Неожиданная коробка

(можно было написать, что это произошло со мной несколько лет назад. Однако, так как мне никто все равно не поверит, скажу прямо, что это все выдумка. Все героям рассказа не менее 18 лет)

Отец отправил меня к дяде по делам. Мне нужно было что-то там забрать, и быстро принести домой. Мне было идти туда крайне влом, но иного выхода у меня не было. В семье всё было строго. К тому же мой дядя очень авторитетный человек в городе. И я знал, что бывает, когда не повинуются его желаниям или приказам. Поэтому я молча собрался, сел на велик, и поехал к родственнику.

Дядя жил в двухэтажном доме, с большим двором. Сам дом стоял в тупике улицы, и был скрыт от посторонних глаз. Я как раз подъехал к открытым воротам, и прям сходу въехал во двор. Небрежно припарковав велосипед, направился по дорожке к дому. У входных дверей, встретил группу бритоголовых пацанов. Особо не обращая на них внимания, вошел в дом. В большой прихожей, за столом сидело еще два братка, они что-то обсуждали, и громко смеялись. Я часто гостил у дяди, и почти всегда там встречал разных типочков. Но сегодня, как мне показалось, их было больше обычного.

Я поднялся по лестнице, и уже шел по коридору, как услышал странные звуки, которые доносились как раз из той комнаты, в которую я шел. Дверь была приоткрыта, и приближаясь, я все отчетливее слышал, чье-то тяжелое дыхание, обрывки слов, странное поскрипывания и что-то похожее на шлепки. «Че за херня?» — подумал я, замедляя ход. Сделав еще один шаг, я тихонько заглянул в комнату.

Бывая в гостях у дяди, я всякого повидал. И думал, что уже ничему не удивлюсь. Но, как оказалось, было еще что, чему можно было приятно удивиться. Заглянув в комнату, я увидел двух мужиков — один сидел на кресле, а второй трахал на диване какую-то телку. Немного замешкавшись в коридоре, я так же тихо вошел в комнату. Телка лежала на спине, в то время как браток, пёр её, придавливая своим накачанным телом.

Я зашел так тихо, что меня никто не заметил. Я остановился посреди комнаты, и принялся рассматривал голую женщину, а она же даже не обращала на меня никакого внимания. Телка оказалась симпатичной, молодой женщиной, лет тридцати, не больше. Скорее всего, это была проститутка. Правда, необычная. По крайней мере, те проститутки, которых я видел, не вызывали во мне таких эмоций. Я почувствовал возбуждение, и мне даже захотелось попасть на место этого братка. Как раз в этот момент, на меня обратил внимание мужик, сидящий в кресле — дядя Федя, или просто Костыль.

— А тебе чего?

— Я это… — слегка дрогнувшим голосом сказал я, — надо коробку забрать. Дядя Миша сказал, что она на втором этаже… тут, на подоконнике.

— От бля, а я подумал уже, что и ты тоже.

— Чего тоже? – почему-то, я сразу понял, что он имел ввиду, мол тоже пришел трахнуть эту шлюшку.

— Та ничего. Забирай свою коробку. И вали по-быстрому. А то дядя Миша и тебе и мне наваляет.

Я бросил взгляд на женщину, но она прикрыла лицо рукой. Видимо, услышав мой ещё неокрепший юношеский голос, она тоже обратила на меня внимание, и прикрылась рукой. Когда я подошёл к подоконнику, то услышал голос Костыля:

— Блядь, руку убери.

Взяв одной рукой коробку, я развернулся к трахающейся парочке. Пока я разбирался с коробкой, они успели поменяли позу. Теперь женщина стояла раком на коленях, а браток, стоя сзади, продолжал её трахать. Так получилось, что женщина смотрела прямо на меня. Только глаза её были закрыты. Я ещё раз обратил на её лицо внимание. Оно выглядело каким-то уставшим, и на удивление красивым. Может из-за того, что не было накрашенным. Подкрашены были только губы… от чего лицо её не было таким уродским, каким оно было у остальных шлюх. Я постарался запомнить его.

Наверное, я так бы там и простоял, как Костыль прокашлявшись, напомнил, что мне пора уходить. Возразить я не мог, и уже собравшись, было уходить, я вдруг заметил на тумбочке, возле дивана, что-то похожее на трусики. У меня возникло неудержимое желание завладеть ими. Я протянул свободную руку, взял незаметно эти трусики, и ловко засунул их к себе в карман.

Спустившись вниз, я вышел на улицу. Во дворе по прежнему торчали братки. Все они были веселы, и друг другу, что-то оживлённо рассказывали. Теперь мне была ясна причина, по которой они тут все собрались. Я свернул за угол, и сел на лавочке. Коробку положил рядом. Мне всё не шла из головы эта сцена. Не смотря на то, что нужно было нести домой коробку, я не торопился. Вдруг братки зашевелились, и один из них крикнул:

— Ну чё, попустил её?

— Да, бля, попустил. — довольно расплываясь в улыбке сказал тот браток, которого я видел на втором этаже.

Ему в ответ остальные братки одобрительно загудели. Когда неизвестный мне браток присоединился к остальным, от толпы отошёл другой пацанчик, и направился к дому. Вдруг из толпы его кто-то окликнул:

— Пека, погоди, давай вместе.

— Та ну, ты чё сам не можешь.

— Могу. Просто мне к барыге одному, не успеваю. Просто в рот её выебу, и всё.

— Ну ладно…

Оба вошли в дом, и как я понял, пошли на второй этаж. Хотелось пойти за ними, и посмотреть, как они собираются это делать вдвоём. Но нужно было нести домой коробку. Я подумал, что может ещё успею вернуться. Взял коробку и быстро, как только мог, отправился домой. Благо, дом был относительно не далеко. Занёс коробку, отнёс её отцу, а сам зашёл в туалет.

Дрожащими руками достал из кармана свой трофей. Я держал в руках и рассматривал трусики той женщины. Они были белого цвета, такие, полупрозрачные, с тоненькими полосами, и узорчиком на самом важном месте. Я приблизил их лицу, и как-то инстинктивно, вдохнул аромат. Запах был просто великолепен. Я даже не заметил, как у меня встал член. Мне страшно захотелось ещё раз посмотреть на владелицу этих трусиков. Я вышел из туалета, и крикнув что-то отцу, выбежал во двор.

Вернувшись к дяде, я разочарованно обнаружил, что двор опустел. Братков, как и не было. Я вошёл в дом, и сразу на второй этаж. Подойдя к двери, я с облегчением увидел, как повернувшись ко мне спиной, стояла на коленях голая женщина. Перед ней стоял Костыль. Судя, по движениям её головы, и довольного выражения лица костыля, стало понятно, что она делала ему миньет. Костыль, услышав в дверях шуршание ног, поднял взгляд на меня.

После короткой паузы, он поднял руку, и указал на выход. Уходить не хотелось, но строгий взгляд костыля, заставил меня подчиниться. Я опять вышел во двор, и пошёл к выходу. Там, у забора, в тени сирени, была моя любимая лавочка. Я разочарованно сел на ней, проклиная Костыля, и всех тех братков, которые сегодня получали удовольствие на этой голой женщине. Думал о несправедливости устройства этого мира, и о контрольной по математике.

Поток моих мыслей прервал звук открывавшейся двери. В проёме показался Костыль, а за ним и женщина. Костыль уверенной походкой направлялся к выходу со двора, тогда как женщина, пошатываясь, еле передвигала ногами. Я пытался запомнить, во что она была одета — это были чёрные туфли, на невысоких каблуках, синего цвета юбка, чуть ниже колен, и светлая, полосатая кофточка.

Волосы её были сильно растрёпаны. Как для проститутки, одета она была странно. Я ешё подумал, что может, она была какой-то специальной проституткой, или что-то в этом роде. Кажется, у самой калитки, она бросила на меня короткий взгляд, после чего тут же отвернулась в противоположенную сторону. Так они вышли, затем, хлопнули двери машины, и шум уезжавшей девятки Костыля.

Оставаться у дяди не было смысла. Я вернулся домой, и закрывшись в туалете, достал из кармана предмет нижнего, женского белья. Я вспомнил черты её лица, и колыхающиеся груди… за пол для я так возбудился, что дрочка на долго не затянулась. Смыв воду в туалете, я пошёл к себе в комнату, положил трусики в пакет, и спрятал в шкафу.

На следующий день, мне удалось подслушать разговор двух братков. Я их видел вчера у дяди Миши. Сначала они говорили о каких-то делах, но потом, мне на радость, начали говорить о том, что происходило на втором этаже.

— Да. Нормально вчера блядь попустили.

— Угу. Я бы ей и сегодня вдул.

— А чё она боков напорола?

— Та я хуй его знает. Говорят, что она за мужа. Проебал типа в карты бабу.

— От долбоёб. Теперь его женушка — попусканка и потаскуха, ебать будут все, кому не лень.

— На выходных едем на дачу к Кабану. Может через пацанчиков пробъём адресок сучки, возмём с собой. Поебём.

— А хули. Пробъём. Поебём.

Придя к такому выводу, они переключили разговор на другую тему, и больше об этой женщине не вспоминали. Позже, вспоминая разговор, для меня стало совершенно очевидно, что она не была проституткой. С одной стороны меня это обрадовало, но с другой, обычную шлюху было легче найти.

Позже я узнал, что «попусканка» не может отказать нормальному пацану, если он захочет её трахнуть. То есть, встретив её на улице, можно было бы завести куда-нибудь за угол, и там отодрать по полной программе. И я решил, что рано или поздно так и сделаю. Вот только подвернётся момент.

Но, к сожалению, момент не подворачивался, а пробить адресок, оказалось, не так уж и легко. К тому же, близились каникулы, и долбанные экзамены. Отец напрягал так, что не всегда удавалось просто вырваться на улицу погулять. Так, понемногу, я начал было забывать о ней.

Через три недели я успешно сдал экзамены, и долгожданные каникулы наступили. А еще через неделю, мы с отцом собирались ехать к бабушке, в деревню. К этому событию приурочили поход в магазин. Зашли в магазин одежды. Надо было накупить каких-то вещей. Я уныло плёлся за отцом между рядами товаров. И вдруг, увидел прямо, впереди себя, ту самую женщину.

Она стояла у прилавка, и что-то там рассматривала. Мы с отцом шли прямо на неё! Как же мне хотелось под каким-то предлогом остаться здесь, и проследить за ней. Проходя мимо, и пялясь на её задницу, я перебирал в голове всякие варианты, но ничего толкового в ней не нашлось. Мы уже ушли в другой зал, и проторчали там пять минут, как мне пришла в голову блестящая идея.

— Бать, мне в туалет надо.

— Потерпи.

— Но у меня живот болит, я не могу терпеть больше.

— Ладно. Беги. Встретимся дома.

И я побежал. Сначала к тому прилавку, где она стояла. Но её уже там не оказалось. Не теряя надежды, я побежал по остальным отделам, но её нигде не было. Проклиная свою голову, что не сгенерировала идею вовремя, я выбежал на улицу, надеясь увидеть её, и упасть на хвост. Я тщетно перебирал глазами среди мелькавших людей, бегал из стороны в сторону, и через дорогу, даже забегал в хлебный магазин. Увы, обнаружить её не удалось.

Тем не менее, если я смог её встретить в городе однажды, значит встречу ещё раз. Это вселяло оптимизм. На следующий день мы с батей уехали к бабушке. И я там, на деревне, проторчал полтора месяца, как дурак. Правда, было пару приятных приключений.

Выпросил у отца денег, которых хватило на несколько раз снять местную шлюху. Страшная она была, конечно. Но зато почти даром. Подумаешь – поросший мхом лобок и не приятный запах пота. Я предвкушал возвращение домой, и встречу с незнакомкой. Поэтому к этому вопросу подходил рационально. Необходима была практика. И в деревне я её получил сполна.

Через полтора месяца мы таки вернулись домой. Времени до шкoлы оставалось не много, и в основном я его проводил с друганами. В частности, со своим корешом Колей. Мы сидели вместе на задней парте, и жили не далеко друг от друга. Колян был хорошим другом. Хоть и природа обделила его умом, зато наградила силой и храбростью.

Но ценил я его дружбу, в первую очередь за то, что он был преданным другом. Никогда не кидал меня, и на него можно было рассчитывать в трудных ситуациях. Да и дружить мы стали после того, как на меня напали гопники. Их было трое. Я был один, конечно же. И вдруг, по улице идет Коля. Он не убежал в панике и не прошел мимо, а встал на моей стороне. И плевать, что мы оба, в тот день, получили грубо по лицу. Главное, что в тот день мы стали настоящими друзьями.

Так незаметно, лето и закончилось. Наступила осень и шкoльная пора. Первая неделя учебного года, как всегда была уныла и печальна. Сидел я на уроке географии. Учительница распиналась у доски, рассказывая о чем-то, а я от скуки, разрисовывал учебник по географии. И что-то я совсем замечтался и не заметил, как географичка подошла ко мне.

Я думал, она меня съест прямо за партой. Но я ошибся. Училка спокойно отправила меня в библиотеку, чтобы я поменял книгу, и заплатил штраф. Возражать что-либо было бессмысленно. Поднялся, и пошел на выход. «От сучка.» — подумал я, закрывая за собой двери. А yчитeльница действительно была ничего себе. Молодая, лет тридцать. Среди шкoльных yчитeльниц была самой привлекательной. Как-то Коля поклялся мне, что после того, как закончит шкoлу, обязательно её трахнет.

В принципе, меня также посещали такого рода мысли. Но сейчас я шел в библиотеку, где меня, по идее, ждал не самый приятный разговор с библиотекаршей. У нас в библиотеке работала старая мымра – Антонина Павловна. Злая тётка такая, которая сильно любила книги, но еще сильнее ненавидела тех, кто эти книги портил. То есть нас, учеников. Неоднократно мне приходилось скрещивать с ней шпаги в словесных поединках. И каждый раз я терпел фиаско. Вот и сейчас у меня настроение было не оптимистическое.

Подошел к двери, дёрнул ручку на себя, и зашёл в библиотеку. По дороге посмотрел на дурацкий плакат, который висел прямо по коридорчику. Повернул налево. Прямо было помещение, затянуто шторкой, там лежали книги. Направо же был основной зал. Собственно, там же, за столом и сидела библиотекарша. К моему удивлению, это была не Антонира Павловна. Я с порога сразу же поздаровался:

— Добрый день.

— Добрый день. — отозвалась библиотекарша, не отрывая руки, что-то писала в журнале. — Я слушаю, что тебе нужно?

Она подняла голову, и посмотрела на меня. Когда я увидел её лицо, то сразу же узнал. Я буквально потерял дар речи, и не знал, что сказать. Во рту всё пересохло, а сердце забилось в два раза быстрее.

— Ну, говори же, — сказала новая библиотекарша, так ласково, что я мимо воли немного успокоился.

— Мне надо это… ну, тут, учебник по географии. Учительница сказала, чтобы я его сдал Вам и…

— И Заплатил штраф. Положи на стол, сюда — опять ласково сказала она протянув свою руку, указывая место.

Я как баран уставился на её красивые, ухоженные пальцы рук. Подошёл вплотную к столу, заглядывая в разрез блузки, положил книгу там, где она указала. Когда я вернулся в исходное положение, она уже продолжала что-то дописывать в журнале. Дописав, она вновь посмотрела на меня и спросила в каком классе я учусь. Какая у меня фамилия, и кто мой классный руководитель. Заполнив все поля, она протянула талончик мне. Я трепетно его принял, и засунул в задний карман.

— Все. Можешь идти на урок. – сказала она, все так же мило улыбаясь.

Но мне не хотелось уходить. Волнение оставалось, но похоже, оно начало перерастать в возбуждение. Вспомнилось почему-то, как её какой-то браток, с силой трахал на втором этаже у дяди Миши. А потом, как она стоя перед Костылём на коленях, сосала член. Желание росло. Я вспомнил запах её трусиков. Сердце забилось вновь, но уже не так, как в первый раз. Я почувствовал, что член в джинсах начал вставать. Я знал, чего хотел, но не знал, с чего начать. Ход моих мыслей прервал её голос.

— Что-то ещё?

Её вопрос вернул меня к реальности. Я быстро сообразил, что мне якобы нужна книжка.

— Хотел вот, книгу взять, почитать.

— Ну выбирай тогда.

Подойдя к стеллажам, начал делать вид, что ищу книгу. На самом деле, я пялился на библиотекаршу. Я обошёл её со стороны, и она находилась впереди мной, немного слева. Я рассматривал её великолепную фигуру. Библиотекарша не облокачивалась на стул, благодаря чему её попа слегка оттопыривала, а замочек, на бежевой юбочке, добавлял пикантности. Я думал, что ей сказать, даже не то, что сказать, а как это сделать. В итоге, решил взять книгу, и обдумать все дома. Она записала меня, и ушел на урок.

Полуголая Татьяна Викторовна разместилась на стуле, встала на коленки, развернулась ко мне задом, и облокотилась об спинку. Кофточка её валялась на книжной стопке рядом, лифчик был приспущен, и слегка подпирал её груди. Юбочка, хоть и скрывала верхнюю часть её ножек и попу, всё же добавляла ей сексуальности.

В таком виде она меня особо сильно возбуждала. Ну и не без того, конечно, что перед тем, как она в этом виде предстала передо мной, я её всю, как следует, облапал. Налюбовавшись её позой, я подошёл к ней сзади, и властно обхватил руками её мягкие половинки. Помяв их немного, принялся, уже, можно сказать, умелыми движениями, теребить её пизду через юбку, пытаясь средним пальцем проникнуть внутрь.

Левую руку переместил к её груди, и обнимая, прижался к ней сзади. Пока мял её грудь, библиотекарша похотливо повиливала задом, возбуждая меня всё сильнее и сильнее. Ебическая сила разгоралась во мне буквально с каждой секундой. Напряжение в штанах достигло критического состояния, и с этим напряжением нужно было что-то делать. Не выпуская её соски из пальцев, я второпях начал задирать юбку.

Но одной рукой было не удобно, а скорее всего, просто не хватало практики. Не каждый день приходилось решать подобные задачи. Скрепя сердцем, я отпустил грудь, и уже двумя руками пытался задрать юбку на задницу. Можно было, конечно, предложить ей раздеться самой, но хотелось именно так. Юбка скомкавшись, упёрлась в её бёдра, и дальше задираться не хотела. Чтобы я не делал. После очередной неудачной попытки, я услышал её взволнованный голос:

— Попробуй расстегнуть замочек…

Мой затуманенный ум не смог до этого додуматься. Конечно, о каком уме может идти речь когда тело так возбуждено. Я потянул змейку, и юбка тут же ослабилась. Я повторил попытку. И на этот раз весьма успешно. Удалось задрать юбку полностью, скатав её на талию, оголяя при этом аппетитные ягодицы Татьяны Викторовны.

— Ух какая! — вырвалось у меня, и я тут же крепко обхватил руками её полупопия. Помял их немного, и раздвинул в стороны. Моему взору открылась прекрасная картина. Сразу под коричневым анальным глазом, зияла её жаркая и манящая пизда. Ожидания увидеть там бурную растительность не оправдались.

Её триумфальная арка была ухожена, и скорее всего, часто посещалась всякого рода туристами. Я склонился над ней, и с жадностью впился губами в её вареник. Вдыхая на полную грудь возбуждающий аромат любви, я приступил изучать её влажное половое сокровище. Пальцами раскрыл губки и прошёлся языком по всем складочкам и ямочкам. Уткнувшись лицом в эту вожделенную красоту, я ещё ближе познакомился с Татьяной Викторовной.

Отведав на вкус её соки, я решил провести разведку боем. Смочил слюной палец, и засунул его ей между губок, прямо в таинственный тоннель любви. Влагалище податливо открылось, и палец без сопротивления проник в глубину. Сделав несколько поступательных движений, я высунул палец, и смочив второй, засунул назад оба. И хоть теперь им было там тесновато, но зато тепло. Даже горячо. И плевать, что влажно.

Я продолжил эксперименты с проникновениями. Воображаемый пистолетик входил в неё и выходил. С каждым входом, я кулаком нежно придавливал её лепестки с клитором, чем, наверное, доставлял ей удовольствие. Потому как чем активнее я работал пальцами, тем влажнее она становилась. Для меня это было очередным сюрпризом. Получается, что Татьяна Викторовна сама хотела, и была не против. Она наверняка получала удовольствие от трахательных движений, иначе как объяснить то, что она сейчас текла под моими пальцами.

Вдоволь наигравшись с пиздой, я высунул из неё две мокрые фаланги, расстегнул ремень с ширинкой, и сбросил джинсаки на пол. С торчащим членом, я вплотную подошёл к библиотекарше, только теперь не к задней её части, а передней. Член, покачиваясь, целился прямо ей в лицо, она намёк поняла, и слегка склонившись надо мной, раскрыла рот. Мне оставалось лишь рукой направить член между её губ. Когда он полностью оказался у неё во рту, я убрал руку. Татьяна Викторовна перехватила член своей рукой, обхватила его, и начала медленно поддрачивать. Было очень приятно.

Как и днём, сначала она просто обсасывала головку, туго обхватывая её губами. Но затем, начала всё глубже и глубже заглатывать, тем самым доставляя мне несравненное ни с чем до селе удовольствие. Сам того не замечая, я начал двигать тазом навстречу, максимально загоняя член ей в рот.

Каждый раз головка во что-то упиралась, скорее всего в нёбо, или даже горло. Татьяна Викторовна, тяжело дыша, с закрытыми глазами, причмокивая и пуская слюну старательно сосала. Наверное, если бы она не наше дневное свидание пару часов назад, то я бы непременно кончил ей в рот и сейчас. И я бы с удовольствием это сделал, если бы сильнее того, не хотел бы её трахнуть.

— Харош, Татьяна Викторовна. — сказал я, и с невероятным усилием воли, освободил её. — А то снова всё спущу тебе на рот.

— Я думала, ты этого как раз и хочешь, — её голос звучал неровно, и как мне показалось, дико сексуально. И вчера, и днем, я этого не замечал. Впрочем, может показалось.

— Ошиблась, — сказал я, опять подходя к ней сзади. — Сейчас я хочу тебя трахнуть. Ты же не против?

— Ну, нет конечно. Только…

— Ну и отлично, — перебил я библиотекаршу, располагаясь напротив её шикарной задницы.

Член был ещё достаточно влажен, и не успел как следует обсохнуть. Я схватил ладонью левую ягодицу yчитeльницы, и немного сжав её, оттянул в сторону, тем самым открывая заветный путь в её лоно.

— И не забывай что наш уговор касается не только минета.

— Да, я помню…

Она не успела договить последнее слово, как я второй рукой, обхватил свой член, и начал тыкать головкой между её половых губок. Складочки почти сразу раскрылись, и головка провалилась в открывшуюся пизду. Не успел я привсунуть в неё член, как тут же она сделала движение своим тазом мне навстречу.

Член погрузился в её пизду больше, чем на половину. Я довольный её маневром, обеими руками обхватил бёдра, и потянул на себя, насаживая, на всю длину. Это было великолепно. Дальше включились животные инстинкты, и повинуясь зову природы, я методично раскачивая тазом, начал ебательные движения. Каждый раз, член почти целиком и полностью входил в Татьяну Викторовну.

Я долго ждал этого момента, и вот это случилось. Женщина, которую я тогда увидел у дяди на втором этаже. Трусики которой, я подобрал, и которые так часто возбуждали меня. Вспоминая эту женщину, и вдыхая аромат этих трусиков, я так часто кончал во время маструбации. И вот теперь, эту женщину я трахал, а она, стоя передо мной раком, подмахивала, и сама насаживалась на мой член. Осознание того, что я всецело ею владею, добавляло ебической энергии.

То крепко удерживая Татьяну Викторовну за бёдра, то за плечи, я последовательно и ритмично вгонял своего бойца в бойницу. Она вздрагивала после каждого моего ебака, и совсем скоро, я услышал её учащённое, тяжёлое дыхание. Мне удавалось держать темп ебли, и видимо, этот темп доставлял ей удовольствие. Она начала довольно вздыхать, а её горячее влагалище захлюпало, издавая чвакающие звуки.

Не смотря на то, что я был достаточно возбужден, оргазм не приближался. Интуитивно, сам того не замечая, я постепенно ускорил свои ебательные движения. Да так ускорился, что даже яйца зашлёпали об неё. Но долго я так не мог выдержать, и скоро устал. Поэтому, принял решение немного передохнуть. Я замедлился, и вскоре вышел из Татьяны Викторовны. С обнаженной саблей, я вновь подошёл к ней спереди.

— Ещё пососи… — сквозь отдышку сказал я.

Библиотекарша, без лишних разговоров, обхватила губами горячий, распаренный её же пиздой, член. Пока она работала ртом, я приходил в себя. Окончательно отдышавшись, я уже хотел было продолжить её трахать, как вспомнил, что она хотела мне что-то сказать. Не знаю, почему, но мне захотелось узнать, что именно:

— А чего ты хотела, тогда?

Татьяна Викторовна отпустила член, подняла голову и переспросила:

— Когда тогда? — она взяла член в руку, и продолжила его поддрачивать, снизу вверх глядя мне в глаза.

— Перед тем, как я начал тебя трахать.

— А… просто обычно я даю себя трахать в презервативе. Вернее, мне так велено.

— Хм…

— Но не все ребята на это согласны, поэтому, бывает и без.

— Ладно.

— Но я чистая. Проверялась несколько дней назад.

— А… это…

— Не переживай об этом. Я на таблетках.

— Ну и отлично, — я положил руку на её затылок, и привернул к себе, — продолжай.

Она опустила голову, и тут же взяла в рот. Продолжила сосать, старательно обсасывая головку, и стремясь каждый раз заглотить член поглубже. За день уже не первый раз, она брала у меня в рот, поэтому я спокойно наслаждался моментом. Но как бы здорово она не сосала, через время, мне вновь захотелось вставить ей в пирожок. К тому же основательно отдохнув, я был полон энергии. В этот раз я просто отстранился от молодой женщины. Этого было достаточно, чтобы освободиться.

Татьяна Викторовна сообразила что к чему, быстренько вернулась в позу. Я хотел было её похвалить за старания, но решился. Молча вошел в неё, и раскачиваясь, продолжил ебать сзади. В отличии от первого подхода, я почти сразу взвинтил темп, нагнетая едрическое давление быстрыми толчами.

Даже стул, на котором она стояла на коленях, не выдержав напряжения, заскрипел. Вскоре мне послышалось, как Татьяна Викторовна довольно тихо и протяжно застонала. Может притворялась, может нет.

Не знаю. Но мне понравилось. Не смотря, на вновь подкатившую усталость, я продолжал неугомонно её трахать. Вдруг я почувствовал, что оргазм начал подходить. Теперь остановиться я уже просто не мог. Да и Татьяна Викторовна завиляла бёдрами из стороны в сторону, провоцируя меня на излияние.

На пике я начал ускоряться, и вдруг библиотекарша подо мной вся задёргалась и затряслась, утробно выдыхая, протяжно застонала, и опала. Я так понял, что она кончила, ну или сделала вид, что кончила. Хотя, выглядело натурально. Она ещё вздрагивала, когда я, так же кончая, навалился на неё всей своей массой.

Через некоторое время, я выглядывал в окно библиотеки, чтобы рассмотреть, нет ли кого на улице. Было пусто. Пусто на улице, пусто в яйцах, и пусто в желудке. Последний аргумент немного смазывал впечатления от этого дня. Но это было не столь важно. Татьяна Викторовна полностью привела себя в порядок, и была готова к закрытию библиотеки.

— Ну, Татьяна Викторовна, вы славно потрудились, мне всё понравилось.

— Спасибо, — она улыбнулась и ответила вновь ласковым голосом.

— Продолжайте в том же духе, и у вас всё будет хорошо, — многозначно выразился я, думая об одном варианте.

— Буду стараться, — улыбка не сходила с её лица.

Открывая ключом двери, Татьяна Викторовна, неожиданно поцеловала меня в щеку, и подмигивая сказала:

— А ты молодец!

Я даже потерялся от такого хода. Буркнул что-то ей в ответ, и вышел на улицу. Она вслед за мной. Я через двор, повернул направо, она налево.

— До свидания! – кинул я ей через правое плечо.

— До свидания! – ответила она, и пошла своей дорогой.

В последующие дни и недели, у меня с Татьяной Викторовной наладился регулярный секс. В шкoле, если что и происходило, то в основном уже после уроков. Во время же уроков, Татьяна Викторовна боялась быть застуканной кем-то, и постоянно просила перенести свидание к ней домой. Таким образом, в основном, она безотказно удовлетворяла мою похоть, у себя дома. В этом были значительные плюсы.

Во-первых, у неё дома была большая кровать и диван. У неё намного удобнее было трахаться, чем, например, в запаснике библиотеки, на табуретке, в окружении книг. Во-вторых, на кухне был холодильник с едой. Как в анекдоте – сперва попить, потом пожрать, а потом уже и поебаться можно.

К тому же, у неё дома совсем другая была обстановка, чем в шкoле. И я мог проводить с ней больше времени, чем просто прийти-раздеться-трахнуть-одеться-уйти. Отцу я говорил, что остаюсь после уроков на футбол или каратэ. Потому как вместо обычных трёх часов дня, я возвращался к себе домой не раньше пяти, а то и шести часов вечера. Итак, за то время, как мы близко познакомились, я много узнал о ней.

Действительно, она попала в положение бесправной проститутки не по своей воле. Её, вместе с домом и всем имуществом, проиграл в карты муж моему дяде. Муж её был нечестным фраером, как ей потом объяснили. Под страхом смерти, он переписал дом на дядю, кинул жену в руки браткам, а сам бежал из города. Татьяна Викторовна и сама хотела убежать, но, как оказалось, бежать было уже просто некуда.

Да и потом, её обязали выплачивать долг мужа, так как стоимости дома и машины не хватило, чтобы покрыть карточный долг. Даже если бы она и сбежала, то рано или поздно её бы нашли. В милицию идти она так же не решилась. Понимала, что это бесполезно. Ей разрешили остаться у «себя» дома. Квартплату платить пришлось своим телом. А задолженность деньгами. На панель её не отпустили, так как она была потаскухой братков. И ей срочно понадобилась работа, чтобы как-то гасить долги.

Татьяна Викторовна вспомнила свою старую подругу по пед.институту – шкoльную yчитeльницу. Встретившись, Татьяна Викторовна, не вдаваясь в подробности, попросила поискать для себя место в шкoле. Всё таки, она по образованию педагог – yчитeль русского языка и литературы. Подруга, естественно согласилась помочь. Однако, вакансий на место учителя не нашлось, зато нашлось место библиотекаря. Татьяна Викторовна долго не раздумывала.

По иронии судьбы, её подругой была Ирина Владимировна – моя yчитeльница по географии. Они вместе учились в институте. И были довольно близкими подругами. Получив дипломы, подруги пошли работать yчитeльницами в одну шкoлу. Правда, Татьяна Викторовна не проработала и года. Уволилась по собственному желанию, и через год вышла замуж. Как оказалось, за нечестного фраера.

Он ей обещал красивую жизнь. И частично своё обещание сдержал — кафе, рестораны, салоны красоты. Татьяна Викторовна не особо его любила. Просто была всем довольна. Чувствовала за мужем себя спокойной и обеспеченной, всем необходимым, женщиной. Но однажды, в один весенний день, всё оборвалось.

И оборвалось всё именно в тот весенний день, когда отец отправил меня нести к дяде коробку с вещами. С того дня и началась её новая жизнь. Дома она часто принимала гостей. Братки приходили и по одному человеку, по три, а то больше. Брали с собой водку, выпивали под хорошую закуску, а потом вдоволь трахали Татьяну Викторовну.

Так же ей приходилось выезжать на всевозможные дачи и сауны. Она сама такие выезды называла командировкой. В этих командировках ей было тяжело, ведь приходилось выдерживать двойные нагрузки. Именно в этих командировках ломалась её психология ухоженной и обласканной жены.

Приблизительно так складывалась её судьба. Жизнь её делилась на работу в шкoле, и на работу после шкoлы. Она надеялась, что в шкoле будет отдых, но надежды рухнули в тот день, когда я бросил на стол её трусики, с требованием отсосать. С тех пор она потеряла относительное равновесие, и теперь постоянно находилась под давлением.

В какой-то день я зашёл к Татьяне Викторовне в библиотеку, чтобы договориться о встрече у неё. Сразу после шкoлы я не мог, а после шести, на пару часов мог зайти в гости. Тем более, была пятница, и я предвкушал порочные выходные. Но моя yчитeльница вдруг заявила, что не может. Это было даже удивительно.

Наверное, я слишком быстро привык к тому, что она в любой момент удовлетворяла любое моё желание. Я спросил, в чём дело. Она ответила, что сразу после шкoлы за ней заедут ребята, и поедут куда-то на дачу. И что в лучшем случае, вернётся она только в воскресенье вечером. Возразить на такое я ей ничего не смог.

Все выходные прошли с мыслью о том, что я здесь сижу, дома на диване, а Татьяна Викторовна где-то там, на даче. И не просто сидит на диване – а даёт себя трахать всем подряд. Не то, чтобы я ревновал или переживал за неё. Просто уже в голове не укладывалось, что не смогу её трахнуть, когда захочу. В общем, после выходных, в понедельник, я зашел к ней в библиотеку.

— Привет.

— Привет, — без обычной улыбки ответила она. Выглядела она сильно уставшей.

— Вернулась уже? – спросил я, присаживаясь к ней на рабочий стол.

— Как видишь…

— Ну, рассказывай, как всё прошло?

Татьяна Викторовна с удивлением на меня посмотрела. Но заметив, наверное, с каким вожделением я на неё смотрю, начала отвечать.

— Да как обычно… Разве что секса больше было, да и устала сильнее, — она зевнула, широко раскрыв свой рабочий ротик, — спать хочу, не могу.

— А много их было?

— Двое меня забрали, на самой даче ещё три человека было. Потом ещё кто-то приходил, кто-то уходил. За всеми не следила…

— Человек десять было?

— За все выходные да, наверное.

— Со всеми справилась?

— Пришлось справиться, — она грустно так улыбнулась. И мне её стало жалко. С одной стороны. А с другой, захотелось трахнуть её тут же, и без промедления. Тем более, три дня только об этом и думал.

— Пока ты там справлялась, я тут все выходные не знал, чем заняться, — сказал я, обходя и обхватывая её сзади за груди.

— Думаешь, мне не хотелось остаться дома?

— Надо было сказать, что заболела, или ещё что-то в этом роде. Ты же умная блядь.

— Да? Чтобы они меня убили за это? Нет, пусть уж лучше затрахивают.

Я продолжал обнимать её. Убрав волосы, я целовал е___ в шею

— Хочу тебя.

— Может после уроков?

— Нет, хочу сейчас.

— Антош, у меня там всё болит ещё, давай я в ротик возьму.

— Иди в запасник и жди меня там. Я сейчас.

Учительница ушла в запасник с книгами, а я пошел закрывать двери. Когда вернулся, она уже приготовила для себя место – под ноги подстелила мягкое полотенце, и встала на него коленями. Я на ходу расстегнул джинсы, и, подойдя к ней вплотную, спустил их до колен. Татьяна Викторовна обхватила меня руками за ноги, а мой, уже стоячий член, взяла себе в рот. Сосала она вдохновлено. Три дня, а если разобраться, то все четыре дня, простоя, дали о себе знать. Минет не затянулся. И очень скоро, я обильно спустил ей в рот.

Уже уходя, я спросил её:

— Танюх, а когда ты будешь готова принять меня здесь? – и я схватил рукой её за половые прелести.

— Может завтра… но лучше послезавтра.

— Хорошо. Тогда в среду, после уроков у тебя.

Через два дня, как и договаривались, мы встретились у неё дома. Сидели на кухне, ели бутерброды, пили чай. И уже когда мы собрались идти е ней в спальню, внезапно зачирикал звонок. Я бросил быстрый взгляд на Татьяну Викторовну:

— Кто это?

— Гости, наверное… кто же ещё.

— Не открывай.

— Я не могу не отрыть.

Она направилась к входным дверям. А я в шоке, немного растерялся, не знал, что делать.

— Подожди, я спрячусь где-то.

— У меня в комнате спрячься в шкафу. Скорее всего, мы будем в другой комнате.

Я бросил пустые чашки в раковину, и быстро побежал в её комнату. Там залез в шкаф, и притаился, прислушиваясь к тому, что происходит в коридоре. Из коридора доносились резкие и грубые мужские голоса. «Вот это попал», — подумал я. С одной стороны, если бы я знал этих братков, то мне они ничего бы не сделали.

Но в таком случае, возможно, о моих отношениях с yчилкой, узнал бы Костыль, и мой дядя. Предугадать реакцию дяди я не мог. А если бы узнал отец, то скорее всего, мне приснился бы конкретный пиздец. С другой стороны, если бы я не знал братков, то мог запросто получить пизды. Не думаю, что я успел бы объяснить им, кто я и чего тут делаю. Так что я решил остаться инкогнито. Да и в целом, я занял хорошую позицию. В шкафу было достаточно удобно, чтобы переждать час-два.

Внезапно, ход моих соображений, по этому поводу, разрушил звук открываемой двери в её спальню. Я услышал, как в комнату вошло двое:

— Может, таки ебанём водки?

— Та ну нахуй. Давай лучше курнём.

По голосам я не узнал, кто это был. Да и не важно, уже, это было. Через некоторое время я услышал чирки зажигалки, и характерное покашливания братков. Видимо, они раскурили косячок. Вскоре, догадки мои подтвердились. До меня донесся запах паленой конопли. Почти сразу, после этого, кашель прекратился.

— Ну чё, нормальная дурь?

— Да, заебись.

— Кстати, про заебись. Где эта сука?

— Эй, блядь! – громко выкрикнул сиплый голос, — где ты там? Пиздуй уже сюда нахуй!

Через несколько секунд, в комнату, босыми ногами кто-то забежал. Это была Татьяна Викторовна:

— Я здесь. Чего желаете? – услышав её взволнованный и ласковый голос, меня обдало жаром.

— Выебать тебя желаем. Но сперва насоси нам, – продолжил сиплый голос.

— Да, пока приход, возьми в рот, — промямлил второй голос.

Воцарилась тишина. Вначале я почти ничего не слышал, но затем начали доноситься уже хорошо знакомые мне звуки. Я приоткрыл дверь шкафа, и прильнул глазом к щели. Да, Татьяна Викторовна, абсолютно голая, стояла перед ними на коленях, и поочередно сосала им члены. Одного из них я знал – это был Михон. Всего на два года был он меня старше, а уже был в банде.

Когда их болты окончательно окрепли, братки начали жестче трахать мою yчитeльницу в рот. Они хватали её за волосы, и с силой насаживали на себя. Татьяна Викторовна буквально захлебывалась слюной и давилась их членами, но не сопротивлялась, брала в рот прилежно. Спустя некоторое время, видать захотелось браткам отведать её прелестей.

— Давай, прыгай на кровать, сучка, и становись раком.

Татьяна Викторовна поднялась с колен, и переместилась на край кровати, занимая предложенную ей позу. Михон тоже залез на кровать и схватил за волосы:

— Соси, сука!

Второй браток удобно разместился сзади неё. Сделал несколько увесистых шлепков по заднице, и начал её трахать. Мне было не очень хорошо видно yчитeльницу, и сам процесс. Но судя по издаваемым звукам, трахали Татьяну Викторовну не менее жестко, чем перед этим в рот. Происходящее в комнате, меня сильно возбуждало. Хотелось увидеть больше, но для этого нужно было полностью открыть дверцы шкафа. Пришлось довольствоваться тем, что было. Пока я думал над тем, как улучшить себе обзор, браток, который трахал yчитeльницу сзади, активизировал свои ебки, и вскоре, грубо выругавшись на Татьяну Викторовну, кончил и замер на ней.

Он отошёл в сторону, освобождая место Михону. Тот неуклюже слез с кровати, и подойдя сзади, так же сделал несколько шлепков yчитeльнице по заднице. При этом приговаривая:

— Ну, блядь, держись! Сейчас я тебя, сука, выебу!

Может они так обозначали контроль над ситуацией. Не знаю, но мне понравилось, и захотелось попробовать самому. Тем более, что во время шлепков её мягкие, сочные половинки так волнительно тряслись. Михон судорожно двигался, видимо, пытаясь как можно сильнее и быстрее трахать yчитeльницу. При этом что-то постоянно бубня себе под нос. Я обрывкам слов, я понял, что он ей обещал каждый день заходить в гости. Татьяна Викторовна на все его угрозы и обещания говорила «Хорошо». Но я был с таким развитием событий был не согласен.

Внезапно раздался ещё один звонок в дверь. Второй браток, с осипшим голосом натянул уже на себя штаны, и пошёл открывать. Неужели ещё кого-то занесло? Было не ясно. И пока этот кто-то там раздевался в прихожей, Михон наконец-то замолчал, и, сделав подряд несколько мощных толчков, угомонился. Как раз из прихожей послышался смех. Михон, тяжело переводя дыхание, натягивал на себя штаны. Татьяна Викторовна молча, опустив голову, сидела на кровати.

В комнату зашло ещё два типочка. Они отправили yчитeльницу в ванную подмыться. А сами достали бутылку водки, и начали выпивать прямо из горла. Вчетвером они быстро её закончили и закурили по сигарете. Комната наполнилась табачным дымом и грязным матом. Через несколько минут в эту атмосферу вошла голая Татьяна Викторовна. Чем вызвала заметное оживление среди мужчин. Её без лишних разговоров заставили отсосать у пришедших, а затем разместили раком на кровати, и начали ебать.

Сначала эти двое новых. Затем, видимо двое первых отдохнули, и также подключились. Они по очереди подходили к Татьяне Викторовне. Каждый трахал, даже, скорее насиловал, её минут пять, затем уступал место другому. Так продолжалось может пол часа, а может и больше. И я уже начал думать, что они никогда не закончат. Наверное так же подумал и тот тип, который был с сиплым голосом. Когда подошла его очередь, он предложил:

— Пацаны, дайте я её доебу. А то мне на больничку надо.

— Ну давай, а мы как раз по 50 ебанём ещё.

Его дружки переглянулись, и вышли из комнаты. Когда они вышли, сиплый взял за руку Татьяну Викторовну, и развернул лицом к себе. Неожиданно для меня, он замахнулся рукой, и выписал ей пощечину.

— Что сучка дранная, нравится когда тебя толпой ебут?

— Да, — с надрывом, чуть ли не сквозь слёзы ответила Татьяна Викторовна.

— Не слышу радости в голосе. Нравится, блядь?

— Да, мне нравится, когда меня ебут толпой.

— А нам нравится ебать тебя толпой. Так что у нас взаимная любовь, — сиплый засмеялся, и выписал ещё одну пощечину.

Учительница сжалась, ожидая следующего удара. А меня зло взяло. Хотелось вылезти из засады, и вломить этому быку по спине чем-то тяжёлым. Но этого делать было нельзя. Во-первых, ответку я бы не выдержал, а во-вторых, не по понятиям заступаться за шлюху. Пришлось просто наблюдать за тем, что происходило дальше.

Вместо удара, сиплый повалил её спину, раздвинул ноги, и начал буквально насиловать. Разница с настоящим насилием была лишь в том, что Татьяна Викторовна не сопротивлялась. Продолжалось всё относительно не долго. Кончив, он замер на ней. Потом поднялся, и одевая штаны, на прощание сказал:

— На сегодня хватит. А вот на завтра готовь свою пизду.

— Хорошо, я буду готова.

— Ну пока, — сиплый ухмыльнулся, застёгивая ремень.

Выходя, он позвал других пацанов, а сам, видимо, ушёл в прихожую. Но другие пацаны, разместились в зале, и пожелали, чтобы Татьяна Викторовна сама к ним пришла. По дороге, конечно, она зашла в ванную. Я остался в комнате один. Вылезть из засады я не решался. Так и сидел, думая, как эту ситуацию разрулить. Михон и этот дыбил обещали ей каждодневные свидания, что явно не входило в мои планы. Я думал, но ничего вразумительного в голову не приходило.

Тем временем из соседней комнаты всё громче доносились довольные выкрики братков, и довольно жалобные постанывания yчитeльницы. Хоть теперь их было всего трое, не думаю, что от этого ей было легче. Не знаю, сколько ещё времени прошло. Я задремал. Когда проснулся — прислушался, и вроде бы ничего, кроме тишины, не услышал. Я тихо вылез из убежища и ещё тише заглянул на кухню, потом в коридор и в ванную. Никого не было. Тогда я подошёл к большой комнате, и тихонько приоткрыл дверь.

Татьяна Викторовна голая лежала на диване. Растрёпанные волосы, вся в слезах и окурках из-под сигарет. Когда я подошёл, она свернулась калачиком. И снова заплакала. Я увидел её халат на стуле. Взял его, и накрыл её голое тело. Она вся дрожала. Волнующее зрелище, но я закурил сигарету, и решил пойти на кухню варить чай. Когда уже сидел за столом и пил чай, увидел, как она зашла в ванну.

Вышла она не скоро. Наверное приходила в себя. Я заварил ещё себе чая. Выкурил ещё сигарету. Прочитал этикетку на какой-то банке, после чего, наконец-то, она вышла из ванны. На голове с полотенцем и в халате. Зашла на кухню, села на стул, и опустив голову, закурила сигарету. Я даже не знал, с чего начать, и закурил тоже. Я хотел что-то сказать, но заговорила она. Как-то спокойно и отрешённо:

— Надеюсь, теперь ты свои глупые вопросы, про групповуху задавать больше не будешь?

— Нет, не буду, — я решил, что это дело надо прекращать, — обещаю тебе.

— Та знаю я вас, — она улыбнулась, выпуская дым, — у всех на уме одно и то же.

— Ну вот увидишь.

— Ладно, ладно — верю.

Мы затушили бычки в пепельнице. Я смотрел на yчитeльницу, и не знал, что мне делать. Член стоял, и хотелось её трахнуть. И в то же время, мне было её жалко. Что делать, я не знал. Пауза затянулась, и Татьяна Викторовна, угадав направление моих мыслей, спросила:

— Ну что? Пойдём в спальню? Ты, бедненький, наверное, уже, весь истомился ждать.

— Что да, то да. Истомился.

— Ну пошли.

Она встала, со стула, а я вдруг решил, что сегодня ничего мне от неё не надо.

— Тань, ты иди. Поспи, отдохни. А я как-нибудь сам.

Учительница уставилась на меня удивлённым взглядом.

— В смысле сам?

— В прямом. Пойду подрочу, а потом пойду домой уроки делать.

— Ну как хочешь, — она широко улыбнулась, и направилась в сторону комнат.

Я зашёл в туалет, приспустил штаны, и взял в руку вялый член. Не смотря на то, что совсем недавно я был предельно возбуждён, сейчас всё опало. Попытался настроить себя на лад, вспомнил некоторые сегодняшние детали. Особенно приятными были воспоминания о шлепках по её округлой заднице. Член медленно начал набирать форму, как дверь в туалет открылась. Татьяна Викторовна, уже без полотенца на голове, но в халате, улыбаясь, смотрела на меня.

— Ну как успехи?

— Та не очень.

— Знаешь, а мне захотелось тебе помочь.

— Да?

— Да. Повернись ко мне.

— Но почему?

— Помолчи.

Я развернулся, а она стала передо мной на колени. И прямо здесь, на пороге туалета, начала мне сосать. Это было совсем другое дело. Тем более, так глубоко она у меня ни разу не брала. Заглатывала почти целиком. Вытворяла языком потрясающие вещи.

И целовала, и причмокивала и дрочила. Я держался одной рукой за батарею, а второй упёрся в стенку. Ноги почти не держали. Оргазм накатывал, и не в силах больше сдерживаться, выпустил мощный заряд спермы ей прямо в горло. Она дала мне хорошо кончить, после чего ещё немного обсосала липкий от спермы член. Облизав его со всех сторон, поцеловала, и прижалась щекой.

— Спасибо тебе. Я оценила твой поступок.

— Тань, я…

— Не надо. Просто спасибо и всё.

Я шёл по улице домой. Случившееся сегодня, не давало покоя. Я всё думал и думал. И наконец, вечером, кое-что начало проклёвываться.

С неба срывался мелкий ноябрьский дождь. Лавируя между лужами, я шёл по улице, по направлению к дядиному дому. Я шёл к нему, чтобы поговорить о дальнейшей судьбе Татьяны Викторовны. Последние события, подтолкнули меня на этот рискованный ход. Риск заключался в том, что в случае неудачи, я мог потерять регулярный секс со своей yчитeльницей.

В случае же удачи, получить над ней полный контроль, и единоличное обладание. И если с контролем у меня проблем и так не возникало, то вот с обладанием всё стало не так просто, как раньше. На днях, позорно отсиживаясь в шкафу, я поставил вопрос грубо – всё, или ничего.

Дядя сидел у себя в кабинете, и читал какие-то документы. Я зашёл, и спросил у него, можем ли мы поговорить. Дядя сказал, чтобы я сел в кресло, и немного подождал. Закончив с документами, он снял очки, и спросил чего мне надо. Немного запинаясь, я начал кружить вокруг да около. Первым делом, я припомнил, что у меня скоро день рождения.

У дяди своих детей не было, по понятным причинам. Поэтому он часто проникался ко мне отческой любовью, и баловал подарками. Например, когда я был малой, то он мне подарил огромную железную дорогу, а когда уже немного подрос — крутой велосипед. Все пацаны мне завидовали.

Говоря о дне рождении, я намекнул дяде, что хотел бы получить конкретный подарок. И что подарить его может мне только он. Дядя заинтриговался:

— Слушай, Антон, я даже не знаю, что тебе подарить в таком возрасте. Сколько тебе будет?

— Шестнадцать.

— Ну, уже большой. Может мотоцикл?

— Было бы круто! – и действительно, было бы круто, если б не Татьяна Викторовна, — но мне другого хочется?

— Ну, машину, я тебе не подарю. По крайней мере пока.

— Да машину я тоже пока не хочу. Тут другое.

— И что же? – он смотрел на меня пытливым, пронзительным взглядом, — говори.

— Тут такое дело… в общем… я хочу женщину.

Общение с Татьяной Викторовной, явно пошло мне на пользу. Ещё пол года назад, я и представить себе не мог, что скажу такое дяде. Тот видимо тоже удивился. На мгновение улыбнулся, и снова стал серьёзным.

— Ах вот оно что, — сказал он и засмеялся. И это был хороший знак, я понял, что на шаг стал ближе к успеху. Дядя поднялся с места, и начал ходить по кабинету. Видимо, он крепко задумался. Остановившись у окна, он посмотрел на меня:

— Ты же понимаешь, что это серьёзный разговор, — и как бы себе добавил, — женщину ему захотелось.

— Я понимаю, но дядя, ты же сам сказал, что я уже большой. Значит можно?

— Оно то, конечно, так. Но…

— Мне не нужна проститутка, если ты об этом?

Дядя уважительно посмотрел на меня. Видимо, только сейчас он догнал, что говорит уже со взрослым пацаном.

— То есть, ты мне предлагаешь, пойти на дискотеку и снять тебе тёлочку?

— Да тёлочку я и сам могу снять.

Наверное, дядя запутался окончательно. Подошёл ближе ко мне, и сел рядом в кресле.

— Тогда что же тебе надо? Не темни. Говори, что у тебя там?

— В общем, мне нужна конкретная женщина. И только ты можешь мне помочь. Пол года назад, отец отправил меня к тебе забрать коробку с вещами. Тебя не было, мне сказали, чтобы я шёл на второй этаж, и там забрал, что мне нужно. Я поднялся, и увидел, как Костыль, и ещё кто-то, насилуют женщину. Мне тогда подумалось, что это проститутка какая-то.

Я запнулся немного, собирая мысли в кулак. Занервничал, и ладошки покрылись потом.

— Может быть. Ну, продолжай.

— Короче, она не проститутка, работает у меня в шкoле библиотекарем. Её зовут Татьяна Викторовна.

— Хм… может ты попутал чё?

— Нет, не попутал. Она вынужденно устроилась работать в шкoлу, потому как её муж, проиграл тебе в карты кучу бабла. После куда-то исчез, а она теперь расплачивается за него…

Дядя даже в лице изменился, и посмотрел на меня так, что не смотря на то, что он был моим дядей, мне стало не по себе. И уже теперь, я был в шаге от неудачи и полного провала. Напряженная пауза затянулась. Дядя ухмыльнулся, и покачал головой.

— А, вспомнил я эту шлюшку. Да. Хорошая сучка, — сказал дядя, и погрузился в раздумья. Подумав немного добавил, — ну, и дальше что?

— Ну, дальше, я всё разузнал, и развёл её на секс.

— Стоп! Не понял. Если ты её развёл, что тебе от меня надо?

Кажется, опасность миновала, и я почувствовал, что удача опять на моей стороне. Ну, и самая сложная часть разговора была позади, как мне думалось. Осталось развить успех.

— Я так понимаю, что она тебе денег должна. И пока не расплатится, будет служить подстилкой твоим пацанам. А я хочу, чтобы она была подстилкой только для меня!

— Ишь ты какой умный, — дядя растянулся в довольной улыбке, — быстрый какой. Молодец.

Дядя опять впал в думу. На этот раз он так долго думал, что я даже заскучал. Наконец, он заговорил:

— Ты же понимаешь, что там сумма не маленькая?

— Да, дядя, мне потом, больше ничего не надо. Ни мотоцикла, ни машины, я…

— Так, тихо, не перебивай старших, — дядя на меня строго посмотрел, и продолжил, — Сучка она хорошая, и денег стоит больших. Но тут дело не в деньгах. Ты же знаешь, для тебя мне ничего не жалко. Просто подумай об отце, и что будет, если он узнает? Это первое. Второе. Если этот хмырь, её муженёк, захочет забрать её себе назад? И не приведи Господь, застанет вас вместе. Потом шкoла, мусора! Ты об этом подумал?

— Да, подумал, — с готовностью отвел я, — отец ничего не узнает. Я очень осторожен. Она ничего про меня не знает. С мужем как-нибудь разберусь. Не зря же я на каратэ пять лет ходил. Школу я через пол года закончу. А ещё через пол года уеду учиться в институт. Может она надоест мне, и я её брошу. Но за это время она меня многому научит в постели, чтобы потом перед девчёнками не позориться. Да и не только этому, она, всё таки, yчитeльница…

Дядя молча встал с кресла, и принялся опять ходить по кабинету. Потом пошёл, сел за стол. Одел очки, и продолжил листать бумаги. Я в лёгком недоумении уставился на него:

— Так что ты решил, дядя?

Дядя медленно перевернул очередной лист бумаги, и не спеша, проговорил?

— Ладно. Уговорил. Пусть будет по-твоему. Завтра Костыль всё устроит для тебя.

От радости, я аж подпрыгнул с кресла, со словами благодарности я метался по кабинету, пока дядя не выгнал меня вон. Потом я бежал по улице, шлёпая по лужам, радуясь своему счастью. И дождь, хоть и усилился, казался мне таким приятным.

На следующий день, в библиотеке у меня состоялся короткий разговор с Татьяной Викторовной:

— Ты сегодня свободна?

— Не совсем. Обещали прийти эти двое. Два дня подряд ходят, затрахали уже.

— Я думаю, что не придут.

Она саркастически улыбнулась:

— А если придут?

— Спрячусь в шкафу.

— Может всё таки давай здесь, после уроков?

— Нет. Идём к тебе домой. Это решено. Всё.

На прощание я её поцеловал и ушёл из библиотеки. Возле шкoлы, на дороге, стояла машина Костыля. Я сел в неё, и договорился с ним, что в три часа, он будет меня ждать здесь. После уроков мы ехали с ним по городу. Ему ещё надо было заехать в пару мест по делам. Поэтому он подкинул меня к её дому, а сам сказал, что будет через час, и поехал решать свои дела. Я зашёл к yчитeльнице, она была одна. Спешить было не куда. Сперва она меня накормила, а потом мы вместе пошли мыться в ванную. Часто, после совместных купаний, мы трахались прямо в ванной. Но не в этот раз.

В двери позвонили. Татьяна Викторовна тяжело вздохнув сказала:

— Я же говорила, что придут. Прячься.

— Не бойся. Это не они.

— А кто же?

— Увидишь, это сюрприз.

— Я тебя не понимаю.

— Иди открывай, и сама всё узнаешь.

Татьяна Викторовна нерешительно пошла открывать двери. Я вместе с ней. Учительница открыла двери и замерла на месте от страха. На пороге стоял Костыль, которого она страшно боялась.

— Привет, шлюха.

— Здравствуйте, — еле слышно пролепетала Татьяна Викторовна, — чего желаете?

— Разговор к тебе есть. Иди за мной, — Костыль взял за руку yчитeльницу, и потащил её на кухню. Проходя мимо меня добавил, — а ты подожди в другой комнате.

Они ушли на кухню, дверь закрылась. Подсмотреть и подслушать мне не удавалось. Я буквально прилип ухом дверной щели, но ничего не слышал. Интересный, наверное, у них был разговор. Я так понял, что прежде чем говорить, Костыль решил дать ей в рот.

Другого объяснения у меня не нашлось. Я пошёл в большую комнату, и включил телевизор. Но там тоже ничего интересного не обнаружилось. Тогда я решил вернуться к кухонной двери. На этот раз, было слышно, как Костыль что-то рассказывает Татьяне Викторовне. Через две минуты, я услышал, как он меня позвал. Выдержав короткую паузу, я открыл дверь.

Татьяна Викторовна в халате сидела на стуле за столом. Костыль же стоял возле окна. Когда я вошёл, то увидел, что yчитeльница вся сияла. Наверное, Костыль успел ей сообщить о свободе, которую она получила благодаря моим хлопотам. В подтверждение моих догадок, Костыль продолжил наставительное слово:

— Повторяю ещё раз. Всё, что ты должна была нам, теперь должна ему одному, — Костыль тыкнул на меня пальцем, — остальные пацаны тебя ебать больше не будут. Живи спокойно, работай. И будь с Антоном ласкова. Иначе я передумаю, и всё вернётся назад. Поняла?

— Да, спасибо, — чуть ли не плача от радости, ответила yчитeльница, и упав на колени, полезла обнимать Костыля.

— Та не меня благодари, дура, а его. Если бы не он, через месяц поехала бы в рабство за кордон.

Он отошёл от yчитeльницы, и пошёл на выход. Я вслед за ним, провожать. У дверей мы пожали руки, и он ушёл. Дело сделано, и весьма довольный собой, я вернулся на кухню. Татьяна Викторовна встретила меня тёплыми объятиями, она обнимала меня, и горячо шептала мне на ухо слова благодарности:

— Антошенька, миленький, спасибо тебе огромное. Я так тебе благодарна. Так благодарна!

Она ловко скинула с себя халат, и начала медленно опускаться на колени. Приблизительно такой благодарности я и ждал от неё. Стянул с меня штаны с трусами, Татьяна Викторовна взяла в рот мой напряжённый член. Видно было, что она искренне старалась принести мне как можно больше удовольствия. Проделав несколько традиционных трюков, yчитeльница, сделала глубокий заглот. Она буквально проглотила весь член без остатка.

Её нос упёрся в мой лобок, а подбородок приятно прижал мои яйца. За то время, сколько я с ней был, такого ещё не было. Она делала просто гениальный миньет. Она, то полностью заглатывала, то полностью выпускала член. Каждый раз, головка члена упиралась в её горло. Я старался как можно дольше себя сдерживать, чтобы растянуть удовольствие. Но как ни старался, оргазм неумолимо приближался. Я смирился с этим фактом, и уже готовился кончить ей в рот, как она выпустила член, и подняв на меня свой благодарный взгляд попросила:

— Антош, выеби меня пожалуйста.

— Ммм… ты так хорошо сосала.

— Отныне, я всегда буду так сосать, — она поднялась с колен, поцеловала меня в губы, и взяв за руку, повела за собой, — пошли, трахнешь меня.

Учительница шла впереди, похотливо повиливая своей шикарной голой задницей. Я по дороге скинул с себя остатки одежды. Мы пошли к ней в спальню. Татьяна Викторовна тут же улеглась на кровать. Она лежала на спине, раздвинув широко ноги. Одной рукой, она теребила свой клитор, а второй сжимала сосок на груди. У меня тут же возникло дикое желание её выебать. Я быстро лёг на неё, она тут же прижала меня к себе ногами.

Найти её прекрасную дырочку не составило большого труда, и вскоре, я уже напористо трахал Татьяну Викторовну. Даже нет. Можно с уверенностью сказать, что мы трахались. Учительница активно подмахивала, и возбуждённо так постанывала мне на ухо. Мой расчёт подтвердился. Из чувства благодарности она трахалась намного страстнее, чем из чувства страха. Мы кончили почти одновременно. Отдышавшись, и придя в себя, она поцеловала меня, и шепнула на ухо:

— Ты мой рыцарь.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий