Небожительница продолжение

Алька отключилась.

— Вот же блядь крашеная, — Витя вновь не цензурно припомнил всех родственниц женщины которая только что его так легко развела.

— Кто там? — вспоминая о родственницах были прерваны приятным женским голосом, раздавшимся за дверью.

Витя тяжело вздохнул, теперь уже отступать было действительно некуда, — Елена Анатольевна, это я — Виктор. Я от Али.

— Минуточку пожалуйста, — щелкая замками и звякнув цепочкой отозвался женский голос, — Входите пожалуйста.

Дверь приглашающе распахнулась. Витя сделал шаг и щурясь от яркого света нос к носу столкнулся с интересом разглядывающей входящего мужчину красной женщиной.

— Ой простите! — Витя сконфужено уставился на миниатюрную женщину, стоявшую перед ним. Маленькая, аккуратненькая. Ярко красный шелковый халатик запахнутый и завязанный пояском высоко оттопырился на сосках высоко вздернутых грудей давая не двусмысленно понять об отсутствии наличии бюстгалтера. Стройные красивые ножки, нет уже женские ноги, но все равно очень даже стройные и привлекательные обтянутые красными гладкими чулками с широкими рисунчатыми резинками. Красные лакированные туфельки на шпильках без которых женщина была бы еще меньше. Красивая? Симпатичная? Вопрос спорный. Острый носик, раскосые глаза. Скулы. Огнено рыжие волосы стянуты на затылке в тугой пук красной шелковой лентой. Страшненькая? Нет. На любителя. Тонкого ценителя женской красоты. Как когда-то говорил его армейский друг бабник и пошляк — третий сорт еще не брак. Витя, осмотрев стоявшую перед ним женщину твердо и уяснив для себя что трахать её в принципе можно, а возможно даже и нужно приветливо улыбнулся, — Здрасьте!

— Здрасьте, здрасьте, — отозвалась Елена Анатольевна с неменьшим интересом изучающая мужчину. Улыбка медленно сползла с губ женщины на пуская на её лицо растерянную тень.

— Вы Виктор? — с надеждой в голосе, что она ошибается смятенно произнесла женщина.

— Ну да Виктор. Я от Али…, — не понимая причину огорчения женщины начал было Виктор, но Елена Анатольевна взмахом руки остановила его.

— Вот же зараза…, — красная женщина задумалась её глаза вспыхнули внезапно принятым решением она посмотрела на замеревшего мужчину открыла рот чтобы что-то сказать, но в этот момент из дверей комнаты выплыло белое видение, заставившее Елену Анатольевну став еще меньше окончательно сникнуть.

— Еленочка, ЭТО кто? — мягким грудным голосом поинтересовалось видение.

У Вити перехватило дыхание сделав ватными ноги. Сердце, гулко стукнув провалилось в мошонку. Его тело бросило в жар и сразу же окатило ледяным холодом.

Как? Как эта женщина могла тут оказаться? Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда. Нет ЭТО не она ЭТО другая. Просто очень похожа на ту.

Витю пробил нервный озноб.

Он миллионы раз любовался невероятной красотой той женщины смотрящей усталой усмешкой с экранов телевизоров, газет и журналов на весь мир. Сколько же раз он, еще будучи мечтательным подростком дергал рукой свой торчащий на богиню орган. Да что там подростком, даже став мужчиной он частенько представлял в своих объятиях тело недоступного для него совершенства.

И вот она здесь? Снизошла? Спустилась с небес? Да нет же нет. ЭТО не она ЭТО другая, но до чего же она хороша! Какой волшебный волнительный аромат исходит от этого невероятного окутанного белыми шелковыми облаками тела. Ноги… О ноги! Сводящие с ума население этой огромной планеты совершенные без малейшего изъяна женские ноги, покрытые белой паутинкой тончайших чулок.

Витя, боясь разрушить внезапное видение окаменел.

Он же ехал сюда что бы отрахать вот эту ставшую совсем не заметной женщину в красном. А здесь ЭТА в белом! Это же что же такое получается, что она тут то же за этим? Он что, сможет прикоснуться к телу богини? Поцеловать? Вставить ей? О… От одной только мысли у Вити закружилась голова. Тело покрылось противным холодным потом.

— Еленочка так кто — ЭТО? — видение голосом богини с экранов повторило свой вопрос.

Вити окончательно поплохело.

— Нет, Татьяна Альбертовна, нет ЭТО…, — извиняющимся голоском залепетала Елена Анатольевна, но сбившись замолкла прерванная мужчиной.

— Я Виктор. Я от Али, — мотнув головой в сторону теперь уже окончательно сконфуженной красной женщины не своим голосом произнес Виктор, — Добрый день!

Окатив ледяным взглядом вздрогнувшего под ним мужчину и не удостоив своим ответом, богиня вновь перевела взгляд на сжавшуюся в комок женщину, — Еленочка как же так? Вы мне обещали, что будет мальчик, а ЭТО…, — взмахнув белым облаком богиня ткнула ухоженным пальчиком в сторону потеющего мужчины, — А ЭТО совсем не то. Еленочка вы меня совершенно разочаровали.

— Татьяна Альбертовна, Татьяна Альбертовна простите я сама разочарованна. Мне подруга обещала, что будет мальчик, а тут! – одновременно бледнея одной и краснея другой щекой залепетала Елена Анатольевна, оправдываясь перед своей гостьей.

— Кто скажет, что ЭТО девочка тот пусть первым бросит в меня камень, — крылатым выражением из своей любимой книги Витя попытался прийти на помощь почему-то вызвавшей у него жалость красной женщине.

Богиня презрительно скривила губы что нисколько не испортило ее светлый лик.

— Татьяна Альбертовна, он сейчас немедленно уйдет. Извините. Я сейчас позвоню этой Але и попытаюсь все уладить… ммм… заменить, — Елена Анатольевна, не оценив мужскую поддержку заискивающе посмотрела снизу вверх на небожительницу.

— Заменит она, а на что? — богиня недовольно фыркнула, — Я так понимаю у твоей Али что было то она и прислала нам, другого уже не будет. Было бы другое, она не отправила нам ЭТО… ммм… недоразумение. Ладно уж посмотрим, что у него там. Я уже приготовилась… не пропадать же. А на будущее советую вам Еленочка тщательнее быть в подборе своих подруг. Прикажите ему пусть покажет. Может быть все еще не так плохо. Дадим ЭТОМУ шанс. Да и вам Еленочка тоже. Прогнать мы всегда успеем. Вот и почему я такая добрая сегодня? -недобро сверкнув молниями ни к кому конкретно не обращаясь поинтересовалось белое облако.

— Доставай! — Елена моментально переадресовала приказ своей гостьи переминающемуся с ноги на ногу Виктору.

— Что? — переспросил опешивший мужчина, — Что доставать?

— О боги! — небожительница закатила глаза, — Он что еще глухой или тупой или и то и другое? Елена Анатольевна, я в полной фрустрации.

— Татьяна Альбертовна сейчас, минуточку он просто растерялся. Аля мне хвалила его. Сейчас все поправим, — проблеяла побледневшая женщина отчего еще только больше вспыхнула обеими щеками.

Одарив Виктора испепеляющим взглядом, она подскочила к нему и рывками принялась рассупонивать его джинсы. Полностью растерянный Витя без сопротивления отдался психующей женщине.

— Это что у него там такое? — выпятив губу с высоты своего величия сквозь зубы поинтересовалась богиня. Брезгливо ткнув пальцем в сжавшийся комочек мужской плоти, жалобно шевелящий многочисленными складками бугристой кожи вывалившихся наружу из-под сдернутых трусов.

Витя готовый провалиться сквозь землю — застонал. Нет не от удовольствия, он застонал от чувства стыда за свой любимый орган, так бесславно сжавшийся в малюсенький кокончик. Ладно бы испытать такой конфуз перед подружками жены, там все можно было бы как-то обыграть, превратив в шутку. Но сейчас и здесь, перед ней! Какие тут могут быть шутки. Позор! Позорище! Такого он еще никогда не испытывал в своей жизни. Лечь и умереть под унизительный смех самой прекрасной женщины о которой он только мечтал!

— Татьяна Альбертовна сейчас, сейчас… минуточку, — вновь залепетала цепляющаяся за последнюю надежду бухнувшаяся на колени Елена Анатольевна, — Я сейчас попробую, я сделаю, я сейчас все исправлю…

— Ну-ну, пробуй, делай, — безразличный голос небожительницы брызнул ядом.

Пропустив мимо ушей саркастичность в голосе гостьи, Елена Анатольевна принялась исправлять создавшееся положение. Выдавив из пухлого кокончика бледно-сморщенную головку и пачкая её своей яркой помадой, она принялась нервно, но с успехом её реанимировать. Даже не смотря на то состояние, в котором сейчас находился Виктор уже через несколько мгновений его мертвый орган очнувшись зашевелился и гордо раздув головку распустился во всей своей среднестатистической красе.

— Еленочка, да у вас талант! Не знаю еще какая вы портниха, но миньетчица из вас отличная. Я запомню это! Талантливые люди мне нужны, — дернув носиком небожительница рассмотрела лоснящийся красными разводами возбудившийся орган мужчины, — Ну что же… пусть будет хоть ЭТО. Все лучше, чем ничего, — ее ухоженный пальчик наманекюриным ноготком воткнулся вздрогнувшему мужчине в головку, — Еленочка, приведите ЭТО в порядок и приведите ко мне. Я жду!

Надменно вздернув подбородок и больше не обращая внимание на застывшую в дверях парочку, богиня развернулась и обворожительно покачивая бедрами скрылась в одной из комнат.

— Фу-у, — Елена Анатольевна облегченно выдохнула, — Чего застыл то? Помоги подняться. Алька зараза. Убью! Так и передай ей. Ну шевелись же ты.

Женщина, схватив мужчину, путающегося в спущенных джинсах за оттопыренный член, потащила его за собой в сторону ванной комнаты.

*****

— Раздевайся живее и под душ. Да живей же ты, кому я говорю. Я потом тебя осмотрю и бегом к ней. Она не любит ждать. Да не стой же ты столбом. Быстрее! Быстрее!

— Быстро только кошки родятся! — огрызнулся Виктор, окончательно запутавшись ногами в узких штанинах, — Ебать ее некому! Быстрее ей, видите ли, подавай. Подождет не обломится!

— Обломится и еще как обломится. Ты даже не представляешь, чего мне стоило затащить ее сюда. У нее же весь день по расписанию. Бассейн, фитнес, совещания как из ничего сделать ничего заработав при этом миллионы, потом доклад на каком-то форуме, потом отчеты, потом встречи и вот во всем этом она выкроила целых два часа на прием ммм… скажем так — молодого мужчины. Представляешь два часа! А тут ты полное недоразумение. Я-то обещала ей совсем другое и помоложе и побольше, — женщина тяжко вздохнула, — Разделся? Ну наконец то. Мойся и его хорошенько вымой. Да мочалку возьми… Не бойся она новая. Намыливай! Хорошо хоть выбрит у тебя. Она не любит лохматых. Вот так, так его… Вон там на яичках помада осталась — смывай. Она очень чистоплотна! Любит что бы все чистенько было. Смыл? Показывай.

Елена Анатольевна сдернула в сторону голубую в морских разводах занавеску.

— Ну что? Вроде нормально. Чистенький! — пальцы женщины обхватив мокрый орган и натянув кожицу повиляли им из стороны в сторону. Орган возбужденно задергался.

— Это еще что такое? — женщина выпрямилась, не довольно посмотрев мужчине в глаза, — Он что кончать у тебя надумал? Ты это брось! Пусть даже не думает. Я тут и так одна за всех стараюсь, а он брызнет через минуту. Ты что скорострел? Только этого мне еще не хватало. Связалась я с вами на свою голову. Запомни! Ты должен кончить только тогда, когда она тебе ЭТО прикажет и никак не раньше. Запомнил? — женщина поводила красным ногтем под носом мужчины, — Не раньше!

— А что? Я ничего. Предупреждать надо заранее. Я бы подготовился, а то ездят на нем всю ночь, а утром соскакивают и говорят — иди! А она, — Витя мотнул головой куда-то в сторону комнат, — Она…, — Витя запнулся, — Она мечта всей моей жизни! Я, на нее с детства… Она такая!

— Вот же! Детский сад просто, — Елена Анатольевна выпустила упруго закачавшийся орган, — Вылезай, на вот полотенце. Оботрись, я сейчас, — женщина, оставив мужчину одного выбежала из ванной комнаты.

— То же устроили мне тут черт знает что и сбоку бантик, вернусь непременно убью Альку!

— Так хватит мне тут ворчать. На пей, — через минуту вернувшаяся женщина раскрыла ладошку, на которой лежали две пилюли. Одна красно-черная и вторая бело-голубая.

— Это что такое? — Витя с опаской посмотрел на цветные капсулы.

— Да не боись, не отравлю. Только трупов мне ещё тут не хватает. Одна притупит его чувствительность, а вторая энергии тебе добавит. Будешь у меня как тот зайчик скакать — энерджайзер. На долго не хватит, но часа два протянешь. Больше и не нужно. Пей, кому говорю! — женщина протянула вторую руку с наполненным стаканом воды.

— Молодец, — Елена Анатольевна хлопнула створкой шкафчика держа в руках бутылочку с золотым распылителем, — Давай на головку брызну. Не бойся это заморозка. Новокаин. Он у тебя вообще в деревянный превратится, ничего чувствовать не будешь. Знай себе еби да еби. Надеюсь, аллергий у тебя не будет?

По ванной разнесся резкий, но приятный запах.

— Ну что Геракл, готов к подвигу? Давай пошли, а то она там уже, наверное, заждалась. Ох, а она ждать страсть как не любит.

*****

— Еленочка я вас заждалась! Вы что бы помыть ЭТО, на другой конец города ездили? У вас что, горячей воды нет? Грели? Так сказали бы мне я позвонила бы куда надо и через минуту у вас с горячей водой было бы уже все в порядке. У меня было два часа. Благодаря вашей несобранности у меня у остался час с небольшим. Еленочка так дела не делаются. Я не довольна вами, и я это запомню, — обнаженная Татьяна Альбертовна полулежала на куче разнообразных пестрых подушечек, разбросанных по разобранному дивану глубоко погрузив свои длинные пальцы между бесстыже свесившихся на пол шикарных ног. Женщина, совершенно не стесняясь вошедших в комнату – мастурбировала. У Вити перехватило дыхание!

— Еленочка часики то тикают, ОН что так и будет стоять у тебя? — небожительница без стеснения рассматривала застывшего перед ней мужчину даже скорее не мужчину, мужчина ее абсолютно не интересовал, а его торчащий в замороженном состоянии орган.

— Виктор ну в самом то деле, давай уже. Работай! Полижи ей! — ладошка женщины в красном требовательно подтолкнула мужчину в сторону ожидающей богини.

Витя сделал шаг и буквально рухнул на колени.

«Ноги! Боже, какие у нее ноги!» — у Вити гулко застучало в висках и он, пытаясь поцеловать выставленную острую белую коленку неловко врезался в нее зубами.

— Какой же ОН неуклюжий! Еще чулки мне порвет, — недовольно фыркнула небожительница, — Черт, меня связал с вами!

Елена Анатольевна вновь что-то оправдываясь залепетала, но Витя её уже не слушал или не слышал. В его ушах набатом застучала кровь, взгляд его затуманился и окружающий его мир сузился до трёх женских пальцев круговыми движениями размазывающих густую слизь по тщательно эпилированным половым губам. Витя взвыл и теряясь в пространстве и времени набросился хищником на женские ноги.

Что было потом Витя не вспомнил даже бы под самой страшной пыткой. Дальше был полный провал в памяти, из которого его постепенно возвращал в реальность заливистый женский смех.

Витя, обнаружил себя стоящим на коленях между бедер небожительницы крепко держа их в руках. Его лицо, неприятно стянутое какой-то липкой пленкой, находилось всего в паре сантиметров от широко распахнувшегося малинового влагалища женщины, которая, черпая пальчиком из глубин своего роскошного тела тянущийся сок давала ему его слизывать.

— А ОН ничего, забавный! – за время, которое отсутствовал Виктор настроение богини резко изменилось, — Ах Еленочка, я вам ЕГО рекомендую. Вам обязательно надо ЭТО попробовать. Его язык умел, а я, уж поверьте мне в этом разбираюсь. Это было так сладко! — пальчик богини сверкнув крупным бриллиантом вновь погрузился во влагалище и зачерпнув там очередную порцию слизи уткнулся в мужские губы, — ОН такой умничка! Ой, щекотно-щекотно! – Витя, тщательно обсосав женский пальчик и облизнув брильянт на крупном перстне из белого золота нырнул языком в необычайно широкий вход влагалища слизывая искрящийся сок прямо с его стенок. Ноги небожительницы вспорхнули и запорхали двумя белыми бабочками разбрасывая слетевшие белые туфельки по комнате.

— Ох Виктор! А вот так, так там еще! — пальцы богини впились в набухшие половые губы растянули их и буквально вывернули стенки эластичного влагалища наружу, — Да так его так… МММ… Ах, я еще раз кончаю… Витя соси мне тут! — богиня задвигала бедрами подставляя под мужские губы выпяченную дырочку урерты. Витя довольный резким повышением своего статуса, превратившись из ЭТО в Виктора, с наслаждением припал к источнику женской влаги моментально наполнившим его рот. Упиваясь теплым напитком богини и боясь пролить хоть капельку, Витя, нырнув пальцами в пульсирующую вагину и хорошенько зачерпнув волшебной смазки принялся одним пальцем натирать шишечку набухшего клитора, а вторым мгновение пораздумав проткнул анус небожительницы. Небожительница взвыла, но взвыла от наслаждения. Запрокинув ноги себе на плечи, она подставила под взор мужчины светло коричневые лучики своего ануса которые плотно обхватив палец мужчины теперь медленно расползаясь по сторонам раскрывали розовый вход в женский зад.

— Выеби, выеби меня туда… Ну же скорее! Что ты там возишься? Вставляй же скорее мне в жопу… Ох! — и небожительница захлебнувшись собственными стонами под фыркающие звуки задвигавшегося в ее заде члена забилась в нестерпимой агонии. Витя наклонился, завис над остервенело наслаждающейся женщиной любуюсь изысканными чертами её лица и наконец решившись поцеловал в губы. Потом еще, еще и когда женщина ответила на его поцелуи впился в них с жаром ощущая всем телом как под его жесткими ударами начинает содрогаться тело женщины.

«Вот тебе и БОГИНЯ! НЕБОЖИТЕЛЬНИЦА! А стоит хорошенько вставить как все эти богини превращаются в обыкновенных похотливых баб. Нужно только волшебную палочку глубже засунуть! — рассуждая про себя Витя с теплом вспомнил Елену Анатольевну, которая так своевременно напоила его пилюлями обработав орган чудодейственной жидкостью, — Кстати, а где она?». Оторвавшись от начавших опухать губ Татьяны Альбертовны, Виктор осмотрелся. Елена Анатольевна обнаружилась развратно развалившейся в кресле, стоявшем напротив дивана с глазами, подернутыми томной поволокой разглядывающими азартно сношающуюся парочку перед собой, держа в одной руке бокал наполненный багрово-красной жидкостью, а во второй такой же багрово-красный вибратор, ныряющий, натужено гудя моторчиком, между её лежащих на подлокотниках в красных чулках ног. Это выглядело настолько похотливо-развратно что Виктор в очередной раз взвыл и если бы не забота этой самой красной развратницы, то неминуемо слил бы в зад небожительницы сперму. А так он только захрипел, заскрежетал зубами и с садистским наслаждением проткнул член в кишку Татьяны Альбертовны как можно глубже. Небожительница взвыла, оглушив сиреной правое ухо мужчины и тут же левое его ухо оглохло от вырвавшейся на свободу страсти Елены Анатольевны.

— Ах Еленочка как это было прекрасно, так бы отдавалась и отдавалась этому похотливому самцу! – пальцы Небожительницы с благодарностью прошлись по разбухшему ничего не чувствующему органу Виктора, — И надо же он еще не кончил! Умничка! Не то что мои скорострелы. Я им только ножку покажу, а они сразу фейверки устраивают. Только успевай чулки менять, — женщина довольно хихикнула, — Хотя в этом бывает своя прелесть! Ох время летит неумолимо, но еще есть. Еленочка налейте мне вина. Надеюсь, оно будет достойно меня!

Витя хмыкнул, женщина, приходя в себя опять напускала роль богини.

— Виктор, что не так? – Татьяна Альбертовна обернулась с вызовом посмотрев на ухмыляющегося мужчину.

— Нет, нет все так. Вот задумался о превратностях нашей жизни. Разве мог я подумать ещё утром что через какие-то пару часов буду трахать в попу мечту всей своей жизни! – Витя, не желая дразнить небожительницу говоря правду с лукавил.

Богиня благосклонно улыбнулась, — Мечты должны сбываться! Только касательно мечты я бы употребила другое слово – ебать! Трахать ЭТО звучит пошло. Трахать можно Люську на вокзале, а нас можно только ебать! Правда Еленочка?

— Правда, правда Татьяна Альбертовна! Вот ваше вино! – сверкнув красным огнем открытого, только поддерживающего аппетитные полушария созревших грудей с крупными выпирающими ореолами сосков, Елена Анатольевна протянула бокал.

— Еленочка, я, пожалуй, несколько минуточек отдохну, а вам отдаю этого похотливого жеребца. Посижу в том вашем кресле и понаблюдаю как вы изумительно делаете минет.

— Да, да… Татьяна Альбертовна присаживайтесь и отдыхайте. Покажу вам все в лучшем виде. Не сомневайтесь. Как бы вы желали ЭТО видеть? В анфас или с боку? – Елена Анатольевна расплылась в добродушной улыбке.

— Пожалуй, что в анфас. Мне нравится смотреть смело перед собой. Буду наблюдать за вашими глазами. Но только без окончания. Возможно, у меня еще возникнут желания, и я захочу их реализовать, — небожительница закинув ногу на ногу откинулась на спинку кресла, — Приступайте! – богиня величественно махнула рукой озарив солнечную комнату искрами еще одного бриллианта, но уже на пальце другой руки.

— Витенька, ложись поперек дивана и свесь ножки. Так, хорошо, чтобы твой хуёк был как раз напротив Татьяны Альбертовны. Татьяна Альбертовна вам хорошо видно? Хорошо, а я сяду вот так, — Витя задохнулся, у него перехватило дыхание от раскрывшегося вида вставшей над его грудью раком женщины, — Ах какой он после вас влажный и горяченький. Вы просто сварили его там у себя, но такой сладенький! Вы даже не представляете…

Витя дернулся и где-то далеко, на грани чувствительности ощутил, как что-то невероятно приятное заскользило по его натруженной головке. Елена Анатольевна влажно зачмокала.

Ух! Витя уставился на вывернутые наружу отвисшие половые губы хозяйки квартиры, на ее кучерявые покрашенные в красный цвет обильно проросшие на возбужденно набухшей промежности волосы, на плотно сжавшееся вздернутое к потолку колечко ануса, которое тоже было почему-то красного цвета и все ЭТО красное богатство венчало упругие женские бедра затянутые в красные чулки плотно обхватившие его тело. М-м! Какой бы мужчина выдержал бы такое зрелище? Да никакой! Витя же выдержал ЭТО только благодаря незаменимому действию фармакологических препаратов и то инстинктивно дернув бедрами так что чавкающая слюнями Елена Анатольевка захрипела. Вид стоявшей раком женщины был прекрасен, его можно было бы сравнить разве что с картинами Левитана если бы тот изображал на своих полотнах пейзажи женских прелестей. Две сопки с восходящим красным солнцем на вершине, спускающийся вниз канал, поросший по своим берегам красными густыми зарослями и даже красные холмики, которые обнаружились на сопках так же были прекрасны, добавляя какой-то необъяснимой вульгарной изысканности раскрывшемуся перед мужчиной пейзажу. Витя не выдержал и потянулся руками ко всему этому женскому великолепию. Его пальцы накрутили на себя обильно разросшиеся заросли и растянули их по сторонам. Канал ожил, зашевелился и раскрывшись распахнул потаённый грот женского тела превращающийся прямо на глазах изумленного мужчины в бездонную пещеру. Витя застонал и не удержавшись ткнул в таинственную пещеру сразу четырьмя пальцами вдавив пятый в услужливо раскрывшееся колечко ануса. Елена Анатольевна протяжно застонала.

— Еленочка, что он там свами делает что вы так стоните? Мне отсюда не видно, — голос Татьяны Альбертовны звучал не поддельным интересом.

— Он, он мне пальцы в вагину засунул, наверное, сразу все и еще в зад и… ммм… дрочит меня ими… ох…, — захлебываясь слюнями простонала сосущая член Виктора Елена Анатольевна.

— Ах как ЭТО мило! Мне непременно нужно ЭТО видеть! – голос небожительницы сочился сладострастной похотью, — Так Еленочка, вы не возражаете, я по руковожу вами! Слезайте с Вити и становитесь рачком вот здесь прямо напротив меня. Можете подушечку подложить что бы удобнее было. Так хорошо, только спинку прогните что бы мне обзор лучше был. Еще, еще пусть ваша пещерка полностью вылезет наружу. Виктор теперь вы становитесь так чтобы вам было удобно дрочить Еленочку и мне не закрывать обзор. Умничка! Так хорошо. Приступайте!

Витя посмотрел на склонившуюся Небожительницу уставившуюся горящими глазами в пылающую красным огнем промежность вставшей раком перед ней женщины, на ее пересыхающие приоткрытые губы нервно смачиваемые выскальзывающим язычком, на ее отвисшие груди с заострившимися сосками, на широко расставленные колени в глубине которых блестела щель расползшихся половых губ, на фужер с кровавым вином в трясущейся от напряжения руке улыбнулся и резким движением растянул половой орган замычавшей Елены Анатольевны, стараясь одним махом раскрыть всю необъятную ширь её влагалища.

— Ах Еленочка какая у вас превосходная огромная вагина! Прелесть! Я думаю, для нее четыре пальца Виктора будет непростительно мало, — Татьяны Альбертовна еще больше наклонилась и вытянутым указательным пальцем прошлась по стенкам распахнутого настежь влагалища сверкнув алмазными зайчиками в его багровых глубинах. Затем вытащила его. Понюхала и смотря Вите прямо в глаза развратно обсосала, — Хочешь попробовать?

Витя нервно сглотнул. Небожительница повторив движение протянула прянно пахнущий возбужденным влагалищем палец под нос мужчине. Витя раскрыл рот и обхватив божественный перст Татьяны Альбертовны принялся его сосать.

— Ах Виктор вы так возбуждающе сосете мой пальчик что я даже жалею, что у меня нет члена. Хотя попробуем так, — небожительница отставила на журнальный столик фужер, взяла с его поверхности вибратор и поднявшись с кресла встала перед Виктором продолжавшим все еще растягивать вагину Елены Анатольевны. Щелкнула кнопочкой багрового болида, умело выбрала режим жужжания моторчика и шаловливо улыбнувшись легким движением руки забросила его в пылающую топку влагалища хозяйки квартиры.

— Еленочка лучше так чем ничего. А Витюша мне сейчас будет делать минет только без рук, одними губами и языком, — небожительница повернулась к плавящему от разврата мужчине и выпятив низ живота пальчиками растянула складки половых губ оголяя шишечку торчащего клитора, — Соси!

Повторения приказа не потребовалось. Под утробное урчание Елены Анатольевны и резко-пульсирующее жужжание моторчика вибратора он приник к божественной шишечке жаждущей женщины. Ладошка небожительницы совсем по-мужски легла на Витин затылок настойчиво вдавив его лицо себе в восхитительно ароматный лобок, и Витя как совсем ЭТО недавно делала Елена Анатольевна влажно зачавкал.

— Ах Еленочка, возьмите Виктора к себе в ученики. Такого роскошного куни мне давно не делали, — уже не так сильно задрожав телом, но все же окропив Витю божественной влагой Татьяна Альбертовна довольно потянулась, отклеивая низ своего роскошного тела от лица мужчины. — Ой, Еленочка, а вы все так и стоите раком? Бедненькая. Я про вас совсем забыла. И не кончили? Ах бедняжка! Ну ничего ЭТО мы сейчас быстро исправим.

Забывчивая небожительница резко наклонилась, позволяя Виктору чмокнуть себя в анус и запустив свои проворные пальцы в вагину Елены Анатольевны вытащила из него уже окончательно выбившийся из сил вибратор, причем она даже не скрывала с какой потехой её пальцы шарили в женском теле.

— Какая забавная вещичка! Эти китайцы такие затейники! – небожительница лизнула багровый кончик, — Я сама обожаю подобные игрушки. У меня их целая коллекция на любой вкус и размер. Как ни будь вам утрою путешествия в свои закрома, а у вас много? Покажите мне, — продолжая изучать изделие науки и техники китайского секспрома Татьяна Альбертовна принялась по очереди включая режимы вибратора прикладывать его к расщелине на своем лобке. Совершенно забыв о своем обещании вознаградить хозяйку квартиры за долгое стояние раком.

— Ну не то, чтобы много, но мне нравятся новые ощущения. Хотя все они одинаковые. Настоящего мужчину ни одна игрушка не заменит. Витенька помогите мне встать на ноги.

Виктор, поднялся сам и протянув руку помог подняться застоявшейся в одном положении уже не молодой женщине, выпуская из пальцев нежелающие затягиваться стенки влагалища.

— Ах, Татьяна Альбертовна, старость не радость. Колени устали, а раньше, бывало, сутки на пролет стояла. Эх молодость, молодость. Если вам позволяет время, то я с удовольствием покажу вам свои закрома. Они у меня не большие. Так пару полок включая еще те, что мы делали с моим третьим мужем. Он у меня такой затейник был. И все сам, своими руками, — Елена Анатольевна, растерев уставшие колени заулыбалась.

— Да вы правы время поджимает, но я с удовольствием осмотрю Еленочка вашу коллекцию. Знала бы что ваш мальчик окажется таким умничкой то за ранее выделила на это целый день. Ну что же, видите нас наш проводник в мир вашего похотливого разврата! – Татьяна Альбертовна неожиданно хихикнула и подхватила удивившегося Виктора под руку.

*****

— Ах ну надо же как живой! – небожительница схватилась за искусно выполненный фаллоимитатор державшийся за счет вакуумной присоски на внутренней стороне дверцы шкафа, хранящего интимные радости хозяйки, — Даже головка открывается, и она розовая! Прекрасный экспонат. Правда не знаю как он в использовании, — Небожительница с интересом погоняла силиконовую кожицу по упругому снаряду размерами, значительно превышающими среднестатистический мужской орган, — Действительно коллекция у вас скромная. У меня в доме для такого отведена целая комната. Ух, обожаю ЭТО! Я его даже в сумочке с собой вожу что бы хоть как-то разнообразить скучные заседания. Работает? — Татьяна Альбертовна вытащила за хвостик с полки розовую сливу, — ЭТО так мило! Делать вид что ты участвуешь в переговорах, а сама с телефончика управляешь им.

— У меня старая модель! Она еще ничем не управляется и даже батарейки не меняются. Правда хватило их на долго. На целого четвертого мужа. Храню как память.

— Ой, а ЭТО что за груша? Ах знаю, знаю! У меня почти такая же есть. Ох как же он хорошо растягивает, — любознательная небожительница вытащила ярко красную сардельку с болтающейся на шланге грушей.

— Извиняюсь милые дамы просветите невежду, что ЭТО растягивает? – мужчина, смутно догадываясь предназначение сардельки несколько раз сжал грушу резко увеличив размер сардельки до батончика колбаски.

— Ох Витенька, вы такой же, как и все остальные мужчина невежа в женских шалостях. ЭТО вводится во влагалище женщине, — просвещенная в данном вопросе небожительница взяла в руку колбаску, — И накачивается. Видишь, как она увеличивается в размере? Вот! Качаешь её и растягиваешь влагалище. Но ЭТО конечно на любителя. Вы же Еленочка, конечно, любительница подобных вещичек?

— Меня к подобным вещицам приучил мой третий муж после моих третьих родов. Он был в восторге от моего растянувшегося влагалища и ему захотелось ещё больше. Этот экземпляр он заказал своему знакомцу, бывающему в Амстердаме. Тот и привёз. Правда с условием что я покажу ему как этим пользоваться, — хозяйка батона красной колбасы нажав на кнопку клапана выпустила из неё воздух.

— Судя по тому, что эта вещица у вас – вы показали? – хмыкнула небожительница.

— Показала и еще как. Он был первым посторонним мужчиной в нашей постели, — хозяйка, полностью выпустив воздух бережно скрутив вещицу убрала её на полку.

— Еленочка, а вы затейница! Положительно нам нужно сойтись ближе. Ах, ещё какая вещица у вас есть, — Татьяна Альбертовна, ухватив пальцами вытащила на свет конструкцию, состоящую из сплетенных ремней, кожаного треугольника с приделанным к нему фаллосом черного цвета, — Это же кого вы таким пользуете? Мальчиков, девочек или вас саму кто-то пользует?

Витя с неподдельным интересом посмотрел на страпон виденный им впервые, представляя его предназначение и инстинктивно сжимая свои ягодицы.

— Это черное наследие моего шестого мужа. Обожал, когда я его имела. Да так обожал что ушел к другому, — Елена Анатольевна вздохнула, — Любила я его.

— Бывает! Витенька, а вы когда ни будь пробовали подобное? – Татьяна Альбертовна, блеснув искринками в глазах посмотрела на еще плотнее сжавшего ягодицы мужчину, замычавшего и отрицательно замотавшего головой, — Ну что ты так испугался? Я же не укол предлагаю тебе сделать, а нечто более приятное для твоей попы. Многие такое обожают особенно когда уколы делают опытные медсестры, например такие как мы с Еленочкой. Если захочешь, милости просим. Правда Еленочка? В жизни нужно попробовать все, только после этого ты сможешь понять, что твое, а что нет. Правда Еленочка?

— Правда Татьяна Альбертовна! В жизни столько интересного что нужно обязательно попробовать всё, — хозяйка, мило улыбнувшись мужчине вытащила из шкафа ещё одну подобную конструкцию отличающуюся от первой цветом и размерами искусно выполненного фаллоса. Он был уже ожидаемо красного цвета несколько короче своего черного собрата, но при этом заметно толще, — Вот ЭТО я держу для себя и для подруги, которая ко мне заходит на чай. После неудачи со своим шестым я немного расширила свою ориентацию. Сейчас жалею, что раньше не поддалась уговорам своих мужей и не сделала этого раньше. С нами женщинами все проще. Мы знаем чего хотим. Этот красный в отличии от черного более нежный и более эластичный.

— Ах Еленочка вы меня заинтриговали своей ориентацией! ЭТО так неожиданного! – Небожительница состроила удивление на своем красивом лице, — У меня самой подобный инструмент есть на котором я играю, но только он двухсторонний.

— Это как? – заинтересовался Виктор.

— У него с одной стороны торчит основной фаллос, а с другой дополнительный меньшего размера. Но стоит только слегка сдавить основной как дополнительный увеличивает свои размеры и это так мило особенно в порыве страсти, когда хочется все больше, больше… ах… Еленочка я бы хотела испытать эту вещичку на деле? Вы не против?

— Татьяна Альбертовна вы читаете мои мысли! Я, только что об этом как раз думала и сама хотела вам ЭТО предложить! Если вы не против, то мы можем ЭТО сделать прямо сейчас и здесь что бы не терять ваше драгоценнейшее время. Позвольте я помогу вам его надеть! – прозвучало это так подобострастно что Виктор невольно поморщился, — Ой как он сидит на вас прямо как настоящий, осталось его только смазать.

— Нет, нет Еленочка не беспокойтесь. Можете вставать на колени, а Виктор мне его пососет и хорошенька смажет. Виктор вы же не откажете нам в такой любезности!

Виктор с вожделением, наблюдавший за приготовлениями чрезвычайно развратных дам и все это время тискающий рукой свой отдохнувший член утвердительно захрипел и бухнувшись на колени перед своей возлюбленной богиней принялся обсасывать латексный член обхватив руками упругие женские ягодицы.

— Ах как это мило быть мужчиной! Вот так стоять и наблюдать как тебе делают минет! Еленочка, нет, вам непременно нужно взять Виктора себе в ученики. Он отменно не только лижет, но и сосет. Виктор теперь оближите и хорошенько смажьте вход Еленочки!

Мужчина, оторвавшись от уже не вызывающей такого страха красной игрушки посмотрел на блестящее выделившимся соком уже готовое к сношению влагалище Елены Анатольевны.

— Ах Виктор какой же вы не понятливый. Ну конечно же не вагина. Приготовьте другой вход Еленочки. Еленочка я думаю, что вы будете не против такой наглости с моей стороны!

Елена Анатольевна что-то заискивающе залепетала, но Виктор её уже не слушал. Раздвинув женские ягодицы, он с усердием принялся вылизывать её анус, почему-то оказавшийся со вкусом малины.

— Витенька, а теперь помогите мне, — небожительница опустилась на колени уткнувшись головкой игрушки в блестящий слюной вздрогнувшее колечко, — Направьте его головку прямо в центр попочки. Попочка пусть останется раскрытой, так нам с вами будет лучше видно.

Витю от происходящего на его глазах разврата заколотило. Трясущейся рукой он направил яркую головку в центр сходящихся лучиков и те неожиданно легко разойдясь пропустили в себя красный латексный снаряд.

— Ах Еленочка! Шалунишка! Оказывается, вы открыты со всех сторон, но это даже же хорошо, — Татьяна Альбертовна с упоением ввела снаряд на всю его длину в зад Елены Анатольевны, затем медленно его вытащила перед взором выпученных глаз очумевшего Виктора и уже после этого ритмично задвигала бедрами. Небольшая комнатка, в которой стояла старая швейная машинка и туловище манекена наполнилась ароматом малинового варенья.

— Витя, Виктор дайте мне в рот, — неожиданный приказ все более распаляющейся Небожительницы для Виктора прозвучал как гром с небес, — Да скорей же! Скорее же… Еленочка кончать собралась.

Ополоумевший Виктор вскочил на ноги не глядя сунув свой снова окаменевший орган в сторону божественного лика богини.

— Да осторожнее своим хуем! Чуть не в глаз мне! – Витя прошипел извинение и уставился на необычайно красивые губы, заскользившие по его багровому органу и розовый язычок, который чувствительно жалил его опухшую головку.

Чувствительно! Витя, взвыл от радости осязаемость возвращалась к его органу! Он мог теперь ощущать богиню!

Ожидаемо, но все равно неожиданно за его спиной вызывающе протяжно заскулила в преддверии накатывающего оргазма Елена Анатольевна.

— Виктор в зад! Быстрее! — не сразу соображая, чего от него хотят в очередной раз, Витя уставился в помутневшие от желания глаза стоявшей перед ним на коленях женщины, — Вставь мне в жопу! Ох…, — Татьяна Альбертовна конвульсивно вздрогнула плечами.

Зная нетерпеливость небожительницы, Витя бросился выполнять её очередное похотливое приказание. Упав на колени за спиной Татьяны Альбертовны, он требовательно надавил ладонью ей между лопаток. Небожительница плотнее прижавшись своим пахом к заду Елены Анатольевны послушно согнулась и выпятив попу позволила Виктору с трудом дотянувшегося руками до её затвердевших грудей проткнуть себя членом. Ткнул Виктор членом весьма удачно с первого раза вспоров анус взвывшей женщины после чего уже на границе потери рассудка словно взбесившийся вибратор с полки Елены Анатольевны он забился в жарком телебогини.

****

Телефон зазвонил, внезапно, нарушая мертвую тишину швейной комнаты своим богатым забористым звуком.

— Вот же блять! — совсем по-простому Небожительница громко и в слух высказала своё отношение к раздавшемуся звонку, — Пять минут передохнуть бедной женщине не дадут. Выпустите меня!

Выпутавшись из опутавших её членов. Одного латексного, торчащего в анусе хозяйки квартиры, а второго настоящего продолжавшего торчать уже у неё самой в заднице, небожительница вскочив на ноги выскочила в коридор, пачкая пол квартиры густыми каплями вытекающей из её попы спермы.

— Да Василий Петрович я скоро буду. Да, конечно, я подготовила доклад. Нет я уже в машине еду. Ну час, наверное. Мишенька постарается, он у меня умница. Да-да до встречи. Василий Петрович не переживайте, вы меня знаете, я никогда не опаздываю! – из соседней комнаты раздался спокойный голос, уверенный в себе женщины. Елена Анатольевна уважительно переглянулась с Виктором.

— Виктор, блять такая! Я разве разрешала себе в жопу спускать? – от спокойствия вернувшейся небожительницы не осталось и следа, — ладно мне в жопу наспускал, это я как ни будь переживу. Ты мне чулки испортил! Куда я в них теперь? Тут потеки, ах блять… тут еще и зацепки поползли. Убью! — Татьяна Альбертовна, разрумянившись грозно посмотрела на залюбовавшегося бушующей женщиной мужчину, — Что уставился? Нравлюсь? Мне многие говорят, что я бесподобна в гневе. Страшно? Испугался? Правильно бойся меня, но живи пока. Я сегодня добрая и довольная, авось еще на что сгодишься. Но попу мне вытри. Я уже не маленькая что бы с мокрой попкой ходить по заседаниям, – грозная богиня милосердно улыбнулась.

— Татьяна Альбертовна, у меня есть пара новых белых чулок. Может быть, они не такие изысканные как ваши чулочки, но они красивые и совершенно новые. И можно вашу попочку вытру я в знак благодарности за удовольствие, которое вы мне доставили, — Витя хмыкнул, но в этот раз его ухмылку Небожительница оставила без замечаний.

*****

— Татьяна Альбертовна, ВЫ звезда, которая спустилась с небес что бы посетить нашу серую планеты. Вы прекрасны! Вы наше солнце! – стоя у неё за спиной Виктор не лукавил, он подобострастно пожирал глазами тщательно приводящую себя в порядок перед зеркалом женщину. Она была красива! Она была неописуемо красива! И она знала это.

— Нравлюсь? – небожительница скосила свой взор на отражение глазеющего не неё мужчины, левая рука которого порывисто скользила по торчащему члену, направленному в её сторону, — Ещё раз мне чулки испортишь… Рассержусь! А так любуйся. Мне нравится, когда на меня смотрят. Правда я красивая? – вздернув точеный носик Татьяна Альбертовна несколько раз хлопнула длинными ресничками прикрывая свои чуть раскосые умные глаза. Затем заученным легким движением скользнула карандашом неброской красной помады по слегка припухшим губам облизнув их несколько раз розовым язычком.

— Да, вы богиня! – оттянув до упора кожицу на члене Виктор продемонстрировал Татьяне Альбертовне раздувшийся шар своей фиолетовой головки.

— Ах какая жалость что мое присутствие крайне необходимо на предстоящем сегодня заседании, а то бы я не поехала. Он такой милый и такой напряженный, — небожительница отвела руку назад и её пальцы впившись острыми коготками потискали гляцево блестящую головку, — Но надеюсь наши встречи станут теперь регулярными. Еленочка, вы слышите меня… Я хочу, чтобы Виктор присутствовал на каждой нашей примерке и не стесняетесь, приглашайте меня чаще. От примерок будет зависеть конечный результат. Еленочка ау, вы слышите меня там? – богиня обернулась, колыхнув волнами светлых волос по своим округлым женственным плечам, прикрытыми строгой белой блузкой, — Еленочка, вы закончили там? Мне пора уже юбку одевать.

— Да, да Татьяна Альбертовна. Я сделала все в лучшем виде. Теперь у вас там всё чистенько и ничего не вытекает. Не переживайте, чулки больше не замараются, — сидя на коленях, Елена Анатольевна облизнулась, смотря преданными глазами снизу вверх на свою нанимательницу, — Я все слышала. Думаю, что если вы не против, то мы можем организовать встречу на будущей неделе. Вы выберете фасон будущего платья, и мы обсудим материалы.

— Хорошо, я посмотрю свое расписание, и мой секретарь сообщит вам. И еще Еленочка отблагодарите за меня Виктора. Я хочу, чтобы вы, пока я надеваю юбку, сделали ему свой божественный минет. Это будет не благодарно с моей стороны оставлять его член в таком приподнятом настроении.

— Татьяна Альбертовна, ну что вы конечно, конечно какие тут могут быть разговоры, — хозяйка квартиры сияя удовольствием и шустро развернувшись на небольшом пятачке пола ванной комнаты уже через мгновение пуская жирные слюни принялась, надрачивая ствол обсасывать готовую лопнуть головку.

— Виктор, надеюсь вы не в обиде на меня что это сделаю не я, у нас еще будет для этого время. Надеюсь, Еленочка не откажет и даст мне несколько уроков по искусству минета. Так что готовьтесь, вы будете нашим учебным пособием, а я постараюсь быть прилежной ученицей, — Небожительница опустив глаза понаблюдала за чавкающими упражнениями своей будущей учительницы затем легонько царапнув коготками напряженно торчащие соски Виктора, опустила руку к его ягодицам пару раз тревожно проникнув между ними пальцем, — Виктор и подумайте, настоящий мужчина должен испробовать все. Это не намек — это предложение!

— Да-да, — Виктор, сдерживающий извержение спермы уже на последнем издыхании, был готов для этих извращенных женщин на все… Да хоть в зад, да хоть куда угодно, но только с ними!

Татьяна Альбертовна улыбнулась и расставив свои чарующие ножки, обтянутые белым нейлоном натягивая юбку — наклонилась. Воспаленный мозг Виктора этого уже не перенёс.

Стройные ножки, белый чулочки, вспухшая выдавленная назад щель… сопливые красные губы, сосущие его разбухший член…

Первый, самый густой выстрел спермы произошел Елене Анатольевне прямо между её прикрытых веками глаз. Женщина, не ожидающая такого резвого обстрела, дернулась, отвернулась и Виктор, вцепившись в ее голову воткнул свой эякулирующий спермой орган внутрь собранного на затылке пука рыжих волос.

— В волосы то зачем? – недовольно взвыла Елена Анатольевна, но было поздно. Член Виктора уже ритмично впрыскивал в волосы забившейся женщины густой липкий шампунь и остановить этот процесс у мужчины не было ни сил, ни желания. Сперма, просачиваясь по волосам потекла по лицу Елены Анатольевны.

— Браво! Великолепно! Просто великолепно! — наблюдавшая за происходящим захлопала в ладоши Небожительница, забывая про юбку, натянутую чуть выше колен, — Еленочка вы великолепны в своей извращенности, а вы Виктор превосходный актер. Ах жаль, жаль… Еленочка, дорогая помогите застегнуть молнию… Да, да там сзади.

Про отсутствующих на себе трусики Небожительница даже не вспомнила.

*****

— Ах Еленочка дорогая, не делайте такое лицо. Я вас не бросаю. Мой секретарь обязательно на днях свяжется с вами. Я это обещаю вам при свидетелях. Да, Виктор вы будете мой свидетель, а то, что я обещаю я обязательно выполняю, – Татьяна Альбертовна доброжелательно улыбнулась и обдав провожающих ароматом не прилично дорогущих духов выпорхнула за дверь, — Провожать меня не стоит, в окно смотреть тоже.

Заскрежетали не смазанные железные челюсти монстра поглотившие небожительницу в утробу девятиэтажного бетонного монстра.

— Вся, — Виктор, ощущая неимоверное облегчение захлопнул дверь, — Она ушла!

— Пиздец, это просто какой-то пиздец как же я устала, — за спиной мужчины простонала хозяйка квартиры.

Виктор обернулся и обескураженный произошедшими переменами с Еленой Анатольевной уставился на ещё минуту назад светящуюся раболепием, а теперь сломленной куклой, привалившейся к стене, развалившуюся на квадратном кожаном пуфике женщину.

— Елена Анатольевна с вами все в порядке? – Виктор, проявляя сочувствие опустился между ног обмякшей куклы.

— Да Витенька, со мной все в порядке, просто за три часа общения с ней, она из меня высосала все мои силы. Вы не представляете- ОНА энергетический вампир!

— Елена Анатольевна, но если все так плохо… Зачем же вы с ней связались? – мужчина, пытаясь не выдать мимикой на лице свое ехидство посмотрел на измочаленную женщину.

— Ах Витя, вы еще очень молоды и беззаботны, а у меня трое, пусть уже самостоятельных, но детей. Им нужна помощь, да и мне самой еще хочется пожить. А она…, — Елена Анатольевна махнула головой в сторону входной двери, — Она владычица! Судьба свела меня с ними. Витя, вы даже не представляете, что это за люди. Даже крошки с их стола — это целое состояние для нас с вами. Виктор помогите мне и себе тоже. Это перст судьбы и если мы не воспользуемся ими, то это будет не простительный грех. Виктор вы поможете мне?

Виктор, не ожидавший такого признания и представлявший происходящее как не более чем забавное приключение неопределенно пожал плечами, — Помогу! Конечно помогу! Елена Анатольевна, но это потом, а сейчас вам нужно отдохнуть. Позвольте помочь вам.

*****

— Виктор, прошу вас не оставляйте меня сейчас. Мне нужно прийти в себя, и я буду рада если рядом окажется надежное мужское плечо. Виктор вы меня не оставите? – руки полностью раздетой Виктором женщины вцепились в плечи укутывающего её одеялом мужчины.

— Елена Анатольевна, не переживайте. Я вас не оставлю, — Виктор, уже посматривающий в сторону входной двери этой порочной квартирки, обнял руками крепко держащие его женские пальцы. Незаметно его руки сползли и в его пальцах оказались уже напряженно торчащие соски женщины, затем соски каким-то неимоверным образом оказались у него в губах. Окружающий мир под женские вздохи поплыл вокруг Виктора. Соски выпрыгнули из его губ, а на смену им пришли теплые мягкие женские губы. Елена Анатольевна жарко задышала, и Виктор почувствовал, как настойчивые женские руки сами направляют его разгоряченный орган в свое пылающее лоно. Отдаваясь на волю женщине, Виктор захрипел. Потом захрипел ещё раз, а после этого он уже сам развернув женщину к себе задом взял её в особо извращенной форме. После этого они, немного отдохнув, дурачась долго целовались пока вновь окрепший мужской орган не провалился в бездонную пропасть женского тела наполнив квартиру модной портнихи жаркими стонами и вздохами. Потом был сон, прерываемый влажными поцелуями и посасываниями отдыхающих органов смешав явь и сновидения в едино. Потом было еще что-то, а потом Виктор уже окончательно отрубился.

*****

— Хорошо!- Виктора окутала осенняя прохлада последних дней уходящего солнечного бабьего лета. Он зевнул и сладко потянулся. Затем обернувшись и задрав голову нашел в окне провожающий его силуэт женщины в красном халатике. Силуэт помахал прощально ладошкой, Виктор махнул в ответ затем зевнув ещё раз он усталый, но довольный через лабиринт расставленных по двору дома автомобилей побрел к станции метро.

— Эх какая женщина, пожалуй, если бы не Вика, то можно было бы стать её седьмым мужем, — распираемый от переполняющих чувств Виктор заговорил сам с собой, — Умница, хорошенькая, развратна до безумия, а какое же тело у неё… Ах, Елена Анатольевна вы просто чудо! — вспоминание интимных подробностях тела женщины заставили приятно заныть его обессиленный орган. Виктор облизнулся, ощутив на своих губах волнующий аромат слипшихся половых губ Елены Анатольевны, которые он, не удержавшись целовал на лестничной клетке в ожидании лифта, — Так бы трахал и трахал с перерывами на обед! А Татьяна Альбертовна! Это уже не чудо, это уже сказка! Мечта! Я вчера ебал мечту! Она самая восхитительное создание в мире! Ммм, — не удержавшись от переполнившего его вожделения мужчина довольно громко замычал, заставив удивленно оглянуться на него женщину, одиноко гуляющую с маленькой собачкой. Женщина окинула взглядом странного мужчину и улыбнувшись – отвернулась.

— А она ничего! И ноги, и попа, я бы ей вставил, — нарочито громко проходя мимо прокомментировал стоящую женщину мужчина.

— Нет, но всё-таки Елена Анатольевна… она… она…, — женщина обернулась, но Виктор, одарив её улыбкой прошел мимо, продолжая свои рассуждения в слух, — У меня такого секса не было даже с Викой, вот если только Вику соединить с Алькой, то тогда возможно… Нет, а Алька какая умница. Она знала наперед что мне понравится, а я хотел её еще убить! Таких подруг любить нужно и чем больше, тем чаще! – довольный созревшей шуткой Виктор заулыбался откровенно почесал сладко занывшую шишку начавшего оживать органа, — Интересно только почему ни она ни Вика мне ни разу не позвонили. Ладно ещё она. Она знает где я, а Вика? – не хорошее предчувствие кольнуло сердце. Виктор схватился за карман легкой курточки судорожно вытаскивая из него стеклянную плитку телефона, — Блин так и знал! Отключился! Алька зараза, вчера с ней поговорил и когда убирал видно на кнопку нажал, — благостное настроение по отношению к подруге жены моментально улетучилось, — Вот же зараза! – в голове мужчины, в ожидании загрузки телефона, заметались самые не хорошие подозрения и эти подозрения подтвердились – больше десятка пропущенных вызовов от Альки и столько же от Вики или даже больше и это если не считать разных сообщений от неё смысл которых сводился к одному – Вернусь убью!

Набухший член моментально опал.

— Алька привет! Как дела? – пытаясь осторожно разведать обстановку Виктор набрал подруге жены.

— Витя ты что идиот? Ты куда пропал? – фыркнула трубка голосом Альки объединившим одновременно и злость, и облегчение.

— Как куда? Куда ты меня послала там и пропал. Знаешь, ты оказалась права. Елена Анатольевна оказалась прекрасна, и она там была не одна… там была еще…

— Мне не интересно кого и как ты там трахал целые сутки. Вернее интересно, но не сейчас. Вика с ума сходит. Мы до тебя сутки дозвониться не можем. Что нельзя было набрать и сказать? Бедная Вика места себе не находит морги обзвонила в полицию хотела уже заявлять. Витя ты дурак! Ты же знаешь, как она умеет переживать. Я ей все рассказала. Приезжай быстрее, она уже с дежурства летит убивать меня будет. Звони ей скорее!

— Все пока звоню!

— Стой! Скажи, а ты на платье то мне хоть заработал?

— Аль блин вот самое сейчас время об платьях. Да заработал я заработал даже на два заработал не переживай! Вот же…, — Витя выругался, опять припомнив женский половой орган с ушами, но вслух произносить ничего не стал.

— Ура! Люблю тебя! Звони скорее своей Вике.

Трубка отключилась. Виктор вздохнул и нажал на иконку с зайчиком подписанную – «Вика».

— Слушаю, — голос любимой жены обдал мужа ледяным спокойствием.

— Это я! – Виктор постарался что бы его голос звучал более беспечным, — Прости у меня трубка отключилась. Ты как? Алька сказала, что ты уже домой едешь?

— Еду, — градус в голосе жены упал ещё ниже, — Что бы вас дураков кончить.

— Ну Вик, ничего же не произошло. Я жив-здоров. Домой еду. Давай я тебя около метро встречу? Вместе домой пойдем? Я тебе такое расскажу, ты не поверишь! Вик, ну не сердись. Я очень-очень люблю тебя! Так вышло… Правда я не виноват, телефон сам выключился. Ну Вик… прости, — Витя, понимая, что Вика зла и очень зла сделал слабую попытку вымолить себе прощение.

— Блять Витя какое прости? Ты понимаешь я себе место не нахожу, а он оказывается уехал блядей ебать! – вызверилась трубка голосом Вики. Виктор облегченно вздохнул. Если жена начала так орать то это значит что у неё начался отходняк. Гроза миновала! Теперь главное ей поддакивать и со всем соглашаться.

— Это же надо же два идиота что выдумали! – трубка продолжала лютовать, — Ладно она, у неё ума палата, но ты то взрослый человек! Поехал ебать какую-то старуху что бы та этой платье пошила. Ну что наебался кот сентябрьский? Заработал на платье? Ух, я вас сейчас!

— Вик, Вик погоди ты знаешь, как она действительно шьет. Мастерица от бога! Ты даже не представляешь кому она шьет. К ней просто так не попасть. Очередь на год вперед, — одухотворенный проходящей грозой воспользовавшись паузой вставил Виктор, — Платья закачаешься! Ты хочешь платье? Два платья?

— Хочу! – выстрелила трубка.

— Тогда выбирай фасон и материал, — Виктор припомнил слова Елены Анатольевны, — Я обо всем договорюсь. Приезжай скорее любимая. Мне ждать тебя у метро?

— Жди, — буркнула Вика и отключилась.

Виктор обтер проступивший на лбу пот и довольно щурясь улыбнулся наступающей солнечной субботе.

— Фу, Алька фу… Кому сказала фу! — Вика, застыв в дверях кухни уставилась на свою раскорячившуюся на полу в распахнутом ее же Викином халатике шебутную подругу. Которая, не довольно фыркнув слюнями ткнула фигой в направлении нарисовавшейся законной жены.

— Вот видела! Фиг тебе! И вообще тебе на работу пора, ты и так уже опаздываешь. Ваша там Ната Пална вторую неделю лютует… Опоздаешь, она тебе попку надерет. Вы бы ей мужика нашли что ли? Иди уже иди. Не отвлекай свободных людей от их законного утреннего кофе! Ыыы! – и Алька, показав розовый язычок отхлебнула из огромной кружки ароматного напитка глубоко всосав в рот добрую половину мужниного достоинства своей застывшей в дверях подруги.

— Вить, ну ты то хоть… ЭТОЙ уже бесполезно что-то говорить. Присосалась! – словно в подтверждение слов недовольно ворчащей супруги Алька, утробно заурчав, пустила слюни, побежавшие пузырями по свесившимся между широко расставленных коленей мужчины яйцам.

— А я что? Я ничего… Сижу вот читаю, — Витя, пытаясь предугадать дальнейшее поведение своей супруги оторвался от новостной статьи в планшете и сделав глоток все того же ароматного напитка растеряно посмотрел на свою собравшуюся к выходу супругу.

— Да вижу я что ты ничего! Эта сосет, а ЭТОТ планшет читает… А так все ничего! Ни стыда, ни совести у людей нет, — Вика, недовольно сморщила носик и бросив взгляд на блеснувшие на руке золотом часики вскрикнула, — Ой!

— Вот тебе и ой! Иди уже иди, а то будет тебе и ОЙ, и АЙ, и УЙ и все без вазелина! А ЭТО очень больно бывает, особенно УЙ. По себе знаю! – Алька, отставив кружку в сторону задвигала коленями удобнее устраиваясь между ног Вити.

— Все то ты знаешь только в туалет не просишься, — бросая хмурый взгляд на свою заглотнувшую до яичек член подругу не довольно огрызнулась жена, — Витя — значит так! Ты остаешься за старшего. ЭТОЙ…, — Вика посмотрела на увлеченно глотающую член мужа женщину, — ЭТОЙ веры нет! Значит так как закончите тут…

— Кончите! — из меж расставленных мужских ног донесся слюнявый голос Альки.

— Что? — Вика сбилась.

— Не закончите, а кончите! ЭТО я так, в порядке уточнения, — хихикнула Алька.

— Алька блять зараза! Я тебя когда-нибудь грохну! Заткнись! — вызверилась на свою неугомонную товарку Вика, — Тут и так с утра трясет всю. И так никакого желания на эту работу иди нет, а тут ты еще вякаешь. Сосешь вот и соси давай!

— Все молчу, молчу, молчу — сосу. Молчу и сосу, сосу и молчу. Даю! Вот только никакая я вовсе и не блять. Я честная женщина! А слова твои мне не приятны очень! – обиженно надув губки Алька заткнула рот головкой вяло набухающего органа.

— Вот и соси! Ладно Аль прости. У меня с утра настроения что-то совсем нет. Вить значит так, слушай сюда. Как закон…, — Вика, скосив взгляд на подругу запнулась, — Как тут кончишь тебе будет партийное задание. Я, в стиралку белье заложила. Включи. Как постирается на балконе сушиться развесь. В коридоре на полке список продуктов. Сходи купи. Что еще? И ешь тут. Не сиди голодным. Эта та голодной не останется. Насосет. А ты у меня исхудаешь. В холодильнике еда. Вчера наготовила — ешь давай! Завтра с дежурства вернусь голодная, сама все съем ничего ЭТОМУ проглоту не оставлю! Ыыы! Вот тебе! – Вика в ответку высунула язык подруге. Затем чмокнула мужа в губы и сверкнув стройными загоревшими икрами выпорхнула из кухни.

Застучали каблучки, распахнулась и захлопнулась входная дверь.

— Ушла? — выпуская сладко разбухший член, Алька вопросительно посмотрела на Витю.

— Ушла! – подтвердил мужчина и облегченно вздохнув принялся глазами ловить экранные строчки в новостной статье.

— Наконец то! А то, утомила! — подруга жены сладко потянувшись поднялась с колен, не обращая внимания на полы халата распахнувшие все прелести ее молодого роскошного тела.

Но мужчина, не обращая внимания на женщину продолжал читать.

— Вить, а Вить может поебёмся? Я хочу. А потом ты делами уже своими займешься по списку. Золушка ты наш. Вить! Блин Вить! ЭТО же не прилично с твоей стороны! Я тут вся такая стою перед ним, а он в планшет свой уперся. Что там? Бабы голые? — Алька выдернула из рук мужчины не довольно пискнувший планшет с улыбающейся блондинкой в мини-мини-мини-минизированном купальнике на экране, — Хватит телок рассматривать!

— Ну Аль… Что ты делаешь! И совсем ЭТО не то, о чем ты думаешь. ЭТО не тёлка. ЭТО наша депутатка на отдыхе, — Витя потянулся за своим гаджетом.

— Сидеть! — Алька властно вдавила пытающегося дернуться мужчину под себя. После чего подправив рукой опустилась промежностью на его торчащий орган наполнив кухню ритмично чавкающими звукам, но неожиданно быстро заскулив резко дернулась.

— Ты что? Все? — Витя, явно не ожидавший такого быстрого окончания, попытался подвигать своим органом в растекшимся теле наездницы.

— Вить, а Вить… ты меня любишь? – вместо ответа женские губы прошептали в ухо мужчины вопрос.

Не готовый к таким признаниям возбудившийся мужчина неловко зашевелился под придавившим его женским телом.

— Ответь просто. Да или, нет? — Алька выпрямилась, смотря горящими плутовством глазами в глаза мужчины.

— Люблю, конечно, люблю, — чувствуя, что пауза затягивается, а правильные слова так и не находятся Витя выдохнул, — Но Вику больше, она же жена, — словно оправдываясь перед смотрящей на него женщиной добавил он. Женщина раскатисто рассмеялась.

— Значит если бы я была твоей женой, то ты бы меня больше любил? Значит все дело в штампике в паспорте.

Витя растерянно отвел глаза.

— Ладно, не парся. Я не про ЭТО. Отбивать мужа у своей подруги я не собираюсь. Меня и так все устраивает. Я про другое. Скажи, ведь люди, которые любят помогают же друг другу. Верно? — Алька, опустила глаза на мужчину, сосредоточенно изучающего её соски, — Верно! Вить мне нужна твоя помощь как мужчины. Поможешь?

— Так я вроде бы помогаю? – в подтверждение своих слов Витя приподнял бедрами сидящую на своем члене женщину.

— Помогаешь, — через чур томно простонала Алька, закусив губу, — Но мне нужна еще такая твоя помощь как со мной только не со мной.

— Это как? Не понимаю, — Витя резко припечатал свой зад к стулу заставляя не ожидавшую такого провала женщину всем телом рухнуть на него.

Приятая подушечка внутри женского тела упруго насадилась на мужской кол.

— А еще раз так сделай! – прошипела Алька, быстро облизнув моментально пересохшие губы.

— Фиг тебе, пока не расскажешь, что ты там себе на придумывала я вообще двигаться не буду! — пользуясь положением хозяина Витя сам еле удержался от повторения проказы.

— Ой, вот напугал то! Сиди лентяй я и сама все смогу, — Алька, не довольно хлопнув ресницами попыталась повторить скачок. Получилось, но не очень или можно сказать вообще не получилась. Эффект неожиданности, придавший приятную остроту, отсутствовал напрочь.

— Ладно, так уж и быть. Слушай меня, — безуспешно поерзав на члене женщина сдалась, — У меня подруга есть. Ну как подруга, так знакомая. Ко мне на осмотры приходит. Тетка скажу тебе обалденная. Все при ней ноги фигура грудь, да и мордашка вполне. А там у нее вообще все такое эластичное растянутое все как ты любишь. Она трижды рожала, шесть раз за мужем была, но вот не везет ей с мужьями. Попадаются одни козлы да уроды.

— Тебя послушать так у тебя вообще все мужики козлы да уроды. Может с ней самой что-то не так? – проявляя мужскую солидарность Витя попытался проткнуть пальцем зад восседающей на нем женщины.

— Не-е, с ней все нормально. Она умница, красавица и просто завернута на сексе. У нее там только пальчиком проведи как река течь начинает, а такое не каждый выдержит. Вот они и бегут с неё как тараканы. Вы же все до секса половые монстры, а как вас оседлаешь так сразу сдулись. И не все вовсе вы уроды. Вот ты классный, но увы — женат, — Алька, чувствуя, как упругость торчащего в её теле мужского органа начинает спадать подвигала бедрами.

— Рад за нее и её мужчин. Но я-то тут при чем? Где она и где я? Она у тебя в гинекологическом кресле, а я на стуле на кухне. Улавливаешь разницу? – вновь ощущая как его член наливается страстью прохрипел мужчина.

— Да какая разница, где вы… да хоть где. Вить, я хочу, что бы ты её хорошенько выебал, — прохрипела в ухо мужчине распаляющаяся женщина.

— Извини, что? – поперхнулся, не ожидавший такого предложения Витя.

— Выеби её. Трахни. Что здесь такого? У женщины месяц мужчины не было. Она на стенку лезет. Тебе даже делать ничего не нужно будет только дай ей. Остальное она сама все сделает. Лежи и балдей, вот как сейчас, — женские бедра резкими скачками заскользили по резко окрепшему мужскому органу, в яичках предупреждающе заныло.

— А ничего что я женат? Аль, ну ты ва-а-аще… мне такое предлагать, — мужски руки заскользили по телу женщины.

— Ой, да подумаешь. Что здесь такого? Женат он, ой… Да не может быть? Вика бедная устала подкладывать, — Алька, приподняв грудь подсунула мужчине в рот торчащий от возбуждения сосок.

— Так-то Вика. Она жена. Ей все можно, — губы мужчины жадно всосали сосок осторожно, но сильно сдавив зубами его пенек. Женщина застонала.

— А я её лучшая подруга! Считай, что я то же самое, — Алька, выдернув изо рта мужчины сосок заменила его на другой, — Вить, возьми вот этот. Он у меня чувствительней… Ммм… да так его так… сильнее… да… до боли… сожми его, блять… сильнее сдави… ох… так его так… ох, не жалей его! Я, сейчас кончу!

— Кстати, а Вика знает о твоих фантазиях? — шипя мужчина с трудом оторвался от предложенного ему угощения.

— Ты что дурак что ли? — женщина моментально протрезвела, — Если она про такое узнает она меня убьет и ЭТО как минимум. Это будет только наш с тобой секретик. Ты же ей не скажешь, правда? — женщина заискивающе заулыбалась.

— Секретик! Ага, конечно, щас! Она не только тогда тебя убьет она еще и меня кастрирует, — раздвинув ягодицы сидящей на нем женщины, Витя задвигал пальцем в упругом колечке женского ануса, — Мне то зачем ЭТО нужно? Мне и так хватает причем молодых и красивых, а ты мне предлагаешь старую и трижды рожавшую. Улавливаешь? Вот и скажи зачем мне рисковать, а? Да и самой тебе зачем ЭТО? — палец заставил Альку томно задышать.

— Надо Вить, надо…, — отлепившись от мужских плеч женские руки обхватив свои ягодицы широко их растянули, позволяя мужскому пальцу еще глубже погрузиться в глубины своего тела.

— Вот ни разу не убедила. Если убедишь, то я еще может и подумаю. Рассказывай давай зачем тебе ЭТО нужно, а главное, что я с этого поимею, — палец до основания, вошедший в женщину нащупав через нежную перегородку натянутую на своем члене уздечку помассировал её.

— Вот же ты гад какой! Пользуешься положением и пытаешь бедную женщину. Ой больно же! Дурак! Порвешь же.

— Ты давай не отвлекайся, рассказывай! Не бойся не порву, — увлекшись Витя попытался засунуть в женский анус второй палец, но палец не входил -требовалась дополнительная смазка.

— Ну в двух словах ЭТО так, она — Елена Анатольевна, классный портной. Она такие платья строчит, что закачаешься. Но берет очень дорого. Неимоверно дорого! Такие деньги платить меня жаба душит. Да и денег у меня таких нет. Но очень хочется! И вот вчера… Ну да она вчера у меня на приеме была, а после мы разболтались. Она не против мне пошить, но при условии, что я для нее найду мальчика. А где я ей мальчика молоденького найду? Вот я и подумала сразу о тебе. Ты не мальчик, конечно, но вдруг прокатит. Как говорится даренному коню в зубы не смотрят. Правда все материалы за мой счет, но если ей понравиться, то её услуги со скидкой, а то и вообще — бесплатно. Ты уж постарайся там ей понравиться. Хорошо? — Витя закашлялся.

— Алька я просто прусь от тебя! Ты просто чудо! ЭТО же надо такое придумать то, а? Долго думала? Ты предлагаешь мне трахнуть старушку за платье, которое она тебе пошьет? Здорово! А в замен я остаюсь без члена который Вика мне отрежет вон теми тупыми ножницами. Класс!!! Великолепно! Ты чудо! Слазь давай с меня!

— Нет, Витя стой! Ну, подожди… Все не так плохо. И никакая она не старуха. Ей еще даже пятидесяти нет. Увидишь, сам на нее полезешь. Красивая, здоровая и в добавок- умная!

— Врешь! Так не бывает, чтобы женщина- три в одном флаконе!

— А я про что? Сам увидишь и сам потом ебать её ездить будешь. А Вике мы не скажем. Она и не узнает или потом как ни будь. Я что-нибудь придумаю. Ну что?

— Вот ЭТО то меня как раз и настораживает. Придумает она! — Витя, не скрывая скепсиса посмотрел на обнаженные прелести подруги жены.

— Да брось ты! ЭТО я для всех такая, так проще. А на самом деле я умная. Я все уже продумала. Не переживай все останутся довольны. Елена удовлетворяет свой пожар – ЭТО раз! Ты получаешь красивое женское тело – ЭТО два! А я получаю платье или, но ЭТО не важно. А еще бонусом можешь целый месяц иметь меня как захочешь, вот! А еще… ммм…еще я тебе устрою экскурсию на гинекологический осмотр. Вот! — женщина загнула последний пальчик на своей ладошке боясь спугнуть мужчину, растерявшегося от открывшихся перед ним соблазнов.

— Ну предположим я с тобой и так делаю все что захочу, ЭТО раз! — Витя, выдернув палец из женского зада выпрямив его, — Экскурсию ты мне уже почти год обещаешь устроить и все никак. Веры тебе никакой нет. ЭТО два! — мужчина продемонстрировал женщине палец, не вошедший в ее анус, — Мне продолжать?

— Ну-у…, -Алька задумалась и на ходу найдя решение довольно заулыбалась, — А еще пока ты там будешь трахаться я постираю белье, развешу его, схожу в магазин, протру пыль и…, — женщина покрутила головой, — Еще всю посуду перемою. Вот!

— Не понял я… ЭТО что? Сегодня?! — Витя не смог скрыть свое удивление.

— Ну что ты, — ухмыльнулась Алька, — Конечно не сегодня, ЭТО нужно прямо сейчас! А я что? Разве тебе этого не сказала? Ой прости прости-прости, — Аля, состроив кукольную мордашку захлопала ресничками, — Так я звоню Елене Анатольевне?

— Звони, — Витя, безысходно вздохнув вылез из зависшего над ним женского тела. Мыть гору посуды совершенно не хотелось.

*****

— Вот что я тут делаю? — Витя сам себе задал риторический вопрос, — Правильно Вика говорит, что Алька зараза. Зараза она и есть зараза! Вот какого хрена я сюда приперся? Мне что дома секса не хватает? Проститутку из меня сделала. Мальчика по вызову. И ради чего? Посуду она, видите ли, за меня перемоет. Я и сам помыть могу. Я что маленький что ли. Вот же зараза! — стоя перед чужой поблескивающей бронзовой шагренью железной дверью с удивительным номером «50» Витя очень грязно с душою выругался, припомнив Альку и всех ее многочисленных родственниц до десятого колена при этом назвав саму Альку женским половым органом с ушами.

Добрался Витя по указанному Алькой адресу довольно быстро, меньше чем за час. Что называется через две станции метро на лево. Практически соседи. Выходя из дома Витя, даже радовался этому случившемуся маленькому приключению. Пока добирался в голове крутились разнообразные фантазии в каких извращенных позах он будет трахать незнакомую похотливую тетку. Как и куда он будет кончать сам и с каким садистским наслаждением он будет оттягивать оргазмы бьющегося в экстазе женского тела. Однако по мере его приближения к выданному Алькой адресу его фантазии бледнели, решимость падала, а настрой улетучивался. Перефантазировал! И вот теперь стоя перед заветной дверью и рассуждая в слух Витя не находил в себе решимости нажать на кнопочку дверного звонка. Возможно, он бы так и не нашел в себе эту самую решимость если бы не риф тяжелого рока, разорвавший сонную тишину чужого подъезда. Звонила Алька.

— Вить ну ты где. Елена Анатольевна звонила. Переживает, где ее мальчик запропастился. Ты где? – в трубке пулемётом затараторил женский голос.

— Тут, — Витя хотел еще что добавить, но не стал, окончательно решив для себя ехать обратно и устроить этой наглой подружке жены хорошую взбучку с неоднократным проникновением в ее роскошный зад.

— Ну а раз ты тут то почему еще не там? Бедная женщина вся извелась можно сказать растеклась желанием, а он, видите ли, все еще тут. Звони немедленно! В конце концов ты мужчина или где? Ты слово дал! А раз дал так держи его! — Алька была недовольно возбуждена.

— Я мужчина! Я хозяин своему слову. Я слово дал, я слово забрал, — решительно отбрил новоиспеченную сводню довольный собой мужчина.

— Испугался? Слабо, я так и знала, что ты без Вики ни куда. Так и скажи, что слабо, — голосом полным разочарованием выдохнула трубка.

— Чего ЭТО слабо? И ничего совсем не слабо. Не хочу просто, — Витю зацепили слова Али, — И при чем здесь Вика?

— Ну да ну да. Рассказывай. Не хочет он. Да при том, что без Вики ты боишься просто. Слабоват ты Витя. Слабо тебе! — огорченный женский голос надавил на слабое мужское самолюбие.

— Не слабо, просто я…

— Что просто? — оборвала на полуслове трубка оправдывающегося мужчину, — Слабо. Слабо. Слабо! Подставил ты меня Витя. Ну и ладно. Я запомню. Я не злопамятна, но память у меня хорошая. Все Вике расскажу пусть она посмеется какой у нее муж трус. Испугался женщину трахнуть. Пусть все знает. А то всем хвалится своим Витичкой, а Витичке слабо…

— Да говорю же, что не слабо! — разъярившийся Виктор прервал монолог разошедшейся женщины.

— Ну, а раз не слабо то звони сейчас же! — трубка выплюнула приказ.

— А вот и позвоню! — дух противоречивой гордости внезапно наполнил мужчину.

— А вот и позвони! — язвительным эхом отозвалась женщина.

— Звоню!

— Звони, звони сейчас что бы я слышала.

— Да пожалуйста, — Витя решительным движением вдавил щелкнувшую кнопочку чужого звонка, — Ну что слышала?

— Слышала! — голос Альки довольно хихикнул, — Все. Удачи тебе Витичка. Потом нам с Викусей все расскажешь в подробностях. Удачи! Чмоки-чмоки!

Алька отключилась.

— Вот же блядь крашеная, — Витя вновь не цензурно припомнил всех родственниц женщины которая только что его так легко развела.

— Кто там? — вспоминая о родственницах были прерваны приятным женским голосом, раздавшимся за дверью.

Витя тяжело вздохнул, теперь уже отступать было действительно некуда, — Елена Анатольевна, это я — Виктор. Я от Али.

— Минуточку пожалуйста, — щелкая замками и звякнув цепочкой отозвался женский голос, — Входите пожалуйста.

Дверь приглашающе распахнулась. Витя сделал шаг и щурясь от яркого света нос к носу столкнулся с интересом разглядывающей входящего мужчину красной женщиной.

— Ой простите! — Витя сконфужено уставился на миниатюрную женщину, стоявшую перед ним. Маленькая, аккуратненькая. Ярко красный шелковый халатик запахнутый и завязанный пояском высоко оттопырился на сосках высоко вздернутых грудей давая не двусмысленно понять об отсутствии наличии бюстгалтера. Стройные красивые ножки, нет уже женские ноги, но все равно очень даже стройные и привлекательные обтянутые красными гладкими чулками с широкими рисунчатыми резинками. Красные лакированные туфельки на шпильках без которых женщина была бы еще меньше. Красивая? Симпатичная? Вопрос спорный. Острый носик, раскосые глаза. Скулы. Огнено рыжие волосы стянуты на затылке в тугой пук красной шелковой лентой. Страшненькая? Нет. На любителя. Тонкого ценителя женской красоты. Как когда-то говорил его армейский друг бабник и пошляк — третий сорт еще не брак. Витя, осмотрев стоявшую перед ним женщину твердо и уяснив для себя что трахать её в принципе можно, а возможно даже и нужно приветливо улыбнулся, — Здрасьте!

— Здрасьте, здрасьте, — отозвалась Елена Анатольевна с неменьшим интересом изучающая мужчину. Улыбка медленно сползла с губ женщины на пуская на её лицо растерянную тень.

— Вы Виктор? — с надеждой в голосе, что она ошибается смятенно произнесла женщина.

— Ну да Виктор. Я от Али…, — не понимая причину огорчения женщины начал было Виктор, но Елена Анатольевна взмахом руки остановила его.

— Вот же зараза…, — красная женщина задумалась её глаза вспыхнули внезапно принятым решением она посмотрела на замеревшего мужчину открыла рот чтобы что-то сказать, но в этот момент из дверей комнаты выплыло белое видение, заставившее Елену Анатольевну став еще меньше окончательно сникнуть.

— Еленочка, ЭТО кто? — мягким грудным голосом поинтересовалось видение.

У Вити перехватило дыхание сделав ватными ноги. Сердце, гулко стукнув провалилось в мошонку. Его тело бросило в жар и сразу же окатило ледяным холодом.

Как? Как эта женщина могла тут оказаться? Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда. Нет ЭТО не она ЭТО другая. Просто очень похожа на ту.

Витю пробил нервный озноб.

Он миллионы раз любовался невероятной красотой той женщины смотрящей усталой усмешкой с экранов телевизоров, газет и журналов на весь мир. Сколько же раз он, еще будучи мечтательным подростком дергал рукой свой торчащий на богиню орган. Да что там подростком, даже став мужчиной он частенько представлял в своих объятиях тело недоступного для него совершенства.

И вот она здесь? Снизошла? Спустилась с небес? Да нет же нет. ЭТО не она ЭТО другая, но до чего же она хороша! Какой волшебный волнительный аромат исходит от этого невероятного окутанного белыми шелковыми облаками тела. Ноги… О ноги! Сводящие с ума население этой огромной планеты совершенные без малейшего изъяна женские ноги, покрытые белой паутинкой тончайших чулок.

Витя, боясь разрушить внезапное видение окаменел.

Он же ехал сюда что бы отрахать вот эту ставшую совсем не заметной женщину в красном. А здесь ЭТА в белом! Это же что же такое получается, что она тут то же за этим? Он что, сможет прикоснуться к телу богини? Поцеловать? Вставить ей? О… От одной только мысли у Вити закружилась голова. Тело покрылось противным холодным потом.

— Еленочка так кто — ЭТО? — видение голосом богини с экранов повторило свой вопрос.

Вити окончательно поплохело.

— Нет, Татьяна Альбертовна, нет ЭТО…, — извиняющимся голоском залепетала Елена Анатольевна, но сбившись замолкла прерванная мужчиной.

— Я Виктор. Я от Али, — мотнув головой в сторону теперь уже окончательно сконфуженной красной женщины не своим голосом произнес Виктор, — Добрый день!

Окатив ледяным взглядом вздрогнувшего под ним мужчину и не удостоив своим ответом, богиня вновь перевела взгляд на сжавшуюся в комок женщину, — Еленочка как же так? Вы мне обещали, что будет мальчик, а ЭТО…, — взмахнув белым облаком богиня ткнула ухоженным пальчиком в сторону потеющего мужчины, — А ЭТО совсем не то. Еленочка вы меня совершенно разочаровали.

— Татьяна Альбертовна, Татьяна Альбертовна простите я сама разочарованна. Мне подруга обещала, что будет мальчик, а тут! – одновременно бледнея одной и краснея другой щекой залепетала Елена Анатольевна, оправдываясь перед своей гостьей.

— Кто скажет, что ЭТО девочка тот пусть первым бросит в меня камень, — крылатым выражением из своей любимой книги Витя попытался прийти на помощь почему-то вызвавшей у него жалость красной женщине.

Богиня презрительно скривила губы что нисколько не испортило ее светлый лик.

— Татьяна Альбертовна, он сейчас немедленно уйдет. Извините. Я сейчас позвоню этой Але и попытаюсь все уладить… ммм… заменить, — Елена Анатольевна, не оценив мужскую поддержку заискивающе посмотрела снизу вверх на небожительницу.

— Заменит она, а на что? — богиня недовольно фыркнула, — Я так понимаю у твоей Али что было то она и прислала нам, другого уже не будет. Было бы другое, она не отправила нам ЭТО… ммм… недоразумение. Ладно уж посмотрим, что у него там. Я уже приготовилась… не пропадать же. А на будущее советую вам Еленочка тщательнее быть в подборе своих подруг. Прикажите ему пусть покажет. Может быть все еще не так плохо. Дадим ЭТОМУ шанс. Да и вам Еленочка тоже. Прогнать мы всегда успеем. Вот и почему я такая добрая сегодня? -недобро сверкнув молниями ни к кому конкретно не обращаясь поинтересовалось белое облако.

— Доставай! — Елена моментально переадресовала приказ своей гостьи переминающемуся с ноги на ногу Виктору.

— Что? — переспросил опешивший мужчина, — Что доставать?

— О боги! — небожительница закатила глаза, — Он что еще глухой или тупой или и то и другое? Елена Анатольевна, я в полной фрустрации.

— Татьяна Альбертовна сейчас, минуточку он просто растерялся. Аля мне хвалила его. Сейчас все поправим, — проблеяла побледневшая женщина отчего еще только больше вспыхнула обеими щеками.

Одарив Виктора испепеляющим взглядом, она подскочила к нему и рывками принялась рассупонивать его джинсы. Полностью растерянный Витя без сопротивления отдался психующей женщине.

— Это что у него там такое? — выпятив губу с высоты своего величия сквозь зубы поинтересовалась богиня. Брезгливо ткнув пальцем в сжавшийся комочек мужской плоти, жалобно шевелящий многочисленными складками бугристой кожи вывалившихся наружу из-под сдернутых трусов.

Витя готовый провалиться сквозь землю — застонал. Нет не от удовольствия, он застонал от чувства стыда за свой любимый орган, так бесславно сжавшийся в малюсенький кокончик. Ладно бы испытать такой конфуз перед подружками жены, там все можно было бы как-то обыграть, превратив в шутку. Но сейчас и здесь, перед ней! Какие тут могут быть шутки. Позор! Позорище! Такого он еще никогда не испытывал в своей жизни. Лечь и умереть под унизительный смех самой прекрасной женщины о которой он только мечтал!

— Татьяна Альбертовна сейчас, сейчас… минуточку, — вновь залепетала цепляющаяся за последнюю надежду бухнувшаяся на колени Елена Анатольевна, — Я сейчас попробую, я сделаю, я сейчас все исправлю…

— Ну-ну, пробуй, делай, — безразличный голос небожительницы брызнул ядом.

Пропустив мимо ушей саркастичность в голосе гостьи, Елена Анатольевна принялась исправлять создавшееся положение. Выдавив из пухлого кокончика бледно-сморщенную головку и пачкая её своей яркой помадой, она принялась нервно, но с успехом её реанимировать. Даже не смотря на то состояние, в котором сейчас находился Виктор уже через несколько мгновений его мертвый орган очнувшись зашевелился и гордо раздув головку распустился во всей своей среднестатистической красе.

— Еленочка, да у вас талант! Не знаю еще какая вы портниха, но миньетчица из вас отличная. Я запомню это! Талантливые люди мне нужны, — дернув носиком небожительница рассмотрела лоснящийся красными разводами возбудившийся орган мужчины, — Ну что же… пусть будет хоть ЭТО. Все лучше, чем ничего, — ее ухоженный пальчик наманекюриным ноготком воткнулся вздрогнувшему мужчине в головку, — Еленочка, приведите ЭТО в порядок и приведите ко мне. Я жду!

Надменно вздернув подбородок и больше не обращая внимание на застывшую в дверях парочку, богиня развернулась и обворожительно покачивая бедрами скрылась в одной из комнат.

— Фу-у, — Елена Анатольевна облегченно выдохнула, — Чего застыл то? Помоги подняться. Алька зараза. Убью! Так и передай ей. Ну шевелись же ты.

Женщина, схватив мужчину, путающегося в спущенных джинсах за оттопыренный член, потащила его за собой в сторону ванной комнаты.

*****

— Раздевайся живее и под душ. Да живей же ты, кому я говорю. Я потом тебя осмотрю и бегом к ней. Она не любит ждать. Да не стой же ты столбом. Быстрее! Быстрее!

— Быстро только кошки родятся! — огрызнулся Виктор, окончательно запутавшись ногами в узких штанинах, — Ебать ее некому! Быстрее ей, видите ли, подавай. Подождет не обломится!

— Обломится и еще как обломится. Ты даже не представляешь, чего мне стоило затащить ее сюда. У нее же весь день по расписанию. Бассейн, фитнес, совещания как из ничего сделать ничего заработав при этом миллионы, потом доклад на каком-то форуме, потом отчеты, потом встречи и вот во всем этом она выкроила целых два часа на прием ммм… скажем так — молодого мужчины. Представляешь два часа! А тут ты полное недоразумение. Я-то обещала ей совсем другое и помоложе и побольше, — женщина тяжко вздохнула, — Разделся? Ну наконец то. Мойся и его хорошенько вымой. Да мочалку возьми… Не бойся она новая. Намыливай! Хорошо хоть выбрит у тебя. Она не любит лохматых. Вот так, так его… Вон там на яичках помада осталась — смывай. Она очень чистоплотна! Любит что бы все чистенько было. Смыл? Показывай.

Елена Анатольевна сдернула в сторону голубую в морских разводах занавеску.

— Ну что? Вроде нормально. Чистенький! — пальцы женщины обхватив мокрый орган и натянув кожицу повиляли им из стороны в сторону. Орган возбужденно задергался.

— Это еще что такое? — женщина выпрямилась, не довольно посмотрев мужчине в глаза, — Он что кончать у тебя надумал? Ты это брось! Пусть даже не думает. Я тут и так одна за всех стараюсь, а он брызнет через минуту. Ты что скорострел? Только этого мне еще не хватало. Связалась я с вами на свою голову. Запомни! Ты должен кончить только тогда, когда она тебе ЭТО прикажет и никак не раньше. Запомнил? — женщина поводила красным ногтем под носом мужчины, — Не раньше!

— А что? Я ничего. Предупреждать надо заранее. Я бы подготовился, а то ездят на нем всю ночь, а утром соскакивают и говорят — иди! А она, — Витя мотнул головой куда-то в сторону комнат, — Она…, — Витя запнулся, — Она мечта всей моей жизни! Я, на нее с детства… Она такая!

— Вот же! Детский сад просто, — Елена Анатольевна выпустила упруго закачавшийся орган, — Вылезай, на вот полотенце. Оботрись, я сейчас, — женщина, оставив мужчину одного выбежала из ванной комнаты.

— То же устроили мне тут черт знает что и сбоку бантик, вернусь непременно убью Альку!

— Так хватит мне тут ворчать. На пей, — через минуту вернувшаяся женщина раскрыла ладошку, на которой лежали две пилюли. Одна красно-черная и вторая бело-голубая.

— Это что такое? — Витя с опаской посмотрел на цветные капсулы.

— Да не боись, не отравлю. Только трупов мне ещё тут не хватает. Одна притупит его чувствительность, а вторая энергии тебе добавит. Будешь у меня как тот зайчик скакать — энерджайзер. На долго не хватит, но часа два протянешь. Больше и не нужно. Пей, кому говорю! — женщина протянула вторую руку с наполненным стаканом воды.

— Молодец, — Елена Анатольевна хлопнула створкой шкафчика держа в руках бутылочку с золотым распылителем, — Давай на головку брызну. Не бойся это заморозка. Новокаин. Он у тебя вообще в деревянный превратится, ничего чувствовать не будешь. Знай себе еби да еби. Надеюсь, аллергий у тебя не будет?

По ванной разнесся резкий, но приятный запах.

— Ну что Геракл, готов к подвигу? Давай пошли, а то она там уже, наверное, заждалась. Ох, а она ждать страсть как не любит.

*****

— Еленочка я вас заждалась! Вы что бы помыть ЭТО, на другой конец города ездили? У вас что, горячей воды нет? Грели? Так сказали бы мне я позвонила бы куда надо и через минуту у вас с горячей водой было бы уже все в порядке. У меня было два часа. Благодаря вашей несобранности у меня у остался час с небольшим. Еленочка так дела не делаются. Я не довольна вами, и я это запомню, — обнаженная Татьяна Альбертовна полулежала на куче разнообразных пестрых подушечек, разбросанных по разобранному дивану глубоко погрузив свои длинные пальцы между бесстыже свесившихся на пол шикарных ног. Женщина, совершенно не стесняясь вошедших в комнату – мастурбировала. У Вити перехватило дыхание!

— Еленочка часики то тикают, ОН что так и будет стоять у тебя? — небожительница без стеснения рассматривала застывшего перед ней мужчину даже скорее не мужчину, мужчина ее абсолютно не интересовал, а его торчащий в замороженном состоянии орган.

— Виктор ну в самом то деле, давай уже. Работай! Полижи ей! — ладошка женщины в красном требовательно подтолкнула мужчину в сторону ожидающей богини.

Витя сделал шаг и буквально рухнул на колени.

«Ноги! Боже, какие у нее ноги!» — у Вити гулко застучало в висках и он, пытаясь поцеловать выставленную острую белую коленку неловко врезался в нее зубами.

— Какой же ОН неуклюжий! Еще чулки мне порвет, — недовольно фыркнула небожительница, — Черт, меня связал с вами!

Елена Анатольевна вновь что-то оправдываясь залепетала, но Витя её уже не слушал или не слышал. В его ушах набатом застучала кровь, взгляд его затуманился и окружающий его мир сузился до трёх женских пальцев круговыми движениями размазывающих густую слизь по тщательно эпилированным половым губам. Витя взвыл и теряясь в пространстве и времени набросился хищником на женские ноги.

Что было потом Витя не вспомнил даже бы под самой страшной пыткой. Дальше был полный провал в памяти, из которого его постепенно возвращал в реальность заливистый женский смех.

Витя, обнаружил себя стоящим на коленях между бедер небожительницы крепко держа их в руках. Его лицо, неприятно стянутое какой-то липкой пленкой, находилось всего в паре сантиметров от широко распахнувшегося малинового влагалища женщины, которая, черпая пальчиком из глубин своего роскошного тела тянущийся сок давала ему его слизывать.

— А ОН ничего, забавный! – за время, которое отсутствовал Виктор настроение богини резко изменилось, — Ах Еленочка, я вам ЕГО рекомендую. Вам обязательно надо ЭТО попробовать. Его язык умел, а я, уж поверьте мне в этом разбираюсь. Это было так сладко! — пальчик богини сверкнув крупным бриллиантом вновь погрузился во влагалище и зачерпнув там очередную порцию слизи уткнулся в мужские губы, — ОН такой умничка! Ой, щекотно-щекотно! – Витя, тщательно обсосав женский пальчик и облизнув брильянт на крупном перстне из белого золота нырнул языком в необычайно широкий вход влагалища слизывая искрящийся сок прямо с его стенок. Ноги небожительницы вспорхнули и запорхали двумя белыми бабочками разбрасывая слетевшие белые туфельки по комнате.

— Ох Виктор! А вот так, так там еще! — пальцы богини впились в набухшие половые губы растянули их и буквально вывернули стенки эластичного влагалища наружу, — Да так его так… МММ… Ах, я еще раз кончаю… Витя соси мне тут! — богиня задвигала бедрами подставляя под мужские губы выпяченную дырочку урерты. Витя довольный резким повышением своего статуса, превратившись из ЭТО в Виктора, с наслаждением припал к источнику женской влаги моментально наполнившим его рот. Упиваясь теплым напитком богини и боясь пролить хоть капельку, Витя, нырнув пальцами в пульсирующую вагину и хорошенько зачерпнув волшебной смазки принялся одним пальцем натирать шишечку набухшего клитора, а вторым мгновение пораздумав проткнул анус небожительницы. Небожительница взвыла, но взвыла от наслаждения. Запрокинув ноги себе на плечи, она подставила под взор мужчины светло коричневые лучики своего ануса которые плотно обхватив палец мужчины теперь медленно расползаясь по сторонам раскрывали розовый вход в женский зад.

— Выеби, выеби меня туда… Ну же скорее! Что ты там возишься? Вставляй же скорее мне в жопу… Ох! — и небожительница захлебнувшись собственными стонами под фыркающие звуки задвигавшегося в ее заде члена забилась в нестерпимой агонии. Витя наклонился, завис над остервенело наслаждающейся женщиной любуюсь изысканными чертами её лица и наконец решившись поцеловал в губы. Потом еще, еще и когда женщина ответила на его поцелуи впился в них с жаром ощущая всем телом как под его жесткими ударами начинает содрогаться тело женщины.

«Вот тебе и БОГИНЯ! НЕБОЖИТЕЛЬНИЦА! А стоит хорошенько вставить как все эти богини превращаются в обыкновенных похотливых баб. Нужно только волшебную палочку глубже засунуть! — рассуждая про себя Витя с теплом вспомнил Елену Анатольевну, которая так своевременно напоила его пилюлями обработав орган чудодейственной жидкостью, — Кстати, а где она?». Оторвавшись от начавших опухать губ Татьяны Альбертовны, Виктор осмотрелся. Елена Анатольевна обнаружилась развратно развалившейся в кресле, стоявшем напротив дивана с глазами, подернутыми томной поволокой разглядывающими азартно сношающуюся парочку перед собой, держа в одной руке бокал наполненный багрово-красной жидкостью, а во второй такой же багрово-красный вибратор, ныряющий, натужено гудя моторчиком, между её лежащих на подлокотниках в красных чулках ног. Это выглядело настолько похотливо-развратно что Виктор в очередной раз взвыл и если бы не забота этой самой красной развратницы, то неминуемо слил бы в зад небожительницы сперму. А так он только захрипел, заскрежетал зубами и с садистским наслаждением проткнул член в кишку Татьяны Альбертовны как можно глубже. Небожительница взвыла, оглушив сиреной правое ухо мужчины и тут же левое его ухо оглохло от вырвавшейся на свободу страсти Елены Анатольевны.

— Ах Еленочка как это было прекрасно, так бы отдавалась и отдавалась этому похотливому самцу! – пальцы Небожительницы с благодарностью прошлись по разбухшему ничего не чувствующему органу Виктора, — И надо же он еще не кончил! Умничка! Не то что мои скорострелы. Я им только ножку покажу, а они сразу фейверки устраивают. Только успевай чулки менять, — женщина довольно хихикнула, — Хотя в этом бывает своя прелесть! Ох время летит неумолимо, но еще есть. Еленочка налейте мне вина. Надеюсь, оно будет достойно меня!

Витя хмыкнул, женщина, приходя в себя опять напускала роль богини.

— Виктор, что не так? – Татьяна Альбертовна обернулась с вызовом посмотрев на ухмыляющегося мужчину.

— Нет, нет все так. Вот задумался о превратностях нашей жизни. Разве мог я подумать ещё утром что через какие-то пару часов буду трахать в попу мечту всей своей жизни! – Витя, не желая дразнить небожительницу говоря правду с лукавил.

Богиня благосклонно улыбнулась, — Мечты должны сбываться! Только касательно мечты я бы употребила другое слово – ебать! Трахать ЭТО звучит пошло. Трахать можно Люську на вокзале, а нас можно только ебать! Правда Еленочка?

— Правда, правда Татьяна Альбертовна! Вот ваше вино! – сверкнув красным огнем открытого, только поддерживающего аппетитные полушария созревших грудей с крупными выпирающими ореолами сосков, Елена Анатольевна протянула бокал.

— Еленочка, я, пожалуй, несколько минуточек отдохну, а вам отдаю этого похотливого жеребца. Посижу в том вашем кресле и понаблюдаю как вы изумительно делаете минет.

— Да, да… Татьяна Альбертовна присаживайтесь и отдыхайте. Покажу вам все в лучшем виде. Не сомневайтесь. Как бы вы желали ЭТО видеть? В анфас или с боку? – Елена Анатольевна расплылась в добродушной улыбке.

— Пожалуй, что в анфас. Мне нравится смотреть смело перед собой. Буду наблюдать за вашими глазами. Но только без окончания. Возможно, у меня еще возникнут желания, и я захочу их реализовать, — небожительница закинув ногу на ногу откинулась на спинку кресла, — Приступайте! – богиня величественно махнула рукой озарив солнечную комнату искрами еще одного бриллианта, но уже на пальце другой руки.

— Витенька, ложись поперек дивана и свесь ножки. Так, хорошо, чтобы твой хуёк был как раз напротив Татьяны Альбертовны. Татьяна Альбертовна вам хорошо видно? Хорошо, а я сяду вот так, — Витя задохнулся, у него перехватило дыхание от раскрывшегося вида вставшей над его грудью раком женщины, — Ах какой он после вас влажный и горяченький. Вы просто сварили его там у себя, но такой сладенький! Вы даже не представляете…

Витя дернулся и где-то далеко, на грани чувствительности ощутил, как что-то невероятно приятное заскользило по его натруженной головке. Елена Анатольевна влажно зачмокала.

Ух! Витя уставился на вывернутые наружу отвисшие половые губы хозяйки квартиры, на ее кучерявые покрашенные в красный цвет обильно проросшие на возбужденно набухшей промежности волосы, на плотно сжавшееся вздернутое к потолку колечко ануса, которое тоже было почему-то красного цвета и все ЭТО красное богатство венчало упругие женские бедра затянутые в красные чулки плотно обхватившие его тело. М-м! Какой бы мужчина выдержал бы такое зрелище? Да никакой! Витя же выдержал ЭТО только благодаря незаменимому действию фармакологических препаратов и то инстинктивно дернув бедрами так что чавкающая слюнями Елена Анатольевка захрипела. Вид стоявшей раком женщины был прекрасен, его можно было бы сравнить разве что с картинами Левитана если бы тот изображал на своих полотнах пейзажи женских прелестей. Две сопки с восходящим красным солнцем на вершине, спускающийся вниз канал, поросший по своим берегам красными густыми зарослями и даже красные холмики, которые обнаружились на сопках так же были прекрасны, добавляя какой-то необъяснимой вульгарной изысканности раскрывшемуся перед мужчиной пейзажу. Витя не выдержал и потянулся руками ко всему этому женскому великолепию. Его пальцы накрутили на себя обильно разросшиеся заросли и растянули их по сторонам. Канал ожил, зашевелился и раскрывшись распахнул потаённый грот женского тела превращающийся прямо на глазах изумленного мужчины в бездонную пещеру. Витя застонал и не удержавшись ткнул в таинственную пещеру сразу четырьмя пальцами вдавив пятый в услужливо раскрывшееся колечко ануса. Елена Анатольевна протяжно застонала.

— Еленочка, что он там свами делает что вы так стоните? Мне отсюда не видно, — голос Татьяны Альбертовны звучал не поддельным интересом.

— Он, он мне пальцы в вагину засунул, наверное, сразу все и еще в зад и… ммм… дрочит меня ими… ох…, — захлебываясь слюнями простонала сосущая член Виктора Елена Анатольевна.

— Ах как ЭТО мило! Мне непременно нужно ЭТО видеть! – голос небожительницы сочился сладострастной похотью, — Так Еленочка, вы не возражаете, я по руковожу вами! Слезайте с Вити и становитесь рачком вот здесь прямо напротив меня. Можете подушечку подложить что бы удобнее было. Так хорошо, только спинку прогните что бы мне обзор лучше был. Еще, еще пусть ваша пещерка полностью вылезет наружу. Виктор теперь вы становитесь так чтобы вам было удобно дрочить Еленочку и мне не закрывать обзор. Умничка! Так хорошо. Приступайте!

Витя посмотрел на склонившуюся Небожительницу уставившуюся горящими глазами в пылающую красным огнем промежность вставшей раком перед ней женщины, на ее пересыхающие приоткрытые губы нервно смачиваемые выскальзывающим язычком, на ее отвисшие груди с заострившимися сосками, на широко расставленные колени в глубине которых блестела щель расползшихся половых губ, на фужер с кровавым вином в трясущейся от напряжения руке улыбнулся и резким движением растянул половой орган замычавшей Елены Анатольевны, стараясь одним махом раскрыть всю необъятную ширь её влагалища.

— Ах Еленочка какая у вас превосходная огромная вагина! Прелесть! Я думаю, для нее четыре пальца Виктора будет непростительно мало, — Татьяны Альбертовна еще больше наклонилась и вытянутым указательным пальцем прошлась по стенкам распахнутого настежь влагалища сверкнув алмазными зайчиками в его багровых глубинах. Затем вытащила его. Понюхала и смотря Вите прямо в глаза развратно обсосала, — Хочешь попробовать?

Витя нервно сглотнул. Небожительница повторив движение протянула прянно пахнущий возбужденным влагалищем палец под нос мужчине. Витя раскрыл рот и обхватив божественный перст Татьяны Альбертовны принялся его сосать.

— Ах Виктор вы так возбуждающе сосете мой пальчик что я даже жалею, что у меня нет члена. Хотя попробуем так, — небожительница отставила на журнальный столик фужер, взяла с его поверхности вибратор и поднявшись с кресла встала перед Виктором продолжавшим все еще растягивать вагину Елены Анатольевны. Щелкнула кнопочкой багрового болида, умело выбрала режим жужжания моторчика и шаловливо улыбнувшись легким движением руки забросила его в пылающую топку влагалища хозяйки квартиры.

— Еленочка лучше так чем ничего. А Витюша мне сейчас будет делать минет только без рук, одними губами и языком, — небожительница повернулась к плавящему от разврата мужчине и выпятив низ живота пальчиками растянула складки половых губ оголяя шишечку торчащего клитора, — Соси!

Повторения приказа не потребовалось. Под утробное урчание Елены Анатольевны и резко-пульсирующее жужжание моторчика вибратора он приник к божественной шишечке жаждущей женщины. Ладошка небожительницы совсем по-мужски легла на Витин затылок настойчиво вдавив его лицо себе в восхитительно ароматный лобок, и Витя как совсем ЭТО недавно делала Елена Анатольевна влажно зачавкал.

— Ах Еленочка, возьмите Виктора к себе в ученики. Такого роскошного куни мне давно не делали, — уже не так сильно задрожав телом, но все же окропив Витю божественной влагой Татьяна Альбертовна довольно потянулась, отклеивая низ своего роскошного тела от лица мужчины. — Ой, Еленочка, а вы все так и стоите раком? Бедненькая. Я про вас совсем забыла. И не кончили? Ах бедняжка! Ну ничего ЭТО мы сейчас быстро исправим.

Забывчивая небожительница резко наклонилась, позволяя Виктору чмокнуть себя в анус и запустив свои проворные пальцы в вагину Елены Анатольевны вытащила из него уже окончательно выбившийся из сил вибратор, причем она даже не скрывала с какой потехой её пальцы шарили в женском теле.

— Какая забавная вещичка! Эти китайцы такие затейники! – небожительница лизнула багровый кончик, — Я сама обожаю подобные игрушки. У меня их целая коллекция на любой вкус и размер. Как ни будь вам утрою путешествия в свои закрома, а у вас много? Покажите мне, — продолжая изучать изделие науки и техники китайского секспрома Татьяна Альбертовна принялась по очереди включая режимы вибратора прикладывать его к расщелине на своем лобке. Совершенно забыв о своем обещании вознаградить хозяйку квартиры за долгое стояние раком.

— Ну не то, чтобы много, но мне нравятся новые ощущения. Хотя все они одинаковые. Настоящего мужчину ни одна игрушка не заменит. Витенька помогите мне встать на ноги.

Виктор, поднялся сам и протянув руку помог подняться застоявшейся в одном положении уже не молодой женщине, выпуская из пальцев нежелающие затягиваться стенки влагалища.

— Ах, Татьяна Альбертовна, старость не радость. Колени устали, а раньше, бывало, сутки на пролет стояла. Эх молодость, молодость. Если вам позволяет время, то я с удовольствием покажу вам свои закрома. Они у меня не большие. Так пару полок включая еще те, что мы делали с моим третьим мужем. Он у меня такой затейник был. И все сам, своими руками, — Елена Анатольевна, растерев уставшие колени заулыбалась.

— Да вы правы время поджимает, но я с удовольствием осмотрю Еленочка вашу коллекцию. Знала бы что ваш мальчик окажется таким умничкой то за ранее выделила на это целый день. Ну что же, видите нас наш проводник в мир вашего похотливого разврата! – Татьяна Альбертовна неожиданно хихикнула и подхватила удивившегося Виктора под руку.

*****

— Ах ну надо же как живой! – небожительница схватилась за искусно выполненный фаллоимитатор державшийся за счет вакуумной присоски на внутренней стороне дверцы шкафа, хранящего интимные радости хозяйки, — Даже головка открывается, и она розовая! Прекрасный экспонат. Правда не знаю как он в использовании, — Небожительница с интересом погоняла силиконовую кожицу по упругому снаряду размерами, значительно превышающими среднестатистический мужской орган, — Действительно коллекция у вас скромная. У меня в доме для такого отведена целая комната. Ух, обожаю ЭТО! Я его даже в сумочке с собой вожу что бы хоть как-то разнообразить скучные заседания. Работает? — Татьяна Альбертовна вытащила за хвостик с полки розовую сливу, — ЭТО так мило! Делать вид что ты участвуешь в переговорах, а сама с телефончика управляешь им.

— У меня старая модель! Она еще ничем не управляется и даже батарейки не меняются. Правда хватило их на долго. На целого четвертого мужа. Храню как память.

— Ой, а ЭТО что за груша? Ах знаю, знаю! У меня почти такая же есть. Ох как же он хорошо растягивает, — любознательная небожительница вытащила ярко красную сардельку с болтающейся на шланге грушей.

— Извиняюсь милые дамы просветите невежду, что ЭТО растягивает? – мужчина, смутно догадываясь предназначение сардельки несколько раз сжал грушу резко увеличив размер сардельки до батончика колбаски.

— Ох Витенька, вы такой же, как и все остальные мужчина невежа в женских шалостях. ЭТО вводится во влагалище женщине, — просвещенная в данном вопросе небожительница взяла в руку колбаску, — И накачивается. Видишь, как она увеличивается в размере? Вот! Качаешь её и растягиваешь влагалище. Но ЭТО конечно на любителя. Вы же Еленочка, конечно, любительница подобных вещичек?

— Меня к подобным вещицам приучил мой третий муж после моих третьих родов. Он был в восторге от моего растянувшегося влагалища и ему захотелось ещё больше. Этот экземпляр он заказал своему знакомцу, бывающему в Амстердаме. Тот и привёз. Правда с условием что я покажу ему как этим пользоваться, — хозяйка батона красной колбасы нажав на кнопку клапана выпустила из неё воздух.

— Судя по тому, что эта вещица у вас – вы показали? – хмыкнула небожительница.

— Показала и еще как. Он был первым посторонним мужчиной в нашей постели, — хозяйка, полностью выпустив воздух бережно скрутив вещицу убрала её на полку.

— Еленочка, а вы затейница! Положительно нам нужно сойтись ближе. Ах, ещё какая вещица у вас есть, — Татьяна Альбертовна, ухватив пальцами вытащила на свет конструкцию, состоящую из сплетенных ремней, кожаного треугольника с приделанным к нему фаллосом черного цвета, — Это же кого вы таким пользуете? Мальчиков, девочек или вас саму кто-то пользует?

Витя с неподдельным интересом посмотрел на страпон виденный им впервые, представляя его предназначение и инстинктивно сжимая свои ягодицы.

— Это черное наследие моего шестого мужа. Обожал, когда я его имела. Да так обожал что ушел к другому, — Елена Анатольевна вздохнула, — Любила я его.

— Бывает! Витенька, а вы когда ни будь пробовали подобное? – Татьяна Альбертовна, блеснув искринками в глазах посмотрела на еще плотнее сжавшего ягодицы мужчину, замычавшего и отрицательно замотавшего головой, — Ну что ты так испугался? Я же не укол предлагаю тебе сделать, а нечто более приятное для твоей попы. Многие такое обожают особенно когда уколы делают опытные медсестры, например такие как мы с Еленочкой. Если захочешь, милости просим. Правда Еленочка? В жизни нужно попробовать все, только после этого ты сможешь понять, что твое, а что нет. Правда Еленочка?

— Правда Татьяна Альбертовна! В жизни столько интересного что нужно обязательно попробовать всё, — хозяйка, мило улыбнувшись мужчине вытащила из шкафа ещё одну подобную конструкцию отличающуюся от первой цветом и размерами искусно выполненного фаллоса. Он был уже ожидаемо красного цвета несколько короче своего черного собрата, но при этом заметно толще, — Вот ЭТО я держу для себя и для подруги, которая ко мне заходит на чай. После неудачи со своим шестым я немного расширила свою ориентацию. Сейчас жалею, что раньше не поддалась уговорам своих мужей и не сделала этого раньше. С нами женщинами все проще. Мы знаем чего хотим. Этот красный в отличии от черного более нежный и более эластичный.

— Ах Еленочка вы меня заинтриговали своей ориентацией! ЭТО так неожиданного! – Небожительница состроила удивление на своем красивом лице, — У меня самой подобный инструмент есть на котором я играю, но только он двухсторонний.

— Это как? – заинтересовался Виктор.

— У него с одной стороны торчит основной фаллос, а с другой дополнительный меньшего размера. Но стоит только слегка сдавить основной как дополнительный увеличивает свои размеры и это так мило особенно в порыве страсти, когда хочется все больше, больше… ах… Еленочка я бы хотела испытать эту вещичку на деле? Вы не против?

— Татьяна Альбертовна вы читаете мои мысли! Я, только что об этом как раз думала и сама хотела вам ЭТО предложить! Если вы не против, то мы можем ЭТО сделать прямо сейчас и здесь что бы не терять ваше драгоценнейшее время. Позвольте я помогу вам его надеть! – прозвучало это так подобострастно что Виктор невольно поморщился, — Ой как он сидит на вас прямо как настоящий, осталось его только смазать.

— Нет, нет Еленочка не беспокойтесь. Можете вставать на колени, а Виктор мне его пососет и хорошенька смажет. Виктор вы же не откажете нам в такой любезности!

Виктор с вожделением, наблюдавший за приготовлениями чрезвычайно развратных дам и все это время тискающий рукой свой отдохнувший член утвердительно захрипел и бухнувшись на колени перед своей возлюбленной богиней принялся обсасывать латексный член обхватив руками упругие женские ягодицы.

— Ах как это мило быть мужчиной! Вот так стоять и наблюдать как тебе делают минет! Еленочка, нет, вам непременно нужно взять Виктора себе в ученики. Он отменно не только лижет, но и сосет. Виктор теперь оближите и хорошенько смажьте вход Еленочки!

Мужчина, оторвавшись от уже не вызывающей такого страха красной игрушки посмотрел на блестящее выделившимся соком уже готовое к сношению влагалище Елены Анатольевны.

— Ах Виктор какой же вы не понятливый. Ну конечно же не вагина. Приготовьте другой вход Еленочки. Еленочка я думаю, что вы будете не против такой наглости с моей стороны!

Елена Анатольевна что-то заискивающе залепетала, но Виктор её уже не слушал. Раздвинув женские ягодицы, он с усердием принялся вылизывать её анус, почему-то оказавшийся со вкусом малины.

— Витенька, а теперь помогите мне, — небожительница опустилась на колени уткнувшись головкой игрушки в блестящий слюной вздрогнувшее колечко, — Направьте его головку прямо в центр попочки. Попочка пусть останется раскрытой, так нам с вами будет лучше видно.

Витю от происходящего на его глазах разврата заколотило. Трясущейся рукой он направил яркую головку в центр сходящихся лучиков и те неожиданно легко разойдясь пропустили в себя красный латексный снаряд.

— Ах Еленочка! Шалунишка! Оказывается, вы открыты со всех сторон, но это даже же хорошо, — Татьяна Альбертовна с упоением ввела снаряд на всю его длину в зад Елены Анатольевны, затем медленно его вытащила перед взором выпученных глаз очумевшего Виктора и уже после этого ритмично задвигала бедрами. Небольшая комнатка, в которой стояла старая швейная машинка и туловище манекена наполнилась ароматом малинового варенья.

— Витя, Виктор дайте мне в рот, — неожиданный приказ все более распаляющейся Небожительницы для Виктора прозвучал как гром с небес, — Да скорей же! Скорее же… Еленочка кончать собралась.

Ополоумевший Виктор вскочил на ноги не глядя сунув свой снова окаменевший орган в сторону божественного лика богини.

— Да осторожнее своим хуем! Чуть не в глаз мне! – Витя прошипел извинение и уставился на необычайно красивые губы, заскользившие по его багровому органу и розовый язычок, который чувствительно жалил его опухшую головку.

Чувствительно! Витя, взвыл от радости осязаемость возвращалась к его органу! Он мог теперь ощущать богиню!

Ожидаемо, но все равно неожиданно за его спиной вызывающе протяжно заскулила в преддверии накатывающего оргазма Елена Анатольевна.

— Виктор в зад! Быстрее! — не сразу соображая, чего от него хотят в очередной раз, Витя уставился в помутневшие от желания глаза стоявшей перед ним на коленях женщины, — Вставь мне в жопу! Ох…, — Татьяна Альбертовна конвульсивно вздрогнула плечами.

Зная нетерпеливость небожительницы, Витя бросился выполнять её очередное похотливое приказание. Упав на колени за спиной Татьяны Альбертовны, он требовательно надавил ладонью ей между лопаток. Небожительница плотнее прижавшись своим пахом к заду Елены Анатольевны послушно согнулась и выпятив попу позволила Виктору с трудом дотянувшегося руками до её затвердевших грудей проткнуть себя членом. Ткнул Виктор членом весьма удачно с первого раза вспоров анус взвывшей женщины после чего уже на границе потери рассудка словно взбесившийся вибратор с полки Елены Анатольевны он забился в жарком телебогини.

****

Телефон зазвонил, внезапно, нарушая мертвую тишину швейной комнаты своим богатым забористым звуком.

— Вот же блять! — совсем по-простому Небожительница громко и в слух высказала своё отношение к раздавшемуся звонку, — Пять минут передохнуть бедной женщине не дадут. Выпустите меня!

Выпутавшись из опутавших её членов. Одного латексного, торчащего в анусе хозяйки квартиры, а второго настоящего продолжавшего торчать уже у неё самой в заднице, небожительница вскочив на ноги выскочила в коридор, пачкая пол квартиры густыми каплями вытекающей из её попы спермы.

— Да Василий Петрович я скоро буду. Да, конечно, я подготовила доклад. Нет я уже в машине еду. Ну час, наверное. Мишенька постарается, он у меня умница. Да-да до встречи. Василий Петрович не переживайте, вы меня знаете, я никогда не опаздываю! – из соседней комнаты раздался спокойный голос, уверенный в себе женщины. Елена Анатольевна уважительно переглянулась с Виктором.

— Виктор, блять такая! Я разве разрешала себе в жопу спускать? – от спокойствия вернувшейся небожительницы не осталось и следа, — ладно мне в жопу наспускал, это я как ни будь переживу. Ты мне чулки испортил! Куда я в них теперь? Тут потеки, ах блять… тут еще и зацепки поползли. Убью! — Татьяна Альбертовна, разрумянившись грозно посмотрела на залюбовавшегося бушующей женщиной мужчину, — Что уставился? Нравлюсь? Мне многие говорят, что я бесподобна в гневе. Страшно? Испугался? Правильно бойся меня, но живи пока. Я сегодня добрая и довольная, авось еще на что сгодишься. Но попу мне вытри. Я уже не маленькая что бы с мокрой попкой ходить по заседаниям, – грозная богиня милосердно улыбнулась.

— Татьяна Альбертовна, у меня есть пара новых белых чулок. Может быть, они не такие изысканные как ваши чулочки, но они красивые и совершенно новые. И можно вашу попочку вытру я в знак благодарности за удовольствие, которое вы мне доставили, — Витя хмыкнул, но в этот раз его ухмылку Небожительница оставила без замечаний.

*****

— Татьяна Альбертовна, ВЫ звезда, которая спустилась с небес что бы посетить нашу серую планеты. Вы прекрасны! Вы наше солнце! – стоя у неё за спиной Виктор не лукавил, он подобострастно пожирал глазами тщательно приводящую себя в порядок перед зеркалом женщину. Она была красива! Она была неописуемо красива! И она знала это.

— Нравлюсь? – небожительница скосила свой взор на отражение глазеющего не неё мужчины, левая рука которого порывисто скользила по торчащему члену, направленному в её сторону, — Ещё раз мне чулки испортишь… Рассержусь! А так любуйся. Мне нравится, когда на меня смотрят. Правда я красивая? – вздернув точеный носик Татьяна Альбертовна несколько раз хлопнула длинными ресничками прикрывая свои чуть раскосые умные глаза. Затем заученным легким движением скользнула карандашом неброской красной помады по слегка припухшим губам облизнув их несколько раз розовым язычком.

— Да, вы богиня! – оттянув до упора кожицу на члене Виктор продемонстрировал Татьяне Альбертовне раздувшийся шар своей фиолетовой головки.

— Ах какая жалость что мое присутствие крайне необходимо на предстоящем сегодня заседании, а то бы я не поехала. Он такой милый и такой напряженный, — небожительница отвела руку назад и её пальцы впившись острыми коготками потискали гляцево блестящую головку, — Но надеюсь наши встречи станут теперь регулярными. Еленочка, вы слышите меня… Я хочу, чтобы Виктор присутствовал на каждой нашей примерке и не стесняетесь, приглашайте меня чаще. От примерок будет зависеть конечный результат. Еленочка ау, вы слышите меня там? – богиня обернулась, колыхнув волнами светлых волос по своим округлым женственным плечам, прикрытыми строгой белой блузкой, — Еленочка, вы закончили там? Мне пора уже юбку одевать.

— Да, да Татьяна Альбертовна. Я сделала все в лучшем виде. Теперь у вас там всё чистенько и ничего не вытекает. Не переживайте, чулки больше не замараются, — сидя на коленях, Елена Анатольевна облизнулась, смотря преданными глазами снизу вверх на свою нанимательницу, — Я все слышала. Думаю, что если вы не против, то мы можем организовать встречу на будущей неделе. Вы выберете фасон будущего платья, и мы обсудим материалы.

— Хорошо, я посмотрю свое расписание, и мой секретарь сообщит вам. И еще Еленочка отблагодарите за меня Виктора. Я хочу, чтобы вы, пока я надеваю юбку, сделали ему свой божественный минет. Это будет не благодарно с моей стороны оставлять его член в таком приподнятом настроении.

— Татьяна Альбертовна, ну что вы конечно, конечно какие тут могут быть разговоры, — хозяйка квартиры сияя удовольствием и шустро развернувшись на небольшом пятачке пола ванной комнаты уже через мгновение пуская жирные слюни принялась, надрачивая ствол обсасывать готовую лопнуть головку.

— Виктор, надеюсь вы не в обиде на меня что это сделаю не я, у нас еще будет для этого время. Надеюсь, Еленочка не откажет и даст мне несколько уроков по искусству минета. Так что готовьтесь, вы будете нашим учебным пособием, а я постараюсь быть прилежной ученицей, — Небожительница опустив глаза понаблюдала за чавкающими упражнениями своей будущей учительницы затем легонько царапнув коготками напряженно торчащие соски Виктора, опустила руку к его ягодицам пару раз тревожно проникнув между ними пальцем, — Виктор и подумайте, настоящий мужчина должен испробовать все. Это не намек — это предложение!

— Да-да, — Виктор, сдерживающий извержение спермы уже на последнем издыхании, был готов для этих извращенных женщин на все… Да хоть в зад, да хоть куда угодно, но только с ними!

Татьяна Альбертовна улыбнулась и расставив свои чарующие ножки, обтянутые белым нейлоном натягивая юбку — наклонилась. Воспаленный мозг Виктора этого уже не перенёс.

Стройные ножки, белый чулочки, вспухшая выдавленная назад щель… сопливые красные губы, сосущие его разбухший член…

Первый, самый густой выстрел спермы произошел Елене Анатольевне прямо между её прикрытых веками глаз. Женщина, не ожидающая такого резвого обстрела, дернулась, отвернулась и Виктор, вцепившись в ее голову воткнул свой эякулирующий спермой орган внутрь собранного на затылке пука рыжих волос.

— В волосы то зачем? – недовольно взвыла Елена Анатольевна, но было поздно. Член Виктора уже ритмично впрыскивал в волосы забившейся женщины густой липкий шампунь и остановить этот процесс у мужчины не было ни сил, ни желания. Сперма, просачиваясь по волосам потекла по лицу Елены Анатольевны.

— Браво! Великолепно! Просто великолепно! — наблюдавшая за происходящим захлопала в ладоши Небожительница, забывая про юбку, натянутую чуть выше колен, — Еленочка вы великолепны в своей извращенности, а вы Виктор превосходный актер. Ах жаль, жаль… Еленочка, дорогая помогите застегнуть молнию… Да, да там сзади.

Про отсутствующих на себе трусики Небожительница даже не вспомнила.

*****

— Ах Еленочка дорогая, не делайте такое лицо. Я вас не бросаю. Мой секретарь обязательно на днях свяжется с вами. Я это обещаю вам при свидетелях. Да, Виктор вы будете мой свидетель, а то, что я обещаю я обязательно выполняю, – Татьяна Альбертовна доброжелательно улыбнулась и обдав провожающих ароматом не прилично дорогущих духов выпорхнула за дверь, — Провожать меня не стоит, в окно смотреть тоже.

Заскрежетали не смазанные железные челюсти монстра поглотившие небожительницу в утробу девятиэтажного бетонного монстра.

— Вся, — Виктор, ощущая неимоверное облегчение захлопнул дверь, — Она ушла!

— Пиздец, это просто какой-то пиздец как же я устала, — за спиной мужчины простонала хозяйка квартиры.

Виктор обернулся и обескураженный произошедшими переменами с Еленой Анатольевной уставился на ещё минуту назад светящуюся раболепием, а теперь сломленной куклой, привалившейся к стене, развалившуюся на квадратном кожаном пуфике женщину.

— Елена Анатольевна с вами все в порядке? – Виктор, проявляя сочувствие опустился между ног обмякшей куклы.

— Да Витенька, со мной все в порядке, просто за три часа общения с ней, она из меня высосала все мои силы. Вы не представляете- ОНА энергетический вампир!

— Елена Анатольевна, но если все так плохо… Зачем же вы с ней связались? – мужчина, пытаясь не выдать мимикой на лице свое ехидство посмотрел на измочаленную женщину.

— Ах Витя, вы еще очень молоды и беззаботны, а у меня трое, пусть уже самостоятельных, но детей. Им нужна помощь, да и мне самой еще хочется пожить. А она…, — Елена Анатольевна махнула головой в сторону входной двери, — Она владычица! Судьба свела меня с ними. Витя, вы даже не представляете, что это за люди. Даже крошки с их стола — это целое состояние для нас с вами. Виктор помогите мне и себе тоже. Это перст судьбы и если мы не воспользуемся ими, то это будет не простительный грех. Виктор вы поможете мне?

Виктор, не ожидавший такого признания и представлявший происходящее как не более чем забавное приключение неопределенно пожал плечами, — Помогу! Конечно помогу! Елена Анатольевна, но это потом, а сейчас вам нужно отдохнуть. Позвольте помочь вам.

*****

— Виктор, прошу вас не оставляйте меня сейчас. Мне нужно прийти в себя, и я буду рада если рядом окажется надежное мужское плечо. Виктор вы меня не оставите? – руки полностью раздетой Виктором женщины вцепились в плечи укутывающего её одеялом мужчины.

— Елена Анатольевна, не переживайте. Я вас не оставлю, — Виктор, уже посматривающий в сторону входной двери этой порочной квартирки, обнял руками крепко держащие его женские пальцы. Незаметно его руки сползли и в его пальцах оказались уже напряженно торчащие соски женщины, затем соски каким-то неимоверным образом оказались у него в губах. Окружающий мир под женские вздохи поплыл вокруг Виктора. Соски выпрыгнули из его губ, а на смену им пришли теплые мягкие женские губы. Елена Анатольевна жарко задышала, и Виктор почувствовал, как настойчивые женские руки сами направляют его разгоряченный орган в свое пылающее лоно. Отдаваясь на волю женщине, Виктор захрипел. Потом захрипел ещё раз, а после этого он уже сам развернув женщину к себе задом взял её в особо извращенной форме. После этого они, немного отдохнув, дурачась долго целовались пока вновь окрепший мужской орган не провалился в бездонную пропасть женского тела наполнив квартиру модной портнихи жаркими стонами и вздохами. Потом был сон, прерываемый влажными поцелуями и посасываниями отдыхающих органов смешав явь и сновидения в едино. Потом было еще что-то, а потом Виктор уже окончательно отрубился.

*****

— Хорошо!- Виктора окутала осенняя прохлада последних дней уходящего солнечного бабьего лета. Он зевнул и сладко потянулся. Затем обернувшись и задрав голову нашел в окне провожающий его силуэт женщины в красном халатике. Силуэт помахал прощально ладошкой, Виктор махнул в ответ затем зевнув ещё раз он усталый, но довольный через лабиринт расставленных по двору дома автомобилей побрел к станции метро.

— Эх какая женщина, пожалуй, если бы не Вика, то можно было бы стать её седьмым мужем, — распираемый от переполняющих чувств Виктор заговорил сам с собой, — Умница, хорошенькая, развратна до безумия, а какое же тело у неё… Ах, Елена Анатольевна вы просто чудо! — вспоминание интимных подробностях тела женщины заставили приятно заныть его обессиленный орган. Виктор облизнулся, ощутив на своих губах волнующий аромат слипшихся половых губ Елены Анатольевны, которые он, не удержавшись целовал на лестничной клетке в ожидании лифта, — Так бы трахал и трахал с перерывами на обед! А Татьяна Альбертовна! Это уже не чудо, это уже сказка! Мечта! Я вчера ебал мечту! Она самая восхитительное создание в мире! Ммм, — не удержавшись от переполнившего его вожделения мужчина довольно громко замычал, заставив удивленно оглянуться на него женщину, одиноко гуляющую с маленькой собачкой. Женщина окинула взглядом странного мужчину и улыбнувшись – отвернулась.

— А она ничего! И ноги, и попа, я бы ей вставил, — нарочито громко проходя мимо прокомментировал стоящую женщину мужчина.

— Нет, но всё-таки Елена Анатольевна… она… она…, — женщина обернулась, но Виктор, одарив её улыбкой прошел мимо, продолжая свои рассуждения в слух, — У меня такого секса не было даже с Викой, вот если только Вику соединить с Алькой, то тогда возможно… Нет, а Алька какая умница. Она знала наперед что мне понравится, а я хотел её еще убить! Таких подруг любить нужно и чем больше, тем чаще! – довольный созревшей шуткой Виктор заулыбался откровенно почесал сладко занывшую шишку начавшего оживать органа, — Интересно только почему ни она ни Вика мне ни разу не позвонили. Ладно ещё она. Она знает где я, а Вика? – не хорошее предчувствие кольнуло сердце. Виктор схватился за карман легкой курточки судорожно вытаскивая из него стеклянную плитку телефона, — Блин так и знал! Отключился! Алька зараза, вчера с ней поговорил и когда убирал видно на кнопку нажал, — благостное настроение по отношению к подруге жены моментально улетучилось, — Вот же зараза! – в голове мужчины, в ожидании загрузки телефона, заметались самые не хорошие подозрения и эти подозрения подтвердились – больше десятка пропущенных вызовов от Альки и столько же от Вики или даже больше и это если не считать разных сообщений от неё смысл которых сводился к одному – Вернусь убью!

Набухший член моментально опал.

— Алька привет! Как дела? – пытаясь осторожно разведать обстановку Виктор набрал подруге жены.

— Витя ты что идиот? Ты куда пропал? – фыркнула трубка голосом Альки объединившим одновременно и злость, и облегчение.

— Как куда? Куда ты меня послала там и пропал. Знаешь, ты оказалась права. Елена Анатольевна оказалась прекрасна, и она там была не одна… там была еще…

— Мне не интересно кого и как ты там трахал целые сутки. Вернее интересно, но не сейчас. Вика с ума сходит. Мы до тебя сутки дозвониться не можем. Что нельзя было набрать и сказать? Бедная Вика места себе не находит морги обзвонила в полицию хотела уже заявлять. Витя ты дурак! Ты же знаешь, как она умеет переживать. Я ей все рассказала. Приезжай быстрее, она уже с дежурства летит убивать меня будет. Звони ей скорее!

— Все пока звоню!

— Стой! Скажи, а ты на платье то мне хоть заработал?

— Аль блин вот самое сейчас время об платьях. Да заработал я заработал даже на два заработал не переживай! Вот же…, — Витя выругался, опять припомнив женский половой орган с ушами, но вслух произносить ничего не стал.

— Ура! Люблю тебя! Звони скорее своей Вике.

Трубка отключилась. Виктор вздохнул и нажал на иконку с зайчиком подписанную – «Вика».

— Слушаю, — голос любимой жены обдал мужа ледяным спокойствием.

— Это я! – Виктор постарался что бы его голос звучал более беспечным, — Прости у меня трубка отключилась. Ты как? Алька сказала, что ты уже домой едешь?

— Еду, — градус в голосе жены упал ещё ниже, — Что бы вас дураков кончить.

— Ну Вик, ничего же не произошло. Я жив-здоров. Домой еду. Давай я тебя около метро встречу? Вместе домой пойдем? Я тебе такое расскажу, ты не поверишь! Вик, ну не сердись. Я очень-очень люблю тебя! Так вышло… Правда я не виноват, телефон сам выключился. Ну Вик… прости, — Витя, понимая, что Вика зла и очень зла сделал слабую попытку вымолить себе прощение.

— Блять Витя какое прости? Ты понимаешь я себе место не нахожу, а он оказывается уехал блядей ебать! – вызверилась трубка голосом Вики. Виктор облегченно вздохнул. Если жена начала так орать то это значит что у неё начался отходняк. Гроза миновала! Теперь главное ей поддакивать и со всем соглашаться.

— Это же надо же два идиота что выдумали! – трубка продолжала лютовать, — Ладно она, у неё ума палата, но ты то взрослый человек! Поехал ебать какую-то старуху что бы та этой платье пошила. Ну что наебался кот сентябрьский? Заработал на платье? Ух, я вас сейчас!

— Вик, Вик погоди ты знаешь, как она действительно шьет. Мастерица от бога! Ты даже не представляешь кому она шьет. К ней просто так не попасть. Очередь на год вперед, — одухотворенный проходящей грозой воспользовавшись паузой вставил Виктор, — Платья закачаешься! Ты хочешь платье? Два платья?

— Хочу! – выстрелила трубка.

— Тогда выбирай фасон и материал, — Виктор припомнил слова Елены Анатольевны, — Я обо всем договорюсь. Приезжай скорее любимая. Мне ждать тебя у метро?

— Жди, — буркнула Вика и отключилась.

Виктор обтер проступивший на лбу пот и довольно щурясь улыбнулся наступающей солнечной субботе.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии