования… Но… Боже мой, все, что делал Карл, это только работал… Работал… И работал…По иронии судьбы, из тех историй болезней, которые я перепечатывала, я узнала, что между мужем средних лет и молодой женой всегда были сексуальные проблемы… И это было сущей правдой! Я была близка к тому, чтобы сойти с ума! Мне двадцать два… Карлу вдвое больше… Его беспокоило не хорошо заметное брюшко, а его поведение в постели… Он уничтожил самое сокровенное из моего достояния… Мою чувственность и сексуальность!

— Энн, у тебя найдется время приехать сегодня днем и сделать еще пару отчетов? Скоро должен быть готов наш квартальный отчет, и я бы хотел начать с них. Это хорошо для имиджа, знаешь ли… — сухо сказал Карл, нанизывая бекон на вилку, — Я знаю, что это тебе не очень нравиться… Но, дорогая, это нужно сделать…

— Хорошо, Карл… На самом деле… Я нахожу довольно интересным знакомство с этими вашими социологическими теориями… Я уверен, что ваши исследования в области секса станут делом будущего… Возможно, даже более важным, чем бомбы и ракеты… Несомненно, мир стал бы лучше, если бы мы все занимались любовью вместо войны… — съязвила она, наливая кофе в его чашку, и надеясь, что он уловит двойной смысл и отчаяние в ее словах.

Энн и правда считала работу, которую делала для своего мужа, интересной… Она всегда считала себя нормальной женщиной с нормальными наклонностями и потребностями… Но отчеты, которые она печатала для мужа о женатых и разведенных мужчинах, ставших геями… О женщинах, обращающихся друг к другу за физической любовью вместо своих мужей… Признания в инцесте… Содомии… На ее взгляд, это было лучше, чем порнография… Потому что все это было правдой, и это вызывало у нее любопытство и странное покалывание запретного искушения, о котором она раньше даже и не мечтала. У нее появилось даже желание что-либо попробовать и поэкспериментировать… Неспособность мужа удовлетворить ее, сводила ее с ума, перед ее растущей потребностью… Печатанье отчетов было для нее, подобно, афродизиаку…

— Как насчет кетчупа к яйцам, Энн? Ты же знаешь, я люблю к яйцам кетчуп… — пробормотал Карл.

При словах мужа у молодой жены сразу же защемило в животе.

— Конечно же, мой любовничек… — с некоторой иронией в голосе сказала она.

Я должна была признать, что прошлой ночью Карл был… Несколько энергичен… Как обычно, он довел меня почти до вершины, а затем оставил там, чтобы я сама забралась на эту вершину или же соскользнула вниз по склону… В зависимости от того, что я предпочла бы… Он был слишком уставшим… Но я справилась, и, улучив несколько минут в ванной, пока муж храпел в постели, как отвратительный сытый бык, довела себя до оргазма пальцами… Именно тогда я и решила, что нужно что-то менять… Тем не менее, я не могла не вспомнить о серии покалывающих ощущений, насколько близко Карл подошел к тому, чтобы удовлетворить меня прошлой ночью.

Я приготовила ему ужин… Бефстроганов с лапшой, салатом из шпината и красным вином… Ужин при свечах под тихую приятную музыку. Мое настроение было прекрасным… И соответствующим… Но у Карла в голове была только работа… Стопка кассет на столе в кабинете, которые нуждались в его изучении и нумерации… Но я напрочь проигнорировала его бормотание… Затащив его в постель и позволив ему похотливо провести своими большими руками по моим почти обнаженным изгибам… Карл тяжело дышал, словно животное во время гона… Тая в его объятиях, я стянула свою прозрачную ночнушку… И голая улеглась на кровать в непристойной позе с широко раздвинутыми бедрами…

— О, моя дорогая Эээн, — прохрипел он.

Конечно, с возрастом он заметно пополнел и стал мягче… Но твердость его набухшего от похоти члена, сразу затмила все остальное… Мое тело дрожала от моего же бесстыдного желания… Боже, как отчаянно я надеялась! И в начале мои ожидания полностью оправдывались… Целуя меня с головокружительной страстью, покусывая мои затвердевшие розовые набухшие соски, проводя своими большими, горячими пальцами по моей влажной пульсирующей киске… Его член тыкался в мою чувствительную плоть бедра… Карл бормотал и задыхался от возбуждения… Говоря непристойные и возбуждающие слова, которые еще сильнее подстрекали мою похоть…

Боже, я бы с огромным удовольствием отсосала ему, если бы он мне позволил! Но, нет… Он забрался между моих дрожащих бедер, которые я широко раздвинула для него…

— Я собираюсь трахать тебя до потери рассудка, моя дорогая Энн! — пообещал он, используя правильные слова, чтобы подстегнуть меня.

Они вызвали у меня дикий озноб страсти и похоти. Его длинный твердый член, раздвигая уже увлажненные губы моей жадно пульсирующей киски, своей большой мясистой головкой медленно проник во влагалище. В неистовом нетерпении я раздвинула ноги еще шире, поднимая вверх свою дымящиеся плоть… Уверенная в том, что на этот раз он все сделает правильно и оттрахает меня, как надо!

Он должен был… У него все для этого было! Его огромный горячо пульсирующий член, который молниеносно двигался во мне, наполняя… Мое кипящее молодое тело страстью и желанием! И я верила, что сегодня это обязательно произойдет!

Его пенис дико входил и выходил из узкого розового отверстия между моих ног… Карл хрюкал и извергал восхитительно грязные слова, каждое из которых разжигало меня больше и больше…

— Ох, Карл! Это замечательно! Да! Вы…би меня! Как ты обещал!

— Даааа… Энн… — выдохнул он, — Я наполню тебя, милая…

— Ооо… Да, дорогой… Да! Я собираюсь… Отсосать тебе… Кончить мне прямо в рот! — прошипела я ему, понимая, что мое непристойное обещание было моей ошибкой.

Потому что он сошел с ума от моих слов и своего возбужденного ожидания. Я ощутила дрожь, пробежавшую по его большому тяжелому телу…

— Черт возьми! — выпалил он, — Ты серьезно, Энн? Отсоси мне! Да! Приготовься, Энн… Карл идет! — и через мгновение, — Черт! Черт! Черт!

И он это сделал… Его член взорвался в моей бешено пульсирующей киске и начал извергать горячую сперму…

— О, нет! Карл! Нет!

Он скатился с меня… Дикий жгучий голод, пылающий в моем теле довел меня до слез!

— Ублюдок! Глупый старый эгоистичный ублюдок! Я была такой готовой!

Разочарованная я ушла в ванную и там… Теребя пальцами свой чувствительный, набухший, возбужденный клитор и доведя себя до полуобморочного состояния, я насладилась сладостным оргазмом…

Вряд ли это можно назвать ночью любви, на которую я так отчаянно надеялась… Скорее… Просто небольшой эротической сценой… Я должна была заставить его довести меня до оргазма! Должна!!! И я знаю, что теперь я должна сделать…

Разочарование от занятий любовью этой ночью слегка подпортило ей настроение…

— Энн? — услышала она голос мужа.

— Да, дорогой… — повернувшись к нему, сказала она, скрывая раздражение.

— Я поехал… Я буду ждать тебя в центре…

Медицинский центр располагался в эвкалиптовой роще на западной стороне холма, отделяя больницу от исследовательского центра и университетских аудиторий, разбросанных по холмам. Все на «Пилл Хилл», как ласково называли его преподаватели и студенты, было выкрашено в белый цвет, и теперь, в лучах позднего утреннего солнца, холм казался каким-то волшебным… Энн тоже каждый раз разделяла этот всеобщий восторг…

Синий «Фольксваген» Энн Декстер медленно катился по склону к подземной парковке. Поставив машину рядом с машиной мужа, молодая женщина нанесла последние штрихи своего макияжа… Дополнительный слой черной туши на ресницы и красновато-коричневую помаду на свои пухленькие губки. Затем она внимательно посмотрела в зеркало и осталась довольна своим видом.

От подземной парковки было всего несколько минут ходьбы до лифта, который поднял Энн на мезонин студенческого союза. Оттуда до здания Исследовательского центра было еще рукой подать. Весна витала в воздухе, птицы щебетали, спрятавшись в низко свисающих ветвях кустарника. Туфельки Энн цокали каблуками по тротуару. Она шла торопливым шагом, поглядывая на часы. Карл ненавидел, когда она опаздывала…

— Привет! — произнес ассистент Карла Джордж Эверетт, как только Энн вошла в дверь.

Улыбаясь ей, он подошел и помог Энн снять пальто. Его пальцы на мгновение коснулись ее плеча, и молодая женщина ощутила небольшие приступы легкого возбуждения в своем теле.

Когда Карл в последний раз мне помогал снять пальто? Я уже и не вспомю…

Энн обернулась, чтобы увидеть, как он вешает ее пальто на вешалку, и с благодарностью улыбнулась ему. Ей было очень приятно внимание тридцатилетнего симпатичного мужчины. Сейчас она совсем по-другому посмотрела на помощника мужа… В ее груди вдруг возник приятный ей холодок…

Боже… Я никогда не смогла бы пройти через это… Даже если бы Карла не было сейчас в офисе. Представить, что у меня роман… Это одно… Но пройти через это… Совсем другое! Но все-таки… Если представить… Что бы если я это сделала?

Фантазии разыгрались в голове Энн… Она покраснела от своих мыслей… Сердечным ритм ее слегка ускорился…

— Спасибо! — сказала она, отрывая взгляд от Джорджа и чувствуя необходимость отвлечься, — Я слышал, у нас опять скоро отчет?

— Да, Энн… Предстоит много работы… Надеюсь, ты хорошо выспались ночью! — спросил учтиво Джордж.

— Да… Даже лучше, чем ожидала… — ответила Энн, надеясь, что отчаяние в ее голосе было не столь очевидным.

Господи! — подумала она с упреком, — Что я пытаюсь сделать? Только потому, что он проявил ко мне внимание. Я готова завести с ним роман? Моя сексуальная неудовлетворенность толкает меня на это… Но он женат… Я замужем… Это смешно… Энн Декстер, прекрати немедленно! Пока не поздно…

— Для начала мы должны немного поработать с последними материалами… Я думаю они окажут большое влияние на получение нового гранда. Все должно быть вычитано и напечатано. Затем сделана несколько копий на ксероксе. Надеюсь мы сможем сделать это к вечеру?

— Я тоже надеюсь… — сказала Энн.

Она стала более расслабленной, когда тема разговора перешла к работе. Энн устроилась в кресле у окна и начала перебирать стопку документов. Она оторвала взгляд от них, услышав скребущийся звук, и увидела, как Джордж выдвигает стул и ставит его рядом с ее столом.

— Карл предложил мне поработать с тобой вместе над этими документами… Он занят сравнительными таблицами… Так, что… Мы сможем вместе поработать целый день… — с улыбкой произнес он.

Ноздри Энн раздулись.

Это мое воображение? Или он действительно флиртует со мной? Господи! Как бы я хотела это знать… Конечно, это немного облегчает мне мое решение… Почему-то всегда более невинно и увлекательно быть преследуемым, чем кого-то преследовать… Это также упростило бы объяснение Карлу… Если бы дело дошло…

— Я… Думаю, я смогу это стерпеть… — глубоко вздохнув, ответила Энн, аккуратно снимая крышку пишущей машинки и выдвигая нижний ящик своего стола.

— Ты уверена?

Джордж посмотрел на нее своими глазами, улыбка мелькнула на его лице.

— Я уверена, что мы узнаем это к концу дня… Только не принимай это на свой счет…

— Хорошо… Давай начнем с этих двух…

Джордж придвинул свой стул ближе к ней, и она ощутила сладкий запах его свежего дыхания.

Энн непроизвольным движением отбросила свои длинные светлые волосы характерным жестом на плечи. Она прекрасно понимала, что это заставит ее спелые полные груди в отсутствие бюстгальтера прийти в провокационное движение. Молодая женщина это осознала, в этот момент, когда ее муж неожиданно появился в комнате. Энн едва смогла сдержать улыбку, заметив задумчивый взгляд Карла и горящие глаза Джорджа. Ее губы непроизвольно чувственно приоткрылись…

Джордж опустил глаза в папку и начал перелистывал страницы. И Энн не могла не заметить, какими ухоженными были руки ассистента ее мужа.

Боже мой! Это выглядит… Как будто он…

Она вдруг представила, как руки Джорджа нежно скользят по ее телу… Чувственная дрожь пробежала по ее спине, заставив ее затрепетать. Энн с трудом сглотнула… Затем моргнула пару раз, пытаясь отогнать это захватывающее зрелище… Она наклонилась вперед, чтобы посмотреть номер истории болезни, застенчиво играя верхней пуговицей своего черного трикотажного платья…

— Эээ… Мне кажется, я могу разобрать ваш почерк, доктор Эверетт, — сказала она.

Ее слова сейчас предназначались мужу, который проскользнул в кладовую, служившую одновременно и кладовкой, и местом, где можно было приготовить себе чашечку кофе.

Карл налил кофе в чашку и вернулся в комнату.

Энн продолжила притворяться, что изучает метки редактирования на полях. Краем глаза она видела, похотливый блеск в темные глаза Джорджа, когда они сфокусировались на ее декольте.

— Как дела? — сухо спросил Карл, делая глоток дымящегося кофе.

— Хорошо, Карл… Мы сейчас просматриваем некоторые истории болезней, чтобы миссис Декстер могла… Заняться ими…

Миссис Декстер?- подумала Энн, — Надо же…

Энн заметила в глазах Джорджа небольшое беспокойство…

— Все хорошо, Карл… — заверила она мужа.

Надеясь, что это отправит Карла обратно в свой офис…

Джордж все еще изучал содержимое папки… Но на самом деле, скосив глаза в сторону, он наслаждался соблазнительными затвердевшими сосками жены своего босса под черным платьем.

— Эээ… Может быть… Нам сейчас стоит просмотреть второе?

Джордж пошарил рукой, в ее поиске, и уронил папку. Он наклонился и поднял ее… Поймав ее улыбку, намекающую на понимание…

Энн с ангельским видом заглянула в ящик стола…

— Извините, доктор Эверетт… Но не мог бы ты принести мне бумагу… Для машинки… Она…

Девушка повернула свою белокурую голову, глядя в направлении кладовой позади них.

— Конечно, миссис Декстер. .. — нетерпеливо ответил Джордж, поднимаясь на ноги.

Энн была в восторге! На самом деле, молодая женщина могла бы поспорить, что причиной небольшой выпуклости спереди на брюках Джорджа, которую он неловко пытался скрыть, была она!

— Я помогу… Найти ее, — сказала Энн, поднимаясь и глядя в темные горящие глаза молодого мужчины.

— Спасибо… — выдавил Джордж, — Вдвоем… Мы… Ее быстрее… Найдем…

Энн направилась вслед за ним в кладовку. Карл, посмотрев им в спины, ушел в свой офис, не собираясь дожидаться их возвращения. У него еще было слишком много дел…

— У тебя в нижнем ящике лежит бумага… — прошипел Джордж, как только они с Энн оказались вдвоем в кладовке.

Его дыхание было глубоким и хриплым.

— Я знаю… — прошептала Энн, приближаясь к нему.

Она чувствовала, как бешено бьется ее сердце… Как жар быстро охватывает ее тело… А там внизу вдруг стало влажно… Такого прекрасного ощущения она не испытывала уже давно…

Энн подняла руки с явным намерением обвить шею мужчины, стоящего в беспомощном оцепенении.

— Я знаю! — хрипло повторила она.

— Господи Иисусе! — выдохнул Джордж.

Его сильная рука обхватила тонкую талию женщины и крепко прижала к себе, его рот жадно нашел ее теплые, увлажненные языком губы в страстном поцелуе… Энн позволила своему игривому язычку поприветствовать его… Ее возбужденные соски прижались к груди мужчины… У нее перехватило дыхание от страстного ощущения его возбужденного твердого члена… И ее похотливые мысли пришли в движение…

— Ты прекрасна! — хрипло выдохнул Джордж, поглаживая своими большими руками округлые выпуклости ее ягодиц, — Ты специально продемонстрировала мне свою грудь?

— Да!

— Боже милостивый! Я так тебя хочу!

Его слова были горячими… Его прерывистое дыхание обжигало ее лицо… Жар его сильных чувствительных рук проникал сквозь трикотаж ее платья… Все шло именно так, как Энн себе это представляла!

Боже… Но что теперь? Сейчас не время паниковать и отступать… И все же? Если Карл не хочет дать мне этого… А Джордж мне нравиться… Тогда почему нет?

— Ну? Когда мы сможем встретиться? Я вижу ты этого хочешь очень сильно… Это работа на тебя так действует?

— Оох… Я… Я не знаю! — дрожащим голосом прошептала она, — Но… Я действительно хочу…

Энн бесконтрольно прижалась к нему еще крепче, почти незаметно покачивая с вызывающим пылом своими наполненными желанием бедрами. И это ощущение опьяняло ее разум… Энн страстно целовала губы Джорджа, охваченная невероятной страстью и похотью…

Горячие руки мужчины скользнули вниз к задней части ее обтянутых нейлоном бедер, затем ей под юбку, задрав ее над чулками, и стали ласкать округлую полноту ее едва прикрытых ягодиц… Его влажный разгоряченный рот накрыл ее губы… Их языки нетерпеливо и чувственно переплелись… Кончики пальцев опустились в глубокую расщелину, разделяющую напряженные холмики ее овальных, почти обнаженных ягодиц… И двинулись дальше… Между ее дрожащих полных бедер… Невероятное ощущение заставило ее ахнуть… И тут же, сквозь трусики, Энн ощутила его желанное горячее давление на ее влажное от желания влагалище… Электрический разряд прошел через нее, когда палец Джорджа погрузился между половыми губами…

— Нет… Нет… Только не здесь! — прошептала горячо возбужденная Энн, сжимая свои сильные бедра, как тиски, — Пожалуйста! Если Карл войдет? Пожалуйста… Здесь слишком опасно…

Не смотря на огромное желание, она отстранилась, потянулась к верхней полке и за пачкой бумаги.

— Какого черта ты делаешь, Энн?

— Мы… Здесь… За бумагой…

— О Боже, я совсем забыл… Ты нечто особенное… Поверь мне…

— Пожалуйста, не дразни меня…

— Дразнить тебя? О, это действительно забавно, Энн! Кто, черт возьми, тут кого дразнит? — горячо спросил он, пытаясь снова крепко прижать ее к себе, в то время как она уперлась руками в его грудь в качестве буфера, — Поверьте мне… Если бы Карла не был сейчас… Я бы…

— Что бы ты? — взволнованно спросила Энн.

— Ты прекрасно понимаешь… Не притворяйся скромницей… И я врач… Занимающийся исследованиями в области секса…

— Ты собираешься трахнуть меня прямо здесь? — страстно возбужденная Энн похотливо закончила за него интимным шепотом, — Это то, что ты собирался сказать?

— Не мог бы выразиться более точно… — он обдал ее лицо горячим дыханием, его глаза сверкали безумием, — Когда, Энн? После обеда? После работы? И где?’

— Подождите… Не так быстро… Нам еще нужно напечатать отчет… Или ты уже забыл? — рефлекторно возразила Энн.

Она достала из его нагрудного кармана платок и стерла остатки губной помады с его губ.

— Лучше выброси этот платок… — сказала Энн, засовывая его обратно в карман.

— Что… Эээ… Насчет после работы? Моя жена не вернется домой до позднего вечера… У нее какие-то поздние занятия…

— А как же работа? — прервала она, сама не зная почем.

Джордж уставился на нее с открытым ртом. И этого выражения на его лице было достаточно, чтобы ей захотелось здесь и сейчас…

Ох! Я вся горю! Удивительно, как мои крошечные трусики еще не расплавились… От этой жары…

Тем не менее, Энн не могла отрицать силы, которая сдерживала ее… И она никогда раньше не осознавала, насколько предана своей работе… Или это все-таки было связано с преданностью ее мужу… Который в эту самую минуту тупо трудился над своей работой за стенкой в соседней комнате…

— Что за черт! Забудь о работе… Наше взаимное желание не имеет ничего общего с работой… И лично мне время от времени нужно немного отдохнуть… Кроме того. .. — добавил он, нарочито уклончиво, — Ты не хочешь сказать мне, что предмет этого исследования не имеет ничего общего с нашим состоянием… Как насчет… После работы?

Прежде чем она смогла ответить, из другой комнаты прогремел голос Карла.

— Энн! Приготовь мне чашку кофе!

— Я должна… — голос мужа слегка отрезвил ее, — Закончить эту работу… Ты сам мне так сказал…

— Работа? Господи, девочка, да что с тобой не так? В один момент ты горячее вулкана… А в следующий холоднее льда… В чем дело?

— Я… Не должна была позволять тебе прикасаться ко мне! — Энн закрыла лицо руками от унижения.

— Эй, там есть кто-нибудь? — голос Карла был более громким и более настойчивым, чем раньше, — У нас здесь есть работа… Которую нужно закончить, как можно скорее… И Энн принеси мне кофе! Сколько еще я должен просить?

— К черту это дерьмо! Ты, что дразнишь меня? — прошипел Джордж, — Показываешь мне свои сиськи, когда муж стоит сзади… Приходишь сюда… Прижимаешься ими ко мне… Целуешь… А потом говоришь, что тебе нужно работать… В чем дело? Захотела развлечься за мой счет?

Яд в его словах обжег Энн, словно едкая кислота… Она попятилась от него со слезами, наполнившими ее большие глаза.

Боже! Что пошло не так! Все это казалось таким невинным и забавным, а потом… Внезапно… Стало совсем не весело… Ох! Я действительно все испортила… И теперь мне весь день придется сидеть рядом с ним, вспоминая, как непристойно она с ним себя вела…

— Эээ… Прости, Энн… — мягкий голос Джорджа успокоил ее, и она почувствовала, что уверенность вновь вернулась к ней, — Просто ты… Меня привлекаешь… И я был разочарован… Вот и все…

— Эй! Вы двое там… Сколько можно искать бумагу? Или вы ищете кофе? Он на нижней полке… — донесся до них раздраженный голос Карла.

Энн быстро схватила пачку бумаги…

— Послушай… Нам придется работать рядом друг с другом весь день… Так что давай забудем об этом… До более подходящего времени… — прошептал Джордж.

Энн шагнула к двери, даже не взглянув на него. Она прекрасно понимала, что если она сейчас посмотрит ему в глаза, то, вероятнее всего, во время обеда окажется на заднем сиденье своего «Фольксвагена»… Трахаясь с ассистентом своего мужа…

Боже! Я никогда в жизни не была так близко, чтобы раздвинуть ноги перед другим мужчиной и изменить мужу!

— Да, доктор Эверетт… Наши поиски, наконец, увенчались успехом… Нам пора вернуться к работе… — громким голосом, чтобы услышал Карл, сказала она.

— Черт возьми! Послушай, меня… Подожди… — прошептал Джордж.

Энн открыла дверь и вышла из кладовой… Каждая клеточка ее тела была переполнена возбуждением и желанием…

— Мне так жаль, дорогой… Бумага была на самой верней полке… И потребовалось некоторое время, чтобы ее достать… — сказала Энн Карлу, строго смотревшего на нее, — Да, ты прав… У нас много работы… Ты смело можешь положиться на меня… Мы успеем… И… Я сейчас сделаю тебе кофе… Не волнуйся… Вода уже почти закипела…

Эверетт, все еще находящийся в кладовке, слышал заботливые слова Энн, обращенные к ее мужу.

Интересно… Она целовала меня, также как и Карла? Или… — он, молча улыбнулся, вспоминая страстный поцелуй Энн, — По-другому?

Энн нервно сидела за пишущей машинкой, ее пальцы застыли и дрожали над клавишами, а постоянный жужжащий шум электрической машины, казалось, эхом отдавался в ее смятенном и измученном сознании.

Боже, так много еще нужно сделать… И хотя я обычно лучше работаю под давлением… Но сегодня… Я совсем не могу сосредоточиться на работе…

Мысли Энн были кусками головоломки, разбросанными по ее разуму. И они ждали, когда их, наконец, снова соберут вместе. Запутанные противоречивые эмоции боролись друг с другом в ее измученном сознании… Чувства и желания, о которых она раньше никогда не задумывалась, вдруг стали возможными…

После того, как она избавилась от Карла, сунув ему в руки чашку с кофе, ей пришлось работать с Джорджем, дышащим ей в затылок… И иногда, как бы случайно, касающегося рукой ее бедра…

Господи! Я так с ума сойду….

Наконец, словно по воле Божьей, Карл позвал Джорджа в бэк-офис на еженедельную конференцию, чтобы спланировать мероприятия на следующую неделю.

— Черт! — облегченно прошипела Энн себе под нос.

Так не пойдет, — подумала она с мучительной болью в животе, — Я не могу отказаться от этой работы… Из-за какого-то молодого жеребца… Боже, это сводит меня с ума! Я до сих пор чувствую его прикосновения и его горячее дыхание… Боже, до какой глупости это могло дойти?

Энн внутренне кипела. Ее тошнило при мысли о том, что он находится в ее страстно жаждущих мыслях.

Черт! Я никогда не предполагала… Что буду думать о другом мужчине… Готовой на интрижку с ним… И, возможно… Даже стать его любовницей…

Несколько минут она сидела слепо, уставившись в окно, наблюдая, как студенты выходят из здания напротив.

Где бы я была? Что бы делала? И была ли бы я счастлива? Если бы не вышла замуж за Карла Декстера… Может быть, стюардессой, летящая в Австралию? Или моделью с обложки журнала «Vogue»? Или…

— Эээ… Миссис Декстер… Не могли бы вы зайти в кабинет на минутку, — голос Эверетта прервал ее дико кружащиеся мысли.

— Да, конечно… Сейчас, — ответила Энн, потянулась, чтобы взять папку с документами.

— Нет… Вам это не понадобится, миссис Декстер… — холодно сказал Джордж.

Он, не улыбнувшись, повернулся к ней спиной и исчез в кабинете ее мужа.

И Энн поняла, что все испортила!

Она последовала за мужчиной, ее руки и колени неприятно дрожали… Войдя в офис, Энн села на стул у стола, прямо напротив доктора Эверетта, который сидел, нахмурившись, над документами, которые Энн закончила печатать примерно полчаса назад. Полногрудая молодая блондинка скромно скрестила ноги и положила руки на коленях, чтобы унять дрожь, и терпеливо ждала. Надеясь, что это не имеет никакого отношения к тому, что произошло утром…

— Эээ… Миссис Декстер… — начал Джордж, — Это… Вы печатали сегодня утром?

— Да, доктор Эверетт…

Между ними не было и следа близости, не говоря уже о фамильярности. Все было по-деловому, как и должно было быть…

— Боюсь, вам придется исправить много ошибок, прежде чем мы сможем скопировать эти страницы… Некоторые вопиющие ошибки, которые не свойственны вам, миссис Декстер… Посмотри… Те… Сами…

Он протянул ей бумаги через стол.

Энн посмотрела на напечатанную на машинке верхнюю страницу. Пять необычайно очевидных ошибок сразу бросились ей в глаза.

— Ох… Мне так жаль, доктор Эверетт. Я… Я, конечно, сейчас же все исправлю… Мне… Очень жаль!

— Я знаю… Это на вас совсем не похоже, миссис Декстер, — голос Джорджа смягчился, — Но… Мы ужасно спешим… Так что… Если бы вы могли позаботиться о них… Я был бы вам очень признателен…

— Да, конечно! Я не знаю, что со мной не так… Я сегодня… Словно в тумане…

— Хорошо… После того, как все исправите… Сделайте три копии в «Моментальной печати»…

Джордж вернулся к своей работе.

Энн вернулась на свое рабочее место. Но она все равно не могла полностью сосредоточится на работе. Все ее мысли вновь и вновь возвращались к ассистенту ее мужа…

Должна признать… Он симпатичный… Темпераментный… Нежный… И… Определенно дал понять, что я ему нравлюсь… И почему я не могу встретиться с ним? Эээ… Выпить бокал вина… Или сходить в кино… Карла никогда не интересовало… Где и с кем я была… Но я и никогда не встречалась с мужчиной после замужества… Но я сейчас… Господи! Я все еще возбуждена… Но нет! Я не собиралась делать это ни для одного мужчины! Если только… Мне нужно немного остыть… От одних только мыслей о возможной встрече с Джорджем… Я стала вдруг мокрой… Я не знаю… Я совсем запуталась…

Полчаса спустя, накинув пальто, Энн направлялась к двери с папкой в руке… Через десять минут она переступила порог «Моментальной печать». Ее встретил симпатичный юноша…

— Босс вернется позже, мэм… Я думаю, часа через два. Но если вы хотите… Я с радостью выполню ваш заказ. Три экземпляра?

— Да! И если есть возможность… Я бы хотела, чтобы вы доставили их сегодня ко мне… Видишь ли… Я нахожусь в ужасной ситуации… И мне срочно нужны эти документы…

— Конечно, мэм… — юноша положил перед ней бланк заказа, — Заполните, пожалуйста, заказ…

Наклонившись, чтобы заполнить форму заказа, Энн заметила, как голубые глаза парня ненадолго задержались на ее декольте…

Господи! Это абсолютно абсурдно доводить себя до такого непристойного состояния, дразня этого юношу… — ругала она себя, — Но я ничего не могу с этим поделать… Я слишком возбуждена…

— Вы заполняете форму, мэм? Я привезу к вам в офис, как только будет готово…

— Эээ… Это вовсе не адрес моего офиса… Это мой домашний адрес… — ее ресницы слегка затрепетали и она, дразня юношу, положила руку на бедро, — Спасибо… Ты спас меня… Как тебя зовут?

— Эдди…

— Пока, Эдди… — она тепло улыбнулась ему, когда он поспешно вышел из-за стойки, чтобы открыть ей дверь.

Энн помахала ему рукой через стекло двери и направилась на парковку. Инстинктивно она чувствовала, что он стоял и смотрел ей в след.

Черт возьми, он был такой… Любезный… И милый…

Господи! — размышляла Энн по дороге домой, — Я сегодня, как комок расшатанных нервов! И это моя собственная вина! Мой план с Джорджем сработал. .. А потом, черт возьми, она все испортила… Сказав, что мне нужно работать… Я просто струсила… Возможно, завтра я буду более решительной…

Поездка домой была короткой… Энн наслаждалась воспоминаниями сегодняшних событий… Она вновь ощутила возбуждение…

Повесив пальто, Энн направилась к бару с напитками и смешала себе мартини.

Как я должна вести себя завтра с Эвереттом? Быть холодной и отчужденной? Как будто ничего не случилось? Должна ли я позволить ему сделать шаг? Я почти уверена, что он его сделает… Да… Какой же я потаскушка… Я сама набросилась на коллегу мужа…

ПРЕЛЮБОДЕЯНИЕ! Слово вспыхнуло красным светом в ее сознании.

Боже мой, я никогда раньше не думала об этом… Но это противозаконно… Против всех моральных устоев… Почему у меня возникла такая фантазия? Правда в том… Что мой муж… Думает только о своих потребностях… Мне придется о своих позаботится самой! Я вовсе не какая-нибудь там шлюха! Я просто хочу, наконец-то, получить сексуальное наслаждение! Черт! Может хорошая горячая ванна затушит этот огонь? Прежде чем Карл вернется домой… И я поймаю себя на том, что пытаюсь соблазнить бедного старого дурака… Только для того, чтобы снова разочароваться в нем…

Энн чувствовала сексуальное возбуждение обжигающее ее и требующего сексуального удовлетворение… В животе бушевал пожар, а между было влажно и горячо…

И она направилась в ванную, прихватив с собой бутылку белого вина и бокал для него.

В ванной Энн открыла кран, разделась, собрала свои длинные волосы в узел, забралась в ванну и налила вино в бокал. Она наслаждалась горячей водой и прохладным приятным вином… Горячая вода и алкоголь еще больше разожгли ее желание… Ее знойные голубые глаза с наслаждением смотрели на ее белую кожу и нарциссически мерцали, жажда наслаждения по ее чувственному молодому. Неподвижно любуясь своими чувственно гармоничными изгибами, полными грудями с розовыми сосками, тонкой талией, тонкой аккуратной полоской светлых лобковых волосиков, плавным изгибом бедер, длинными стройными ногами…

Доктор Джордж Эверетт! Разве тебе не хотелось бы посмотреть на это? Я могу прекрасно вписаться в твои исследования! Молодая красивая женщина неудовлетворенная своим мужем! Желающая настоящего секса! Желающего сексуального наслаждения! И готовая… К различным… Экспериментам… Ну же доктор Эверетт… Не упусти своего шанса!

Энн позволила своим глазам чувственно ласкать тайный контур цвета слоновой кости, который оставил ее бюстгальтер на упругих холмиках ее полных молодых грудей, плоский живот, и ниже, где крошечное бикини скрывало от любопытных глаз ее лобок с шелковистой полоской золотистых волосков, широкие бедра…

Это вызвало новый прилив возбуждения в ее теле…

Боже! Неужели я сделаю то, о чем думаю?

Резкая трель входного звонка прервала ее размышления.

Кто бы это мог быть? — подумала она, раздраженно ища, что накинуть на себя.

В конце концов остановилась на банном полотенце.

Сойдет в крайнем случае, — решила она, — Оно прикрывает достаточно, чтобы я могла выглянуть из-за двери и посмотреть, кто это… Эдди?!

— Миссис Декстер? Здесь… — глаза юноши широко раскрылись, увидев мокрую Энн, прикрытую лишь полотенцем, — Вот… Ваши копии… Три комплекта…

Возбуждающе легкое покалывание пробежало по телу Энн, увидев горящие пожирающие ее глаза парня.

Несколько мгновений она удивленно смотрела на Эдди, затем прижала рукой полотенце к груди и отступила, впуская его в дом.

— Боже, это было… Так быстро! Спасибо! Слава богу! Ты спас меня… Я тебе так благодарна!

Энн ослабила сжатую в кулак руку, держащую полотенце, костяшки ее пальцев снова приобрели естественный цвет. И тут же ее щеки слегка покраснели, она вдруг со смешанными чувствами вспомнила, что под ним ничего нет.

— Эдди… Эээ… Может ты хочешь… Чего-нибудь выпить? Чай со льдом?

— О, нет… Но спасибо вам, миссис Декстер. Мне нужно еще вернуться в магазин… И привести все в порядок… Прежде чем я смогу уйти домой… Вам нужно только поставить подпись, мэм… Счет мы отправили вашему мужу…

— Подожди минутку… Я сейчас только посмотрю…

Эдди выглядел встревоженным… Еще бы ему было не волноваться, когда перед ним стояла полуобнаженная красивая молодая женщина. Он почувствовал, как во рту у него вдруг все пересохло…

— Простите, мэм… Эээ… Пожалуй, я не откажусь… Что-нибудь выпить… — сказал он, робко посмотрев на Энн и облизывая губы.

Молодая женщина улыбнулась ему, и жестом показала на стул. Она поправила полотенце и направилась на кухню. Глаза Эдди пожирали ее тело, блуждая по нему глазами и мысленно представляя, что от его глаз скрывает банное полотенце.

Энн была уверена, что глаза юноши жадно путешествуют по ее телу. Вызывая у нее искрящуюся легкую дрожь.

Могу ли я… Позволить… Моему чрезмерно возбужденному воображению увлечь его?

Она налила стакан чая со льдом, добавила чайную ложку сахара и ломтик лимона.

Эдди взял стакан, благодарно кивнув, и поднес его к своим губам. Энн, оценивающе, смотрела на него, задаваясь вопросом, что сейчас происходит в его юном уме…

Она чертовски красива! И я почти… Видел ее голую задницу… Когда она повернулась… Она должна была знать, что я могу это видеть… О, Боже!

— Извини, я на секунду… Отлучусь…

— Конечно… Все в порядке! — ответил он, вероятно, слишком восторженно.

Смирись с этим, идиот, и ни о чем не мечтай! Что может быть нужно этой красивой замужней женщине от такого сопляка, как я? Держу пари… Ее муж каждую ночь трахает ее! Лижет ее пи…ду… И делает другие всякие вещи…

Через минуту Энн вернулась в гостиную с сияющей улыбкой. Ее длинные светлые волосы больше не венчали ее красивую головку, а ниспадали на ее плечи…

Она изменила прическу! Зачем?

— Все прекрасно… — сказала Энн, пролистав первых несколько страниц, — Спасибо! Я очень довольна и благодарна… Я высоко ценю услугу…

— Все в порядке, миссис Декстер… Мы всегда готовы… Пойти на встречу…

— Пожалуйста, зови меня просто Энн… — перебила она его и взяла сигарету, — Я ненамного старше тебя…

Энн склонила голову набок, ее сексуальные голубые страстно блестели, заставляя парня волноваться и чувствовать себя не совсем комфортно.

— Я… Я не знаю… Сколько тебе лет, Энн… Мне недавно исполнилось… Восемнадцать… — сказал он краснея.

— Да? Тогда мне скоро будет… Пятнадцать… — улыбнувшись, съязвила она.

Энн положила ксерокопии на край стола, посильнее подтянула полотенце на свою поднимающуюся и опускающуюся грудь. Выдвинула стул и опустилась на него лицом к тому стулу, на который она раньше предлагала присесть парню.

— Садись, Эдди… Давай узнаем друг друга получше… Если ты хочешь этого, конечно…

Вместо ответа Эдди согласно кивнул, стараясь смотреть выше слегка сползшего вниз полотенца. Он видел верхнюю часть розовых ареолов и глубокую умопомрачительную ложбину между ее грудями… И этот шикарный вид и вид ее обнаженных шикарных бедер сводил его с ума.

Я готов поспорить… На всю свою зарплату… Что она абсолютно голая под полотенцем!

И от этих мыслей Эдди ощущал, как напрягается его член в джинсах.

Внезапно Энн наклонилась вперед и коснулась нашитого логотипа школы на легком свитере.

— Что это значит? И как ты это получил? — хрипло спросила она.

И ее мягкие пальцы обожгли его грудь, словно тавро.

— Прыжки… С шестом… — ответил он, его глаза горели от напряжения, — Я… Я… Выиграл… Это прошлой осенью…

— Неужели? Прыжки с шестом?

— Да!

— Это прекрасно! — воскликнула Энн, беря его за руку.

Гладкость его кожи пьянила ее… Ощущение близости создавали новые ослепительные вспышки невероятно чувственного огня…

Молодой… Симпатичный… Горячий… — думала она, нежно поглаживая пальцами по его коже, — Боже, мой! Он прекрасный экземпляр! Я должна его заполучить!

— И что… Сказала твоя девушка, когда ты получил этот свитер? Держу пари, она очень гордилась тобой…

— Ну… Я… Не встречался тогда… Ни с одной девушкой…

Голос Эдди дрожал. Он никогда в жизни не был таким чертовски напряженным… Его болезненно пульсирующий член был твердым, как столб.

— Вот как?

О боже! Что делать? Она… Она приближается… Я не могу понять, что она хочет…

— Я думаю, что такому спортсмену, как ты… Трудно держать девушек подальше… — сказала она, подняв брови, — У тебя… Должно быть… Было много девушек…

— Эээ… Я… Я бы… Не сказал, мэм… — нервно пробормотал он, сжимая стакан с чаем так, что побелели костяшки пальцев.

— Ты волнуешься? — полушепотом спросила Энн, позволив своему розовому язычку выскользнуть наружу и не спеша пройтись по ее пухленьким губкам.

— Эээ… Я…

Эдди не знал, что и сказать. Его мысли бешено метались в его голове.

Энн потянула руку Эдди на себя и положила ее поверх махрового полотенца, прижав ее к одной из грудей. Парень тихо охнул от неожиданности…

— Такому молодому человеку, как ты… Нужна… Девушка постарше, Эдди… — прошептала она, приближая свое лицо к его лицу, пока не почувствовала восхитительно приятный аромат мыла, исходящий от его свежей молодой кожи, — Я думаю… Девушка моего возраста идеально подошла бы тебе…

Эдди превратился в мумию… Он только мог смотреть на нее, широко открыв рот. Энн крепко прижимала его руку к своей мягкой груди. Гладкий холмик податливой плоти жег его ладонь через материю…

Господи! Я не знаю, что и думать… Не говоря уже о том, чтобы что-то делать! Ее мягкая, горячая грудь прямо в моей руке! О, Господи! Миссис Декстер, куколка, за которую каждый парень на улице отдал бы все, чтобы просто прикоснуться к ней! О, Господи! Я никогда еще не был так возбужден за всю свою жизнь! Я сейчас просто взорвусь!

Энн ощутила, что ее сердце бешено стучит, готовое вырваться наружу… Ее охватило жуткое волнение…

Боже! Я никогда в жизни не делала ничего подобного… Но сейчас уже поздно думать… О морали! Что мне с ним сделать? Ах, да! Он молод и красив… И его… Юношеский член… Должен быть таким же! А молодая сладкая сперма! Ооо… Я должна ее попробовать!

— Эдди… Ты ничего не ответил мне… О девушке моего возраста… — прошептала она, ее горящие глаза жадно пожирали его.

— Я… Не знаю… Я…

— Хочешь узнать?

Эдди тяжело сглотнул.

— Да! Конечно… Если ты… Тоже хочешь…

Распущенно раскрасневшаяся Энн почувствовала, как холодок желания пробежал по ее телу. Она опустила глаза и увидела откровенную выпуклость спереди на его джинсах. Энн опустила одну руку и коснуться его члена ласкающим прикосновением…

— О да! Очень хочу! И я вижу, что нравлюсь тебе… Я могу это судить… Насколько тверд твой член!

Эдди выдохнул, его мускулистое молодое тело неудержимо дернулось от соприкосновения ее ласкающей руки. Он смотрел на ее руку, наблюдая, как она нежным прикосновением обводит удлиненный контур его пульсирующего члена. И внезапный страх, что он может выстрелить прямо сейчас, заставил содрогнуться его тело.

— Что ты собираешься делать? — выпалил он, возбужденно извиваясь ее ласкающих прикосновений и чувствуя себя полным идиотом от сказанных им слов.

— Я уверена… Это тебе обязательно понравиться! — похотливо прошептала полуобнаженная Энн, опускаясь перед парнем на колени и раздвигая его сильные ноги.

Она посмотрела на него своими безумные голубые глаза, они были полны желанием и похотью.

— Ты же этого хочешь, Эдди?

— Да! И ты это знаешь…

Энн распахнула полотенце, ослабив узел и позволяя ему упасть на пол, а затем начала расстегивать его ширинку! Расстегнув джинсы «Левис», она стянула их, глядя на него снизу в вверх и не говоря ни слова, заставила его приподняться, чтобы она могла стянуть их. Затем Энн позволила своим нетерпеливым пальцам обвиться вокруг набухшего молодого члена.

Энн понятия не имела, что у юноши может быть такой большой пенис.

Эдди положил руки на ее обнаженные затвердевшей груди и не сильно сжал их.

— О, черт! Ох, миссис… Энн! — захлебываясь, застонал он.

Его пылкие сильные руки взволнованно сжимали ее полные созревшие груди.

— Поднимись… — прошептала она, стягивая его трусы вниз, открывая кульминационный восторг от его чувственно воспламененного молодого члена.

Боже, какой он красивый!

Он был длинным и толстым, его голубоватые вены просвечивали сквозь гладкую оболочку крайней плоти! Огненная головка… Пенис пульсировал в руках девушки… Крошечная капелька жидкости, похожая на жемчуг, блестела на самом кончике, блестя в солнечном свете, льющемся через окна над пианино.

Энн наклонилась, высунула свой розовый язычок, собираясь украсть эту жемчужину… Ее острый и приятный вкус дико возбудил ее вкусовые рецепторы. Ее изголодавшаяся по любви киска начала бурлить горячими выделениями…

— Святые яйца!

Эдди застонал в своей непристойно открытой распростертой позе, наблюдая, как ее теплые губы медленно скользят вниз по его члену, вбирая всю его головку в мягкое тепло ее горячего рта.

Этого не может быть! Миссис Декстер… Энн… Сосет мой член! Черт возьми, да! Она сосет мой член!!!

Энн не спеша проглатывала пенис глубже, ее длинные светлые волосы щекотали парню живот и бедра… Не отрывая смотря на ее влажные губы… Скользящие по стволу, эластично сжимаясь… В медленном тягучем ритме… Смотрел завороженный похотью… Как с каждым проходом, ствол погружался глубже и глубже… Пока чувствительная головка не коснулся задней части ее горла…

Эдди сжимал ее большую грудь, похрюкивая от удовольствия, и слегка двигая бедрами в ответном движении… Чувствуя горячую упругость ее сисек, заполняющие его ладони.

— Оооох! Я… Кончу… Довольно скоро… — простонал он, чувствуя горячую, кипящую боль глубоко в паху, — Ты хочешь, чтобы я… В носовой платок?

— Хммм! — глубже погружая пенис в рот, простонала Энн.

Она начала работать усерднее, как будто Эдди дал ей сигнал, которого она ждала!

Срань, Господня! Она собирается позволить мне выстрелить ей прямо в рот?

Возбужденный живот Энн и лихорадочно пульсирующее влагалище были настоящим адом интенсивно бурлящих ощущений… Ее распущенность, непристойность поступка, жажда похотливых ощущений, обусловленные молодостью партнера и ее запретным желаниям смогли разжечь в ней это адское пламя. Восхитительная сладкая твердость юношеского члена привела Энн к ее самому дикому оргазму, который она только могла себе представить! Она мысленно умиленно улыбнулась, когда Эдди предложил ей использовать носовой платок…

Боже! Ради чего я так безумно надрывала свою задницу… Если не ради горячей молодой спермы, заливающей мой рот и стекающей в мое горло? От одной только мысли об этом было достаточно, чтобы получить невероятное удовольствие…

Мазохистские ощущения, бурлящие внутри ее, непристойная поза, которую она выбрала и страстное желание сосать пенис юноши заставили ее опустить руку вниз между ее дико дрожащих бедер и ввести палец в чувствительную влажную плоть между ее опухшими половыми губами…

Ооох… Это так невероятно приятно!

Энн страстно напряглась от ласкающих прикосновений пальца, непрерывно дразнящего ее чувствительный клитора… Чувство усиливающегося с каждым мгновением восторга быстро распространилось по ее бесстыдно возбужденному молодому телу…

Оооо… Как прекрасно! Если бы только это могло продолжаться вечно! Карл вряд ли вернется в ближайшее время, но… Мне все равно нужно поторопиться…

Эдди посмотрел на энергично покачивающуюся голову молодой светловолосой женщины, отсасывающей ему. Его мозг был полностью захвачен восторгом юношеской похоти… Энн горячо доила его яйца своей маленькой белой ручкой, интенсивно сосала его член в невероятном темпе, двигая головой вверх и вниз… Эдди чувствовал, как напряглись мышцы, проталкивая блестящий твердый ствол в ее искаженное похотью красивое лицо… Он увидел, как она опустила руку себе между ног, и понял, что она ласкает свое лоно… А затем она прикусила его чувствительную головку своими ослепительно белыми зубами, заставляя его задохнуться от восторга новых ощущений! Ее маленький язычок ласкал пенис, заставляя его вибрировать и дергаться, словно колокольчик… Эдди сжал и оттянул мягкую податливую плоть ее груди, ее затвердевшие соски, полные теплые холмики…

И почувствовал яростный взрыв глубоко в своих яйцах! Он наклонил голову набок, безумно изогнув шею, чтобы видеть ее прекрасное, потное лицо, заполненное его блестящим каменным членом. Энн интенсивно работала над ним, ее восхитительные губы были открыты, их влажная внутренняя плоть прижималась к его дико пульсирующему члену… Ее щеки надулись и впали в непристойном быстром ритме… Эдди в невероятном наслаждении откинулся на спинку стула… Его рот вновь пересох… А его дико дергающийся член выворачивался наизнанку…

— Ааах! Я… Сейчас… Черт! Кончу, миссис… Соси его! Сучка! Соси! Ооох! — выпалил он, запутываясь пальцами в ее длинных свисающих волосах.

Эдди крепко держал ее голову… Его член конвульсивно дергался… Кипящая и бурлящая сперма стала извергаться в ее жадно сосущий рот… Заливая его потоком горячей сливочной спермы, которая раздувала ее щеки… Энн страстно глотала, продолжая яростно долбить пальцами свою киску, вызывая безумный по силе оргазм… Она погружала их все глубже и глубже в горячее возбужденное влагалище…

Энн подняла голову, проводя тыльной стороной ладони по своим губам и размазывая по ним и по подбородку, вытекшую изо рта сперму.

— Я возьму твой платок сейчас, Эдди… — полушепотом сказала она.

Эдди посмотрел на стоящею перед ним на коленях шикарную молодую женщину, на ее прекрасное обнаженное тело, на ее поднимающуюся и опускающуюся полную грудь, на ее страстные и бесстыдные голубые глаза полные похоти и наслаждения…

Чувак! Она прекрасна! Прекрасен каждый дюйм ее тела! Она чертовски хороша!

— Платок, детка? – повторила она, слегка улыбаясь губами, блестящими от его спермы.

Эдди неуклюже возился со спущенными штанами, пытаясь залезть в карман. Он достал носовой платок и передал его ей.

Энн поднялась и вновь обернула полотенце вокруг своего тела, вытирая губы и подбородок носовым платком… Тысячи мыслей пронеслись в ее голове…

— Мне нужно одеться, дорогой. Мой муж может вернуться с минуты на минуту… Надеюсь… Это будет наш маленький секрет… Не так ли?

— Конечно, миссис Декстер…

— И это не обязательно должно быть в последний раз…

Энн коснулась кончиками пальцев щеки Эдди.

— Ооо… Ни в коем случае, миссис Дек… Ах, Энн… И я думаю, что мне просто необходима девушка твоего возраста… Более опытная, чем я… И… Я хочу сказать… Твой муж очень счастливый человек, Энн… Потому, что его жена невероятная женщина!

— Спасибо, Эдди, — тихо сказала она, засовывая его носовой платок обратно ему в карман, затем наклонилась и поцеловала его в губы, — Я только хотела бы, чтобы он ценил меня так же высоко, как ты… Милый…

Этот юноша дал мне то, что не смог дать мой собственный муж!

И осознание этого заставило ее улыбнуться…

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.