Молодая семья. Начало

Она не была мне интересна сама по себе. Миловидная шатенка двадцати с небольшим лет, совсем недавно замужем, ещё без детей и толком понятия не имеющая, что такое семья. Муж её — молодой пацан, её сверстник, который неплохо уже продвинулся по карьерной лестнице (возможно при содействии родственников), также имел смутное представление о семейной жизни. Девочка была хороша… У меня довольно высокие требования к внешности, но у этой не было недостатков: достаточно высокая, с очень длинными стройными ногами, пропорциональной высокой грудью. В глазах её всё время плясали лукавые огоньки, свидетельствуя об очень бурном темпераменте. С такими иметь дело легче всего. Сексуальность просто сочилась из неё и требовала выхода. Именно таким выходом для нее и стал я. Не поймите неправильно, она любила мужа, очень любила. Без этого она бы не была мне интересна от слова совсем.

В общем, я трахнул её в первый же день нашего знакомства. Особо для этого стараться мне не пришлось. Как только до ее хорошенькой головки дошло, что момент, когда можно было передумать уже позади, ее прорвало, как плотину. Она была готова на всё. Сама причина такой метаморфозы мне была предельно понятна. У меня большой опыт с семейными. Девочка, которая только-только вышла из периода дискотек и тусовок, вдруг столкнулась с суровой реальностью — один и тот же мужчина до конца её дней, в постели, на кухне, на отдыхе… везде! Примириться с этой реальностью такой горячей девочке было тяжело и подсознательно она искала. Я всё это прочитал в её глазах в первый же день знакомства. Я сотворил с ней всё, что хотел в первый же день, она была готова на всё. Мой член побывал у неё везде. Возможно я был слишком груб с ней, но у нее не должно было возникнуть романтических настроений. Это важно. Со мной она должна была почувствовать себя только женщиной: не женой, не возлюбленной, не даже подругой, а именно женщиной, которая была доступна и которой воспользовались. После этого было два варианта развития событий: первый – она уходит в депрессию, проклинает меня и себя за слабость, чувствует вину перед мужем и осыпает его знаками внимания, всячески избегая даже воспоминания обо мне; второй – она снова звонит мне. Она позвонила. После такого кастинга я решил, что ею можно позаниматься.

Повторюсь — просто секс с замужней девчонкой меня уже давно не интересует. Для этого существует масса возможностей. В свое время я все это перепробовал, и сейчас стал слишком ленив для таких банальностей. Меня больше интересует (гомосексуалистов прошу расслабиться у удалиться) муж… А вернее те психологические изменения, которые скоро начнут происходить в голове ее мужа. Это самое интересное. И это то, ради чего мне и нужна эта игра. Можно конечно поковыряться в причинах таких вот моих предпочтений, и может быть даже наковырять какую-нибудь психологическую травму юности, которая переросла в комплекс, и которую я пытаюсь компенсировать… Но смысла в этом будет немного и на само повествование никак не повлияет.

Мне нравится наблюдать, как из молодого альфа-самца, уверенного в своей исключительности, путем длительных трансформаций, через множество этапов, возникает мужчина, мучительно осознающий, что получает удовольствие лишь тогда, когда его любимая женщина с другим человеком. Мужчина, сначала приходящий к пониманию, что он не может без нее, и готов терпеть ее измены, а потом и желающий этого.

Мда, это самое интересное.

И поэтому сейчас, когда Юля, стоя на коленях в коридоре своей квартиры, воодушевленно отсасывала мне, я думал не столько о своем удовольствии, сколько о времени, которое остается до прихода ее мужа. Его должно пройти не слишком много. Это важно. Придя с работы, он должен поцеловать жену. Вернее, она его. Сначала ее эта игра сильно смущала, сейчас же она сама напоминала мне, если я забывал. Перед уходом я должен был еще раз кончить в ее рот, а она, по приходу мужа, поцеловать его в губы. Ей, когда она преодолела природное смущение, такая игра зашла. Она чувствовала себя коварной развратницей, понятия не имея, зачем именно она это делает на самом деле. А истина заключалась в том, что Андрей, ее муж, должен был привыкать. Привыкать к запаху чужого мужчины. Конечно, между моим уходом и его приходом проходило, как правило, около получаса, и возможно Юля пила воду или кофе в эти полчаса, но подсознание этого парня зафиксирует запах и вкус ее поцелуя. Он ничего не заподозрит. Но он будет привыкать. Именно это пока и было мне нужно.

После того, что я сделал с Юлей в их супружеской постели, мне было трудно сейчас кончить еще раз. Но она очень старалась и я знал, что у нее получится. Чтобы ускорить процесс я начал думать о том, чего стоит ждать в скором будущем от этой перспективной пары. Очень скоро она познакомит меня с мужем. Мы подружимся. Потом я стану частым гостем в их доме. Потом она расскажет мужу, что мне удобно подвозить ее иногда с работы и попросит его не беспокоиться. Он согласится, что так будет удобно для всех. Он должен привыкнуть к мысли, что она проводит со мной много времени, что ей это нравится. Я стану частью их разговоров за ужином. После этого, Юля, очень подробно проинструктированная мной, начнет во время секса с мужем намекать ему на секс втроем. Не сразу, но он согласится. Я знал, что он очень любит ее. Для ее удовольствия он рискнет разок попробовать. Ему и самому интересно, как она поведет себя… как она будет при этом выглядеть. Моя кандидатура всплывет сама собой…

Я точно знал, что скоро буду трахать Юлю вдвоем, вместе с ее мужем. Знал, что немногим позже я буду делать это один, у него на глазах. Что еще через какое-то время, Юля однажды попросит его выйти из спальни в зал и подождать там, потому что у нее не получается кончить и она его стесняется. При всем этом я буду часто с ним общаться. Мы будем друзьями. А потом он будет привозить ее ко мне и ждать, пока я с ней закончу, в машине.

На этом я не выдержал и наконец кончил Юле в рот. Она с облегчением застонала и стала глотать. После того, что было, семени не было много и она легко справилась, после чего улыбаясь поцеловала опадающий член в головку и заправила его в мои трусы. Она поднялась с колен, на которых остались красные отметины, и, забывшись, потянулась к моим губам для поцелуя. Я брезгливо отстранился:

— Ты перепутала?

Она смущенно замерла.

— Ты забыла для кого этот поцелуй? – продолжал я.

Она опустив глаза, кивнула:

— Для мужа… Прости, я увлеклась сегодня. Было здорово!

Она снова просияла и довольно, как кошка, потянулась. Ее обнаженное тело вытянулась стрункой и я вдруг снова почувствовал желание, чем удивил даже сам себя. Все-таки несколько раз подряд, к тому же я не пацан. Сказать, что я годился ей в отцы, будет преувеличением, и все же я прилично старше, другое поколение. Но эти подрагивающие груди со стоячими сосками, впалый живот, чуть заметная полоска волосиков на гладком лобке, полные чувственные губы, еще мокрые от моей спермы… Да, этой девочкой определенно стоило позаниматься.

Ограничившись шлепком по ее голой попке, я отправил ее одеваться и готовиться к приходу мужа, напомнив, чтобы она не принимала до его прихода душ и не чистила зубы. Я сегодня прилично вспотел на ней. Андрей должен привыкать как теперь будет пахнуть его жена.

Я знал, что Юля, уверенная, что вскружила мне голову, и что все эти поручения лишь затем, чтобы усилить эмоции от нашего маленького секрета, сделает все как надо. Она встретит его не помывшись после меня, лишь набросив тонкий короткий халат на голое тело (я его видел и одобрил). Она обнимет его в коридоре и поцелует в губы. Скоро, она, встречая его таким образом в дверях, будет сразу тянуть его в спальню. Пока время для этого не пришло. Но скоро. Его такая перемена жены будет очень радовать. Там, прерывающимся от возбуждения шепотом, она станет признаваться ему на ухо, что очень хочет, что он поцеловал ее внизу, чтобы полизал там. Он любит жену и будет делать это. Там мой запах будет еще сильнее, но он не поймет в чем дело. Слишком дико для него будет такое предположение. Не поймет… но будет привыкать.

Спускаясь по лестнице и думая о том, как вскорости Андрей будет лизать киску своей жены, где только что был мой член, я снова ощутил возбуждение и желание вернуться и рискнуть с Юлей еще раз, успеть до его прихода. Что она не откажется я знал точно. У нее уже начала формироваться зависимость от меня. Если бы я хотел разрушить ее семью, то мог просто вернуться сейчас и трахать ее до прихода мужа. С ее темпераментом, с ее зависимостью от меня, она не обращала бы никакого внимания на время и даже, возможно на дверной звонок, пока не кончила бы. Но такими необдуманными действиями можно все испортить, и, подавив порыв, я продолжал спускаться.

Сидя на парковке в своей машине, я обычно ждал, когда подъедет Андрей. Мне нравилось смотреть, как он упругой походкой, уверенный в себе, с чувством выполненного долга, заходит в подъезд, направляясь к своей любимой, в уютное гнездышко, за которым она присматривала в его отсутствие. Мне нравилась эта наивность. Возможно он напоминал мне меня в этом возрасте, возможно что-то еще… Но это было забавно.

Скажите, что со мной что-то не так? Возможно. А с кем у нас все так? Открою секрет: с тех пор, как человек научился мыслить, он делает это и во время секса. Здесь нет исключений. Это делают все. Отказать себе в соблазне увеличить возбуждение, представив что-нибудь эдакое… невозможно. И дальше вопрос лишь в том, что именно вы готовы представить. А также в том, что у кого-то фантазии остаются фантазиями, а кто-то пробует воплотить их. Возможно и мои остались бы лишь фантазиями, если бы пару лет назад мне не подвернулась пара, очень похожая на эту. Там все шло идеально, но в какой-то момент ее муж все испортил, отказавшись давать свою жену мне без своего участия. Его пределом стал секс втроем. Но теперь я стал опытнее. Он просто был не готов, я поспешил. В этот раз я уверен, все будет иначе.

Андрей подливал мне и себе хороший коньячок, при этом по-детски сачкуя. Есть что-то, воля ваша, недоброе в мужчинах, которые сторонятся красивых женщин и хорошей выпивки, как говаривал один мой знакомый, но этот слава богу выпивал… хотя и старался при этом сачкануть, не доливая себе. Возможно, что-то чувствовал. Нельзя недооценивать интуицию человека, который в таком возрасте демонстрировал карьерный рост. Спустя 2 часа посиделок я был заметно трезвее, чем он, и, видимо, его это угнетало. Юля суетилась у стола, поднося закуски. Она сидела на диване между нами, мы с Андреем друг напротив друга на креслах, все вокруг небольшого журнального столика в зале их уютной квартирки. Она то и дело уносила или приносила что-то с кухни. Вставая, она выбиралась из-за стола то через мужа, то через меня, плотно прижимаясь своим телом. На Юле не было нижнего белья. Я знал об этом, ее муж – нет.

Не могу сказать, что мне нравилось, как всё продвигается. С Андреем мы были знакомы уже больше месяца, и пока никаких подвижек, несмотря на мое терпение и опыт. Да — Юля была так же горяча и восхитительно доступна, как и раньше; она не комплексовала больше по поводу невольного участия мужа в наших с ней фантазиях и теперь открыто хотела этого. Но Андрей оказался довольно твердолобым, с низким либидо чуваком, раскачать которого пока не удавалось. Пока всё, что я мог себе позволить, когда мы собирались втроем — это потискать Юлю редкими моментами, когда он отворачивался или когда мы пересекались с ней в коридоре. В один из таких моментов, когда я выходил из туалета, а Юля шла с кухни с тарелками в руках, я прижал её к стене и поцеловал в шею, запустив одну руку под ее короткое платье, чтобы оценить гладкость промежности. Юля испуганно округлила глаза, покосившись на комнату, где сидел ее муж. При этом она не сделала попытки вырваться, что мне понравилось, и замерев ждала, пока я сделаю, что хотел, надеясь на мое благоразумие. Да, это мне понравилось и я отпустил ее.

Хоть это и было совершенно не то, что мне нужно, но надо же как-то бороться со скукой. Я откровенно скучал. Андрей был плоский, неинтересный и зажатый собеседник. Возможно его напрягала разница в возрасте между нами, возможно он чувствовал некоторую ущербность в плане жизненного опыта, разговаривая со мной. Несколько раз я ловил осуждающий взгляд Андрея на свою жену: видимо его напрягало и то, что Юля была одета так откровенно. И это при том, что он ещё не знал, что под платьем она голая. Не знал он и того, что она сосала мне в машине пока он ходил за выпивкой, перед нашим маленьким мероприятием, и именно в машине я снял с нее трусики, оставив их в подстаканнике, чтобы когда он вернется и сядет в машину, он мог их увидеть. Я был уверен, что он не станет извлекать спутанный кружевной комочек и рассматривать, что это такое и чье это, сидя в моей машине, но мне хотелось, чтобы он увидел их. Собственно, и сейчас я специально зажал Юлю в коридоре и пощупал промежность для того, чтобы посмотреть, как он отреагирует на её стоячие соски, которые после этого явственно обозначились на тонком платье. Юля заводилась с пол оборота. Мне было интересно, погонит он ее переодеваться, когда поймет, что на ней нет по крайней мере лифчика, или проглотит это. Его реакция будет маркером того, стоит ли мне вообще продолжать. Либо забыть о моей затее, сделав из Юли обычную любовницу и постепенно потеряв к ней интерес, как это было уже неоднократно. Совсем бросать эту малышку не хотелось… может быть предложу ее кое-кому, если совсем уж наскучит. Скоро она будет соглашаться на все, что я предложу.

Юлька от моих манипуляций в коридоре завелась. Соски ее ожидаемо заявили о себе под тонкой тканью, чего она видимо даже не сознавала. Она лукаво поглядывала на меня, ее муж ловил эти взгляды. Я уже не переживал, что она может спугнуть рыбу – мне надоело тянуть резину и я хотел подстегнуть ситуацию. Пусть Андрей либо попытается пресечь этот чуть заметный флирт, либо уже ясно обозначит свою покладистость, чтобы я наконец решил, как с ним быть дальше.

Он заметил все, что я хотел, слегка покраснел и обиженно отвернулся к экрану телевизора, который фоном выдавал какие-то клипы, делая вид, что очень заинтересовался каким-то рэпером.

Ну, что ж… возможно не все так плохо.

— Покажи ему, что ты без трусиков. Как бы случайно, — прошептал я на ухо Юле, наклонившись к ней через стол.

Та вспыхнула, заблестела глазами и зарумянилась, искоса взглянув на мужа. Она взяла в руки бокал со своим вином, и чуть задумалась. Я знал, что она сделает все как надо, но мне было интересно, как именно. Наконец, она что-то придумала. Легко, как тень выскользнув из-за стола, она направилась зачем-то на кухню. Обошла своего супруга, мимолетно положив ему руку на голову и чуть взъерошив его волосы, от чего он приобрел смешной вид подростка. А когда чуть отошла от стола, увидела что-то на полу, как оказалось – пробку от вина, скатившуюся туда. Изящно склонившись над ней, чтобы подобрать, она сверкнула своими голыми ягодицами и гладкой киской из-под платья всего на мгновение, но эффект был бомбический. Даже у меня привстал, хотя шоу было для мужа. Его голова невольно дернулась в мою сторону, чтобы проверить видел ли я. Я не собирался отворачиваться и заинтересованным взглядом проводил его жену, удалявшуюся по коридору, подтверждая, что все видел и мне это понравилось. После чего перевел взгляд на Андрея. Он смутился и опустил глаза.

Неплохо. Во мне снова просыпался интерес. Следующие полчаса я активно общался с Юлей, стараясь исключить Андрея из общения. Когда он пытался что-то вставить в наш разговор, я просто игнорировал его. Юле это было сложнее, но правильно поняв мой взгляд, она тоже старалась или отвечать мужу односложно, или вовсе оставлять его без внимания. Реакция Андрея с недовольной менялась на подавленную. Значит все шло неплохо. Я подумал, не стоит ли мне уже сейчас полапать голые бедра его жены под столом, так, чтобы он увидел, что там что-то происходит, но остался в сомнении, что именно. Подумал, и решил не спешить, ограничившись легкими касаниями Юлиного плеча, шеи или колена во время разговора, которые вполне можно принять за дружеские, если игнорировать все остальное. Пусть сомневается.

Вечер затянулся и я уже давно видел, что Андрей не знает, как его завершить. Ждать, пока он решится намекнуть, что пора закругляться, я не стал. Не стоило отдавать ему инициативу даже в этом.

— Ладно, ребята. С вами здорово, но мне рано вставать, завтра важный день, — тут я не соврал: завтра Юля скажет ему, что хочет меня, — будем расходиться.

Прощаясь я поцеловал Юлю в щеку, очень близко к губам, позаботившись, чтобы Андрей это видел, после чего вяло и неохотно подал ему руку, глядя при этом в глаза его раскрасневшейся жены.

После моего ухода, Юля не даст мужу развить тему его недовольства ее поведением. Она заткнет ему рот поцелуем и потащит в спальню. Легко выскользнет из платья, развеяв его сомнения насчет белья под ним, и слегка шокировав его этим. Будет быстрый минет, которым она баловала его все реже, без окончания, потом бурный секс, где она чаще будет оказываться сверху. Она будет держать его руки прижатыми к постели, не разрешая ему трогать себя. А когда почувствует, что он, ошарашенный ее активностью, готов кончить, застонав, она произнесет мое имя. После чего ее будет трясти в оргазме. Когда она кончит, она слезет с его члена, и, не поцеловав мужа и не полежав с ним, просто уйдет в ванную принимать душ.

Юля прекрасно усваивает мои инструкции. Мда, перспективная пара.

Я двигался в ней раздражающе медленно. Мы занимались этим на их супружеском ложе. Я перехватил себя на мысли, что трахаю Юлю здесь чаще, чем ее муж. Что ж, значит все идет в правильном направлении. Юля стояла раком, удивительно прогнувшись, зарывшись лицом в простыни. Её руки я держал сомкнутыми на её спине, лишая ее возможности перевернуться или уползти. Она судорожно дёргалась мне навстречу, пытаясь ускорить процесс, что не входило в мои планы. Я ответил ей жёстким шлепком по её ягодицам, может быть даже слишком сильно. Рука у меня тяжелая. Эффект был не тот, на который я рассчитывал. Юлька затряслась в неожиданном оргазме, с криками, переходящими в протяжный писк. Мой член так обжало, что я сам чуть не кончил. Хм, какой у нее потенциал…

Я терпеливо переждал, пока она придёт в себя, и продолжил неторопливые движения в ее влажной тесноте. Неторопливые потому, что я вёл допрос. Вчера Юля призналась мужу, что:

— хочет меня;

— что она всё ещё его любит;

— что у них всё в порядке;

— но я не иду у неё из головы;

— что ей хочется экспериментов, потому что молодость одна;

— и она очень хочет попробовать втроём.

Поэтому сейчас я и трахал Юлю так неторопливо, чтобы услышать её рассказ именно во время процесса. Было в этом какое-то особенно пикантное удовольствие. Юле, с её темпераментом, замешанном на любви к мужу и природной скромности, такой рассказ давался с трудом. Поэтому она и дёргалась, пытаясь уйти от рассказа и ускорить меня. Вперемешку со стонами она поведала мне, как её муж воспринял всё это. Реакция была такая себе, но я и не ожидал, что всё будет легко. Иначе мне было бы просто неинтересно. Но тем не менее я поздравил себя, что правильно ухватил главное — Андрей очень любил свою жену. Очень. И готов был на всё ради неё. Пока он ещё сам не сознавал этого, но он готов был даже подложить её под другого ради этой любви.

Я увеличивал амплитуду и скорость по мере того, как Юля подходила к окончанию своего рассказа. Когда она, задыхаясь, сказала, что он назвал ее сумасшедшей, я уже долбил ее как отбойный молоток, на радость соседям. Соседи знали, что в это время муж Юли еще на работе и неожиданно меня эта мысль доконала. Я еле успел ухватить ее за растрепанные волосы и развернуть к себе, чтобы заправить член в ее рот. Пока я наполнял его, она посмотрела мне в глаза (про такие взгляды можно писать отдельные рассказы…) и мелко задрожала, запустив свои длинные музыкальные пальцы в промежность. Я понял, что она снова кончает. Черт… Она – это действительно что-то! Как же она напомнила мне сейчас мою бывшую. .. впрочем, неважно.

Мне становилось все труднее держать дистанцию после таких вот ее взглядов. Но надо держать марку, иначе можно все испортить. Я это уже проходил. Никакой романтики! Для романтики у нее есть муж. Со мной эта девочка должна научиться быть самкой. Стоит дать малейшую слабину и начнутся манипуляции с ее стороны. Так уж устроены женщины.

Поэтому дождавшись, пока она все проглотит, я просто потрепал ее по щеке и пошел в душ. Юля со вздохом откинулась на спину, раздвинула ноги и бесцельно и легко забегала пальцами по промежности, животу и грудям, продлевая сладкую негу.

— Не забудь, чтобы он полизал, — через плечо бросил я.

— Угу, — чуть слышно отозвалась девушка.

Гель для душа Андрея уже почти закончился. Я истратил большую его часть на себя за последнюю неделю, смывая с себя пот его жены.

Юля будет ждать мужа в постели, и лишь услыхав, как его ключ поворачивается в дверном замке, накинет на тело свой легкий халатик.

Вытираясь полотенцем, я прикинул, не стоит ли уже сегодня дождаться Андрея у него дома. Он должен быть минут через тридцать-сорок. Разумеется, когда он придет, я буду полностью одет и сидеть, скажем на кухне, за чашкой чая. А вот Юле, думаю, лучше быть, как и планировалось, в халате на голое тело. Мне нравится, когда он сомневается. Юля скажет ему, краснея, что я подвез ее и согласился зайти на чашку чая. Она плохо врет, до сих пор краснеет. Но мне это и надо. Объяснять ему, почему она в халате, она не будет. А он про мне не спросит. Хм, вроде неплохо.

Я оделся и вышел из ванной. Юля, все так же голая, лежала на спине. Чуть улыбнувшись, она посмотрела на меня из-под своих густых ресниц. Я присел к ней на постель и изложил свою идею. Пока она слушала, ее улыбка уступила место беспокойной гримаске.

— Сереж… может не надо? Мне кажется еще рано… — она запнулась и опустила глаза в ответ на мой вопросительный взгляд.

— Все будет хорошо. Я не собираюсь сегодня трахать тебя при нем. Хочу, чтобы он меня просто увидел здесь. Потом я уйду и он в твоем распоряжении. Что надо делать помнишь?

Она послушно кивнула и задумалась. Потом, словно набравшись смелости, села и заговорила:

— Сереж, я иногда думаю… Может, зря мы так с ним? – она выглядела расстроенной и избегала моего взгляда, — Я хочу сказать, можно же все это (она неопределенно кивнула на смятую постель) и без него. Мне иногда так жалко его…

Ее большие темные глаза подозрительно заблестели. Она сделала трогательную попытку прикрыть голую грудь рукой, потом поняв, как это глупо, опустила руки и понурила голову. Мда… Все-таки, она живой человек. И как я уже говорил, по своей природе и воспитанию, не шлюха. Именно с такими интереснее всего. Мне понравилась ее попытка защитить мужа. Я почувствовал возбуждение.

Подняв ее голову за подбородок, я заглянул в ее глаза. Она, сморгнув слезу, ответила преданным взглядом. Я провел большим пальцем по ее пухлым губам, потом надавил. Она послушно открыла рот и палец лег на ее влажный язык.

— Соси, — просто сказал я.

Она сомкнула губы, ее язык пришел в движение, а глаза подернулись поволокой и закрылись.

— Открой глаза, — потребовал я. Она открыла. Большие, темные как вода в реке ночью. Эрекция. Тащить ее в коридор и ставить там на колени времени уже не было. И даже то, что я собирался сейчас сделать, делать уже не следовало. Андрей должен был вот-вот вернуться. Но именно ради таких вот эмоций и шла вся эта возня.

Я достал член из трусов и прижал головку к ее губам:

— Ты так любишь Андрея?

Из нее вырвался тихий стон больше похожий на короткое рыдание. Она кивнула.

— Какое платье было на тебе на свадьбе? – я достал палец из ее рта и вытер его о ее щеку. Членом я водил по губам и лицу, не давая ей взять его в рот.

— Б-белое, — чуть слышно выдохнула она. Слеза сорвалась с ее ресничек и поползла по щеке.

— Поласкай себя, — потребовал я. Ее рука послушно скользнула вниз. Она задышала. Мне нравилось, как вздрагивает ее грудь. Я схватил одну и сжал, выдавив из Юльки громкий стон.

— Ты хорошая жена, Юля. Открой рот.

Я вошел очень глубоко, прижавшись яйцами к ее подбородку. Она задохнулась, уперлась руками в мои бедра, но я уже кончал. Ничего не мог с собой поделать, но мне так понравились эти ее слезы. Они словно бальзамом ложились на какие-то старые раны. Может мне и не мешало бы заглянуть к психоаналитику… Но это потом. Сначала эта горячая девочка и ее муж.

Я вытер член о ее лицо и ушел. Юля пошатываясь пыталась меня проводить, но я настоял, чтобы она осталась в постели. Мне хотелось, чтобы Андрей увидел ее такой, какой я ему ее оставил. Я передумал оставаться сегодня, но не из-за просьбы этой девчонки, а потому что время для принятия решения уже вышло. Андрей где-то на подходе, и мы просто не успеем подготовиться к его приходу как следует. К тому же Юля, судя по всему, будет не в том состоянии, чтобы подыграть мне как следует.