На дачу

На дачу

Ты с ума сошла? – недоумённо скривила губы подруга. – У меня не грузовик! Зачем столько вещей?

— Ира, здесь ничего лишнего нет! – тяжело вздохнула, ища свободное место в багажнике. – Можно и в салон что-нибудь положить …

— Света, в какой салон? – злилась Ирка. – А детей куда?

— Сергей рядом с тобой, а мы с Валентиной сзади, — добродушно улыбаясь, посмотрела на довольно упитанную дочку Ирины невинными глазками. – Да, Валя?

Но она тяжело вздохнула и, скривив губы, недовольно хмыкнула, всем своим видом показывая, что такой вариант её не устраивает. Он, конечно, не радовал и меня. Одна только мысль, что придётся ехать почти в обнимку на заднем сидении в такую жару с толстым не по годам созданием, обливаясь потом, приводила в ужас.

— Ну, пусть она, — посмотрела я на Валентину, — садиться рядом с тобой, а мы с Сергеем — сзади!

— О чём ты говоришь! – недовольно произнесла подруга. – Посмотри на свою задницу! Она одна там не поместиться, а ты говоришь, чтобы ещё и Серёга сел! Куда он там сядет? Тебе на голову?

— Пусть садится ко мне на коленки, сколько тут ехать? Максимум час и мы на даче. А там речка, зелёная травка, прохлада в тени деревьев! – начала уговаривать подругу, чтобы она не выбросила мои вещи из салона и на этом наша поездка закончилась.

Воспоминание о речке и прохладе в тени деревьев на моей даче произвели магическое, завораживающее действие, как-то сразу охладило накал ситуации.

— Будет на костлявых коленках сидеть, как курочка на жёрдочке! У него почти семьдесят килограммов! На первой кочке из тебя блин сделает! – уже спокойнее выдохнула Ирина и, обернувшись к сыну, спросила, — Ты не возражаешь, если тётя Света посидит у тебя на коленках?

Мы с ним были на «ты», но Ирка постоянно почему-то демонстративно подчёркивала – «тётя Света»! Ну и причём тут разница в двадцать лет? Какая я ему тётя?

Держа руки в карманах широких, мешковатых шорт, Серёжка улыбнулся, безразлично пожал плечами. По комплекции он был раза в три, наверное, худее младшей сестры, всего лишь, как одна её ляжка.

— Ну, вот и хорошо! Поехали! А то сейчас жара начнётся …, — заняла Ирина место водителя.

— Сумки зеркало не закрывают? – улыбнувшись, спросила, садясь Сергею на коленки, придерживая руками подол длинной, ниже колен, тоненькой юбочки.

— Нет, пока нормально, но ты её рукой придерживай, на всякий случай, чтобы не завалилась, — добродушно ответила Ирина.

— Сударь, я вас не раздавлю? – хохотнула, чувствуя, как наши голые ноги соприкоснулись.

— Нет, не раздавишь! – улыбнулся он. – Ты, как пушинка …

— Вот и хорошо, — захлопнула дверь. – Включай, Иринка, музыку и поехали!

В салоне заиграла музыка, и машина тихо тронулась с места.

— Это всё из-за тебя Светка! Вечно копаешься! – недовольно забормотала Ирина, когда перед нами образовалась медленно двигающаяся пробка на дороге. – Чуть раньше надо было выехать …

— Ира, я у тебя всегда виноватая! – беззлобно ответила, чувствуя, ягодицами что-то твёрдое под собой, медленно, но уверенно увеличивающееся в размерах.

— Было не так, когда садилась к нему на колени, — пронеслось в голове, прекрасно понимая его ощущения, чувствуя пахом соблазнительную попку взрослой самочки.

Да и уселась не совсем скромно на мужские коленки. Ни правам, ни левым боком к нему повернуться было нельзя, ноги упирались, то в дверцу машины, то в груду вещей на сидении, только спиной. Но и здесь, переднее сидение не позволяло их выпрямить, заставляя широко развести в стороны.

— Как на кресле у гинеколога, — мысленно хохотнула, только усевшись на него, — или на горшок собралась сходить! Хорошо хоть ума хватило длинную юбку надеть, а то бы сверкала сейчас трусами!

Так, что у него зашевелилось и почему, не было большим секретом. В свои тридцать n лет я ещё довольно хорошо сохранилась, и не только он, но и многие мужчины сладострастным взглядом смотрели вслед, когда проходила мимо, видя во мне желанную женщину. Фигурка, грудь, попка, ножки – всё было на месте! Да и лицо, а если ещё сделать хороший макияж, то можно смело размещать на обложках глянцевого журнала!

Иногда наши довольно откровенные разговоры с Сергеем, когда пыталась чему-то научить из своего жизненного опыта, заходили слишком далеко. Казалось ещё чуть-чуть, и мы коснёмся таких интимных вещей, о которых даже не разговаривают близкие любовники в постели. Да, с матерью о таких вещах я думаю, он и не помышлял говорить. Если бы Ирка узнала, она бы меня убила …

— Ого, — слегка двинув попкой по его коленкам, удобнее усаживаясь, и напряжённый стержень сильнее упёрся в расщелину между ягодиц, — неужели он думает, что я это не чувствую?

Странное, двоякое ощущение сжало сердце, и я опустила взгляд … о, ужас! Подол юбки задрался и между моих широко расставленных ног виднелись его голые сжатые коленки.

— Ни дать, ни взять – поза наездницы! Не хватало, чтобы сейчас кто-нибудь из этих клуш увидит меня в такой позе! – пронеслось в голове. – Валька ещё дурочка, может не понять, а Ирка …

Но я зря волновалась. Ирина, недавно получившая права была увлечена дорогой, а Валя, засунув в уши наушники, откинулась на спинку сидения и, по всей видимости, дремала, да и мои нескромно расставленные ноги не попадали в их поле зрения.

Сергей всем своим видом показывал безразличие к происходящему, упёршись руками в сидение и закрыв глаза.

— Дурачок, — вспыхнула озорная мысль, — чего спишь? Думаешь, не догадываюсь, о чём думаешь? Обними за животик, прижми к себе, чтобы не упала …

Стыдно признаться, но мне нравилась так неожиданно возникшая щекотливая ситуация, жёсткая мужская плоть, давящая на расщелину между ягодицами. Захотелось показать ему полностью оголённые ножки, белые трусики, прикрывающие промежность …, он же, наверное, этого хочет?

— Интересно, — похотливо кольнуло сердце, — о чём сейчас думает? Наверное, представляет, как меня …

Неожиданно Сергей зашевелился, и упругий бугор приятно скользнул между упругими ягодицами. О, какое это щемящее чувство! И мне мальчишку стало жаль, прекрасно понимая его состояние …

— Ты ещё не устал, меня держать? – ласково шепнула, слегка поворачивая к нему голову. – Не раздавила тебя?
— Нет, — открыл Сергей глаза. – Всё в порядке! А тебе удобно?
— Очень удобно, — улыбнулась в ответ. – Мне кажется, что ты сидишь как-то неудобно. Упёрся руками в сидение.
— Да, — лёгкое замешательство мелькнуло в его глазах, — есть немного …
— Может так тебе будет лучше? – взяла его руки и положила на бедра. – Лучше?
От неожиданности он застенчиво улыбнулся:
— Да, … лучше …
— Ну, вот и хорошо …

Его ладони расположились в каких-то десяти сантиметра от промежности. Пальчики нежно коснулись внутренней стороны бёдер, прикрытых тонкой материей, и …лёгкий озноб пробежал по моему телу. Я даже не ожидала, что это будет так приятно.

Как в это мгновение захотелось, чтобы его руки смело задрали подол, заскользили по ногам, поднимаясь выше, коснулась киски, проникли под ажурную ткань трусиков, прикрывающую её …, но я знала, что он ещё не способен на такие подвиги …

Прошло пять, десять минут, а его руки оставались на прежнем месте, не пытаясь покуситься на мои прелести. И тут не выдержала я …

Накрыв руками его ладони, медленно переместила вверх, не встречая с его стороны никакого сопротивления. Миллиметр за миллиметром приподняла подол юбочки, обнажая беленькие трусики. Его пальчики были совсем рядом, почти касались киски, когда немного привстав, вытащила из-под себя юбку и положила его тёплую ладонь на низ животика, позволяя касаться лужайки жёстких волосиков лобка.

— Ой, дурочка, что делаю? – промелькнуло в голове, но неожиданно вспыхнувшее желание не давало возможности остановиться. – Ещё сейчас оттолкнёт меня, поднимет крик, что старая тётка собралась его изнасиловать …

Но он не отдёрнул руку, не возмутился такой наглостью с моей стороны. Прошла минута, другая и я опустила её между расставленных ножек, позволяя ей скользнуть по промежности. Моя рука прижала его ладонь к выпуклым валикам половых губок, вырвав из горла тихий вздох, чувствуя, как начало пузыриться влагалище, испускать слюни …

Ой, как это было приятно, но хотелось большего, несмотря на то, что впереди сидели его мать и сестра. Но к нашему счастью их совершенно не интересовала, что происходит сзади. Одна не отрывалась от дороги, изредка продолжая ругать меня, а вторая – тихо посапывала на переднем сидении.

Мне показалось, что большего делать ничего не надо, теперь дело за ним и убрала свою руку. Теперь он смело может ласкать, исследовать потаённые места женского тела, но не тут-то было …, его ладонь девственно прижималась к промежности, даже не думая проявлять хоть какую-то активность.

Может он боится? Стесняется? Женщина перед тобой расставила ножки, позволила прикоснуться к самому интимному месту! Давай, вперёд! Я ждала, что сейчас его пальчики задвигаются, заскользят по промежности, проникнут под тонкую ткань, коснуться влажной расщелины …

Но они застыли в нерешительности …

Я знала, что делать …

Рука вновь обхватила правую ладонь и, оттянув вверху резинку трусиков, медленно направила её между ажурной тканью и голым животиком. И вот мы миновали аккуратно подбритый кустарник жёстких кучерявых волосиков, кончики пальчиков едва коснулись верха влажных половых губок, нащупали распухший, как спелая вишенка клитор, а я всё толкала и толкала его ладонь дальше, чтобы он мог полностью почувствовать прелесть моей киски.

Было неудобно, трусики сковывали движение, но, наконец-то, я почувствовала, как … шевельнулись его пальчики, проникли во влажную расщелину, пытаясь найти вход в глубину животика.

— Всё, — облегчённо вздохнула с надеждой, вытаскивая свою руку из трусов, — теперь думаю, моя помощь тебе не нужна …

Мужское сердце билось так, что временами казалось, что оно проломит ему грудную клетку. Тёплая ладонь сжимала пухлые валики, а средний пальчик всё смелее и смелее бежал, как ручеёк, по горному, истекающему соками ущелью.

Не знаю почему, но не только его руки и напряжённый член ужасно возбуждали меня, но и сама ситуация – машина, рядом сидящая Ирина, его сестра …

С каждой секундой пелена сладострастия закрывала разум, и я … приподняла слегка бёдра, ухватилась за резинку трусиков, потянула их вниз, оголяя ягодицы, спуская их, как можно ниже, предоставляя ему в полное распоряжение истекающую соками киску.

И сразу же он смелее задвигал ладонью. И я почувствовала, как пальчики, найдя вход в глубину животика, скользнули внутрь, заставляя ещё сильнее развести бёдра и слегка одёрнуть вниз подол юбки, скрывая от постороннего взгляда столь интимную картину.

Это было всё, что могла для нашего удобства сделать в данный момент. Два пальчика заплясали по стенкам влагалища и глубоко проникли внутрь, чуть не вырвав из моего горла тихий, сладострастный стон. Но я подавила его, и из горла вырвался какой-то клокочущий звук.

— Света, — слегка повернув голову, но продолжая смотреть на дорогу, спросила Ирина, — ты что-то сказала? Устала? Неудобно?

Я улыбнулась, наклоняясь к ней, чувствуя, как пальцы её сына пляшут внутри животика:

— Нет, всё нормально. Я даже не думала, что будет так удобно …
— А Серёжка не устал тебя держать? Может остановиться, разомнёте ноги?
— Нет, мама, не устал. Не надо останавливаться, поехали дальше, — стараясь, как можно спокойнее говорил он, в то время как его пальчики исследовали моё влагалище.
— Ну, смотрите, моё дело предложить …

Ох, если бы знала Ирка, чем мы сейчас занимаемся!

Сергей всё быстрее и глубже проникал во чрево, заставляя прикусить язык, чтобы из горла не вырвались стоны. Нет, такого со мной ещё никогда не было! Чтобы вот так нагло придаваться похотливым утехам! Я не верила, что такое может быть, начиная двигать бёдрами навстречу его пальцам. Каждая клеточка тела отзывалась сладострастной истомой на танцующую в глубине животика чужую плоть.

— Какой час! – недовольно вскрикнула Ирина, — мы и за десять с этими пробками не доедим! Говорила тебе – раньше надо выезжать!

— Ирочка, — выдохнула, чувствуя, как мелкая дрожь пробежала по бёдрам, — пусть не час, пусть два – ну, что в этом страшного? Осталось тут километров тридцать, скоро приедем.

— Нет, какая я развратная шлюшка! – совершенно не осуждающе пронеслось в голове. – Разговариваю с матерью, предаваясь с сыном любовным утехам …

Вдруг, к моему большому разочарованию, его пальчики выскользнули из чрева. Возбуждённое, истекающее слезами влагалище заныло, жадно ища губами любимую игрушку.

— Постой, ты куда? – так и хотело закричать оно, бесстыдно испуская слюни. – Неужели ты насытился мной?

Сердце в отчаянии сжалось, … но через мгновение радостно застучало вновь …

Я почувствовала, как Сергей начал стаскивать с себя шорты. Приподняв слегка попку, я, как последняя сучка ждала, когда они, а вслед за ними и трусы, обнажат пах, прекрасно понимая, зачем он это делает и что дальше хочет от меня.

Голые ягодицы сразу почувствовали дрожащий от напряжения ствол, выскользнувший на свободу, вырывающийся из густых зарослей жёстких волосиков, надавивших на расщелину между ними. Его руки снизу скользнула под блузку, накрывая грудь с торчащими сосочками. Как здорово, что я не надела лифчик! Пальчики сжали их, по телу пробежала дрожь, словно ударило электрическим током.

— Ой, как хорошо! – чуть не вскрикнула, хватая воздух ртом, словно задыхаясь.

Он с такой нежностью и страстью ласкал их, всё сильнее прижимаясь ко мне, прося разрешение на дальнейшие действия. Ну что оставалось делать? Не бросать же мальчика в таком бедственном положении? И как можно было поступить по-другому?

Высоко приподняв попку, обхватила правой ладонью дрожащий от напряжения ствол, направляя истекающую соками головку во влажную расщелину между пухлыми валиками половых губок. Она надавила на вход в глубину животика и беспрепятственно скользнула внутрь, вырвав из моего горла глубокий вздох.

— Света, ты что-то сказала? – опять слегка повернула Ирина голову.

— Нет, ничего, — задрожал мой голос, чувствуя, как желанная плоть медленно заполняет разгорячённое чрево. – Душно сегодня …

— Да, — согласилась мать Сергея, — дождь, наверное, будет. Хотя в прогнозе не было …

— Верить этим прогнозам …, — стараясь не застонать, еле выговаривала слова, чувствуя, как Сергей, положив ладони на мою талию, медленно и размеренно двигает внутри животика такой сладострастной плоть, — … себя не уважать …

— Не устала в раскорячку сидеть? – от скуки Ирине хотелось поговорить. – Может, остановимся, отдохнёте немного? Ножки, наверное, уже затекли?

— Да тут осталось минут двадцать …, — головка упёрлась в стенку влагалища, — … чего останавливаться? Поехали, на даче отдохнём …

Она начала рассказывать о своей работе, о всяких подробностях взаимоотношений с сотрудниками, которые совершенно не интересовали меня, тем более в этот момент. А я, делала вид, что внимательно слушаю её, чуть подавшись вперёд, стоя на полусогнутых ножках, приподняв зад, полностью предоставив её сыну свободу наслаждаться моим чревом.

— Что-то ты не очень хорошо выглядишь? – неожиданно встретились наши глаза в зеркале. – Не заболела? Что-то глаза у тебя покраснели и слезятся …

— Дурочка, — так и хотелось сказать ей, — если бы ты знала, как мне сейчас хорошо! Отстань от меня, дай насладиться близостью с твоим сыном!

Но недоумённо скривив губы, пожала плечами:

— Душно, наверное, и правда будет дождь …

Мне, и правда, было душно от разрывающей чрево плоти, полностью заполнившей низ животика. Как хотелось сказать, чтобы Ирка отстала хоть на пару минут со своими глупыми разговорами и вопросами! И это, наконец-то, произошло …
Мы съехали с трассы, поехали по просёлочной дороге.

— Думаю, дорогу ты помнишь? – тяжело выдохнула, чувствуя, как внизу животика поднимается волна оргазма. – Смотри осторожнее, здесь ям много!

Стараясь, как можно осмотрительней, чтобы Ирина ничего не заметила, начала двигать попкой навстречу его дрожащей плоти. Не трудно себе было представить, чтобы произошло, если бы она поняла, чем мы занимаемся почти на глазах у неё.

Медленно, но уверенно оргазм приближался, заполняя каждую частичку тела неуёмной, необузданной, всесокрушающей энергией. Не в силах больше себя сдерживать, я откинулась назад, обхватила его руки и ладонями прижала к груди. Железная плоть, разрывающая чрево, и руки, сжимающие грудь – этого было вполне достаточно для изнывающего от напряжения тела …

Волна оргазма неожиданно накатила, подняла на вершину гребня и бросила вниз …Мышцы влагалища содрогнулись в конвульсиях, по телу побежали судороги и … я, закусив губу, чтобы не закричать, опустила голову, чувствуя, как волна за волной набегают на меня сладострастные муки.

Не знаю, сколько это продолжалось, но такого длительного и мощного оргазма, думаю, не испытывала никогда!
Измученная и изнеможённая, я навалилась на него. Отхлынувшие сладострастные волны лишили последнего остатка сил. Хотелось вот так просто упасть и … всё. Но он ещё не кончил, продолжая толкать дрожащий член в глубину животика.

И вдруг, к моей радости, Сергей задрожал, сильно прижимаясь ко мне. Горячая, густая сперма брызнула во чрево, обжигая шейку матки. Ой, какое это было прекрасное чувство!

Член медленно начал уменьшаться в размерах и выскользнул из меня, увлекая за собой медленно вытекающую слизь.

— Ещё не хватало накапать здесь, — спохватилась, натягивая трусы, видя, как за поворотом показалась крыша моей дачи.

Сергей, как по команде, последовал моему примеру, быстро натянул на себя трусы и шорты.

— Вот и доехали, — засмеялась Ирина и, толкнув дочку, добавила, — Соня, просыпайся! Приехали!

Они уже вышли из машины, а не могла встать с Сергея. Дрожащие ноги совершенно не слушались.

— Ну, как тебе поездка? – засмеялась Ирина, открывая нам дверь. – Встать теперь не можешь? Говорила, надо по дороге было остановиться, отдохнуть!

Если бы она знала, отчего я не могу встать.

Какой взгляд он бросил на меня, когда мы вышли из машины. От него сжалось сердце и трепетно забилось в груди. Теперь я прекрасно знала, что у меня появился новый любовник!

— Мама, мы пойдём со Светой на речку, а вы пока приготовите что-нибудь поесть, — произнёс он, как только мы зашли в домик.

— Серёжа, куда так спешить? Давай сначала поедим и пойдём все вместе. Ведь мы не завтракали.

— И какая она тебе Света? Тётя Света, сколько тебе раз говорить!

И поворачиваясь ко мне, он тихо, с тайной надеждой произнёс:

— Тётя Света, пойдём на речку, а то я весь мокрый, от жары умираю …

Улыбнувшись в ответ, я посмотрела на Ирину:

— Ирочка, мы быстренько окунёмся, а вы и правда, пока приготовите поесть.

Подруга тяжело, безнадёжно вздохнула:

— Только быстренько, ждать вас не будем!

— Мы быстро! — засмеялась я, прекрасно понимая, куда и зачем меня зовёт Сергей.

Ну как теперь после произошедшего я могла ему отказать?

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии