...

Молодая семья. Изменения

Я двигался в ней раздражающе медленно. Мы занимались этим на их супружеском ложе. Я перехватил себя на мысли, что трахаю Юлю здесь чаще, чем ее муж. Что ж, значит все идет в правильном направлении. Юля стояла раком, удивительно прогнувшись, зарывшись лицом в простыни. Её руки я держал сомкнутыми на её спине, лишая ее возможности перевернуться или уползти. Она судорожно дёргалась мне навстречу, пытаясь ускорить процесс, что не входило в мои планы. Я ответил ей жёстким шлепком по её ягодицам, может быть даже слишком сильно. Рука у меня тяжелая. Эффект был не тот, на который я рассчитывал. Юлька затряслась в неожиданном оргазме, с криками, переходящими в протяжный писк. Мой член так обжало, что я сам чуть не кончил. Хм, какой у нее потенциал…

Я терпеливо переждал, пока она придёт в себя, и продолжил неторопливые движения в ее влажной тесноте. Неторопливые потому, что я вёл допрос. Вчера Юля призналась мужу, что:

— хочет меня;

— что она всё ещё его любит;

— что у них всё в порядке;

— но я не иду у неё из головы;

— что ей хочется экспериментов, потому что молодость одна;

— и она очень хочет попробовать втроём.

Поэтому сейчас я и трахал Юлю так неторопливо, чтобы услышать её рассказ именно во время процесса. Было в этом какое-то особенно пикантное удовольствие. Юле, с её темпераментом, замешанном на любви к мужу и природной скромности, такой рассказ давался с трудом. Поэтому она и дёргалась, пытаясь уйти от рассказа и ускорить меня. Вперемешку со стонами она поведала мне, как её муж воспринял всё это. Реакция была такая себе, но я и не ожидал, что всё будет легко. Иначе мне было бы просто неинтересно. Но тем не менее я поздравил себя, что правильно ухватил главное — Андрей очень любил свою жену. Очень. И готов был на всё ради неё. Пока он ещё сам не сознавал этого, но он готов был даже подложить её под другого ради этой любви.

Я увеличивал амплитуду и скорость по мере того, как Юля подходила к окончанию своего рассказа. Когда она, задыхаясь, сказала, что он назвал ее сумасшедшей, я уже долбил ее как отбойный молоток, на радость соседям. Соседи знали, что в это время муж Юли еще на работе и неожиданно меня эта мысль доконала. Я еле успел ухватить ее за растрепанные волосы и развернуть к себе, чтобы заправить член в ее рот. Пока я наполнял его, она посмотрела мне в глаза (про такие взгляды можно писать отдельные рассказы…) и мелко задрожала, запустив свои длинные музыкальные пальцы в промежность. Я понял, что она снова кончает. Черт… Она – это действительно что-то! Как же она напомнила мне сейчас мою бывшую.. . впрочем, неважно.

Мне становилось все труднее держать дистанцию после таких вот ее взглядов. Но надо держать марку, иначе можно все испортить. Я это уже проходил. Никакой романтики! Для романтики у нее есть муж. Со мной эта девочка должна научиться быть самкой. Стоит дать малейшую слабину и начнутся манипуляции с ее стороны. Так уж устроены женщины.

Поэтому дождавшись, пока она все проглотит, я просто потрепал ее по щеке и пошел в душ. Юля со вздохом откинулась на спину, раздвинула ноги и бесцельно и легко забегала пальцами по промежности, животу и грудям, продлевая сладкую негу.

— Не забудь, чтобы он полизал, — через плечо бросил я.

— Угу, — чуть слышно отозвалась девушка.

Гель для душа Андрея уже почти закончился. Я истратил большую его часть на себя за последнюю неделю, смывая с себя пот его жены.

Юля будет ждать мужа в постели, и лишь услыхав, как его ключ поворачивается в дверном замке, накинет на тело свой легкий халатик.

Вытираясь полотенцем, я прикинул, не стоит ли уже сегодня дождаться Андрея у него дома. Он должен быть минут через тридцать-сорок. Разумеется, когда он придет, я буду полностью одет и сидеть, скажем на кухне, за чашкой чая. А вот Юле, думаю, лучше быть, как и планировалось, в халате на голое тело. Мне нравится, когда он сомневается. Юля скажет ему, краснея, что я подвез ее и согласился зайти на чашку чая. Она плохо врет, до сих пор краснеет. Но мне это и надо. Объяснять ему, почему она в халате, она не будет. А он про мне не спросит. Хм, вроде неплохо.

Я оделся и вышел из ванной. Юля, все так же голая, лежала на спине. Чуть улыбнувшись, она посмотрела на меня из-под своих густых ресниц. Я присел к ней на постель и изложил свою идею. Пока она слушала, ее улыбка уступила место беспокойной гримаске.

— Сереж… может не надо? Мне кажется еще рано… — она запнулась и опустила глаза в ответ на мой вопросительный взгляд.

— Все будет хорошо. Я не собираюсь сегодня трахать тебя при нем. Хочу, чтобы он меня просто увидел здесь. Потом я уйду и он в твоем распоряжении. Что надо делать помнишь?

Она послушно кивнула и задумалась. Потом, словно набравшись смелости, села и заговорила:

— Сереж, я иногда думаю… Может, зря мы так с ним? – она выглядела расстроенной и избегала моего взгляда, — Я хочу сказать, можно же все это (она неопределенно кивнула на смятую постель) и без него. Мне иногда так жалко его…

Ее большие темные глаза подозрительно заблестели. Она сделала трогательную попытку прикрыть голую грудь рукой, потом поняв, как это глупо, опустила руки и понурила голову. Мда… Все-таки, она живой человек. И как я уже говорил, по своей природе и воспитанию, не шлюха. Именно с такими интереснее всего. Мне понравилась ее попытка защитить мужа. Я почувствовал возбуждение.

Подняв ее голову за подбородок, я заглянул в ее глаза. Она, сморгнув слезу, ответила преданным взглядом. Я провел большим пальцем по ее пухлым губам, потом надавил. Она послушно открыла рот и палец лег на ее влажный язык.

— Соси, — просто сказал я.

Она сомкнула губы, ее язык пришел в движение, а глаза подернулись поволокой и закрылись.

— Открой глаза, — потребовал я. Она открыла. Большие, темные как вода в реке ночью. Эрекция. Тащить ее в коридор и ставить там на колени времени уже не было. И даже то, что я собирался сейчас сделать, делать уже не следовало. Андрей должен был вот-вот вернуться. Но именно ради таких вот эмоций и шла вся эта возня.

Я достал член из трусов и прижал головку к ее губам:

— Ты так любишь Андрея?

Из нее вырвался тихий стон больше похожий на короткое рыдание. Она кивнула.

— Какое платье было на тебе на свадьбе? – я достал палец из ее рта и вытер его о ее щеку. Членом я водил по губам и лицу, не давая ей взять его в рот.

— Б-белое, — чуть слышно выдохнула она. Слеза сорвалась с ее ресничек и поползла по щеке.

— Поласкай себя, — потребовал я. Ее рука послушно скользнула вниз. Она задышала. Мне нравилось, как вздрагивает ее грудь. Я схватил одну и сжал, выдавив из Юльки громкий стон.

— Ты хорошая жена, Юля. Открой рот.

Я вошел очень глубоко, прижавшись яйцами к ее подбородку. Она задохнулась, уперлась руками в мои бедра, но я уже кончал. Ничего не мог с собой поделать, но мне так понравились эти ее слезы. Они словно бальзамом ложились на какие-то старые раны. Может мне и не мешало бы заглянуть к психоаналитику… Но это потом. Сначала эта горячая девочка и ее муж.

Я вытер член о ее лицо и ушел. Юля пошатываясь пыталась меня проводить, но я настоял, чтобы она осталась в постели. Мне хотелось, чтобы Андрей увидел ее такой, какой я ему ее оставил. Я передумал оставаться сегодня, но не из-за просьбы этой девчонки, а потому что время для принятия решения уже вышло. Андрей где-то на подходе, и мы просто не успеем подготовиться к его приходу как следует. К тому же Юля, судя по всему, будет не в том состоянии, чтобы подыграть мне как следует.

Что ж, значит в следующий раз.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.