...

Подглядел за родственницей

Это случилось летом в деревне. Я зашёл в гости к тёте Лене за опрыскивателем, её дом на другом краю деревни, точнее теперь уже скорее дачного посёлка, местных, живущих постоянно почти не осталось. Тетя Лена, двоюродная сестра мамы, женщина 53-х лет. Работает в университете, начинала как преподаватель, но потом перешла на административно-хозяйственную деятельность, хотя и читает небольшой спецкурс на одном из факультетов.

Как и многие женщины её возраста тетя Лена раздалась вширь, но тело не выглядело бесформенным, талия ещё просматривалась. Она позволяла себе иногда ходить в джинсах и это не выглядело вульгарно или неуместно. Вообще со спины, для любителей женщин с широкими бёдрами, она выглядела очень привлекательно. Бёдра не смотря что широкие, не потеряли форму. Правда, спереди, стоя лицом к лицу, видно, что женщине уже прилично лет. Впрочем, лицо ещё не обрюзгло, и тетя Лена еще в состоянии обращать на себя внимание мужчин которым нравятся зрелые женщины с аппетитными формами, тем более что бюст у неё в плане пышности тоже не подкачал, не меньше 3-го. Ещё можно сказать, что она среднего роста, брюнетка с довольно милой причёской до лопаток, в волосах появилась седина, которую тетя Лена закрашивала. Ещё она носила очки. В плане личной жизни она давно в разводе, но вроде как у неё были какие-то шуры-муры, я особо не интересовался.

— Жимолости назрело, не хочешь? Куст теперь разросся, всё равно девать некуда. — сказала она мне на прощанье.

— Спасибо, тёть Лен!

— Пойду моим чучмекам фронт работ определять на день. — сказала она и завернула за угол дома к сараю, где находились нанятые ею работники. Раньше это были местные мужики, но теперь никого не оказалось, кто-то совсем больной, другие уехали в город вахтой работать. Обычно выручавший Петрович умер зимой. Скрепя сердце, тетя Лена наняла появившихся в деревне мигрантов.

Я пошёл к кустам и стал есть ягоды жимолости, их действительно в этом году было очень много. Через какое-то время с другой стороны кустов мимо меня проследовали тётя Лена и два работника-азиата, таджики или узбеки. Лет по 25 на вид. Они шли, похоже, все трое не замечая меня. Тётя Лена говорила и показывала рукой что и где надо делать. Один шёл вровень с женщиной. А вот второй… второй шел чуть поотстав слева от неё и правой рукой водил пониже спины тёти Лены, держа ладонь в нескольких сантиметрах от юбки. Он то как бы сжимал растопыренными пальцами ягодицу, то делал движения сверху вниз по ягодице, как бы гладя, то с размаху как бы шлёпал женщине по мягкому месту, останавливая руку у самой поверхности. Тетя Лена ничего не замечала. Она наклонилась вперёд и показала рукой:

— Вот это надо переделать. — сказала она стоявшему справа.

— Что хазяйка переделать? Где?

— Да вон видишь? Неужели не видишь? Вроде молодой ещё ничего не видеть. Вон, за красной перегородкой. — и она ещё более наклонилась вперёд, показывая рукой.

Нахал между тем встал прямо за спину женщине, выгнул вперёд свой, так сказать, поясничный отдел, и стал делать характерные движения руками. Второй поглядывал через плечо на приятеля, и постоянно переспрашивал, отвлекая внимание женщины.

Тетя Лена так ничего и не заметила, выпрямилась и все они пошли дальше. Я в замешательстве стоял, не зная что предпринять. Сказать? Но она и так целую неделю никого не могла найти. Поколебавшись, решил пока не вмешиваться, хотя это было неприятно. Ушёл к себе домой. Часов в 5 вечера набежала гроза с ливнем. В 7 вечера позвонила тётя Лена по делам. Как бы между делом поинтересовался как там новые работники?

— Нормально. Шустрые такие. Только дождь выгнал из сада.

Тетя Лена была веселая. Слышно были и весёлые голоса работников.

— По поводу чего веселье? — несколько удивлённо поинтересовался я.

— Так… Шутим. Общаемся. Я и не ожидала что ребята такие приколисты. …Ну, давай, пока!

Приколисты. Шустрые… Да уж, шустрые…

Всё равно было как-то не по себе, была какая-то тревога. Часов в 11 вечера решил на всякий случай дойти до дома тети Лены, звонить в такое время неудобно.

Большого света не было, но горел свет от ночной лампы. Поколебавшись решил дойти до окна. И чем ближе подходил к окну, тем явственней были характерные звуки. Нетрудно было понять, что в доме занимаются сексом. Страстным сексом.

— Да!… Да!… Да!… Бери меня!… Глубже!… О-о-о-о!!!… Да, мой сладкий!..

Положил на лавку ящик, встал на ящик и заглянул в окно. Окно было занавешено, но небрежно. Тётя Лена лежала на кровати лицом вниз. Под живот были подложены две подушки и тем самым объёмные ягодицы манили своими раздвинутыми половинками, широкие бёдра были изящно изогнуты, а массивные ляжки призывно раздвинуты в стороны. На ней лежал тот, которому она объясняла и трахал её, энергично двигая своими поджарыми ягодицами. Нахал сидел рядом, смотрел и поглаживал член.

— Да! Да! Да!… — исступлённо повторяла тетя Лена в такт толчков.

Парень перестал трахать и просто лежал на мягком теле тети Лены.

— Фархад, ты что, кончил? Вынимай давай, а то вдруг…

— Нет, не кончил просто отдыхаю.

— Вроде молодой чтоб отдыхать. — поддела она его.

— Такая женщина! — с чувством сказал Фархад.

— Спасибо! — по тону было ясно, что ей приятно. — Вы тоже молодцы. Давно такого о секса у меня не было.

Нахал что-то сказал по своему Фархаду и тот слез с тети Лены, а нахал тут же оказался на его месте, и теперь уже он разлегшись на тете Лене принялся энергично трахать хозяйку дома.

— О, да… да… да… еби меня, Шухрат… еби меня, мой сладкий! — застонала тетя Лена.

По жизни тетя Лена практически не материлась, и тем пикантнее было слышать теперь её матерные стоны.

— Теперь ты наша шлюшка? — глумливым тоном поинтересовался Шухрат.

— Да!

Фархад подошел к голове тети, она приподнялась на руки и понимающе приоткрыла рот. Пара секунд, и член начинает проникать вглубь рта, плотно обхваченный губками зрелой зажигалки.

— Ой, погоди… Очки сниму…

— Нет. — сказал Фархад. — оставайся в очках. Знаешь какой кайф трахать образованную.

Тетю Лену прут вдвоём. Фархад кладёт ладони ей на затылок и пытается насадить голову женщины как можно глубже себе на член, жестко имея тетю в рот. Тетя Лена неопределённо мычала.

— Ааааа! — наконец застонал Фархад. А тетя Лена начала бить рукой ему по ноге. Он вынул член из её рта и тут же выстрелил зарядом спермы ей в лицо. Тетя Лена растерянно подставляла лицо летящим брызгам спермы.

Шухрат между тем продолжал энергично трахать, так что голова женщины дергалась в такт толчков вперёд, иногда соприкасаясь с обмякшим членом Фархада. Вскоре к пику наслаждения подошел и Шухрат, он быстро соскочил с тети Лены, залез на кровать и встал перед головой тети Лены так, что его член был выше её головы.

— Тоже хочу на лицо — говорит он.

Тетя Лена не возражает. Она присела на колени, положила руки на ляжки и смотрела на парня снизу вверх. Обильная конча начинает течь ей на лицо. Парень рычит рыком победителя, женщина со смиренными стонами принимает горячую влагу…

Парни сидят за столом, что-то попивают. Тетя Лена приводит себя в порядок.

— Блин, всё лицо обкончали.

— Маска. Гы-гы-гы.

Она присоединяется к ним, садится между ними. Идёт неспешный разговор. Парни поглаживают ляжки и сиськи хозяйки. Хозяйке остается только подчиняться.

Фархад обнимает рукой за талию, потом рука медленно сползает вниз к копчику, пытается забраться под него.

— Дай в жопу. — вкрадчиво предлагает Фархад.

— Можно! — неожиданно соглашается тетя Лена. — Только осторожно. У вас большие.

Члены, надо сказать, действительно приличные по размерам.

Тетя Лена идёт на кровать и встаёт на четвереньки. Первым подходит Фархад, и начинает осторожно продвигать член внутрь задницы.

— Ай… Бля-бля-бля… — стонет женщина. — бедная моя попочка!

— Больно?

— Терпимо… Вставляй!… Вставляй!.. Всади мне по яйца! О, да! …Мальчики, что вы со мной делаете…

— Нормально тебе? — поинтересовался нахал, он же Шухрат.

— Кайф!… Полный кайф…

Фархад вынимает член и отходит, подрачивая. Тут же пристроился нахал. Всё повторяется. Шухрат при этом периодически ощутимо шлёпает по ягодицам. Женщина вскрикивает с мазохистским наслаждением.

Наконец он перестаёт хлопать по ягодицам, берётся за бёдра и начинает энергично, без остановок драть тетю Лену. Та визжит, но не от боли, а от новой порции удовольствия. Он кончает прямо в жопу, некоторое время лежат на женщине, потом встаёт и сильно шлёпает по ягодице.

— Ай! — вскрикивает оттраханная хозяйка, и продолжает лежать дальше.

Фархад ложится рядом на спину, и предлагает ей поскакать на нем. Она забирается на него, заправляет член себе в киску и начинает скакать на парне в позе наездницы. Он протягивает руки к её сиськам, всячески мнёт, крутит и щиплет их.

— Иэх, Иэх! — вскрикивает тетя Лена подлетая вверх и стремительно опускаясь своими широкими бедрами вниз, насаживаясь на каменный ствол Фархада.

— Щас кончу! — вдруг выдыхает она, перестаёт скакать, ложится своим телом на тело парня, обнимает его за шею, её мягкие сиськи растекаются по его волосатой груди, в порыве страсти она даже целует парня:

— Щас кончу! Кончу! Потерпи сладенький, дай мне первой кончить! Доставь удовольствие женщине! — она энергично двигает тазом, чтобы находящийся внутри её его горячий болт наконец довёл ее до пика — А-а-а! Да! Хорошо то как!… — и она обессилено обвисает на Фархаде. Он аккуратно сдвигает её с себя, кладет ее сначала на бок, потом лицом вниз, ложиться на неё и начинает трахать. Мне не видно куда именно.

— Не бойся, я быстро. — говорит он ей.

— Угу.

Тетя Лена лежит безучастно. Но длилось действительно недолго. Пара-тройка минут, он вынимает член и кончает ей на спину.

— Всё было здорово, но пора спать. Завтра рано вставать, сегодня из-за грозы мало сделали. А мне ещё в город ехать. — говорит она. Парни уходят. Аккуратно удаляюсь, не забыв убрать ящик с лавки.

На следующий день увидев как тетя Лена едет обратно на своей КИА решил зайти под благовидным предлогом, попрошу ещё какой-нибудь инструмент. Фархад где-то в глубине сада. Тетя Лена и Шухрат стоят у летней беседки, она говорит ему что именно нужно отремонтировать. На ней белая футболка и строгая чёрная юбка. Шухрат стоит у неё за спиной, кивая её словам, и одной рукой, по видимому, лапает сиськи, другая рука запущена сверху под слегка спущенную вниз юбку, так что виден верх ягодиц…

Пячусь назад и ухожу. Лучше приду попозже, когда стемнеет.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.