Художницы

По туфлям в коридоре я понял, что у сестры в гостях её лучшие подружки. Я уже по обуви знал, кто у неё. Черные туфли на очень высоком каблуке были Наташины. Она была миниатюрной, поэтому старалась быть повыше. А белые туфельки с небольшим каблучком Ленины. Она наоборот была высокой, поэтому не стремилась казаться выше. Я зашёл в свою комнату, прислушался звукам раздававшиеся через стенку из комнаты моей сестры Кати. Но девичьи голоса сливались с музыкой.

***

К этому трио у меня было особое отношение. Учась в выпускном классе, у меня был такой возраст, когда гормоны просто кипели. И конечно взрослые красивые девушки за стенкой моей комнаты очень волновали меня. Сестре и её подругам было уже по двадцать два года, самый распрекрасный возраст. Они учились в художественной академии имени Репина, из-за чего наша квартира была похожа на художественный музей, вся в картинах и мольбертах.

В прошлом году, когда Кати не было дома, я тайком пробрался в её комнату. Там я обнаружил большой альбом, где хранились картины сестры. Открыв его, я поразился, на большинстве рисунков были изображения наготы её подруг Наташи и Лены, карандашом, маслом, гуашью… Видно они позировали для неё. Катя, осваивая художественную практику, искусно обрисовывала молодые тела и лица подруг. Некоторые картины женской обнаженности были фотографически реальными, как фотографии из журналов для мужчин. На нескольких картинах была изображена и сама Катя. Или это были картины её подруг, или она сама рисовала свою отраженную обнаженность в зеркале.

Я сфотографировал на смартфон самые интересные и интимные картины. Затем поделился ими со своими друзьями. Павел и Боря были очень довольны моему подарку. Они тоже были неравнодушны к моей сестре и её подругам. Рассматривая фото картин, мы обсуждали голых натурщиц. У нас были даже свои предпочтения, мне нравилась грудастая Наташа, Павлу была по вкусу высокая Лена, а Боря торчал он фигурки и личика моей сестры Кати. Я думаю, что они, как и я, подрачивали в постели перед сном, любуюсь на изображения этих трёх подружек.

Мне было очень интересно узнать, что девушки делают за стенкой. В моих фантазиях я представлял, как три обнажённых красавицы держат в руках мольберты и рисуют друг дружку. И вдруг у меня возникла одна шальная мысль!

***

На следующий день я приступил к выполнению своей идеи. Я после школы зашёл в строительный магазин и купил дверной глазок и широкое сверло. Дома пока сестры не было, я проник в её комнату, и с помощью домашней дрели просверлил в гипсокартоне стены отверстие. Все стены в комнате сестры были завешены картинами, я замаскировал глазок между рамками, тщательно убрав следы мусора.

В этот вечер Катя пришла одна. Я каждые пятнадцать минут припадал к линзе глазка, подсматривая за сестрой. Глазок был с широким обзором, было видно большую часть комнаты. После семейного ужина с мамой и отцом, которые в этот вечер были дома, что это было необычно. Отец в постоянных командировках, так как работал инспектором железных дорог страны. Мама тоже часто уезжала на гастроли, работая костюмером в театре. После ужина я стал больше уделять времени своему изобретению. В конце концов, дождался, когда Катя стала готовиться ко сну. Вернувшись с душевой комнаты в банном халатике, она скинула его с себя. Её обнажённое тело предстало моему взгляду. Оптика слегка искажало и затуманивало изображение, но всё же было достаточно хорошо видно.

В последний раз я голую сестру видел лет шесть назад, когда мне было двенадцать лет. До этого она не стеснялась меня, считая ребёнком. За эти шесть лет она изменилась. Стала красавицей, не только лицом, но и телом. Её груди были великолепны. Два идеально ровных полушария примерно второго размера увенчаны очень маленькими, буквально точечными сосками. Лобок был полностью без волос, идеально плоский живот, тонкая талия и округлившиеся уже бедра не давали мне оторвать взгляда от глазка. От вида её тела я не удержался, слегка присвистнул. Оно было совершенным. Я ощутил, что к шуму крови в ушах добавился шум крови в моём члене. Подсматривая за сестрой, я стал подрачивать свою напрягшую шишку. И вскоре освободил себя от накопленного запала, выплеснув семя в ладонь.

Я не испытывал муки совести, что подрочил за подглядыванием за сестрой. Катя была мне не родной сестрой, а приёмной. Когда её отец женился на моей маме, он уже имел уже шестилетнюю дочь, а у моей мамы был я. Мне тогда было всего два годика. Я узнал об этом, когда мне было уже четырнадцать лет, когда сестра случайно проговорилась. После этого ничего не изменилось, у нас была хорошая и дружная семья.

На следующий день Катя вернулась домой с академии со своими подругами и заперлись в её комнате. Оттуда раздалась приглушённая стенкой музыка. Я припал к окуляру, но ничего интересного не увидел. Три девушки расселись на кровати и кресле и о чём-то болтали. Глазок звуки не пропускал. Несколько минут понаблюдав за ними, я занялся своими делами. Сначала пообщался в чате, потом посмотрел видеоролики. Затем стал лазить по порносайтам. Порноролики я любил, обучался, познавал, возбуждался, а потом разряжался.

Через час я снова решил глянуть сквозь стенку. То, что я там увидел, поразило меня. Словно порноролик с экрана ноутбука! Три молодые девушки, полностью обнажённые слились в клубок на кровати. Целовались, ласкали руками друг дружку, лизали соски и киски. Это картина была неимоверно сексуальна. Затем ещё жёстче, Катя достала из-под подушки фаллоимитатор, чёрного цвета с двумя головками на концах. Обслюнявив один конец, она внедрила его в свою киску, на другой конец налезла Наташина киска. Они вдвоём стали колебаться, насаживаясь на сексуальную игрушку. Лена, ласкала рукой свою киску, целовала соски немалых и налитых грудей Наташи.

Я не выдержал, моя ладонь наполнилась моей горячей спермой. Я ненадолго оторвался глазика, вытерев липкую ладонь об полотенце. Когда я снова припал к глазку, то уже на концах фаллоимитатора были Лена и Наташа. А Катя откинулась на спинку кровати и рукой ласкала себя между своих широко расставленных ножек. Красивые лица трёх лесбиянок искажали гримасы услады. У меня вскоре вновь случилось семяизвержение.

Когда всё закончилось и гостьи ушли, я ещё раз успокоил себя онанизмом, так меня завели увиденные лесбийские сцены.

***

На следующий день была пятница, обычно Катя с пятницы пропадала. Уходила вся в боевой раскраске и прикиде, а воскресенье возвращалась к обеду и отсыпалась до утра понедельника. Девушка была уже взрослый и родители не препятствовали. Поэтому я остался без интимного шоу.

В понедельник я пришёл из школы, занялся своими делами в ожидании стриптиза сестры или лесбийская игра, если она придёт с подругами. На мою радость они пришли втроём. Я напрягся в ожидания представления.

— «Саша, зайди ко мне!» — вдруг услышал голос сестры.

Я, причесался, поменял домашнюю футболку на более нарядную. Подойдя к двери спальни сестры, постучался.

— «Входи!»

Меня встретил суровый взгляд трех пар женских глаз. На столике стояли две пустые бутылки из-под вина.

— «Добрый вечер!» — поздоровался я.

— «Объясни мне, что это такое?!» — не здороваясь, Катя указала на стеклянную линзу моего дверного глазка. Она оказалась внимательней, чем я рассчитывал. Я не знал, что мне на это ответить. Молчал, опустив глаза.

— «Что молчишь?!» — продолжала допрос сестра: — «Подглядывал за нами? И давно это фигня?»

— «Нет, не давно, со среды!» — открыл я рот: — «Извините меня!»

— «Детский сад! Извините! Взрослый парень, уже почти восемнадцать, а ведешь себя как ребёнок! Это тебе так не сойдёт! Иди к себе, мы посоветуемся, как с тобой поступить!» — грозным голосом выгнала из её комнаты разъёренная девушка.

Я ретировался в свою комнату. Через пять минут, я услышал, что меня снова зовут. Я вошёл в комнату, взгляд девушек изменился с сурового на хитрый.

— «Мы решили, что ты должен отработать свой косяк! – уже не так строго произнесла сестра: — «Согласен?»

— «Согласен!» — закивал я головой, согласный на всё в этой ситуации: — «Что надо делать?»

— «Во-первых, заделать эту дырку, но это завтра! А сегодня ты будешь позировать! Нам нужно попрактиковаться в рисовании мужского тела. Будешь нашим обнажённым натурщиком!»

— «Я? Натурщиком? Обнажённым?» — оторопел я.

— «Нет, в штанах!» — язвила Катя: — «Как за нами без трусов подглядывать, не стеснялся! Давай, не тормози, раздевайся и в центр кровати!»

Под любопытные взгляды трёх девушек, я стал раздеваться. Оставшись только в трусах, я посмотрел в глаза сестры. Она ожидающе смотрела на меня. Я, стесняясь, стянул с себя последний предмет одежды. Я никогда не раздевался перед женщинами. Я уже не был девственником, у меня был секс с девушкой с нашего двора.

Одноклассница Марина почти всех моих сверстников пропустила через себя, лишив их девственности. Но это она делала в одежде, не раздеваясь, в подъездах, в подвалах, на чердаках.

Со мной это случилось в сумраке подвала нашего дома. Мы в общей компании выпивали в одном из уголков подвала, затем Марина позвала меня. Я пошёл за ней, покачиваясь пьяной походкой. Всё случалось в хмельном угаре, одноклассница в тёмном углу, без всяких прелюдий, расстегнула мне джинсы, развернулась ко мне спиной. Задрав свою и так короткую юбку, взяла в руку мой вставший орган и ввела его в себя.

Я был порядочно пьян, всё было как в тумане. Я быстро разредился прямо в Марину, она отряхнула свою юбку и мы вернулись к компании и продолжали бухать. Одноклассница была симпатичной девушкой, но не в моём вкусе, очень худая и вульгарная. Поэтому мне хватило первого раза. Она тоже не стремилась к продолжению, и мы остались просто приятелями и собутыльниками. Но я был ей благодарен. Всё-таки я стал мужчиной!

Перед взглядами трёх художниц, мне было стыдно полностью раздеться. Но заодно волнительно. От необычной ситуации под изучающими взорами девушек мой орган приподнялся, я пытался закрыть его ладонью.

— «Располагайся на кровати, полулёжа! И не прячь свою пипиську, мы её как раз и будем рисовать!» — руководила мною сестра.

Я залез в центр весьма широкой кровати и застыл. Девушки окружили меня, Наташа села на край кровати справа от меня, Лена слева, а Катя расположилась в ногах. Художницы, взяв в руки блокноты и карандаши, стали рисовать. Мой член под их взглядами вздулся от напряжения и торчал вверх. От этой ситуации меня потрясывало от возбуждения. Мне очень хотелось потеребить свой вставший орган, но в этот момент это было не совсем уместно.

Девушки, посмеиваясь, показывали друг другу свои наброски и снова продолжали рисовать. Через какое-то время напряжённый член, не получив ручной поддержки, стал ослабевать и опадать.

— «Так не годиться, я ещё не дорисовала!» — улыбаясь, сказала Наташа. Она взяла длинную кисточку для рисования и стала ворсом щекотать по розовой головке. Эти касания не только восстановили твёрдость предмета изображения, но и ещё больше распалили мой темперамент.

Наташа, возродив мой орган, не прекратила свои манипуляции, ещё больше щекоча кончиком кисти. Лена и Катя, оторвавшись от своих блокнотов, внимательно наблюдали за действиями подруги. Я ели сдерживался, от всего у меня уже всё кипело. В конце концов, я не смог удерживать накопившеюся страсть, схватил ладонью за ствол и сделал несколько судорожных движений. Мой член выстрелил струёй вверх почти на метровую высоту. Мутная сперма опустилась разводами на мой лобок и ноги. Я засопел от переизбытка эмоций.

— «Ну, братец, ты даёшь!» — восторженно произнесла Катя. Её подруги тоже одобрительно и восхищенно смотрели на меня.

С одной стороны, мне было стыдно за произошедшие

со мной, с другой, очень понравилось.

— «Всё, я могу одеться!» — спросил я.

— «Размечтался, мы ещё долго будем тебя рисовать! Иди в душ, отмойся и снова на постамент!» — приказала сестра.

Я отправился в душевую. Родители были в отъезде, и я смело расхаживал голышом по коридору.

Вернувшись в комнату сестры, мне показалась, что в глазах девушек какие-то коварные искорки. Они о чём-то договорились, пока я мылся.

Я снова забрался на кровать, выставив своё наготу на обозрения. Я не стеснялся своего нагого тела, оно было спортивным, так как с детства занимался плаванием. Но вот мой весьма, когда возбужденный, большой член, был сейчас совсем не красив. Болтался как шнурок.

— «Малыш уснул, его надо разбудить!» — смешливо говоря, Наташа положила руку на мой лежачий член. Я вздрогнул от неожиданности, по телу от места соприкосновения с ладошкой пошли тёплые волны. Член стал просыпаться, а когда к нему присоединилась ладонь Лены, он воспрял и снова торчал как шишка на сосне. Прикосновение женских ладошек были очень приятны и волнительны. Мой мужской орган впервые ласкали женские руки. И это было круче, чем секс в подвале с Мариной. А когда и ладонь Кати присоединилась к шаловливым ручкам своих подруг, я засопел от нахлынувших эмоций. Пальчики сестры стали нежно перебирать мои яички. От дикого перевозбуждения я снова кончил. Струи спермы взлетели ввысь. Дав брызгам разлететься, девушки со смехом стали размазывать их по моему вздрагивающему от стрельбы члену. Уже второй раз я разредился перед взглядами девушек. Я осознал, что я совсем уже не стеснялся, а, напротив, испытывал от этого особое наслаждение.

— «Молодец, Сашок!» — как-то странно улыбаясь, сказала Наташа: — «Давай в душ и снова на сцену!»

Я уже готовый на всё и жаждущий продолжения этого необыкновенно острого приключения, метнулся снова в душ.

Затем опять голышом улёгся в центре кровати между трёх подруг. Тут только я заметил, что Наташа была без джинсов, только в красных трусиках. Это становилось ещё интересней. Она сразу принялась теребить моего павшего солдатика. Я, откинулся на спину, в ожидание повторения женского рукоблудства. Но мои ожидания не подтвердились. Наташа, придвинувшись поближе, приподняла моего дружка и вставила головку к себе в ротик. Я вздрогнул от взрыва эмоций! Мой первый минет! И с кем! С девушкой, о которой я даже мечтать не мог! В голове загудело от напряжения. Это было неимоверным ощущением! Наташин рот скользко вылизывал мою головку, кончиком языка щекоча её. Её ладонь водила кожу члена по стволу. От этого мой боец мгновенно восстал, я посапывал он удовольствия.

Но Наташа не дала мне долго наслаждаться оральной нирваной. Она приподнялась и оседлала меня, словно жокей скакуна. Её пальцы сдвинули вбок красные трусики и направили мой ствол в свою щель. Я почувствовал, как напряженный член вскользнул в горячее влажное лоно девушки. Наташа стала раскачиваться на мне, подскакивая на моём стволе. Я не знал, что должен делать в этот момент мужчина. Отдавшись её власти, откинулся и любовался красивым личиком девушки.

Я понял, что мне ещё хочется. Я поднял руки, мои ладони вцепились в её груди. Ощущая плотную упругость, я стал сжимать их через ткань блузки и лифчика. Я осмелел, расстегнул пуговицы блузки, мои ладони проникли под чашки её бюстгальтера. От этого он съехал вверх, оголив её сиськи. Ощущая членом и руками тело Наташи, я был на седьмом небе. Вдруг тело девушки содрогнулось, затем завибрировало мелкой дрожью. Из её губы вырвался громкий ох. Её оголённые груди навалились на меня. Девушка застыла.

— «Давай слезай!» — услышал я нетерпеливый голос Лены: — «Попользовалась, дай другим!»

Наташа сползла направо, а слева на меня влезла Лена. Она была уже без джинсов и без трусиков. Перекинув через меня ногу, девушка, вильнув бёдрами, нашла своей вульвой мой кончик и осадила его. Оперевшись вытянутыми руками на покрывало кровати, она сильно задвигала бёдрами. Чувствовалось, что Лена была прилично возбуждена. Я уже знал, что мне делать. Я нашёл пуговицы её блузки и стал расстёгивать их. Это был нелегко, так как владелица блузки ритмично двигалась. Но это мне удалось. Я уже умелее подтолкнул её лифчик вверх, мои ладошки ощутили упругость её грудей и крепость её сосков. Лена во время движения громко сопела. Чувствовалось, что дело к её финалу. Я тоже ощущал острое приближение к началу конца. Я тоже стал посапывать, почти шипеть. Моё тело стало выгибаться навстречу, хлюпающей на мне щели Лены.

— «Нет! В меня нельзя!» — услышал я почти крик девушки. Она подалась вперёд и упала грудью на меня. Член вышел из неё. Её тело дёргалось на мне, а стоны перешли почти в рычание.

Я готов был уже кончить, но моему члену не хватало ласкающего соприкосновения. Сам я не мог дотянуться. Член распух от гудящего в нём напряжения. Вдруг я ощутил спасающее прикосновение чей-то ладонь. Несколько движений вверх-вниз и наступило разрядка. Подёргиваясь, член стал разряжаться. Я приподнял голову и через плечо Лены посмотрел на спасателя. Сестра, не выпуская из руки мой ствол, размазывала по нему липкую субстанцию. Глаза Кати выдавали её возбуждённое состояние. Скорее всего, её останавливали наши родственные отношения.

Как не было классно, но сказка закончилась. Лене и Наташе пора было домой. Да и я был полностью выдоен. Отправив меня в восвояси, подруги стали закругляться.

Я, развалившись в своей постели, по-новому пережил произошедшее сегодня со мной. Казалось, что это был необыкновенный сон, но я понимал, что с сегодняшнего дня я пережил одно из самых интересных приключений. И стал мужчиной по-настоящему, а не как тогда с Мариной по-пьяне.

***

Конечно, я не убрал глазок, надеясь, что после таких выкрутасов, это уже не актуально. Вечером, когда я услышал, что Катя вернулась домой, я решил глянуть на неё через глазок. Но, посмотрев в окуляр, я кроме красного фона ничего не увидел. Сестра замалевала линзу, скорее всего помадой.

Раздосадованный хитростью сестры, я не находил себя места. Я постоянно вспоминал вчерашние сексуальные игры. От чего меня распирало от возбуждения. Я уже за день два раза успокаивал себя ручным трудом, но всё равно был в приподнятом состоянии. Картинки вчерашней оргии, также подглядываемые лесбийские игры, всё время вертелись у меня в голове. От чего головка гудела от давления юношеского темперамента.

Неимоверная сила тянула меня в комнату сестры. Ноги сами меня довели до закрытой двери её спальни. Я, втянув воздух, тихо постучался и приоткрыл дверь. Катя была уже в постели и в темноте переписывалась по смартфону.

— «Тебе чего?» — удивлённо спросила она, оторвавшись от экрана, удивленно посмотрев на меня, стоящего в дверях, со вспученными спереди трусами.

— «Катя…, я…, это…» — промямлил я.

— «Что это? Ты про что?» — непонимающе переспросила она.

— «Я очень хочу… секса с тобой!» — удивляясь своей храбрости, выпалил я.

— «Чего хочешь? Секса? С дуба рухнул?!»

— «Ну да! Вчера ты же тоже участвовала! Трогала меня и мой…» — пробормотал я.

— «То было вчера! Немного побаловались с девчонками! Сам виноват! Не надо было подсматривать за нами!» — парировала Катя: — «Тебе повезло, что Наташка и Ленка поддатые были. Они, когда пьяные, своим пилоткам не хозяйки.

— «А ты хозяйка?» — вспылил я.

— «И я бываю не хозяйкой. Алкоголь такое дело…, вот и вчера немного меня расслабил!»

— «А без алкоголя никак?» — продолжал я.

— «Что никак?» — переспросила сестра.

— «Ну, секс…»

— «Можно и без алкоголя, но не с братом же! – парировала Катя: — «Хотя, ты меня вчера удивил! Был молодец! Совсем уже взрослый! И писун у тебя, что надо!»

— «Но я же не настоящий твой брат! Не кровный!» — продолжал нудить я.

— «Давай, иди спать! Нечего тут торчать! Хотя…» — Катя произнесла последнее слова не совсем категорично. Я, переступая босыми пятками, неохотно стал ретироваться из спальни сестры.

— «Саша, погоди…» — остановила меня сестра: — «Нууу…, если только сегодня…. В первый и последний раз…. Меня вчерашняя возня тоже взвинтила…. До сих пор потряхивает. И никому не слова! Обещаешь?»

— «Да, да… Обещаю!» — пока не передумала Катя, проворно забрался к ней под одеяло.

На Кате была тонкая ночнушка, через ткань я ощутил тепло её тела. Я прильнул к ней, прижавшись своим стояком к её животу. Обнял сестру за талию и замер, не зная, что делать дальше. Девушка, видя мою нерешительность, сама проявила инициативу. Одной рукой приспустила мои оттопыренные трусы, а другой приподняла выше пупка свою ночную рубашку. Взяв рукой за мой ствол, она откинулась на спину, притягивая меня на себя. Я ловко забрался на женское тело. Катя призывно раздвинула свои ножки, придав моей головке нужное направление. Я вскользнул в её горячую киску на всю длину своего орудия. От этого она мелко задрожала, и стала призывно двигаться навстречу моему члену. Кровь застучала у меня в висках. Животная страсть заставила отбросить все мысли. Я, чувствуя неимоверное наслаждение, долбил свою сводную сестру, стараясь, как можно глубже входить в её тело. Но, к моему большому сожалению, я понял, что вот-вот взорвусь.

— «В меня нельзя! На живот!» — прерывисто произнесла Катя, поняв моё состояние.

В последний миг я успел выдернуть свой член и выплеснул горячую сперму на её лобок. В этот момент я почувствовал, как характерно задрожало её дыхание. Катя кончала, не сдерживая стоны. Я в наслаждение застыл на ней.

— «Слезай! Мне нужно в душ! – сестра столкнула меня с себя и, придерживая рукой за подол ночнушки выше пупка, вскочила из спальни в коридор. Я раскинулся на её постели, счастливый от случившегося. Мне очень понравилось, это было на много лучше, чем пьяный секс с одноклассницей Мариной. Лучше даже, когда вчера меня трахнули подруги сестры, Наташа и Лена. Тогда было, конечно, классно, но сейчас у меня было по-настоящему, по-взрослому.

— «Что разлёгся! Иди, помойся и баи!» — Катя вернулась в комнату. Её ночнушка была опущена и прикрывала её прелести.

— «Ещё хочу!» — сказал я, вставая с кровати: — «Давай ещё!»

— «Никаких ещё! Всем спать!» — по её голосу было понятно, что мне сегодня уже не светит.

— «И не вздумай кому-нибудь проболтаться о нас!» — произнесла мне в след Катя.

Я отправился к себе, уверенный, что завтра всё повторится.

***

Но завтра был облом! Вернулась мама с гастролей, и в её присутствии, мне заняться сексом с сестрой было немыслимо. Затем начались выходные, и Катя пропала до воскресенья. Вечером я посмотрел в глазок, где предварительно в краске помады сделал несколько небольших отверстий. Через них можно было разглядеть, что сестра беспробудно дрыхла.

На следующий день в понедельник мама снова уехала на гастроли. Я очень ожидал, что три художницы снова соберутся у нас. И моё ожидание оправдалось, я услышал голоса подруг в коридоре, а затем музыку из комнаты сестры. Я припал к глазку, было очень смутно видно, но кое-что можно рассмотреть. Сначала девушки накрыли столик несколькими бутылками вина и принялись пировать. Я вспомнил слова Кати, что они, когда пьяные своим пилоткам не хозяйки. Это меня обнадёживало. Оставалось только ждать. Подруги долго разговаривали, постоянно смеясь, попивая из бокалов вино. Не слыша их разговор, смотреть на них было не увлекательно. Но я терпеливо ждал. И моё ожидание оправдалось. Вскоре подруги начали сначала шутливо втроём чмокаться, затем начали целоваться уже по-настоящему. И главное они стали раздеваться. Мне очень было всё плохо видно, их голые тела были словно ёжики в тумане. Наблюдая за этой расплывчатой картинкой, я вспоминал, что я раньше видел, когда глазок был не замазан помадой. Поэтому я больше представлял, чем видел. От этого у меня произошёл стояк и вскоре я начал подрачивать своего солдатика, доведя его до выстрела.

Сходил в ванную, обмыл свой липкий от спермы кончик. Затем вернулся в свою комнату и снова припал к глазку. На кровати сестры смутно угадывался комок трёх голых женских тел. Что они там делали, я мог только представлять. Вдруг я отчётливо услышал голос сестры из коридора.

— «Саша, ау, Саша!» — звала она меня. В моих висках запульсировала кровь. Я понял, что это мой звёздный час.

— «Да!» — коротко ответил я, высунув голову за дверь. Головка Кати торчала из приоткрытой двери её спальни.

— «Зайди к нам! Мы тебя ждём!»

Когда я зашёл в комнату сестры, у меня аж дух перехватило от картины, открывшейся передо мной. Три девушки смотрели на меня. Их хмельные глаза горели страстным желанием. Но главное были не их глаза, а то, что все три красотки были полностью раздетыми. Это было фантастическое зрелище. Я переводил взгляд то одну, то другую. Мне показалось, что я попал в мужской Рай. В отличие от прошлого раза я, наоборот, был одет, а девушки обнажёнными.

Но мне не дали оставаться простым зрителем. Наташа вскочила с кровати и, колыша красивыми сиськами, приблизилась ко мне. Взяв меня за руку, потянула за собой к кровати. Она подтолкнула меня, я оказался на спине в центре кровати. Задорно хихикая, нагие девушки кинулись стягивать с меня одежду. Три пары женских рук быстро стащили с меня спортивные трико, футболку и трусы. Теперь и я был также до конца раздетым. Я переводил взгляд то на одну девушку, то другую, пожирая глазами красоту их девичьих тел. В окружение трёх голых граций, у меня случился сильный стояк. А у кого не произошло бы такое в подобной ситуации? Что надо делать, когда тебя насилуют? Расслабиться и получить удовольствие, что я и сделал, передав инициативу хмельным студенткам.

Не успел я насладиться видом женских достоинств, как вал блаженства накатил на мой рассудок. Наташа, ухватив ладошкой мой ствол, направила головку в свой ротик. Слюнявый ротик и шершавый язычок завибрировал по моему члену. Она, тихонько урча, принялась за дело с чувством, толком, расстановкой. Через минуту, мой член уже гулял во рту Лены. А когда он попал к сестре Кати, мои чувства начали отключаться. Мой член, как эстафетная палочка, переходил от одной проказницы к другой. Хотя я полчаса назад сам себя разрядил от накопившейся страсти, я почувствовал, как мои яйца заболели от такого напряжения. И что скоро подойду к концу и кончу в эти миленькие ротики. Девушки развили такую бурную деятельность, что не прошло и полминуты, и вулкан взорвался.

Первая струя ударила в рот Лены с такой силой, что большую часть она мгновенно проглотила, быстро отстранилась от меня, и вторая струя ударила уже в рот Кати, которая от обилия спермы чуть не закашляла, быстро сделала глоток. И чуть меньшие извержения достались Наташе. Она сразу же стала глотать и облизывать увеличившую чувствительность головку. Высасывала все капли. Я только и успел, что стиснуть челюсть, руками схватить простыни и застонать от нахлынувшего на меня оргазма. Облизав и опустошив мои яйца, девочки, тяжело дыша, отпустили мой обслюнявленный член.

Я переполненный эмоциями лежал на спине в центре кровати. Наташа, снова ухватив за ствол, начинающего опадать моего члена, стала перекидывать через меня свою точёную ножку. Но неожиданно её оттолкнула Лена и со словами: — Сегодня я первая!» Она ловко оседлала меня. Я не разобрал, чья рука из девушек направила в неё мой полувялый член. Главное не подеритесь – подумал я, чувствуя, как мой член обволокли стенки киски Лены.

Девушка, оперевшись ладонями в мою грудь, грациозно закачалась на мне. Мой боец быстро воспрял, и стал елозить в теле девушки. Лена завелась настолько быстро, что ей хватило меньше минуты, как оргазм накрыл её. Громко охнув, она тонкими пальцами до боли вцепилась в кожу моей груди. Я явно ощутил, как по её стройному телу пробежал озноб. Лена завалилась набок, а её место уже заняла её подруга. И это была Катя!

Несколько дней назад, после секса со мной, она заявила, что это был первый и последний раз. Я вспомнил её слова, что пьяная девушка своей киске не хозяйка. Катя, вставив мой каменный член в себя, завиляла своими бёдрами. Словно танцуя, она насаживалась на моё орудие, закатив глаза, смешно размахивала руками. Сестра тоже недолго держалась, вскоре томно вскрикнув, замерла на мне. Её тело сильно содрогнулось, от чего её красивые грудки заметно стали подёргиваться. До конца насладиться оргазмом ей не дала Наташа.

Она мягко оттолкнула Катю. Сестра сползла с меня и улеглась на свободное место рядом со мной. Наташа, словно бешеная, застрочила на мне. Я, вцепившись ладонями в её тяжёлые шикарные груди, помогал ей, выгибаясь ей навстречу. Девушка была уже на подходе. Потому, как выгнулась Наташина спина, я понял, что она кончает. Тут и я почувствовал, что у меня родился ком, где-то в мошонке и пошла волна оргазма с волной семени по стволу. Я попытался приподнять её бёдра и выйти из неё. Но Наташа ещё сильнее прижалась вниз, нанизывая себя на мой трепыхающийся от возбуждения член.

— « Кончай в меня! В меня можно!» — простонала она. Я зашёл в неё на всю длину и остановился, выплескивая то немногое, что во мне осталось на третий раз. Наташа продолжала кончать, сотрясаясь и прогибаясь. Наконец её волна экстаза утихла, и девушка повалилась на мою грудь, устало застыла.

Я, лёжа под телом девушки моей мечты, в окружение с двух сторон её подругами, не мог поверить, что такое со мной произошло. Эта была какая-то сказка! Я о таком даже мечтать не мог!

— «Всё! Пора закругляться!» — вывел меня из нирваны голос сестры: — «Саша, иди к себе, нам собираться пора!»

Как не хотелось мне покидать этот мужской Рай, но продолжение не ожидалось. Да и я чувствовал себя полностью выдоенным.

***

Вечером следующего дня я расслаблено лежал в своей кроватке, восстанавливался после вчерашней вакханалии с художницами, вспоминая все самые приятные моменты.

Вдруг в дверь тихо постучали. В проёме двери просунулась голова Кати. Лукаво смотря мне в глаза, улыбнулась и произнесла: — «Саша, пошалим?»

Александр Пронин

Художницы 2022

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии