...

Нарисованный мир

Неловкая вышла ситуация. В хорошем настроении выходил из квартиры в коридор, открыл дверь, и оказалось что соседи тоже открыли свою. Двери столкнулись, издав до жути пугающий грохот, а затем по полу брякнуло что-то металлическое.

С самого детства удивлялся, почему это не происходит постоянно, но всегда немного боялся этой ситуации. И вот, мы стоим посреди коридора с соседкой, разочарованно смотрим на отломанную ручку её двери. Я тысячекратно извинился, удивлённо отметив про себя, что не видел этой молодой девушки раньше.

Как оказалось, её зовут Майя, и она племянница тёть Тани, семья которой обычно живёт в этой квартире. А сейчас они укатили в отпуск на три недели и Майя приглядывает за цветами и двумя шустрыми котанами. То, что девушка не сберегла дверную ручку, сильно её расстроило, поэтому я быстро сориентировался, и заверил соседку, что новую ручку поставлю, будет лучше старой, благо, дел там не так много.

Майя довольно симпатичная, светло-рыжие волосы, зелёные глаза, точёная фигурка девушки лет двадцати двух-пяти. Лицо, я бы сказал, обычное, но улыбка её невероятно красит, впрочем, как и любую другую девушку.

Ближе к вечеру я постучался к ней в дверь с чемоданом инструментов наготове. Она была в простой домашней одежде и совершенно не стеснялась этого. В полумраке прихожей длинные тени от далёкого окна очертили мне формы её груди под белой футболкой, подчеркнув сосочки. Любимый второй размер. К моему разочарованию, она надела тёплый халат, чтобы её не продуло из коридора. Майя предложила мне чай и табуретку для удобства, а затем тоже присела рядом. Я взялся за дело и неторопливо заменял детали, пока мы непринуждённо болтали.

Она порасспрашивала про тёть Таню, потом про меня, я тоже стал интересоваться, чем занимается Майя. Как оказалось, учится на вышку в художественной школе, живёт совершенно в другом районе города. Иногда в разговор вклинивались наглые коты, которые так и норовили вырваться в коридор. Мы с Майей так мило и свободно болтали, что и не заметили как прошла пара часов. За это время мы обсудили самые разные темы, много шутили и постепенно открывались друг другу всё ближе, даже возникло ощущение, что мы знаем друг друга уже давно. У неё была довольно свободная манера общения и общая любознательность, которую я ценил в людях. Как будто случайно она даже один раз спросила, нет ли у меня девушки, что возбудило во мне некоторый интерес. Тем не менее, работа была закончена.

— Красота какая! — обрадовалась соседка результату.

— Да, блестит теперь на весь коридор, — я сравнил ручку со старой, потёртой годами. Приятно будет отправить её в мусорку.

— Зайдёшь может руки помыть? Я ещё чаем угощу, тортик имеется, — улыбнулась мне Майя.

Мне никуда не надо было, поэтому я любезно согласился. Дверь за мной закрылась, я задвинул щеколду.

Пару раз я здесь уже бывал. Типичная квартира в брежневке, в которой кап. ремонт был в последний раз лет пятнадцать назад, да и тот, похоже, был единственным за всё время. Словом, вроде как уютно, но всё уже довольно устаревшее. Особый колорит всему этому придавали не к месту висящие зеркала, картины, мягкие игрушки по углам, словом, квартира обрела «бабушкин» вид. Тёть Тане это было конечно к лицу, а вот на фоне молодой и свежей Майи как-то контрастировало.

Я присел в углу кухни, пока девушка ставила чайник. Её халат распахнулся и она сновала туда-сюда от холодильника к столу, тряся своими красивыми грудками без поддержки лифчика.

— Какой чай ты будешь?

— У тебя их много?

— У нас есть… черничный, малиновый, с женьшенем, с травами…

— Черничный, — перебил я и усмехнулся, — а тётя Таня знает толк в чаях.

— Это я купила, — насупилась вдруг Майя, а я смутился.

— Ого.

— Каждый под своё настроение. Как и картины, которые в результате получаются.

— Это… необычно, — еле выдавил я, всё ещё растерянный.

— Я тебе, кстати, картины свои могу показать, — она обернулась и так тепло улыбнулась, что все тревоги спали, — если захочешь, конечно.

— О, да, интересно. Все их посмотрю.

Мы немного постреляли глазками и принялись за тортик. Майя поведала как любит рисовать, и вроде как даже выработала собственный стиль. А переехать на время в тётину квартиру ей показалось отличной идеей чтобы поискать нового вдохновения, да и вид из окна сменить. Я с горечью подумал, что вид на старый двор, полный машин, не очень-то и вдохновляющий. Из развлечений там только турник, стоящий со времён СССР, дальше стоит два ряда гаражей, а затем начинается лес. Тоска, особенно в дождливое время, как сейчас.

Но тортик был сладкий, прямо как голос Майи. Иногда она увлекалась описанием каких-нибудь пейзажей и я невольно улетал в её фантазии. То я шёл по солнечному берегу реки, слушая как рисуются блики на бегущей воде, то видел как преломляется солнечный свет между листьями пальм во влажных тропических лесах.

— Ладно, пойдём я тебе лучше покажу, — хихикнула Майя, — а то сейчас напредставляешь себе лучше, чем я нарисовала.

Мы оставили кружки и вошли в зал. Неяркий жёлтый свет из древней люстры с «сосульками», ковёр, старая мебель, куча сувениров по разным углам, шерсть. Посреди комнаты стоял высокий мольберт с каким-то очень базовым эскизом. Подумав, Майя выключила свет, благо было ещё светло.

— Хм, это как будто оранжевое небо над чёрной горой, где находится логово злодея, — предположил я, смотря на эскиз.

— Потрясающая фантазия, — рассмеялась Майя, — но нет, это будет подсолнух, просто с очень близкого ракурса.

Она отдёрнула занавеску, чтобы было светлее, за ней проявились окно и проход на балкон. Два кота отскочили вглубь лоджии и засветили глазами-прожекторами. Слева от двери был довольно широкий подоконник, на котором громоздилась стопка картин и всякая мелочёвка. Майя уверенно подняла их и плюхнула на диван, сев посередине. Мне осталось только сесть рядом с ней, притом что диван был довольно узким. Надо было сделать непринуждённый вид, что мне совершенно нормально сидеть вплотную бёдрами с едва знакомой девушкой.

На первой картине был изображён наш двор. Видимо, она закончила её одной из последних. Я дался диву, как можно видеть столько прекрасного в столь обыденном. Осенний лес пышно увядал, распуская оранжевую листву. Лужи и машины блестели, множество бликов и отражений придавали пейзажу глубину. Детали в виде опавших листьев на земле, дети в цветных курточках…

Ощущалась некоторая растерянность. Я уже было почувствовал себя эдаким рукастым парнем, у которого может случиться спонтанный секс с временной соседкой, но теперь всё вдруг резко перевернулось. Она была умна, симпатична мне и безусловно талантлива. Её звонкий голос полюбился мне, эти едва вьющиеся волосы хотелось потрогать, чтобы убедиться что это не завеса, за которой скрывается сон. Она просто открылась мне, и я начал в ней тонуть.

Пока я пребывал в прострации, Майя перебирала картины на коленях, словно бы ища какую-то одну. Ко мне вдруг пришло осознание, что она просто переставляет одни и те же местами, и часто глубоко дышит. Захотелось дотронуться до её плеча. И всё же она была настоящая, сидела рядом со мной, мягкая, тёплая, такая хрупкая. Она полуобернулась ко мне, и наши лица оказались совсем рядом. Её волосы закрыли свет и создали маленький полумрак между нами. Я видел каждую деталь её зелёных глаз, дрожание зрачка, немного веснушек на переносице. От нас поднималось тепло и я чувствовал аромат её тела, такой же свежий и весенний, как и её образ.

Стоило мне придвинуться к ней на миллиметр, как она тут же прильнула ко мне и мы слились в затяжном поцелуе. Руками мы вцепились друг в друга, сжимая каждый сантиметр. Казалось, что от неё идёт ток и заставляет мои пальцы впиваться глубже в её плечи, спину, рёбра, талию.

Очень страшно было всё испортить. Я чувствовал как горю, и как горит Майя, но она всё делала только после того, как что-нибудь сделаю я. А вдруг я перейду границу? Но остановиться было невозможно. Я сжал её грудь через футболку, она погладила мой торс под одеждой. Извиваясь, мы стали падать на диван, и я начать стягивать с неё верхнюю одежду. Она подняла руки и из темноты одежды на меня выпали две прекрасные стоячие груди. Мои ладони тут же оказались на них и нетерпеливо сжали, пальцы стали ласкать сосочки и область вокруг. Майя потянула и мою футболку вверх, затем откинула её назад.

Через пару торопливых и трепетных движений, мы остались абсолютно голыми, дрожа от наваждения любви. Майя сидела на мне сверху, не останавливая очередной длинный поцелуй. Осторожное прикосновение к лепесткам её вагины было приятным, как будто я трогал сам себя. Всё было скользким и податливым, Майя быстро задвигала тазом на моих пальцах, не отрываясь от моих губ. Она стонала внутрь меня, и я чувствовал вибрацию её голоса у себя в груди. Затем Майя схватила меня за стоячий член и наконец направила внутрь. О, этот горячий миг погружения. Она всхлипнула, откинулась назад и упёрлась руками мне в колени. Я подался вперёд и взял в рот её сосок, пока она постепенно то входила, то выходила, насаживаясь всё глубже. Когда предел был достигнут, Майя ненадолго остановилась. Я чувствовал членом как пульсируют её нежные внутренности. Она запрокинула голову и раздвинула ноги, сидя на моём члене. Слева помешали картины, справа – подлокотник дивана. Я взял её за талию и стал подниматься, Майя тут же облепила меня руками и ногами, не слезая с члена. Мы пересекли комнату, я захватил какую-то подушку со спинки дивана и постелил её на подоконник. На трильяже смешно висела моя футболка, где-то на ковре лежали её трусы.

Я посадил Майю попой на подушку. Мой член оказался на идеальной высоте чтобы входить в неё. Она упёрлась спиной в стекло, которое сразу же покрылось испариной. Я видел как раздвигаются её половые губы, как клитор тонкой полоской содрогается при движениях члена. Её грудь смотрела на меня, её пальцы впивались мне в бока и спину. Каждый толчок отзывался негой, миллионы нервных окончаний рисовали невероятные краски ощущений. Я как будто чувствовал всё, что чувствует она, и это было взаимно. Мы улавливали желания друг друга негласными движениями и вздохами. Это был не просто секс, а самая настоящая любовь с первого прикосновения. Наше нежное начало достигло своей кульминации, надо было переходить дальше.

Я на миг вышел, отчего мой член подскочил вверх, весь в её смазке. Потянул Майю на себя, она всё поняла, спрыгнула и встала задом ко мне. Как можно скорее я вернулся в её киску, и тоже не сдержал стона, чувствуя как её мягкая попа теперь упирается мне в лобок. Майя почти вскрикнула, учащая дыхание, я ускорился тоже.

Я вставлял ей, проводил рукой по красивой мокрой спине. Игрушки рядом дрожали, подпрыгивали на подоконнике. Иногда я гладил ей грудь, так, чтобы по касательной задеть сосок. Её пальцы сжимались на подоконнике, по ним можно было видеть нужный темп. В один момент Майя вдруг затихла и начала мелко дрожать, даже задержала дыхание. Я стал долбить её что есть мочи, пока из неё не вырвался крик бурного женского оргазма. Еле сдерживаясь ещё пару секунд, я быстро вышел и тут же оросил ей всю спину, волосы и часть окна. Затем поймал её, теряющую силы, на руки, прижал к себе, спрятал её грудь в свои ладони. Мы склеились нашими телами, потом, смазкой, спермой. Майя встала на ноги, прильнула ко мне ещё плотнее, полуобернулась, смотря в глаза. Больше всего я боялся увидеть какое-то смятение или сожаление от произошедшего. Но она лишь улыбалась, полная слёз и подтёков невидимой ранее косметики. Меня охватило невиданное счастье и я накрыл её приоткрытый рот своим поцелуем, завершив наше единение этим молчаливым согласием на продолжение истории.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.