Бегство из Рима

Наступил 1943 год. В Рим пришла война. Не там, где-то, в далёкой и страшной России, а здесь, в древней европейской столице, античной колыбели всей мировой цивилизации. Английские самолёты бомбили город ежедневно, сея разрушения и смерть в многовековом городе, который сник и почернел в трауре, как больной зуб.

Множество разбитых и сгоревших домов, перепаханные взрывами бомб мостовые, отсутствие света и воды, неработающие магазины, ужасные цены на продукты, которых к тому же не достать, дерзкие уличные банды, грабящие по ночам и забирающие у людей последнее — всё это подтолкнуло Франческу к единственно правильному решению — надо было брать дочь — единственное и самое дорогое, что у неё осталось — и выбираться из города. Валить! Без разницы куда, лишь бы подальше отсюда. Куда-нибудь в деревню, там можно переждать… там можно выжить!

Денег уже не было, она продавала вещи и фамильные драгоценности, меняла из на хлеб и консервы по грабительскому спекулятивному курсу… Ещё надо было справить документы на выезд и разрешение покинуть город, который охранялся по периметру вооружёнными солдатами. «Должен же быть хоть какой-то выход!» — С такими тяжёлыми мыслями Франческа накрывала на стол.

Сегодня на обед к ним вновь пришла Стелла, единственная из оставшихся подруг её дочери. Впрочем, они кажется познакомились недавно, когда остальные разбежались, разъехались или сидели по норам. Франческа оберегала свою дочь, как величайшую драгоценность, воспитывала её правильной и мудрой, деликатно замалчивая лишь одну тему, а ведь пора давно пришла — девочка созрела, и довольно рано, как все итальянки!

А она всё не решалась заговорить о сокровенном. Дотянула до того, что не так давно у Виолетты были первые месячные, как признак окончательного женского созревания, и та сильно перепугалась, не зная, что с ней такое. Может хоть Стелла поможет — поговорит на интимные темы, девочки так хорошо сошлись друг с другом!

Виолетта сидела в грязном обшарпанном подъезде, который давно уже никто не убирал и не ремонтировал, на самом верху, у входа на чердак. Стелла куда-то запропастилась, сказала по делам нужно отойти и слиняла, бросив её одну. Вдруг внизу раздались шаги. Они гулко разносились по бетонному помещению. Виолетта осторожно выглянула. Шаги приближались, поднимались наверх. Шли двое. Да, точно двое.

Вот между пролётами мелькнули черные ботинки… затем туфли… знакомые женские туфли и знакомая лёгкая походка. Белые волосы, собранные в два хвостика, перетянутых резинками. Точно — это Стелла! А с кем она? Кто второй? Мужчина? — любопытство заставило Виолу склониться вперёд над лестничным маршем.

Это был бойкий черноволосый парень, присмиревший и покорно следовавший за Стеллой, держа её за руку, словно боясь потерять! Да это Риккардо с соседней улицы! Виолетту охватил безотчетный страх быть застуканной, хотя она ничего не делала, просто сидела в углу! Она отпрянула от перилл. Стелла и Рикардо остановились на пролёт ниже, не дойдя пол этажа до её убежища — там была последняя лестничная площадка, просторная и с окном.

А дальше — темнота и мусор. Они остановились, глядя друг другу в глаза и держась за руки. Стелла была чуть выше и заметно крупнее. Она решительно приподняла подол своего красного платья, нащупала там трусики, и одним ловким движением сбросила их с широких девичьих бёдер на лодыжки, затем подняла одну ногу, вторую — высвобождаясь из нижнего белья — трусики остались лежать на грязном бетонном полу.

Стелла вонзилась поцелуем в опешившего пацана, крепко обхватив его за шею. А он видать, растерялся, не зная, что делать! Вот ведь глупый! И вырядился, как на парад — белая рубашка, черные выглаженные брюки! Честно говоря, Виолетта и сама ничего не знала о сексе — мать понятно почти ничего не говорила, подруг не было, со Стеллой ещё не обсуждали эту тему, но то, что пацан полный профан в этом вопросе и ведёт себя скованно её забавляло!

От любознательности Виола снова выглянула из-за перил и не сводила с пары взгляда, затаив дыхание. Её припухлое личико в обрамлении двух черных косичек и полураскрытые от удивления губки, настороженные карие глазки, неотрывно следящие за каждым движением юных любовников — в этом было что-то чутко настороженное, звериное, трогательное — словно маленький лисёнок выглядывал из норки.

Освободившись от трусиков и продолжая целовать парнишку, Стелла одной рукой обнимала его за шею, второй расстегнула ширинку и что-то достала оттуда. Какой-то упругий кожаный предмет цилиндрической формы, который был как живой в её руке! Стелла слегка размяла его и начала возвратно-поступательные движения, так что из её сжатого кулачка то с одной, то с другой стороны показывался то крепкий широкий стволик, уходящий в темноту штанов, то другой, свободный конец с ярким оголовком. Виола сжала бёдра от нетерпения и страха, от какой-то непонятной тоски, и почувствовала странное, непонятное и сладкое томление внутри.

Её благопристойное серое платье закрывало всё от шейки (прекрасной нежной шейки) до самых лодыжек, изящно тонких юных лодыжек, оставляя открытыми только запястья и немного предплечья! Она сидела на корточках, высовывая голову из-за покрытых серой краской стальных перил и наблюдая происходящее внизу.

Внизу хлопнула дверь и раздались чьи-то шаркающие шаги. Риккардо в страхе вырвался из сладких объятий Стеллы и тревожно посмотрел вниз, осторожно выглядывая между пролётами. Эго торчащий (Виолетта не знала тогда слова «эрегированный»! она вообще ничего не знала!) из брюк предмет раскачивался перпендикулярно телу. Виола спряталась в свой угол, хотя ей жутко хотелось рассмотреть этот таинственный столбик. Откуда он там взялся?

Шаги смолкли, и любовники продолжили свои утехи. Риккардо осмелел настолько, что уже сам обнимал Стеллу, страстно целовал её, мял её небольшую, аккуратную девичью грудь, запускал руки под подол платья, лапал её за попу! Он шумно и сбивчиво дышал, точнее пыхтел, как паровоз! Дальше произошло нечто, от чего Виола впала в ступор — Стелла опустилась на корточки, глядя в глаза парнишке, и взяла его высунутый и напряжённый член себе в рот!!!

Да! Виолетта спряталась в темноту, отпрянув от края ступеней. Какой ужас! «Она взяла его в рот! Зачем?» Но ей было безумно интересно, что же будет дальше? Пересилив себя, девочка вышла из укрытия и уставилась на любовников. Стелла отсосала член Риккардо, отчего тот выл и стонал, закатив глаза и оттого выглядел ещё более глупо!

Затем Стелла встала, подошла к окну, немного наклонилась вперёд, опираясь грудью на высокий подоконник и задрала руками платье, обнажив красивейшую тугую попку. Она стояла правым боком к Виолетте, и та не видела раскрывшегося цветка подруги, а наблюдала за происходящим в профиль. Парнишка с торчащим из штанов, раскрасневшимся и лоснящимся от влажных ласк членом подошёл вплотную и всунул его прямо в девушку!

Куда-то между булок. И Стелла его с лёгкостью приняла! Он вошёл в неё легко и свободно! Но вот куда? — Виолетта опустила глаза — «Неужели… Неужели в писю?». Риккардо начал двигать тазом, то почти отстраняясь от тела девушки, то плотно прилипая своим плоским животом к её выпяченной навстречу попочке. Сначала он двигался медленно, словно маятник, но постепенно движения его учащались, стали более резкими, торопливыми. И. наконец, он суетливо задёргался, как припадочный, смешно выгибая спину!

Виолетта видела половой акт в первый раз в жизни! Причем сразу вот так, близко, как в театре из первого ряда! Вдруг ей показалось, что Стелла посмотрела на неё! Увлёкшись происходящим, Виолетта совсем забыла про осторожность и вышла практически полностью, тем более, что любовники так увлеклись друг другом и своим делом, что кажется ничего не видели и не слышали вокруг.

Внизу входили и выходили люди, хлопали двери квартир, кто-то шумел в подъезде, разговаривали соседи — но им уже было всё равно, их глаза были закрыты, а пацан крепко держал Стеллу за её роскошные загорелые бёдра и всё шлепал животом в центр белого треугольника на её ягодицах. И вот подруга повернула своё милое личико и кажется посмотрела на Виолетту из-под полуприкрытых век! Девочка в страхе забилась в дальний угол.

Когда наконец она снова решилась вылезти, всё шло к видимо финалу. Стелла резко отстранилась от пацана, оставив того в полном недоумении с вынутым блестящим на солнце членом наперевес, влажно лоснящемся и подрагивающим, присела на корточки, жадно открыла рот, словно хотела откусить и проглотить его.

Пальцами правой руки она быстро-быстро задвигала по самому верху члена, где была ярко бордовая шляпка, взад и вперёд, направляя торчащий конец себе в лицо. Вдруг Риккардо охнул, смешно запричитал и начал исторгать из своего члена вязкую белую жидкость. У подружки все губы и немного щеки были в этой тягучей обильной влаге.

Тугая струйка била порциями — раз, другой, третий, потом меньше, ещё чуть-четь, теперь капельки… всё, наверное. Она облизала на прощание оголовок столбика, спрятала его в ширинку брюк, встала, подняв свои трусики, обтерла ими подбородок, нос, шею и всё, куда попали капли. Виолетта отшатнулась в темноту, её сердце бешено колотилось!

Стелла и Виолетта сидели на бетонных ступеньках.

— Я видела, что ты за нами подглядывала! — весело произнесла Стелла.

— Я не подглядывала… Так получилось… — Виола поняла, что её видели и отпираться бесполезно. — я не подглядывала! Просто сидела здесь, на нашем месте, одна, Никого нет. тебя нет. И вдруг смотрю — идёте. Куда мне было деваться?

— Для тебя шок был? В первый раз видела, как трахаются? Тебе мать ничего не рассказывала?

— Ну почему? Рассказывала. — обиделась Виолетта — когда мужчина и женщина любят друг друга, они занимаются этим… Ну этим… этим самым. И потом у них рождаются дети! — Виолетта помолчала и потом тревожно спросила, повернув к подруге своё милое, трогательное личико — Стелла, а у вас с Риккардо теперь будет ребёнок?

— Ну что ты, глупенькая?!? — Стеллу умиляла наивность подруги — чтобы наступила беременность, мужская сперма (ну та белая жидкость, что выливается из мужчины в конце полового акта) должна попасть в матку, только тогда и будет оплодотворение! А потом уже и ребёнок! Я же не приняла эякулят Риккардо в себя, выпустила на лицо, так что никакого ребёнка от этого дебила мне не надо!

— Но ты же его любишь? — трогательно и заботливо продолжала расспросы Виола на полном серьёзе.

— С чего ты взяла? Вовсе нет!!!

— А тогда зачем же ты с ним… Это самое?

— А вот зачем! — Стелла с гордостью показала на холщевую сумку.

Виола приоткрыла её. Там лежали две банки американской говяжьей тушенки, полбулки ржаного хлеба, сухое молоко, яичный порошок, рыбные консервы, немного крупы и сахара! А ещё целая плитка настоящего шоколада! — целое состояние в нынешних суровых условиях!

— Довольно вас объедать! — с достоинством ответила Стелла — твоя мать добрая женщина. Кормит меня обедами, делится последним. Воспитанная и интеллигентная! Хорошая она у тебя! Это вам. Передай ей.

— Подожди, значит женщина может делать это самое не только для рождения детей? — не унималась Виола. Она до сих пор была в шоке от увиденного, да и от услышанного тоже!

— Ну конечно!

— А тогда зачем?

— Ну, во-первых, ради удовольствия! Это очень приятно! — Стелла мечтательно закрыла глаза и помолчала — Во-вторых, мы, женщины, имеем то, что можем дать мужчине или не дать! То, что они все и всегда хотят! А значит, мы имеем над ними власть! И глупо было бы не воспользоваться этой властью! Ну, а в-третьих — Стелла повернулась к Виолетте — научись уже говорить «трахаться» — а то задолбала уже своим «это самое»!

Подруги весело и беззаботно рассмеялись.

— Ты говоришь — это приятно. — Виолетта была абсолютно серьёзна. — Я хочу попробовать.

— Лучше всего начни с мастурбации. Познай своё тело, что ему нравится, что нет, научись управлять тем, что ты чувствуешь и к чему ты стремишься!

— Мастурбация? А как это?

— Проще, чем ты думаешь! Я помогу тебе!

Стелла больше не пришла, ни на следующий день, ни потом. Виолетта отдала сумку матери, сказав, что это от Стеллы. Мать видимо всё поняла, только скорбно промолчала.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий