Половое воспитание

— Не закрывайся. Приду спину тебе помыть,- сказала Вера своему 18-летнему сыну.

— Ну, мам…

— И не мамкай мне, я у тебя там всё уже видела.

— Стесняется. Большой уже стал, — сказал Андрей, глядя в след, скрывшемуся за дверью, сыну Сашке.

— Ой, да ладно! Меня-то чего стесняться? — и понизив голос до шепота, добавила — Мастурбировать на моё бельё он не стесняется, значит?

— Да ладно! — опешил Андрей.

— Да я, как бельё из корзины в стирку кладу, каждый раз нахожу свои трусы в его этой… Ну ты понял.

— Вот гадёныш! Я щас поговорю с ним.

— Ты что?!! Не надо! Я тебе по-секрету сказала, а ты… И вообще, бедный мальчик и так страдает. У него сейчас все мысли об этом. Ты сам в его возрасте не онанировал, что ли?

— Дрочил, конечно. Даже с пацанами вместе. Но не на материны же трусы!

Жена фыркнула!

— Извини, представила себе Галину Сергеевну и тебя с её трусами.

— Нет уж. Лучше с твоей мамой представляй.

— Вот ты изврат!, — сказала она и ткнула его кулачком в грудь.

Он притянул её к себе и впился в губы. Рука скользнула в вырез домашнего шелкового халата, надетого на голое тело, и обхватила тяжелую налитую грудь. Он целовал её нежно и со вкусом, убеждаясь, что за почти двадцать лет брака она стала еще желаннее. Сосок напрягся и превратился в прекрасную ягоду. Андрей впился в него губами, слегка прикусывая.

— Ай! Не кусайся! — дернулась она.

Он утробно зарычал и потащил её в кухню. Там он прижал Веру к стене и, не переставая покрывать поцелуями её шею и грудь, развязал пояс халата. Обе руки приподняли грудь, язык и губы заплясали по её соскам. Затем пальцы правой руки скользнули вниз и по-хозяйски легли на гладкий лобок. Нежными круговыми движениями он стал массировать губки.

Вера откинула голову назад, позволяя ему целовать себя. Её бедра стали слега подаваться вперед и назад. Дыхание участилось. Она запустила руку в домашние штаны Андрея и высвободила давно стоящий член. Её рука стала быстро двигаться вверх-вниз. Андрей усилил нажим и скорость. К сорока годам Вера стала как-то особенно легко возбуждаться быстро достигать оргазма.

— Я хочу его! — сказала Вера и развернулась лицом к стене, скинув халат с плеч. Она отступила на шаг назад и оперлась руками на стену, слегка прогнувшись.

— А если Сашка выйдет?, — спросил Андрей, пытаясь вставить член.

— Не выйдет. Он занят там. — хихикнула Вера и тут же поплатилась, громко охнув, когда муж с размаху вогнал в неё член.

Он с каким-то остервенением долбил её стоя, а она, зачем-то приподнявшись на цыпочки, изо всех сил старалась не закричать. Одной рукой она сама себе зажимала рот, лицо и шея давно стали пунцовыми. И вот она выгнулась в спине и громко вскрикнула, тут же испугавшись этого, затем присела на подгибающихся ногах и её тело стало вздрагивать. Андрей приобнял её придерживая, и так они замерли на некоторое время. Потом она выпрямилась и поцеловала его.

— Какой у меня замечательный муж! — сказала она держа его за красный и горячий член — А ты, правда дрочил вместе с парнями?

— Правда.

— Только дрочил?

— Ну… Иногда друг другу.

— Вау! А в попу не вставляли? А минет?

— Один друг пытался вставить другому на моих глазах. Ничего у них не получилось. Без смазки и слишком резко. Тот, который был снизу вскрикнул и вырвался. Сказал, что больно, и что он больше не хочет пробовать.

— Знаешь, пусть Сашка лучше на мои трусы это самое, чем как ты, с пацанами. — улыбаясь сказала Вера и поцеловала Андрея, — а то еще станет геем.

— Ну я ж не стал.

Она опустилась на колени и взяла член мужа в рот. Глубоко и медленно она стала насаживаться на член, задержавшись на несколько секунд в конце, едва ли не полностью заглотив его. Продержавшись так несколько секунд она резко отпрянула, выпустив член и закашлялась, вытирая слёзы.

— Ладно. Пойду спинку ему потру, — сказала Вера вставая, — но вечером продолжим.

— Можешь не только спину, — попытался пошутить Андрей, мастурбируя.

Вера обернулась и внимательно посмотрела ему в глаза, закусив губу.

— Я же говорю, извращенец, — завязывая халат проговорила жена и пошла в ванную покачивая бедрами и дразня мужа.

Открыв дверь без стука и войдя в ванную, Вера заметила как резко дёрнулся сын и сел в ванне, пытаясь поглубже спрятать в мыльную пену то, чем он тут занимался. Деловито потрогав воду и подвернув рукава халата, она, пытаясь скрыть собственное смущение за веселой грубостью, скомандовала:

— А ну ныряй, намочи волосы. Давай голову вымою.

Саша неловко переместился на колени и макнул голову в воду. Вера успела заметить мелькнувший в мыльной пене, торчащий член, в окружении чёрных кудряшек. Затем её взгляду открылась худощавая, но мускулистая задница и немного мошонки. Вера взяла шампунь и нанесла на волосы вынырнувшему сыну.

— Скажи, как у тебя с девочками дела? Есть уже на примете кто-нибудь?

— Да так.

— У тебя сейчас все мысли о них, наверное. Большой уже. Вон хозяйство себе отрастил какое!

— Ну, ма…

— Ты смотри мне, чтоб с кем попало ниичего такого. Знаешь, сколько заразы вокруг?! Что, в глаз попало? Щипит? Нет? Давай уши вымою.

Она взяла свою розовую мочалку, смочила её в воде и нанесла гель для душа. Стала неторопливо тереть шею и плечи сына. Левую руку Вера положила ему на плечо и слегка стиснула пальцы.

— Руки подними, подмышками вымою. Саша, подмышками нужно брить уже. Конечно, от тебя так все девочки разбегаются. Вон отец, посмотри, и подмышками бреет и внизу.

— Да ну. Чё мне пацаны в раздевалке скажут?

— Да твои пацаны пусть хоть совсем не моются! Равняться еще на них! Они что там, все неухоженые? Какой девочке такое понравится?

— Ну, ма.

— Ладно, давай спину потру. Наклонись вперед. О, задница-то какая! Девчонки пищат от неё, наверное?

Саша пожал плечами, а Вера стала мыть ему спину.

— Что ты весь скукожился? Встань уже нормально на четвереньки.

— Ну, мам.

— Давай, чего я там у тебя не видела? Вставай говорю. — и Вера продолжила мыть появившиеся из воды ягодицы.

Саша дернулся от неожиданного прикосновения, но молча стоял на четвереньках с намыленной головой и задницей, а Вера легонько стукнула пальцем по мошонке и сказала: «Дзынь-дзынь».

— Ну, мам, блин. — снова сел он в мыльную пену.

— Саша,… в общем… ты уже почти взрослый мужчина… и я бы очень не хотела, чтобы ты испортил себе жизнь, связавшись с первой попавшейся… которая позволит тебе… Короче…я считаю… я хочу сказать, что заниматься мастурбацией это — нормально.

— Ма, я не…

— Не перебивай. Я знаю, что ты мастурбируешь в своей комнате и в ванне. Понимаешь, это — нормально. Все это делают. Не смущайся, всё хорошо. — и Вера погладила сына по спине, — Давай я тебя спереди вымою. Вставай, вставай.

— Ну, мам, я не могу, — пробормотал пунцовый Сашка, сидя в мыльной пене.

— Ты меня стесняешься, Саша? Брось. Вставай.

— Ну, мам.

— Ну что ты там прячешь такого, что я не видела? — весело сказала Вера и опустила руку в воду, но Саша прикрывал пенис обеими руками.

— Ладно, давай я тебя вымою, — её рука с мочалкой стала скользить по его груди. Развитые грудные мышцы спортсмена рельефно выделялись в мыльной пене.

— Достанется же какой-то…, — продолжала она.

Саша зачерпнул воду ладонью и умыл от мыла лицо. Теперь его глаза были открыты и он смущенно пялился прямо в вырез маминого халата.

— Что достанется? — севшим голосом проговорил он.

— Не что, а кто. Ты вот достанешься. Причем совершенно незаслуженно. Вставай уже.

Саша медленно встал, пунцовея всё сильнее, прикрывая обеими ладонями низ живота.

— Не нужно стесняться. Это нормальная реакция. Я рада, что тебе нравлюсь, — улыбнулась она сыну, — Убери руки. Руки убрал, я сказала… Ого!

Вера двумя руками отвела в стороны руки сына. На неё, в мыльной пене, смотрела и слегка подрагивала довольно крупная бордовая головка, почти полностью высунувшаяся из крайней плоти. Вера осторожно, пальцами, взяла член сына и оттянула кожу еще дальше. Затем обхватила ладонью полностью, чувствуя небывалое напряжение и какую-то легкую вибрацию.

Не успев ничего больше сделать, Вера почувствовала, что сын внезапно дернулся и согнулся вперед. Он издал какой-то сдавленный звук и внезапно выстрелил ей прямо в грудь, потом еще и еще и еще, содрогаясь каждый раз всем телом. Пенис вздрагивал в её руках. Сперма сына стекала в ложбинку между её грудей и висела на воротнике халата.

— Откуда так много, господи! — засмеялась она, пытаясь поймать стекающую жидкость.

— Мам, прости, я не хотел. Я не знаю как…Мам…, — продолжал стоять Саша с опадающим членом.

— Саша, всё нормально. Я просто тебе немножко помогла. Или тебе не понравилось?

— …

— Что это значит?

— …Да.

— Что — да?

— Мне понравилось.

— Ну наконец-то! Клещами из тебя вечно вытягивать нужно. Дай-ка я застираю холодной водой, чтоб белок не заварился, — и скинув халат, Вера, открыв прохладную воду, стала застирывать пятна спермы. Сашка обалдело и неотрывно смотрел на её колышущуюся грудь и голый живот с выбритым лобком. Его член снова стал подниматься. Затем Вера сполоснула водой грудь и накинув не завязывая халат, чмокнула сына в губы.

— Ты опять готов? Всё, дальше сам! Хорошего помаленьку. — рассмеялась она, хлопнув его по попе, — Всё нормально, слышишь? Не комплексуй. Давай, споласкивайся и спать.

Выйдя из ванной в мокром халате, Вера подошла к мужу, сидящему у телевизора.

— Ты чего это мокрая? Облилась?

— Нет. Халат застирывала. Твой сын на него кончил.

— Сашка?

— А у тебя еще есть?

— Охренеть! Как это?!

— Я ему помогла немного. А тебя это разве не возбуждает, милый? — прошептала Вера, посмотрев ему в глаза с весёлым вызовом.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Добавить комментарий